14 октября 2019
Правое слово

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Аркадий Малер-Матьязов
19 июля 2006 г.
версия для печати

Новая Теократия: что может быть “правее” Православия?

В современном российском политическом сознании не принято называть вещи своими именами. И в первую очередь, называть своими именами свою собственную позицию. В итоге этот самообман тормозит любые позитивные процессы и инициативы в самом их начале. Я как философ считаю своим долгом, в свою очередь, положить конец этому маскараду

Вот прошла половина 2006 года и если можно отмечать какие-либо новые и явные тенденции в российской политике, то это в первую очередь – беспрецедентная активизация Церкви как самостоятельной политической силы. 4-6 апреля прошел ежегодный Всемирный Русский Народный Собор, провозгласивший уникальную в контексте всей русской православной мысли “Декларацию прав человека и достоинства личности”. Уникальную, потому что она преодолевает ложные обвинения Церкви в антигуманизме со стороны либералов. 12 мая на Всезарубежном Русском Соборе была принята историческая резолюция о воссоединении с Московским Патриархатом. Историческая, потому что она делает воссоединение Русской Церкви необратимой. 4-5 июля под эгидой Русской Православной Церкви в Москве прошел поворотный саммит религиозных лидеров со всего мира. Поворотный, потому что на нем Русская Церковь впервые выступила как мировая геополитическая сила. Все эти события прошли при явной поддержке государства и президента лично. Все эти события напрямую связаны с активной деятельностью Митрополита Кирилла, человека, уже вошедшего в историю русской Церкви и русской богословской мысли. Закономерной реакцией на эти события стала фасцинация антицерковного лобби на всех уровнях, фактически вынуждающего даже нейтральных людей определить для себя линию фронта. А что здесь удивительного? Если наша страна в 2000-е годы действительно совершает кардинальный разворот в сторону своей собственной цивилизационной идентичности, то вместе с неизбежным ростом национализма внутри страны и естественными имперскими амбициями за ее пределами, также заявляет о себе и основа основ нашей, русской цивилизации – Русская Православная Церковь. Время, когда церковность служила необязательным дополнением к российской политике, закончилось.

Однако, можно ли сказать, что сопротивление политическому возвышению Церкви исходит только от либералов, левых и иноверцев? Такое сопротивление с их стороны вполне понятно: Православие терпимо, но не настолько, чтобы уравнивать ортодоксию и ересь. Можно подумать, что сами либералы, левые и иноверцы достаточно терпимы? Насколько терпимы либералы, мы знаем по 90-м и до сих пор чувствуем на себе их высокую “терпимость”. Насколько терпимы левые, мы очень хорошо помним по их диктату все семьдесят лет. Насколько терпимы иноверцы, не обязательно вспоминать войны и оккупации земли русской из прошлого, а достаточно обратиться к современному положению православных в Европе или Азии. Так что здесь особенно вопросов не возникает. Но есть и другое сопротивление политическому усилению Церкви, которое с высокой долей условности можно назвать сопротивлением “справа” – с высокой долей условности, потому что ничего “правее” Церкви для самой Церкви нет и быть не может. Ибо что может быть “правее” Православия для православного сознания? Эта оппозиция “справа” обвиняет сторонников политического усиления Церкви в “клерикализме”. Само по себе это обвинение выглядит тавтологично. Это то же самое, как обвинять имперски настроенных государственников в “империализме”, а этнических патриотов в “национализме”. В современном российском политическом сознании, основательно изнасилованным как советской, так и либеральной “политкорректностью”, не принято называть вещи своими именами. И в первую очередь, называть своими именами свою собственную позицию. В итоге этот самообман тормозит любые позитивные процессы и инициативы в самом их начале. Более того, бывают случаи, когда носитель той или иной позиции считает своим долгом первым делом вообще полностью подменить свое политическое назначение: так движение “Наши”, предвидя обвинения в фашизме, сразу объявило себя “антифашистским” и до сих пор борется с “фашизмом” в лице сил, максимально далеких от какого-либо реального фашизма… Я как философ считаю своим долгом, в свою очередь, положить конец этому маскараду. Потому что речь идет о глобальном саботаже всего дела нашей жизни. Советская, а вслед за ней и либеральная пропаганда, без особой логической аргументации, а опираясь более на наши эмоции и ассоциации, лишила наше бессознательное определяющей позиции право-сознания. Нашим прадедам, дедам, отцам и нам самим методично вбивали в голову, что абсолютно сознательные основы любой нормальной цивилизации – клерикализм, империализм, национализм – это темные извращения, коих нужно бояться. Каждая из них в отдельности и все вместе они были также названы “фашизмом”, словом, которое теперь уже ничего не означает. А тот факт, что речь идет о естественном со всех точек зрения разделения общества на жречество, воинство и демос (который всегда – этнос), что имеются в виду базовые институции любой традиционной цивилизации – вот об этом, секулярная в своей основе, советско-либеральная пропаганда умолчала, потому что навязывало людям эгалитарно-гомогенное видение мира.

