20 сентября 2019
Книжная справа
Художественные тексты

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Роман Неумоев
13 сентября 2007 г.
версия для печати

Официальные визиты

Продолжение цикла новелл Романа Неумоева "Покровские приключения Одинокого Путника". История Пятая.

В это утро Одинокий Путник проснулся, часов около восьми. Блаженно потянувшись в постели, он, протер заспанные глаза, нащупал рукой свои старенькие, летние сандалии, закинул в них ноги, и, спустившись со второго этажа, вышел во двор. Солнце уже поднималось над кронами деревьев. Зарождался хороший, солнечный августовский денек.

Сотворив прямо посредине двора обычный поклон на Восток, и прочитав короткое утреннее правило, Одинокий Путник сделал еще несколько прыжков на месте, чтобы окончательно взбодриться и выкатил на улицу один из двух своих стареньких велосипедов. Через пять минут велосипед не спеша катил его в сторону обители, поворачивая то на одну улицу, то на другую. Лицо его выражало полнейшее блаженство.

Утро. Прохладно. Свежо и дышится так свободно. Что еще нужно человеку для счастья?

Так хорошо, таким, вот, августовским утром ехать к обители, войти под прохладные своды святых монастырских ворот и, сотворив крестное знамение с поясным поклоном, тихонечко спускаться по узкой, выложенной камнями дорожке вниз, внутрь монастыря, направляясь к одному из храмов, где уже идет утреннее богослужение. А по пути остановиться у монастырского колодца, выпить стакан холодной, кристальной и благодатной влаги. Смочить ею лицо, и голову. Умыться ею. И только потом войти в собор, где седой священник читает молитвы водосвятного молебна. Ему подпевают тоненькими голосами несколько клиросных женщин. Тут можно просто сидеть, полуприкрыв глаза и слушать. Ждать минуты, когда сознание, наконец, избавится от сонной утренней дремоты, и в голове начнут вызревать какие-нибудь планы.

Так вот, дождавшись пока в голове что-нибудь такое вызреет, Одинокий Путник спустя сорок минут вышел из дверей собора и увидел, что на монастырской площади происходит какое-то не совсем обычное движение.

Под стенами монастырской звонницы стояли два монаха. Один – молодой, полный иеромонах, второй – послушник. Чуть поодаль, на другом конце Успенской площади, почти у самого наместнического дома стоял еще один священник. Глаза Путника отметили еще и фигуру молодого милиционера в парадной форме. А когда он стал уже спускаться к колодцу, ему навстречу попался крепкий молодой человек в строгом черном костюме, очень спортивного телосложения и с каким-то радиоустройством, торчащим из уха. Сомнений не оставалось: в монастыре находится какая-то Очень Важная Персона. Но какая?

Тут одинокий путник вспомнил про разговор с одним человеком. Речь шла о жене российского президента. Выходило по этим разговорам и слухам, что жена нынешнего президента РФ, госпожа Людмила Путина просто-таки влюблена именно в этот, Свято-Троицкий монастырь. И что Покровск, и стоящая здесь обитель — одно из любимых паломнических мест «госпожи президентши».

Радиоустройство на поясе у стоящего неподалеку от монастырских врат охранника ожило и оттуда понеслись с хрипотцой и треском сообщения других постов.

— Да, да… Сейчас идут по святой горке. Потом пойдут на хоздвор.. Затем уже будут выходить.

«Да, да…», — подумал про себя Одинокий Путник. «Вот оно, тяжкое бремя власти». Власть лишает человека многих обычных радостей, доступных простым людям.

А что дает взамен? Ощущение важности, значимости собственной личности, тяжесть ответственности. Специфический адреналин власти. Что чувствует человек, окруженный целой армией охраны? Что такое для него эта прогулка по древней обители? Очередное ответственное мероприятие? Часть заранее запланированной «программы официальных визитов»? Или что-то большее?

Миновав соборную площадь, где перед входом в обитель высится еще несколько старинных церквей, Одинокий Путник на минуту задержался у торговых рядов. У входа в пункт оплаты сотовых телефонов он заметил рослую фигуру одного из монастырских иеромонахов. Отец Иоасаф стоял спиной к входу в магазин с видом самым непринужденным, но слегка задумчивым.

Одинокий Путник подошел под благословение и с улыбкой заметил отцу Иоасафу:

— Батюшка! Глядите-ка, в монастыре-то все при параде! А вы в рабочем подряснике. А ну как госпожа президентша будут мимо проходить. Не было бы конфуза.

— Да, нет, — разулыбался отец Иоасаф, — какая там президенша! Это Патрушев пожаловал. Да нам-то с тобой что?!

«Ах, вот оно что»,- подумал Одинокий Путник. И тут же вспомнилась ему одна забавная история, скорее даже казус, связанный с отцом Иоасафом.

Это было года полтора назад, в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре.

