11 декабря 2019
Правое слово

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Дмитрий Данилов
6 августа 2008 г.
версия для печати

Местоблюститель русской совести

Солженицын – один из немногих, кому в русской литературе удалось упорство конвертировать в талант. Он так старательно стремился из среднего учителя математики стать хорошим писателем, что однажды ему удалось даже большее - превратиться из "совести поколения" в "совесть нации", которой он никогда не был. Но самое странное то, что при жизни Солженицына назвать кого-нибудь «совестью нации», включая его самого, было нелепо. После смерти Солженицына назвать кого-то «совестью нации» уже невозможно

Умер Солженицын. Умер в России, в своем доме в Троице-Лыково, в кругу семьи и близких, как он и хотел. Похоронен тоже, где хотел — в Донском монастыре, рядом с великими надгробиями. Сейчас одни говорят – «Ушел великий Человек». Другие кричат: «Не великий, не русский, и не писатель!». И эти споры обречены почти на математическую бесконечность, потому что Солженицын – одна из самых сложных и противоречивых фигур всей русской истории XX века, которую понять, как и русский народ, нельзя, а можно только чувствовать. Солженицын – один из немногих, кому в русской литературе удалось упорство конвертировать в талант. Он так старательно стремился из среднего учителя математики стать хорошим писателем, что однажды ему удалось на какой-то момент добиться не только этого, но и сделать гораздо большее – стать русским классиком за пару рассказов и за мало относящуюся к литературе политическую публицистику. До сих пор за одно-два произведения в русские классики впускали только Грибоедова и Николая Добролюбова — за ворох публицистического белья.

При этом Солженицыну удалось совершить то, что до него не удавалось сделать практически никому – превратиться из "совести поколения" в "совесть нации", которой он, по сути, никогда не являлся. Самое странное, что при жизни Солженицына назвать кого-то из наших «титанов духа», включая его самого, «совестью нации» уже отчужденного от самого себя и измельчавшего народа, было нелепо. После смерти Солженицына назвать кого-то «совестью нации» стало уже невозможно. Солженицын был местоблюстителем русской совести, человеком, странную роль которого в судьбе России можно выразить описанием в одном японском танка движенья теней в зеркале: «Есть, но не скажешь, что есть. Нет, но не скажешь, что нет».

О его роли в русской литературе и русской истории будут спорить еще очень долго. Наверное, правы те, кто считает, что со смертью Солженицына для России заканчивается XX век – век страшных перемен для русского народа, певцом которого по воле судьбы стал Солженицын. Мужество, с которым Солженицын отстаивал право русского народа на правду о самом себе, его преданность России, не могут не восхищать. Солженицына сложно назвать писателем. На протяжении всей жизни он неуклонно эволюционировал из собственно писателя в политического деятеля, эффект от речей и лекций которого становился сильнее его странных многостраничных опусов, наполненных более, чем сомнительным материалом. Его «Раковый корпус» уже отягощен тоскливым многословием, что же касается «Архипелага ГУЛАГ», то читать и поверить в написанное там нормальному человеку практически невозможно: все эти мифические десятки миллионов жертв, сжигаемые на кострах и сажаемые на кол, оставляют чувство недоумения, в лучшем случае.

Те же болячки так или иначе можно встретить и во всем его центральном творчестве – «В августе 1914», «В круге первом», «Красном колесе», за исключением, пожалуй, пронзительной «России в обвале» и говорящих самих за себя «Двести лет…». Вообще правильнее было бы сказать, что как писатель Солженицын выступает только в своих ранних произведениях. Однако многие русские писатели отдали бы все, чтобы с такой обобщающей силой представить образ русского человека, как это сделал Солженицын. Его «Один день Ивана Денисовича» и «Матренин двор» фактически предопределили ту волну, которую подхватили позднее «почвенники» — Валентин Распутин, Василий Белов, Василий Шукшин и многие другие. В образах Матрены и Ивана Денисовича Шухова воплотилась неповторимая художественная правда о русском народе и русской вере, пережившие в ХХ веке самые суровые испытания.