В итоге люди стали путать, с одной стороны, религиозный универсализм и секулярный космополитизм, а с другой стороны, естественный национализм и неестественный нацизм. Правда, последнее время ситуация начала незаметно меняться – все-таки безусловность советизма и либерализма подорваны в сознании русских людей, все-таки Пост-модерн дает себя знать как призрачная прелюдия для Нового Средневековья. И все начинается с самого дна – с “национализма”: это слово обретает свою легитимность в сознании тех, кто вырос в пост-советское время, скоро появятся телевизионные журналисты и парламентские политики, которые не будут стесняться в любой аудитории прямо называть себя “националистами”. Так в начале 2000-х вдруг стало модно говорить о “геополитике” или “национальных интересах”, хотя в 90-е эти слова считались политическим матом…

Вслед за “национализмом” должен реабилитироваться следующий, более серьезный и универсально значимый термин – “империализм”. Сейчас в качестве промежуточного варианта активно стал использоваться термин “имперство”: термин несколько неопределенный, позволяющий его приверженцам избегать отождествления с цезаризмом, поскольку речь идет не об императоре, а об империи, а также уклоняться от ассоциаций со слишком определенным, а потому некорректным “империализмом”. А что в этом термине некорректного? Почему бы и не признать, что мы – те, кто выступает за территориальное расширение нынешней РФ в границы Российской Империи – империалисты? Видимо, это следующий этап, и когда вопрос о территориальной ущербности РФ станет ребром, наши генералы и имперски ориентированные политики начнут себя прямо называть “империалистами”. И, наконец, последнее, самое высокое по своему значению слово – “клерикализм” – должно лишиться однажды своего однобокого, негативно-оценочного восприятия. Почему бы и не признать, что мы – те, кто выступает за самодовлеющее усиление Церкви как политического института – клерикалы? Ведь когда каждый в этом мире назовет себя своим именем, дышать станет легче. А то ходим вокруг да около, скрываем чего-то, “как не русские”.

Однако, такое точное самоопределение не только решит массу проблем, но и поставит новые проблемы, ибо разговор начнется по существу. И вот здесь ситуация нашего пост-советского Пост-модерна, до сих пор помогающая нам “свергать парадигмы” и заниматься “деконструкцией языка”, окажется нам враждебна, потому что никакой проясненности, никакого разговора по существу Пост-модерн не предполагает. Пост-модерн позволял людям называть себя чужими именами, говорить чужими голосами, выступать под чужими знаменами, и делать это с чистой совестью, “потому что Постмодерн”. Я сам был активным сторонником постмодернистской игры в политике в 90-е годы, когда главное было – свергнуть диктат либерально-западнической парадигмы, объединиться всем антилиберальным силам, “а там посмотрим”. Потому так адекватна была в 90-е любая гетеродоксия и так неадкватна любая ортодоксия, потому так успешно стало все, что дышало противоречием, жило диалектикой – национал-большевизм, евро-азийство, консервативная революция, “красно-коричневый” синтез, “красно-белый” синтез. И, конечно, главным идеологом такой идеологии парадокса был Александр Дугин, озвучивший этот “дух времени”. Как неадекватны тогда казались мне очень многие авторы, когда они говорили “убийство – это грех”, “большевизм – это сатанизм”, “ислам – это ересь” и т.п., и как неадекватны кажутся они мне сегодня, когда уже в совершенно другой исторической ситуации, когда как раз нужно все это говорить, они вдруг решили стать “адекватными времени” и стали вести себя так, как будто сейчас 90-е годы! Правда, в основном речь идет о людях не совсем молодых, так что нужно делать скидку на “поколенческий момент”, но ситуация от этого не меняется. И конечно, если тогда они видели в Постмодерне чуть ли не “царство антихриста”, то теперь оправдывают им каждый свой шаг. При этом, они могут вовсе не симпатизировать “оранжевой революции”, и даже бороться с ней, но не чувствовать, что “оранжизм” – это апофеоз Постмодерна, ибо что может быть более постмодернистского, когда Касьянов пожимает руку Лимонову? Кстати, сейчас забыли прототип такого альянса, когда в декабре 1994 года либералы и антилиберальная оппозиция выступили против ввода войск в Чечню. И только занудные государственники поддержали эту акцию (кстати, позиция НБП тогда, при Дугине, была на стороне государства, потому что тогда “противоречивая идеология” не противоречила правильной позиции; сегодня же, сохраняя эту противоречивую идеологию, НБП выступает за освобождение Чечни). В этой ситуации хочется проснуться и вспомнить свое имя. Ибо время сна прошло. Мы начинаем разговор по существу. Так мы начинаем называть вещи своими именами и честно признаемся, что мы – националисты, еще больше – империалисты, а еще больше – клерикалы. Поэтому обвинения в клерикализме с какой угодно стороны воспринимаются как похвала. Но если весьма понятны и предсказуемы эти обвинения “слева”, то вот подобные обвинения “справа” вызывают вопросы, потому что не очень хочется нарушать единство, хоть и зыбкое, правого лагеря. Да, у каждого правого – своя “правизна”, равно как у каждого левого своя “левизна”. На том конце идеологического спектра люди иногда тоже обвиняют друг друга в излишнем “эгалитаризме”. И такое бывает. Смешно? А для меня смешно, когда на нашем конце обвиняют в излишней “клерикальности”. В чем, собственно, состоит это обвинение “справа”?

