23 октября 2019
Правое слово

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Яна Бражникова
15 ноября 2006 г.
версия для печати

Политический поп-модерн

«Единый марш», «неизбежный при любой погоде», возглавляемый «самой многочисленной организацией» - этот жанр больше похож не на марш, а на шантаж. Лейтмотив: если власть не с нами - она нелегитимна

Задолго до 4 ноября (а именно, начиная с кондопожских событий) в политическом дискурсе установилась своего рода тематическая монополия. Известно, что определяющую тему задает властвующий, поэтому всякая оппозиция прежде всего стремится занять в дискурсивном поле беспроигрышную позицию, обреченную на успех. Позицию, позволяющую оспаривать властный дискурс.

Именно такова была стратегия «русмаршевых» пиар-технологов, основанная на двух принципах: «единства» и «неизбежности». Не праздничные мелодии, но и не марши победителей слышатся за этой риторикой: эстетика маршей, как показал А. Елисеев, не случайно оказалась за бортом современной политики. «Единый марш», «неизбежный при любой погоде», возглавляемый «самой многочисленной организацией» — этот жанр больше похож не на марш, а на шантаж (досл. – напевание, разглашение). Лейтмотив: если власть не с нами — она нелегитимна. Очевидно одно: поверив в то, что именно эта сила («самая многочисленная») гарантирует власти ее легитимность, т.н. «власть» собственными руками поставит свою легитимность под сомнение.

Политическая осень обнажила (хочется сказать, разоблачила) незамысловатый идеологический базис новой «эпохи левых идей», заставившей активизироваться «этно-националистические» силы. Апелляция к «гражданскому обществу», призывы к мнимому единству, шантаж «власти» под маской риторики законопослушания – все оказалось помеченным информационными реалиями постмодерна и потому столь же обреченным, сколь и неизбежным. Вообще неизбежность как ключевой лейтмотив политической pr-кампании «русских» маршевиков (казалось, обреченной на успех) – это провозглашение окончательного, завершающего смысла. Сама история обращает его вспять, мягко, но вполне определенно показывая, что конечный смысл – «не здесь», или, как любят говорить философы, он «трансцендентен».

Сетевая гражданская война, развернувшаяся в преддверии и в ходе событий 4 ноября, велась, как и полагается, «цифровыми» методами. Подобно иракской кампании США 2003 года, которая стала первым опытом постиндустриальной, информационной войны, в октябре 2006 в российском обществе инсценировались цифровые войны.

К трем часам дня 4 ноября сложилась весьма симптоматичная информационная картина: пока центральные СМИ еще только готовили сообщения о том, что в митинге у Льва Толстого приняли участие от 1 до 2-х тысяч человек, модераторы русмаршевых ресурсов уже без тени сомнения писали о 7-ми тысячах участников (видимо, был мобилизован весь виртуальный ресурс).

В свою очередь, вслед за «неангажированными» агентствами, зафиксировавшими 200-300 антифашистов на Болотной, Эхо Москвы уже свидетельствовало о 1-2 тысячах (расхождение в 10 раз — не много не мало). Возникло совершенно недвусмысленное впечатление, что данные 200-300 и 1000-2000 были подготовлены всеми СМИ еще накануне и использовались соответственно по назначению. То есть к реальным количествам реальных людей они вообще не имеют отношения. Да и нелепо апеллировать к «реальным» сотням и тысячам – не в них дело. Одним из наиболее характерных признаков «постиндустриальной» реальности является то, что не существует ничего «чисто технического», «чисто статистического». Человеческие цифры – это «живые» метафоры, симулирующие мораль, политику, промышленный рост.

Однако, мало показать, что «неизбежнический» дискурс вписан в симулятивную логику постиндустриального мира и во всем подчинен ей. Специфика «постсовременной» политики заключается в том, что политический мир все еще работает на старом топливе. В политическом мире модерн, мягко говоря, еще не закончился. В политических институтах никакого постмодерна еще не случилось, в них все еще эффективно работают пустые демократические формы. Работают тем эффективнее, чем меньше в них реального.