И темных пятен в его судьбе, настораживающих очень многих, всегда будет изыскиваться достаточное количество, как, впрочем, и светлых взлетов. Всегда будут спорить о том, писал ли Солженицын под «диктовку» тех или иных «органов» свой «Архипелаг», наполненный абсолютно чудовищными, словно сделанными под заказ передергиваниями. Во всяком случае, 20 Га поместья в Вермонте, оказавшиеся в свободном пользовании русского патриота и даже националиста, весьма настораживают… И будут еще долго течь разговоры о том, что «Солж», как его называют здесь со времен шестидесятников, был двойным агентом КГБ-ЦРУ, который пытался играть при этом в абсолютно свою игру. Прав Константин Крылов, который определил Солженицына как человека, который имел редкий дар манипулировать теми, кто манипулировал им самим. И одного у Солженицына не отнять – он был одним из первых людей, которые пытались определить цели и задачи по-настоящему русской политики во второй половине ХХ столетия.

За что можно любить Солженицына? Наверное, не за то, что он вынес свой суровый и суетный приговор коммунизму, ленинщине-сталинщине, ГУЛАГу и прочей советской бесовщине. И не за то, что он был, как сейчас пестрят западные некрологи, «нравственным светочем демократии», а для России – «пророком». У многих до сих пор свежи на памяти его нудное стариковское брюзжание всезнайки и телевизионные проповеди стране и народу, с которым он практически утратил к концу жизни обратную связь. Нет, Солженицына мы любим не за это. Мы его любим за святость «Матренина двора» и за правду «Одного дня Ивана Денисовича», за «жизнь не по лжи», за позднее раскаяние фразы «целились в коммунизм, а попали по России». За то, что он все-таки нашел в себе силы обличить не только рухнувший советский строй, но и т.н. «демократические реформы» в новой России. За то, что он имел мужество не принять из рук людоеда Ельцина в 1997 году орден св. Андрея Первозванного. За то, что хоть и поздно, непоследовательно, но осудил ельцинский режим за кровь 1993 года.

Был ли он на самом деле пророком или его просто вознесла на пророческие вершины судьба истории? Он действительно говорил в 70-е годы о вещах, на которые тогда почти никто не обращал внимания, но в его популистские мантры никто особо и не верил. Да, его нравственную силу, пронзительность и правоту его предостережений, похоже, признают сегодня все – как демократы, так и патриоты. Уже в своем знаменитом «Письме вождям Советского Союза» 1973 года он выступает как пророк, говорящий с кремлевскими небожителями на равных, не боясь абсолютно ничего, кроме Божьего гнева.

Даже внешне он был похож на образ полубезумного русского «старца» и совестливого пророка – мятущегося, нервного, с всклокоченной бородой, неотмирным взглядом – этаким своеобразным «пост-Толстым», который только ждет момента, чтобы улететь на бревне со своими тремя царевичами в ту сказочную Россию, которую никто из нас не знает. Те, кто хорошо помнят наследие Солженицына, не могут не знать его фантастической «Гарвардской речи» 1978 года, где под аплодисменты студентов он шаг за шагом вскрывал все просвещенческие язвы западной цивилизации в потребительском угаре и антропоцентризме уничтожающей саму себя. Так, как он, Запад не громил никто из русских мыслителей. Хотя следующая речь, «Темплтоновская лекция», прочитанная в Лондоне в 1983 году, была уже вторична и не так остра, ее рефлексия по-прежнему била в точку: «Все беды – потому что забыли Бога».

Правда, противоречивость нравственного наследия Солженицына и его роли в истории очень хорошо заметна именно на Западе, где некоторые из его смерти сделали настоящее световое шоу. Так, власти Рима в ночь на вторник решили в память о Солженицыне сменить подсветку знаменитого Колизея с обычной желтой на ярко белую. «Уход Александра Солженицына — огромная потеря не только для мировой культуры, но и демократии», — прокомментировал свое решение мэр Рима Джанни Алеманно. Запад, несмотря на всю глубинную русскость Солженицына, на весь его антилиберальный консерватизм, по-прежнему воспринимает его, как свое интеллектуальное и духовное детище. В этом — один из главных парадоксов Солженицына, потому что для каждого Солженицын чем-то близок и одновременно далек, но, положа руку на сердце, никто и никогда не назовет его целиком «своим». Ненависть многих русских патриотов к Солженицыну можно подводить под разный фундамент, серьезный или не очень, но единственное, что каждому из них трудно простить Солженицыну — так это то, что его любили и до сих пор любят враги России. Что он так или иначе был флагом для русофобов.

Да, успех его книг был огромен, однако сам Солженицын никогда не был сторонником западных ценностей. Более того, после «Гарвардской речи» западное общественное мнение резко отвернулось от писателя. И в России Солженицын точно так же начал учить интеллигенцию, власть и собственный народ, получая такое же отторжение, но на ином уровне.