В феврале 2006 года почти все телекомпании России транслировали новостной сюжет о том, что в Псково-Печерской обители, на 96-м году жизни отошел ко Господу известный на всю страну старец архимандрит Иоанн (Крестьянкин). Для многих из тех, кому посчастливилось видеть этого человека, или даже встречаться и разговаривать с ним при жизни, он был или «батюшка Иоанн», или «отец Иоанн». Для сотен, а то и многих тысяч духовных чад, живущих в России и за ее рубежами, он был просто «батюшка». Потому как многие из них, повстречав на своем жизненном пути этого замечательного, благодатного, имевшего действительную и несомненную христианскую любовь к людям, священника, уже не мыслили себе, что на свете может быть для них какой-то другой «батюшка». Величайшего счастья, конечно, сподобились эти люди, обретшие для себя в лице архимандрита Иоанна своего второго духовного отца.

Величайшим счастьем и привилегией для монашествующей братии Псково-Печерского монастыря, равно как и для приезжавших в эту обитель монахов их прочих российских монастырей, была возможность побывать в келье этого молитвенника. А уж иметь с ним хотя бы непродолжительную, коротенькую беседу и сподобиться его прозорливых советов, было бы для многих чуть ли главным событием в жизни. Ведь батюшка, бывало, всего несколькими словами переворачивал всю прежнюю жизнь пришедшего к нему человека и открывал для него совершенно иной жизненный путь и совсем иные горизонты человеческой судьбы.

Однажды осенью, за несколько месяцев до кончины, в келью к отцу Иоанну пришла целая делегация монашествующей братии. Пришли они для того, чтобы поздравить батюшку с праздником и попросить его святых молитв. И вот один из псково-печерских монахов, по монашеским меркам молодой еще иеродьякон отец Никон, подведя поближе к старцу отца Иоасафа и представляя его батюшке, обратился к отцу Иоанну со словами:

- А вот, батюшка, ваших святых молитв просит смиренный отец Иоасаф!

- Иоасаф?! – переспросил отец Иоанн со своей обычной, торжественно-возвышенной интонацией в голосе.

А надо сказать, что батюшка Иоанн всегда так разговаривал — таким нежным, утонченным тенорком.

- Какой Иоасаф?! Ведь мы его уже отпели. Да, уже «Со святыми упокой» на днях пели ему. А он живой?!

И отец Иоанн тут же перешел на какую-то совсем уже другую тему. И тонкий его тенорок сладко зажурчал, обращенный одновременно ко всем, и в то же время, как будто, к каждому из вошедших к нему в келью монахов. Все улыбались, наслаждаясь этой редкой, праздничной минутой батюшкиного присутствия. Отцу Никону стало жалко стоявшего позади всех в смущении отца Иоасафа. Взяв его за руку, он вторично повел его к батюшке Иоанну и снова сказал:

- Дорогой батюшка! Вот наш возлюбленный брат Иоасаф!

- Как Иоасаф!?- снова вспыхнул батюшкин тенорок, — да ведь мы же его уже отпели!

Вконец растерявшийся от смущения отец Иоасаф с улыбкой, скрывающую острую сердечную тревогу отошел за спины братии и тихонечко вышел в коридор.

- Ничего, брат, ничего, — утешал его отец Никон, — ты не расстраивайся. Батюшка мог не иметь в виду ничего особенно трагичного для тебя.

Но что означали батюшкины слова? Что имел в виду или о чем хотел предупредить ожидающий своего смертного часа отец Иоанн, навсегда так и осталось одной из монастырских загадок.

А все происшедшее в тот день в келье старца возможно никогда уже не найдет объяснения, навсегда так и оставшись одной из монастырских тайн.

Стоявший на улице возле магазина иеромонах Иоасаф имел вид задумчивый и немного рассеянный. Он улыбался одними уголками губ. Вид у отца Иоасафа был самый беззаботный. А о чем ему, в сущности, было беспокоиться? Никакой официальный визит господина Патрушева ему, «уже отпетому» одним из величайших православных старцев минувшего века, действительно уже был нипочем.

Одинокий Путник оставил отца Иоасафа, стоявшего у пункта оплаты мобильных телефонов и покатил свой велосипед по солнечным улицам Покровска. Он ехал и мысленно сочинял письмо к жене российского президента, госпоже Людмиле Путиной. Письмо должно было начинаться такими словами:

Дорогая госпожа Президентша!

Сегодня в городе Покровске наблюдается какой-то настоящий праздник. Оказывается, в наш небольшой городок и в нашу Свято-Троицкую обитель приехал с визитом многоуважаемый господин Патрушев.