Прежде всего, нужно понять, что такое обвинение имеет смысл рассматривать, если оно исходит от православных людей. В противном случае речь идет просто о том, что кому-то не нравится, что конкретная религиозная организация, к которой он не относится, “слишком много на себя берет”, “лезет не в свои дела”. Эта позиция для церковного сознания уже не “правая”, а очередная версия банальной левизны – левизны от выхолощенного этатизма или выхолощенного национализма, не важно. Это уже не внутрицерковный спор, а вопрос миссионерства. Для нас же сейчас важна ситуация, когда люди, считающие себе православными и даже, возможно, действительно живущие православной жизнью, вдруг выступают против усиления Церкви как организации. В основном, подобная “критика справа” исходит от двух, существующих внутри Православия, направлений – от аполитичного анархизма и от весьма политизированного цезаризма. Не случайно эти направления часто сопутствуют друг другу. В первом случае обвинение заключается в том, что Церковь – это слишком “небесное” явление, чтобы предаваться делам “земным”, а потому ей нужно как можно меньше напоминать человеческую организацию, а служители ее должны как можно меньше вообще напоминать людей, тем более интересующимися окружающим миром. Во втором случае обвинение заключается в том, что Церковь, от которой требуется только созерцание, вдруг переходит к практике и якобы узурпирует функции государства. Естественно, что главными обвиняемыми здесь выступают активные иереи, особенно архиереи.

Прежде, чем отвечать на эти обвинения, мы должны признать, что эти позиции – аполитичный анархизм и политизированный цезаризм – существовали в церковном мире всегда и сложились в особые, время от времени достаточно влиятельные традиции. Далеко не самые последние богословы и даже деятели Церкви придерживались этих традиций. В России аполитичный анархизм выразился в своеобразном исихазме “нестяжателей”, критиковавших активную деятельность святого Иосифа Волоцкого, а политический цезаризм нашел много сторонников среди “придворных” богословов. Вспомним, что у первого русского церковного деятеля – Патриарха Никона, который осмелился следовать банальной христианской истине «священство преболе царства есть» (св. Иоанн Златоуст) главными противниками оказались аполитичные старообрядцы и царь Алексей Михайлович. И все активные служители Церкви всегда испытывали это давление со стороны аполитичных мирян и государственной власти. В итоге царь Петр смог просто ликвидировать Патриаршество, и никакого народного возмущения этому событию не было. И не случайно, только в период полного безвластия 1917 года Патриаршество смогло восстановиться само по себе, без оглядки на мирян и власть. И второй раз оно было восстановлено в 1943 году, когда атеистическая власть была доведена до полного отчаяния и пошла на этот экстравагантный шаг. Следовательно, стоит ли нашему клиру так активно оглядываться на власть и аполитичных мирян? Ведь как бы мы далеко не уходили в нашем цезаризме и национализме, если мы православные люди, мы не можем не признать, что наша Нация и наше Государство оправданы Церковью, а не наоборот, существуют еще пока на Земле благодаря Церкви и для Церкви, а не наоборот. Эта элементарная математическая истина объясняет все в вопросах отношения Церкви и мира. Но помимо одного этого, чисто логического соображения, есть еще очень серьезный догматический аспект этой темы. Великий православный богослов ХХ века, представитель школы “неопатристического синтеза”, кстати, один из самых верных прихожан Московского Патриархата среди эмигрантов, Владимир Николаевич Лосский (1903-1958) в своей знаменитой книге “Очерк мистического богословия Восточной Церкви” (1944 г.), в девятой главе Два аспекта Церкви очень точно объясняет еретическое происхождение церковного аполитизма:

В своем христологическом аспекте Церковь представляется нам организмом, обладающим двумя природами, двумя действованиями и двумя волями. В истории христианской догматики все христологические ереси вновь оживают и повторяются в связи с понятием Церкви. Так мы видим возникновение экклезиологического несторианства — заблуждения тех, кто разделяет Церковь на две различные сущности: на Церковь небесную, невидимую — единственно истинную и абсолютную, — и на Церковь, или вернее, церкви земные, несовершенные и относительные, блуждающие в потемках и представляющие собою человеческие общества, пытающиеся в меру своих возможностей приблизиться к трансцендентному совершенству. И, наоборот, экклезиологическое монофизитство проявляется в желании видеть в Церкви ее преимущественное Божественное бытие, где каждая подробность — священна, где все обязательно, как Божественная необходимость, где ничто не может быть изменено или преобразовано, ибо человеческой свободе, "синергизму", соработничеству человека с Богом нет больше места в этом священном организме, исключающем человеческую сторону: это некая магия спасения, действующая в точно исполняемых таинствах и обрядах. Обе эти противоположные экклезиологические ереси появились почти одновременно в течение того же XVII века, первая возникла на территории Константинопольского патриархата (восточный протестантизм Кирилла Лукариса), вторая развилась на Руси под видом старообрядческого раскола. Эти экклезиологические заблуждения были сокрушены на великих Иерусалимском и Московском Соборах”.

Эти две еретические тенденции, исходящие из противоположного понимания природы Господа нашего Иисуса Христа, равно приводят к церковной аполитичности. В первом случае институту земной Церкви отказывается в праве на политическую активность, потому что он “не достоин” Церкви Небесной, во втором случае, потому что он должен быть неподвижной зоной Неба на земле. Но это – не Православие. Владимир Лосский заключает: “Следовательно, все то, что может утверждаться или отрицаться по отношению ко Христу, может равным образом утверждаться или отрицаться по отношению к Церкви, поскольку она — организм богочеловеческий или, точнее, тварная природа, нераздельно соединенная с Богом в Ипостаси Сына, сущность, имеющая, как и Он, две природы, две воли, два действования, нераздельные и в то же время различные”. Следовательно, добавлю я, – критика политической активности Церкви в основе своей восходит к двум еретическим крайностям, выходящим далеко за пределы Христианства вообще – крайность гностического презрения к тварному миру (через несторианство) и крайность неоплатонического игнорирования этого мира (через монофизитство). Насколько были активны по сравнению с Церковью гностики и неоплатоники, заметно по истории Римской Империи. Именно Христианство привнесло в античный мир гиперактивную гражданскую установку, именно оно санкционировало полную свободу воли и осознание ответственности, которое догматически закреплено в Православии, и от него по-разному отрекалась каждая ересь. И только инерция языческого восприятия мира и власти в этом мире породили в православной цивилизации ересь аполитичности, отрицающей реальное значение Церкви как самостоятельного и – главного – субъекта мировой истории. Мы только потому можем говорить о центральном, мистическом положении России и русского народа, потому что они – в Церкви. Мы только потому можем надеяться на их будущее величие, потому что они – останутся в Церкви. Так зачем же тогда ограничивать ее действия по спасению нашего государства, нашего народа и нас самих?

Симфония Властей заключается не в том, чтобы максимально возвеличить Государство в сознании Церкви, оттеснив саму Церковь на второй план, а в том, чтобы сильное Государство находилось в симфонической синергии с сильной Церковью. Поэтому наша Церковь как земной, социальный институт должна быть ухожена, обустроена, богата и сильна. И только тогда ухожено, обустроено, богато и сильно будет наше Государство. Четкая иерархия ценностей ведет к четкой иерархии их носителей. Поэтому последовательный христианский консерватизм всегда имел своим конечным выводом неизбежную Теократию, в том или ином ее виде. В православном контексте речь идет о Симфонии Властей, возможной только как вид Теократии, и никак иначе. А не совсем последовательный, и не совсем христианский, и не совсем консерватизм всегда мог привести к чему угодно, лишь бы ограничить власть Церкви. Но что может быть “правее” Православия?


Прикреплённый файл:

 Аркадий Малер, 6 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

20 июля 10:48, Г.К.:

Кстати о "симфонии"

Интересно было бы узнать мнение Аркадия Марковича о концепции, недавно обоснованной (весьма детально и изощренно) челябинским историком (весьма сочувствующим, кстати, старообрядчеству) М.А. Бабкиным:

http://barnaulrio.narod.ru/5x.html2 (Вопросы истории 2005 № 2)

См. также развернутый отклик на эту и другие публикации М.Б. - одного из самых серьезных и ответственных современных церковных публицистов:

http://www.rusk.ru/st.php?idar=414060

P.S. От себя замечу, что говорить о "полном отчаянии" власти в 1943 г. (в сентябре! после Курской битвы!) - комично! Гораздо более убедительной (пусть и с весьма существенными поправками) представляется позиция Н.Н. Лисового (в его недавно вышедшей монографии и многочисленных публикациях по ЭТОЙ теме: "Церковь В Империи", как он сам формулирует свою концепцию)...