Глубочайшая трагедия этого человека заключалась даже не в том, что так и остался непонятым, а в том, что он любил и воспевал Россию не настоящую, а идеальную, тот почти клюевский «мужицкий рай», который так и не наступил, вопреки ожиданиям и чаяниям русского крестьянина. Именно поэтому отвлеченные от реальности прожекты Солженицына на тему тотального местного самоуправления для России и нового земства, консервативной национал-демократии не могли быть встречены на Родине иначе, чем с прохладцей.

Солженицын всегда был одиночкой, непонятым до конца ни интеллигенцией, ни собственным народом. Став для интеллигенции настоящим гуру после популяризации известной зековской поговорки «Не верь, не бойся, не проси», превратившейся в инструкцию по выживанию для советского диссидента, Солженицын всегда был чужд собственно либеральным чаяниям. До конца жизни он презирал мечты либеральной интеллигенции, которую он когда-то презрительно назвал «образованщиной». Но и подлинным народным пророком он так и не стал. Он вернулся в Россию тогда, когда до него и до его разоблачений никому не было уже никакого дела – все пытались выжить в ельцинское безвременье. Вернувшись в Россию, Солженицын просто сменил одно отшельничество на другое, вермонтское — на троице-лыковское. Более того, он вернулся как «совесть», а поселился туда, где ему «дали» – на бывшей даче Суслова в Троице-Лыково, как типичный номенклатурщик, с которыми так долго и с таким пафосом он вел долгую политическую борьбу. Но тем самым он, как настоящий местоблюститель чего-то важного, доказал, что народная совесть спит, отвлекаясь на рейтинги сиюминутного преуспеяния и потребительского бума.

Солженицын знал и любил русский народ, но рассматривал его в отрыве от его духовной и политической эволюции, от его пространства и от гравитации его исторической судьбы. Он так и не понял, что великая фраза «целились по коммунизму, а попали по России», ярче всего живописала ту невидимую и крепчайшую связь русского народа с его геополитической ношей, с которой он безуспешно пытался бороться. Солженицын пытался протестовать и против имперского способа организации власти и пространства, видя в ней не только советскую химеру, но и просто механизм уничтожения России и русских. В 1990-м году он писал в эссе «Как нам обустроить Россию» такие слова: «Нет у нас сил на Империю! И не надо, и свались она с наших плеч: она размозжает нас, и высасывает, и ускоряет нашу гибель». Он был первым, кто задал сложнейшую дилемму единства и борьбы извечных векторов русской цивилизации – притяжения имперской судьбы и отталкивания этноизоляционизма. Он не понимал, что Империя – это такая же судьба России и русских, как и национальный характер и русская душа. Он не понимал, что пространство Империи, созидаемое русскими, не только гнетет, но и спасает, несет в себе творческую самобытную искру нашего народа, что только в сочетании этнонационалистской доминанты и имперских моделей русские снова станут русскими. Но в итоге, сам того не желая, Солженицын морально санкционировал то, что потом будут называть Беловежским сговором. Как оказалось, русский народ это не спасло, а только усугубило его страдания. А на «ненужных имперских кусках» сразу же поселились наши извечные враги, которые уже обносят нас, как загнанных волков, НАТОвским частоколом.

Он во многом заблуждался, лелея лубок демократических надежд для России. Он как ребенок был наивен, веря в серьезность модели российского парламентаризма и патриархальной «демократической мечты» для России. «Демократию нельзя насадить, — говорил Солженицын, оценивая в 2005 году принцип американского «экспорта демократии». — Грош цена демократии, которая насаждается штыками. Демократия должна медленно расти, по человеческой сущности восходить поэтапно». Он не понимал, что демократия, даже в самом лучшем ее виде, не лучше коммунизма несет в себе выявленный некогда самим Солженицыным генный код просвещенческого самозабвения, что именно демократия однажды уже сокрушила в 1917 году Историческую Россию и до сих пор крушит русскую действительность. Точно так же Солженицын не понимал и мистической судьбы последнего русского Государя, роль которого в истории России он подверг довольно сильной критике в "Красном колесе", а затем и повторил это 2007 году.