Как радостно в этот день наблюдать происходящее на улицах и в местах общего пользования нашего города! Милицейские чины прохаживаются по центру города в красивых, праздничных мундирах. Руководство пожарной охраны стоит, как на посту, на углу здания пожарной части и внимательно всматривается вдаль, не собирается ли где-нибудь вспыхнуть пожар и не покажется ли вдали какой-нибудь злоумышленный поджигатель. По городскому рынку вдоль торговых прилавков курсирует врач санэпидемстанции в накрахмаленном белоснежном халате. Нигде не видно ни одного пьяного или хулиганствующего элемента. Отремонтированы и покрыты свежим асфальтом участки дорог, по которым еще недавно страшно было ездить. Фасады зданий на центральных улицах города сияют свеженькой краской и радуют глаз оригинальной расцветкой.

В общем, что и говорить, хочется только одного — чтобы так было каждый день. И хотя я, конечно, понимаю, что это не возможно, но, тем не менее, не могли бы Вы, скажем за ужином, или в другой благоприятный и соответствующий момент, подать своему глубокоуважаемому супругу, господину Владимиру Владимировичу Путину такую идею?

Назначить своеобразное дежурство для чиновников высшего эшелона власти РФ — дежурство по нашему замечательному, и во многом, уникальному городу. Я думаю, среди чиновников аппарата Президента и Правительства РФ вполне найдется достаточное количество фигур, которые по очереди приезжали бы в Покровск, ну хотя бы раз в две недели, с целью посетить нашу древнюю обитель, а, следовательно, и сам город Покровск. Польза от подобного рода «программы официальных визитов» была бы, совершенно несомненная. В первую очередь, конечно, для самих работников аппарата, каждый из которых гарантированно получил бы заряд бодрости, духовный подъем, разрядку от напряженной ответственной деятельности, глоток чистого воздуха и чистой, чудотворной воды, в сочетании с возможностью беседы на духовные темы с истинными молитвенниками и опытными исповедниками Свято-Троицкого монастыря. А с другой стороны, все описанные выше проявления общегородской культуры могли бы войти в привычку работников городских служб и представителей городской администрации, от чего жизнь нашего города совершеннейшим образом преобразилась бы и изменилась к лучшему.

Дорогая и глубокоуважаемая матушка Людмила! Не спешите, ради Бога, с выводами и не отметайте данную идею сразу, как абсолютно невыполнимую. Обсудите ее с вашим драгоценным супругом, даже если поначалу она покажется Вам абсурдной и чересчур фантастической. Бывает так, что кажущееся на первый взгляд невыполнимым или даже нелепым, как раз и оказывается со временем единственно верным, наподобие евангельского камня, отвергнутого строителями, но ставшего, как известно, во главу угла.

С выражением глубочайшего почтения и искренними пожеланиями всего наилучшего,

Одинокий Путник

Путник еще раз внимательно мысленно перечитал свое предполагаемое письмо, вздохнул и решил, что если всё-таки и решится его написать, то обязательно положит это письмо в дальний ящик стола.

«Вряд ли оно когда-нибудь может быть отправлено», — подумал он. И, в первую очередь, потому, что автор письма не имел ни имени, ни фамилии, ни обратного адреса, и являлся, в сущности, НИКЕМ.

В распахнутое настежь окно беззвучно влетела бабочка. Она села на освещённые ярким солнцем деревянные доски пола и замерла. В ту же ночь Одинокому Путнику приснился отец Иоанн. Приснилось ему, что он стоит посреди не то строящегося, не то восстановленного храма — огромного с высоким куполом и еще совершенно пустого.

Среди полутемного пространства собора стоял отец Иоанн. Он был в рабочем, стареньком, сероватого цвета подряснике, и такого же небольшого роста, как и при жизни. И он что-то говорил Одинокому Путнику. А что говорил, про то и вспомнить было невозможно. Запомнилось только, как отец Иоанн поднимал наверх какие-то огромные деревянные настилы. Поднимал легко, будто обладал какой-то невероятной силой. А рядом с ним работал покойный архимандрит Ириней. Но тот почему-то был в черной рясе и монашеском клобуке, то есть таким, как обычно ходят в храм на богослужение. Все это выглядело как-то странно и непонятно, как впрочем, и бывает во снах. Но из этого Одинокий Путник понял только одно, и возможно, самое главное — идет на Руси огромная стройка. Идет на земле и на небе. Выполняется непостижимый божественный план восстановления и строительства чего-то такого, о чем мы не имеем и не можем сейчас иметь настоящего понятия. О чем еще при жизни батюшка Иоанн любил повторять:

- Все восстановят! Все, что разрушили Богом созданное, все заново построят до последней часовенки. Но уже, увы, поздно. Уже погибаем!

Трудно, конечно, это понять. Трудно и непостижимо. Но бороться с Богом, наверное, еще труднее. А верить в то, что Бога можно победить – это еще непостижимее. А ведь вот, поди ж ты, верили!

Продолжение следует. Предыдущую часть читайте здесь.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019