20 июля 11:52, Русский:

Вполне характерные высказывания никониянина с присущими им самоуверенностью и некомпетентностью. Традиция трех веков в действии. Недаром он добрым словом поминает Никона, этакого неудавшегося российского папу, при котором было заложено неправильное понимание взаимоотношений Государства и Церкви, в итоге приведшее к ее окончательно неканоничной реорганизации в синодальный период. Церковь - это не жречество, не совокупность духовных управленцев, как можно понять из текста статьи. Считая так, Никон пытался узурпировать светскую власть, а впоследствии именно это понимание позволило сделать греко-российскую церковь институтом государства. Церковь - это сообщество верных, а не группа пастухов и стадо безгласных баранов, как это принято считать у никониян. Второе ложное утверждение автора касается аполитичности старообрядцев. Малер, очевидно, рассуждает о том, чего толком не знает. Как раз политическая активность староверов, а не послушное следование в русле никоноыих новин вслед за архиереями, позволило сохранить полноту Православия. После Никона Церковь временно существовала без архиереев, проявивших политический конформизм. Политически и духовно пассивно поступили как раз миряне, принявшие реформы. У староверов, в отличие от никониян, миряне принимают активное участие в церковной жизни, сохраняя ту самую соборность, в отличие от никониян. Там, где миряне - полноценная часть Церкви, нет смысла противопоставлять церковную и общественную жизнь. У никониян, утративших византийские и древнерусские традиции соборности, противоречие между двумя институтами - церковью и государством будет неразрешимо. Само никониянское мировоззрение способствует деспотии, как в церковном, так и в государственном управлении, с его противопоставлением властвующих и подвластных.


20 июля 19:02, Илья:

Восстановление патриаршества произошло не "без оглядки на мирян", а по их просьбе, озвученной крестьянами на Поместном Соборе. Кроме того, инициатива св. Государя о таком восстановлении была отклонена (встречена молчанием) именно иерархами Церкви, среди которых были не последние богословы и будущие святые. Это просто говорит многое о самосознании, самочувствии Церкви.

Автор, очевидно, впихивает историю в прокрустово ложе своих историософских концепций.


20 июля 20:15, Люлька Александръ:

никонияне против старообрезцев

"Само никониянское мировоззрение способствует деспотии" - уверяю Вас, что в значительно меньшей степени, чем страрообрядчество - шизофрении и богословской слепоте.

В Евхаристическом общении с РПЦ находятся и находились все Православные Поместные церкви Вселенной. А со старообрядцами кто? Нет, эти сектанты ещё и обзывают нас "никониянами" и т.п.!

А себя - Русскими... Да какой Вы, господин старообрядец, русский?! Старообрядчество - это "кукла": снаружи выглядит пачкой ассигнаций, а внутри - резаная бумага... Что в полной мере явлено Вашим ответом.

Кстати, именование "старовер" более к лицу язычникам и иудеям, ибо до Новой Веры (Нового Завета) на Руси была одна старая вера - поганая.


20 июля 21:31, Зырянин:

"После Никона Церковь временно существовала без архиереев <...>"

Четвёртый век - и всё "временно"... Хоть кол на голове теши - всё едино: "наша экклесиология самая правильная!"


21 июля 01:20, В.К.:

Г. К.

Как всегда - " ниоткуда, с любовью, надцатого мартобря"( И. Б. , вообщето герой совсем не моего романа, но вот почему- итак получилось, наверное, потому , что Малер) , НО СОГЛАСЕН ПОЛНОСТЬЮ.


21 июля 11:14, Русский:

Ну вот, господа никонияне опять в своем репертуаре. Мало что изменилось с 19-го века, когда миссионеры, не имея возможности серьезными доводами опровергнуть точку зрения старообрядцев, переходили на личности и оскорбления. Из всех ответов как-то аргументирован только ответ Ильи. Спаси Вас Христос. Что касается остальных постингов. Уничижительные характеристики оставлю без внимания, руководствуясь восточной пословицей "собака лает, караван идет". Хочу лишь сделать небольшое замечание. Насчет шизофрении и богословской слепоты. На крик души Люльки, к слову о грамотности отвечу так - любой практикующий старообрядец будет поначитаннее иных ваших иереев. Быть знакомыми с постановлениями Вселенских и поместных соборов, творениями отцов Церкви, Кормчей, Номоканоном, причем не в свободном перессказе, а самолично, у нас в порядке вещей. Потому-то мы и не пошли за Никоном, что были знакомы с постановлениями Церкви и учения Святых Отцов. К сведению. До революции при почти полной необразованности никониянского крестьянства, старообрядцы были грамотны поголовно. Да и что же вы на "никониян"-то так обижаетесь? А термина "иосифляне" никогда не слыхали? А может вы и на "християн" обидитесь? Или только нас раскольниками называть можно, а вас даже безобидно называть нельзя? Зырянин, лучше не стоит рассуждать о том, чего не знаете. Для сведения - самая значимая Белокриницкая иерархия образована в середине 19-го века от митрополита Босно-сараевского Амвросия, рукоположенного по всем правилам патриархом Константинопольским. Вы можете называть нас раскольниками, но отрицать наличие у нас архиереев бессмысленно. Да мы бы и рады иметь их и до 19-го века, но вот ведь незадача - епископ Коломенский Павел, не принявший никоновых новин, был им сожжен. А насчет русскости - я, уважаемый Люлька, стараюсь держаться, в отличие от Вас, тех правил, коими жила Русь с момента ее крещения, сопротивляясь оннмечиванию, ополячиванию, обасурманиванию. Поэтому и называю себя так с полным правом.