Сейчас западные СМИ упорно твердят о том, что Солженицын оказался ненужным современной России, что его пророчества здесь никто так и не понял. Они ошибаются. Солженицын нужен своему народу, потому что он его неразрывная часть. Но нужен он нам не как пророк и не как духовный пример, а как опыт, который еще только предстоит всем нам проанализировать, потому что такого опыта и человека такого уровня, вероятно, у России больше никогда не будет. Его самые лучшие вещи всегда будут здесь читать, прощая ему оговорки и заблуждения только по одной веской причине — Солженицын был всегда искренним со своим народом.

Царствие ему Небесное!


Прикреплённый файл:

 solzhenitsyn.jpg, 24 Kb

Смотрите также в интернете:

www.pravaya.ru/look/3601
www.pravaya.ru/look/11630


Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

7 августа 02:45, Курбат:

Хорошая статья!


7 августа 11:51, Питерский:

Хорошая статья - аплодисменты Автору!


7 августа 13:11, Вадим:

Недавно прочитал воспоминания о. Александра Шмемана об Александре Исаевиче Солженицыне. Очень живо, искренне, точно. О религии: «Религия – главное, но утилитарно, для спасения России». Это при том, что сам Солженицын просит пастыря наставить и говорит о своей «народной» вере, о нецерковности. Мне показалось, что испугался о. Александр этой стихийной, огневой силы и холодного тотального рассудка Александра Исаевича. Согласитесь, страшненькое сочетание.

Есть «нормальные» люди со своими убеждениями левыми-правыми, есть горящие своей верой, сознанием долга, сознанием исполнения своего от Бога предназначения.

«Нормальные» могут либо разложить такого выдающегося человека, деконструировать его, ведь поняв и увидя грязь и ограниченность слабость и страх. Жить сразу становится проще – не всесилен он, а стало быть, и я не так уж плох. В этом не много греха, просто грустно от того, что и сам ты человек обычный. Самому тебе либо преклониться перед величием дела народного (которое делают обычно всего несколько человек изо всего народа, остальные или помогают, или мешают) либо уж и отвергнуть совсем и великого человека и дело его, дело народное.

С интересом ждал, признаюсь, появления на «Правой» статьи посвященной памяти новопреставленного. Дождался…

Автору хочу сказать, что для меня Солженицын – свой. Свой это тот, кого понимаешь, можешь и спорить, но на одном русском языке, тот, с которым Бог и родина и понимание путей земных и небесных - близки, а вовсе не тот, с кем тебя сковала партийная дисциплина. Многословие, о котором говорит автор статьи – так это для него скука, а для меня - упоение стилем и чувством русской словесности Александра Исаевича. Господин Дубнов говорит о непонимании А.И. Солженицыным неких важных вещей открытых самому автору… Обо всем и говорить не хочу. Не скрою, я возмущен самим тоном статьи, ее советским патриотизмом, который искренне ненавижу, считаю, что наряду с западным индивидуализмом – неразличие советского и русского самая страшная язва для моего Отечества.

Итак, непонимания:

1. «Мистической судьбы последнего русского Государя». Если бы автор статьи удосужился прочитать не избранные места «Красного колеса», а продравшись сквозь старческое брюзжание и темное многословие русской речи – книгу целиком, то увидел бы, что Писатель понимает мистическую судьбу, и центральную роль монархии, понимает даже и то, что монархистом нельзя быть «постольку-поскольку», как В. Шульгин или А. Гучков. Делает честную ссылку на И. Ильина – теоретика возрождения русской монархии и нормальной русской жизни вообще. Все он понимал и был твердым и убежденным монархистом, только в выборе персоналий и династии - непредерешенцем. Дело в том, что патриотическое чувство – это не только гордость и ненависть, но и боль, и стыд.

2. Имперской задачи России. Когда-то в середине девяностых, слушая с почтением и интересом каждое слово великого писателя и печальника земли русской, я был поражен его словом о том, что нам нынче не до империи, нам бы народ сберечь. Я полагал этот отказ от имперской составляющей программой «навсегда» Но это была просто политика: если ты ранен – отсидись, собери силу, дай Богу уврачевать раны твои, если ты угоден Ему. В 2000-е, ловя слова старческих поучений по телевизору, я не слышал ни чего подобного. Напротив. Интересная получается вещь: либералы и евреи обвиняют Александра Исаевича в антисемитизме и «прогибе» перед современной властью, отречении от идеалов демократии, которой он ни когда и не присягал. Малороссы, с грехом и ложью пополам обретающие окраинно-волынскую национальную идентичность – в великодержавности и шовинизме. Малограмотные советские патриоты в жидовстве и предательстве России (ну что им советским до России и русских). От одного такого «обвинителя» в 1980-м году я и узнал впервые о том, что есть такой писатель. Его основным аргументом был брак писателя с еврейкой, а они, как известно, все орудия мировой закулисы. Я не люблю «обличителей» – они мне чужие, а вот А.И. Солженицына дерзаю считать … [используйте форум для подробного обсуждения http://forum.pravaya.ru]


7 августа 13:54, Антон Шевченко:

ошибка

/*

целились в коммунизм, а попали по России

*/

"Целились в коммунизм, а попали в Россию" -- слова Зиновьева, повторённые позже Максимовым. Солженицын никогда, ни разу не пожалел о своём вкладе в разрушение России.


7 августа 13:59, Антон Шевченко:

вдогонку

IMHO, вот более адекватный отзыв В. Крупина:

http://www.rusk.ru/newsdata.php?idar=177834

Вообще Данилову симпатизирую, но эта статья слаба...


7 августа 14:02, В.С.:

Относительно выдержанная статья. Но разве «целились по коммунизму, а попали по России» - это не А. Зиновьев?


7 августа 14:13, ДД:

Целились в коммунизм...

Да, конечно, вы все правы - это Зиновьев. Но к Солженицыну это относится в большей степени, чем к Зиновьеву. Солженицын, можно сказать, находится в самой центре этой фразы. Учитывая и то, что поздний Зиновьев потом воспевал коммунизм и советское общество.


7 августа 14:14, Владимир:

"Его «Раковый корпус» уже отягощен тоскливым многословием, что же касается «Архипелага ГУЛАГ», то читать и поверить в написанное там нормальному человеку практически невозможно: все эти мифические десятки миллионов жертв, сжигаемые на кострах и сажаемые на кол, оставляют чувство недоумения, в лучшем случае."

"Его самые лучшие вещи всегда будут здесь читать, прощая ему оговорки и заблуждения только по одной веской причине — Солженицын был всегда искренним со своим народом."

Если обе фразы написаны автором в полном сознании, то:

1) с каким таким "свои" народом был "всегда искренним" Солженицын, "оговариваясь и заблуждаясь" на "мифические десятки миллионов жертв, сжигаемые на кострах и сажаемые на кол"?

2) "мифические десятки миллионов жертв, сжигаемые на кострах и сажаемые на кол" это и есть заблуждения?

3) что бы о таком светоче русской литературы и «совести нации» сказал А. С. Пушкин? «Совесть нации» умудрился уже в начале второй пловины века жить в условиях постмодерна, проектируя свою жизнь и "life after life" (письма, предательства, измены, типа заблуждения и др.), что совершенно не свойственно титанам русской литературы и философской мысли. Представьте Пушкина, Достоевского в ситуациях, которые проектировал, "манипулируя манипуляторами" «совесть нации». Больше напоминает постмодернового Евно Азефа. Тоже типа патриот. Только чего и кого?


7 августа 15:14, Антон Шевченко:

Целились в коммунизм...

2 ДД:

Зиновьев публично выразил сожаление о своём участии в разрушении страны. Солженицын -- нет.

/*

Солженицын ... находится в самой центре этой фразы.

*/

Да, он целился и попал. Но ничего похожего на эту фразу из его уст не звучало. Или я ошибаюсь?


7 августа 15:42, ДД - А.Шевченко:

Вы правы, не прозвучало. Но он действительно попал.


7 августа 16:08, Антон Шевченко:

Целились в коммунизм...

2 ДД:

/*

Но он действительно попал.

*/

Да.

/*

за позднее раскаяние фразы «целились в коммунизм, а попали по России».

*/

Да ведь не было раскаяния, не было... У Зиновьева было, у Максимова было. у Солженицына -- нет.

Именно поэтому я отношусь к нему... сдержанно.


7 августа 17:31, Питерский:

Вадиму

1."...продравшись сквозь ... темное многословие русской речи..." Вы это серьезно? Вы вот тоже много изложили здесь на русском языке. Это тоже прикажете считать "тёмным многословием"? Может, правильнее сказать "темное многословие солженицинской речи"?

2."Многословие, о котором говорит автор статьи ... для меня - упоение стилем и чувством русской словесности Александра Исаевича".