22 июля 12:08, Зырянин:

Зырянин много чего не знает. В том числе и того, где именно - у Отцов ли, в Кормчей ли - начитанные "белокриничане" нашли правило рукоположения епископов от ОДНОГО епископа.

А по начитанности - соревнуйтесь с протестантами: те тоже любят ссылаться на то, что их "церковность"-де - от Писания, которое они знают куда лучше ортодоксов. Им, кстати, настоящие иерархи тоже ни к чему: обходятся теми "епископами", которые есть.


22 июля 12:38, Кирилл Фролов:

НЕ будем обманывать -старообрядцы вне церковной ограды

1. Что касается Собора 1917-18 г.г. . Как раз миряне-профессора обновленцы (во главе с Б. Титлиновым)с группой либерального белого духовенства и были главными противниками восстановления Патриаршества. Главнымии идеологами Патриаршества была группа архиеерев во главе с митрополитом Антонием (Храповицким).

2. Старообрядцы абсолютно несчастные люди. Вызубрили Новоканоно и утверждают полный антихристианский абсурд "Сначала Церковь жила без архиеереев"? Как Церковь мпожет жить без епископов, без апостольского преемства? Это же чистый протестантизм восточного обряда. Протестанты также хвалятся своим знанием Св. Писания, как старообрядцы Корчмчей. И те и другие-вне Церкви


22 июля 14:09, Сибиряк:

Ответ Люльке.

А князь Святослав разгромивший, сионисткий хазарский каганат, а вещий Олег, а мудрый Гостомысл, для вас тоже поганые?


22 июля 20:56, В.Карпец:

Действительно, страшный лжесобор 1666-67 годов ПРОКЛЯЛ всю старую Русь, вменил ее в поганство. Но он же отправил в ссылку заблуждающегося, но правильно поставленного Патриарха. Сейчас решения этого "собора", слава Богу, отменены, и путь к восстановлению "старин" открыт.Другое дело, что по нему не хотят идти - кто-то по лености, а кто-то и по другим причинам. Все дело было в том, что ПРАВДА была на стороне старообрядцев, а преемство осталось у никониан. С ейчас ЮРИДИЧЕСКИ эти препятствия устранены ( при Св.Патриархе Пимене )Насчет отсутствия епископов - это ересь стригольников, а не старообрядчество


22 июля 23:37, Александр Люлька:

Сибиряку.

Слово "поганый" происходит от латинского paganus - первоначально "деревенщина", "сельский житель", но приобретшего смысл "язычник". Дело в том, что Христианство медленно входило в село. И когда в мегаполисах древности христиан уже было подавляющее большинство, в деревнях ещё долго цвело язычество.

Кстати, чем по-Вашему мудр Гостомысл?


22 июля 23:57, Зырянин:

Сибиряку: разумеется. "Поганые" - от латинского paganus, язычник. Монотеистами ни Святослав, ни Гостомысл уж точно не были.


23 июля 00:08, Посетитель сайта:

Господину, именующему себя "Русский".

Не обольщайтесь, старообрядческие пустые доводы и бессмысленные домыслы - а что там есть ещё в вашем богословии? - опровергнуты давно и надёжно. Если Ваша гордыня и/или необразованность не позволяет оценить силу опровержений, то это не проблема Вселенского православия, знавшего тысячи подобных расколов и дававшего на них грамотный ответ, а - лично Ваша.

Угодно Вам третировать нас "никониянами"? Извольте получить тем же и по тому же месту. Вы сами начинаете дискуссию с оскорблений, так что ж рассчитывать на какие-то особые к вам отношения? Да, мы любим вас как отпавших в безумии братьев, да, мы ждём вашего возвращения в лоно Вселенского православия... Да и в любой момент готовы Вас принять. Просто для этого надо бы покаяться, а не начинать с того, чтобы обзываеть оппонента с первых слов.