Осмелюсь и у себя предположить наличие некоторого чувства русской словестности (без "тёмного многословия - sis!), однако, словесные построения Александра Исаевича вкупе с конструированием новых слов из привычных, скорее, раздражали, нежели впечатляли, решительно не вижу здесь предмета "упивания".

3."Жить сразу становится проще – не всесилен он, а стало быть, и я не так уж плох". Маэстро, зачем же так одномерно - всесилен один лишь Господь Бог наш сущий.

4."Интересная получается вещь: либералы и евреи ...Малороссы...Малограмотные советские патриоты...". Всё. Точка. Автор разбираемой Вами статьи уж точно не относится ни к какой из этих категорий - к чему весь пафос? В чем Автор перед Вами виноват - в том что в своё время не ловил "слова старческих поучений по телевизору"? Все же "тёмное многословие" не одному Солженицину было присуще...

Насчёт того, "попал" ли Солженицин в Россию. Скорее, не он "попал", а им "попали".


7 августа 21:21, Амартол:

+ вечная память

А по русской словесности в статье правильно замечено, что Солженицын был прежде всего фигурой истории. Крепкая работа - "Иван Денисович", а дальше либо публицистика, либо средний исторический роман, фантазии над документами ("Императрица думала, стоя над могилой..." и т.п.). И правда, что монархистом А. И. не был и не стал, а без этого понять 1914 и 1917 годы нельзя. И Сталина, и войну... Что делать - такова была тогда либеральная интеллигенция. И конечно, маршал Жуков (по словам другого либерала, "кончивший жизнь свою в полуопале, как Велизарий или Помпей")был глубже и таинственнее связан с Россией. Но это уж кому как Бог даст. Солженицын - воплощение определенного времени и сознания. С 90-х годов это уже просто отошло в историю.


8 августа 00:22, bak:

Солженицын метил в коммунизм, а коммунизм метил в Россию

Что значит « целился в коммунизм, попал в Россию»? Солженицын ведь одним из первых предвидел безумие 90 и пытался сказать об опасностях краха коммунизма, но его «разрешили» одним из последних. В его «как нам обустроить Россию» говориться не о беловежском сговоре, а он буквально кричал о необходимости объединения трёх русских республик и об отделении антирусских областей, а никак не об отделении целых республик, тоже касаемо и Казахстана – отделить только горные районы с нерусским населением. Если бы поделить СССР по Солженицыну, то в Россию бы вошло 90℅ территории СССР населённой на 90℅ русскими. Стремление сохранить СССР привело бы только к быстрому снижению доли русского населения и к росту окраинного национализма, который тщательно взращивался коммунистами.

Вся вина за отделение республик лежит только на коммунистах – они ведь сами их создали. Зачем? Чтобы развалить Россию. Неужели казахи под страхом смерти заставили Сталина отдать им всю Южную Сибирь, да и саму Казахскую ССР кто требовал создать? Неужели в Беларуси были сильны националисты и под угрозой вооружённого восстания требовали создать республику? Ничего этого в к 20 году не было, даже на Украине силы украинских националистов были настолько ничтожны, что с ними бы справилась любая, самая слабая власть в центральной России. Запад привёл к власти большевиков именно потому, что они посеют всходы национализма практически на пустом месте, и будут выращивать эти ростки десятилетия. Окраинный национализм это не местные увлечённые национализмом интеллигенты, это – национальная структура власти, созданная с нуля большевиками. Первый секретарь ЦК Казахстана – казах опаснее всех вместе взятых казахских интеллигентов, именно он отделил кусок России, а не они. До большевиков это было просто невозможно, даже при параличе центральной власти, на окраинах (кроме Финляндии и Польши) никаких национальных структур власти не было.

Независимость десятков государств в 18 году на территории России просто большевистский миф – никакой реальной силы у них не было, ни одного серьёзного сражения регулярной армии они дать не могли.

Так что в разрушении России виновен только коммунизм – это при нём неделимая Россия была поделена на куски и в каждом из этих кусков была искусственно выращена национальная власть.


8 августа 01:42, Виктор:

Вот рассудите: чем 10 миллионов человек, убитых большевиками отличаются от 10 миллионов человек убитых демократами? Если первое это насилие, прикрытое ложью, и с этой ложью следует бороться СЛОВОМ ПРАВДЫ, то почему второе надо молчаливо одобрять или же критиковать, но совсем тихим голосом, не так громко, как в первом случае? Или эти 10 миллионов- люди "разных сортов", и последними можно предречь в "лучших" традициях большевиков. А как же совесть, а нравственность? Почему в одном случае надо осудить преступную власть, а во втором поддержать?

Советский Союз жил мифами. Были официальные мифы о "счастье коммунизма" и "развитом социализме". Был и, к сожалению, остается до сих пор, миф "о светлом западе". Был миф о "диссидентах, боровшихся с советским режимом". Но реальность распада СССР оказалась гораздо проще и страшней. Есть Господь Бог и есть главный богоборец. Каждый действует через своих слуг. Царская Россия служила Богу, а запад сатане. Силы мiровой закулисы для уничтожения России ДВА РАЗА применили ОДНУ И ТУЖЕ СХЕМУ. Внутри страны путем внедрения ложных идей в слабые умы отечественной интеллигенции создаётся движение диссидентов, выступающих осознано или неосознанно за разрушение России и русского народа. Разрушительные и лживые (потому что богоборческие идеи приводят к катастрофе государства и страшным жертвам народа. В конце ХIХ начале ХХ века "прогрессивной идеей" был социализм - коммунизм. Вы знаете, к чему эта "прогрессивная идея" привела. Россия понесла страшные людские и материальные потери и оказалась по жидовским игом. Но НЕ ПОГИБЛА ОКОНЧАТЕЛЬНО. Такой результат не устроил мiровую закулису, поэтому враги России применили опробованную схему ЕЩЁ РАЗ. Только теперь "прогрессивной идеей" был запад со своими мифами "о пгавах чиловека" и "свободном обществе", а реакционной, ожившей идеей стал считаться социализм, еще несколько десятилетий до этого считавшиеся "прогрессивным". Результат- перьестройка и катастрофа 90-х годов.

Если говорить образно русский народ ДВА раза прогнали через ОДНО И ТОЖЕ МИННОЕ ПОЛЕ. Один раз от капитализма к социализму и один раз обратно. В обоих случая идеи бежать сломя голову через минное поле ради "народного блага" внедрялись через всяких "писателей"-мигрантов. Вначале ХХ века это, например, М. Горький в середине-конце - многие другие. Может быть пора ОДУМАТЬСЯ или будем продолжать жить иллюзиями 70-х годов? Истина есть Господь Иисус Христос. А выразители этой Истины - Святые люди Его Церкви, а никак не светские писатели! Светская литература более склонна к духовному блуду, чем к Истине. Вот этот урок обошелся нашему народу в то, что за 100 лет количество этого народа НЕ УВЕЛИЧИЛОСЬ. А за 20 лет Правления Государя-Императора Россия стала больше на 30 миллионов человек! Численность населения росла, пока писатели не стали считать себя "совестью нации". Потому как совесть может быть только у человека, верящего в Мессию-Христа, а не в себя, любимого интеллигента! Ну что ещё нужно, чтобы понять интеллигенция это не от слова "интеллект", а от слова гордыня. Сколько жертв надо принести русскому народу, чтобы эти писатели покаялись в своих заблуждениях ПЕРЕД БОГОМ?

P.S.

Это сообщение отказался публиковать админ с сайта М. Назарова "Русская идея"

http://www.rusidea.org/?a=25080310

Потребовал от меня, как от обличителя полные ФИО, адрес и телефон! Так прямо и написал "Больше обличителей-анонимов размещать не будем."

То есть тех кто хвалит будем публиковать, а тех, кто не согласен занесем в список! А адрес нужен видимо, чтобы было куда прийти за несогласным. Прямо как в советское время!

Вот такие у нас тенденции, среди бывших эмигрантов, так сильно боровшихся "за свободу"!


8 августа 05:28, Помнящий:

Персонажи

Господа. предлагаю провести эксперимент. В статье, вместо Солженицына поставьте Достоевский, и вы увидите в авторе статьи гоголевский персонаж ("Ну что, брат Пушкин? Да так как-то все"). "Целил туда, попал не туда". Куда целил Солженицын - туда и попал. Разделение коммунизма и России - его центральная тема, но это и центральная мысль Ильина. Спорить с Солженицыным - это спорить с Ильиным, попробуйте. Поражает самонадеянность автора - он не в силах оценить масштаб личности, странно, что здесь, на правой, он вроде как эксперт, путает Зиновьева с Солженицыным. Это Зиновьев сдался коммунистам, а Солженицын предупреждал, что нам выгребать из коммунизма - еще не менее двухсот лет. "Запад его любит, наши патриоты не могут простить..." Так на Западе многие и Достевского любят и считают его выразителем русской души, что теперь из-за этого проклинать Достоевского?