Вообще, ваша патологическая зацикленность на личности патр. Никона, "за которым вы не пошли", выдаёт вас с головой...

Быть знакомыми с постановлениями А, говоря словами Писания, разумееши ли, что чтеши?

Я повторяю, мы - в Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви. Это видно из того, что ничто в догматическом учении РПЦ не нарушено и из того, что РПЦ находится в евхаристическом общении с другими Праославными Поместными Церквями.

А у вас там что?

Ваше собственное понимание догматов и канонов? Что, кто-нибудь, кроме вас - жалкой кучки антиникониян, - разделяет ваш пафос? %) Да нет.

стараюсь держаться, в отличие от Вас, тех правил, коими жила Русь с момента ее крещения

Не тех правил, а Вашего понимания тех правил, разделяемого исчезающе малой группкой лиц. В бессильной ненависти к Церкви Христовой утерявшей разум и спасение.

Что, разумеется, нисколько не радует нас, православных христиан...


23 июля 12:42, Дмитрий:

Г.К.

Очень интересно! Одно но: Если первая ссылка (http://barnaulrio.narod.ru/5x.html Вопросы истории 2005 № 2) датируется 2005 годом, а вторая (http://www.rusk.ru/st.php?idar=414060) 2004 годом, то как вторая может быть откликом на первую? Просьба уточнить.


23 июля 21:34, Илья:

Насчет Собора 1917 читайте первое житие патриарха Тихона, изданное прот. М. Польским в 1949 г. Крестьяне первыми высказали прошение о восстановлении патриаршества, потому что раньше царь был отцом, а теперь отца не стало. Впрочем, это не значит, что архиереи не желали того. До революции, однако, тот же митр. Антоний закономерно считал главой Российской Церкви Государя. Толкование А. Малера и К. Фролова теократически-тенденциозно и преследует цель в наше время усилить политический авторитет епископата. Стоит заметить, однако, что этот авторитет зависит не от блеска церковной организации, как полагает Малер, а от Ермогенова исповедничества. У патриарха Тихона таковое было, и большевики его боялись.


24 июля 15:05, Православный:

О "Русском" со товарищи

Покажите мне старообрядца, который без характерной для этого сообщества спеси и высокомерия открывал бы уста в разговоре с "никониянином", - и я в ноги ему поклонюсь. Послушать этих книжников - так истина с 17-го века и поныне пребывает с ними и только с ними, но спрашивается: откуда ж столько гордыни, столько надмения, столько плохо скрываемого презрения к "никониянам"? Им бы слова апостола Павла о любви почаще перечитывать, чем корпеть над Кормчей да ещё и кичиться "поголовной грамотностью". Больно много медного звону... Начитанность-то на поверку одним начётничеством оборачивается.


24 июля 16:28, Русский:

Опять дело сказал лишь Илья. Остальные, как обычно, дальше брызгания слюной не продвинлись. Никаких доводов, кроме общих слов, не приведено. С Карпцом можно было бы согласиться, если бы обряды были действительно равнозначнвми. Но в том-то и дело, что они не равнозначны. К примеру, поливательное крещение - это ЕРЕСЬ, и прямо запрещено, соответственно, еретики, крещенные поливательно, подлежат приему в Церковь по первому чину, как некрещеные. Бритье бороды у вас не признается грехом, но и Постановления святых апостол, и бл.Иероним, и Св. Епифаний Кипрский, и бл.Феодорит, и Св. Киприан Карфагенский, и Кормчая, и стоглавый собор и великое множество иных источников говорит о том, что это беззаконие. И не надо говорить, что мы начитались и толкуем, как в голову взбредет, если написано прямым текстом. И таких примеров бесчисленное множество. Так о какой равночестности может идти речь? Мы, в отличие от вас, не считаем, что Церковь сегодня может говорить одно, а завтра другое. Если Стоглавый собор и свв. Отцы говорили правду, то собор 1666г. говорил ложь. И говоря, что и те и другие правы, вы лжете. Посмотрите учебник по логике, законы построения умозаключений, там все написано. А уж о моральном облике ваших иерархов и говорить не хочется - о содомитстве, педофилии,

сребролюбии, т.д. все мы наслышаны. Безусловно, есть среди ваших и достойные люди, но уровень греха, на мой взгляд, отражает общее состояние организации.


24 июля 21:42, Посетитель сайта:

Православному

Кстати, напрасно Вы слово "начетничество" в негативном смысле употребляете. В общем-то это старообрядческий термин, обозначающий эрудированного, начитанного человека, хорошо знакомого со Св. Писанием и Св. Преданием, апологетикой, умеющего защищать правоту Древлеправославия и этим занимающегося. Для старообрядца прослыть начетчиком - большая похвала.