Страннный у нас народ.

Читать и учиться не хотят, а обо всем снисходительно судить - тут мы первые.


8 августа 06:49, Владимир Евгеньевич:

совесть нации

"...превратиться из "совести поколения" в "совесть нации"..."

Согласен с автором! Пока жива совесть,- жив человек. Так и о народе можно сказать. Главное свойство совести - ОБЛИЧАТЬ! Она рождает наше личное и общественное, как народа, покаяние. Умерла совесть - кончилось и покаяние.

Александр Исаевич по настоящему занимался сбережением русского народа, потому что был его совестью..., а не политиком. В этом ответ и указанный им путь. Россия возродится при одном простом условии. Когда политики во власти уступят место людям с ЖИВОЙ совестью.


8 августа 10:49, Владимир:

Покойный был нравственным власовцем. Поэтому, я никогда не любил и не уважал его творчество.


8 августа 17:41, Помнящий:

Владимиру

Владимир, вот Вы сказали, - а что сказали, сами-то понимаете? Вы не понимаете, что вот так, голословно, без опоры на авторитеты или цитаты, высказываться нельзя приличному человеку. "Я никогда не любил и не уважал его творчество". А кто Вы такой, чтобы так говорить? Вы, что -Толстой, Шаламов, Бродский, выдающийся литературный критик? Вы - простой советский человек, у которого после падения коммунизма появилась возможность приобрести компьютер и пользоваться интернетом. Вот эти, советские, добрым людям спокойно жить еще долго не дадут. Это и имел в виду Солженицын, говоря о мрачном наследии советского прошлого.


8 августа 22:18, Виктор:

Владимиру Евгеньевичу.

"Александр Исаевич по настоящему занимался сбережением русского народа, потому что был его совестью..., а не политиком."

Сравните число убитых и искалеченных ГУЛАГОМ и убитых и искалеченных перестройкой-демократией-свободой. Что говорит вам ваша совесть? Почему о жертвах гулага надо вопиять, а о жертвах демократии ворчать или шептать! Политзеки тех времен герои а о нынешниех политзеках тишина. Неужели совесть молчит? Может быть дача Суслова затеняет происходящее в стране? И какое может быть "сбережение народа", когда В ГОД УМИРАЕТ ОТ 1 ДО 2 МИЛЛИОНОВ ЧЕЛОВЕК! 6 МИЛЛИОНОВ АБОРТОВ! Где эта "совесть нации", почему ни одного громкого слова? А наоборот, муси-пуси с кгб-шником! Ах, как хорошо!


11 августа 20:52, Владимир:

Повторяю, я не люблю предателей родины, людей злонамеренно действоваших ей во вред и получавших за это бонусы от врага. Солженицин - хуже Власова, т. к. его деятельность принесла вред несоизмеримо больший.

И что, Вы с луны свалились? Какие Вам нужны авторитеты или цитаты в доказательство того, что и так давно не является секретом?

Вы, очевидно, из уцелевших демшизиков?


15 августа 15:58, ЛевXIII:

пИсательство

Одной из наших традиционных ошибок является признание пИсателя за пророка. Он НЕ пророк, а просто удачливый рисовальщик правдоподобных картинок (и не только солж, но ЛЮБОЙ). Ну, а тут... И пИсатель (неплохой), и диссидент... Вот и понеслось говно по трубам...

На самом деле у него права что бы то ни было советовать не больше, чем у электрика Феди. Может, и меньше.

И нечего с ним носиться!


15 августа 18:05, Андрей:

"«Архипелага ГУЛАГ», то читать и поверить в написанное там нормальному человеку практически невозможно..."

вам мешает поверить в это отождествление СССР с Россией, двух противоположностей


13 сентября 21:47, ???:

Автору "Вы написали,за "здравие" или "за упокой"???

Прежде всего в творчестве Солженицына меня отталникает тот факт,что всю историю России он "рисует" черной краской.Так не было и не будет.У него нет своего подхода к нашей истории,т.с. своей линии-черты,разделяющее все события на злые и добрые.

Он пишет как-бы "со-стороны", из имиграции.Он всегда был в ней,и до выезда и в США и после приезда.Великий

"путанник".Сам ничего не понял и другим голову ...



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019