25 июля 10:27, Посетитель сайта:

Уважаемый Русский! Мы согласились бы с Вами в том, что Стоглав ни в чем не мог ошибаться, если бы Вселенские Соборы никогда не исправляли канонических постановлений Соборов Поместных. Однако такие исправления в практике Вселенских Соборов нередки. Следовательно, Поместные Соборы (включая Стоглав) могли погрешать. Правда, в нашем случае так и не было Вселенского Собора, однако и раскольники сами отрезали пути к нему, обвинив Церковь в ереси и отступлении.

Насчет морального облика наших иерархов - некрасиво. Неужели Вам в расколе больше о них известно, чем нам, находящимся под их управлениям? Но тогда и мы должны будем говорить о том, что у Вас творилось и творится, нередко принимая слухи и клевету за самую истину.

Да не будет.


25 июля 10:33, Илья:

Забыл подписать предыдущее сообщение.

Илья


25 июля 12:25, Зырянин:

Не обнаружил у себя в тексте ни единой слюнной брызги. Просто спокойно констатирую: вы - НЕ Церковь, и это прямо следует из тех самых догматов и правил, на которые ссылаетесь.


26 июля 00:19, Русский:

Зырянин, Ваш ответ мне напоминает тот анекдот, когда стоят по разные стороны границы армянин и грузин. И вдруг грузин начинает орать: "Грузия лучше, чем Армения". Армянин удивляется про себя, но крикуна игнорирует. Грузин опять кричит то же самое. Армянин, удивляясь его настойчивости, все же вновь промолчал. И вот, когда грузин в третий раз кричит о превосходстве Грузии, армянин не выдерживает и спрашивает: "Да чем лучше-то, скажи?". Грузин отвечает: "Чем Армения!". Вот и Вы так же, как тот грузин. констатируете то, чего доказать не можете. Впрочем, Вы правы, мы не церковь, не та церковь, которая насмеялась над наследием свв. Отцов, которая древнерусских святых называла дураками, наложила клятвы на исповедавших веру Православную по-старому (пустые слова потом произнесены о признании клятв "яко не бывшими", ибо собор 1666-1667гг. являлся голосом не отдельных архиереев, но вашей церкви, а Церковь, как известно, не ошибается, и клятвы были, были), которая сочинила Деяния небывалого собора на небывалого Мартина-еретика, которая утратила всякую каноничность с введением в 18 веке института цезаропапизма, а в 20 веке с узурпацией патриаршего престола м.Алексием, которая подчинилась Духовному Регламенту, предписывающему нарушать тайну исповеди. Да, нас не признают Восточные патриархи, которые сначала признали Ферраро-Флорентийскую унию, потом разрешили Петру вкушать мясо во все дни года без исключения, которые сейчас сеют смуту среди вас же, "православных", которые перешли на новый стиль, хотя вы же сами знаете, когда нисходит Благодатный Огонь. И не дай Бог оказаться нам в этой церкви, к которой, Вы верно сказали, мы не принадлежим. И еще. Уважаемые оппоненты, прошу на меня не обижаться, я никого не хочу оскорбить. Вы говорите, что старообрядцы общаются с вами свысока, самоуверенно. Да только не свысока и не самоуверенно, а просто будучи уверенными в правоте Древлеправославной веры, подкрепляя свою веру доводами. Будьте и вы перед собою честны, надо определиться, кто же был прав, Максим Грек, или Паисий Лигарид, Сергий Радонежский или Арсений Грек, Иосиф Волоцкий или Симеон Полоцкий и выбраться, наконец, из того состояния раздвоенного сознания, в котором вы оказались в 17 веке, и до сих пор выбраться не можете. Истина - одна. На сем откланиваюсь.


28 октября 18:22, Павел:

"Русскому"

Начнем рассматривать вопрос обрялов с начара. Е.Е Голубинским (один из самых авторитетнейших историков Церкви) было доказано, что во время крещения Руси в Византии существовали два устава: Иерусалимский (принятый на Руси ло 1653) и Студийский уставы (восторжествовавший в Византии, а затем в других православных странах, в том чиле и на Малороссии) уставы. Они отличались только обрядами. Как известно Собор 1551 года принудир псковичан вернуться к двоеперстию, т.е. обряды менялись и до 1653 года. Позия протопопа Аввакума была изоляционистской, т.е. он считал, что все остальные правослявные народы надо пнрнучивать. Такая позиция не могла быть плаоформой для объединения с Малороссией и Белоруссмей. Никон, царь и большая часть народа это понимали. А вследствии существования двух обрядов причин длч раскола не было, а прославляя самосжение-самоуйства старобрядчесиво стало жизнеотрицающей ересью. Чио касается Собора 1666/67 годов, то на нем были осуждены только раскольники, а не вся история Церкви как Вы изволите писать.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019