Принято думать, что с постмодерном «и так все понятно». Для консервативно ориентированного сознания здесь возможен ну разве что вынужденный компромисс. Причем компромисс делается чаще всего не в пользу постмодерна. Однако консервативный поиск альтернативы «симулятивному, эклектичному, безнравственному» постиндустриальному обществу – дело неблагодарное и обреченное на неудачу. Любая альтернатива является ремодернизацией, отсрочивающей возвращение на круги своя. Именно ремодернизацией веет от выдвигаемой сегодня ИНС парадигмы «национализма во фраке», который в этом смысле ничем не отличается от ре-модернистских народнических призывов к единению, исходящих от «уличных националистов». Ремодернизация востребована в современном политическом мире: апелляция к информационному, постиндустриальному обществу не устраняет модернистских оснований последнего. Да, уличные демонстрации несвоевременны, так как являются творениями индустриальной модернити, однако эти самые симулятивные марши выходят на политическую улицу, которая сотворена модерном и живет его фантомами. Там правят фантомы – превращенные смыслы, а отнюдь не ясное сознание аналитика.

Как говорил Ж.Ф. Лиотар, «за всеобщим пожеланием расслабиться и успокоиться мы слышим хриплый голос, призывающий снова начать террор». Не здесь ли – ответ на вопрос, как могли либералы и правозащитники оказаться радетелями «неизбежного единства»? «О каком единстве все они мечтают?», хочется спросить вслед за французским мыслителем.

В современном политическом мире востребован популяризованный, раскрученный, симулятивный модерн. Правильнее всего было бы назвать его поп-модерном. Политический поп-модерн – целый универсум, полностью или почти полностью перекрывающий выход к не-модернискому измерению политического и самой власти. Он же господствует и в сфере массовой культуры.

В ходе публичной лекции известный журналист В.Третьяков высказал интересное замечание: европейские политические лидеры, вместе с поп-звездами образуют своего рода «поп-синклит», который, по сути, вынужден лишь отыгрывать те образы, с которыми были идентифицированы его члены. Как и в поп-культуре, в поп-политике все сюжетные и языковые ходы предопределены модернистскими концептами.

В сфере политического поп-модерн неизбежно популярен – и по определению, и по сути. Напротив, немодернистские формы заведомо «не от мира сего», они нерелевантны и не респектабельны, они провоцируют сомнения эстетов и рискуют дискредитировать неак зыблемые основы Традиции. Потому многие от них отворачиваются, так как не хотят рисковать Традицией, которая неплохо сохраняется в музейном, незыблемом состоянии под колпаком стерильной поп-модернити.

В мире вездесущего поп-модерна проявления пост-модерна неуместны. Однако именно они актуальны, — потому, что они совершаются прямо сейчас. Трансформация политической улицы станет симптомом изменения власти и концом политического поп-модерна.


Прикреплённый файл:

 Яна Бражникова, 4 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

16 ноября 10:59, Посетитель сайта:

lexo246@rambler.ru

На Ваш сайт заходить стало просто забавно. Хорошая замена жидовским смехачам. Столько терминов наворотила Яна Бражникова в коротенькой статье, что просто диву даёшься. Это таким примерно языком Вы намерены разговаривать с Русскими? Или у Вас другая аудитория? Сайт стремительно превращается в малочисленный междусобойчик, участники которого щеголяют своей образованностью, но только друг перед другом. Возвращайтесь на грешную Землю и на Кольцо ПР. Вспомните фразу из "Адьютанта его превосходительства": "Ты прости их, батька, они заучились маненько". Мы то простим, а вот сами Вы захотите ли? Образованные и умные люди необходимы России, но избави Господи от болтунов.


16 ноября 13:00, Яна Бражникова:

кольцевание

Всем известно, что этот сайт из кольца сам не выходил. Они сами решили заузиться, так что кольцуются теперь, как хотят.

А болтунов - в шею, это точно! Особенно образованных.


17 ноября 09:17, ИБ:

lexo

>разговаривать с Русскими

Русские, они, знаете, разные бывают. Бывают образованные, бывают не очень. Бывают совсем не. Но ведь со всеми надо разговаривать, правильно?

Если какие-то термины показались незнакомыми - какая проблема? Взял словарь, посмотрел. Я так в детстве всегда поступал. Если в лом - ну, ничего, закрыл эту статью, прочитал другую или вообще другой сайт. В чем вопрос-то? Чай, не телевизор, ничего насильно не "впаривают".

Или, как пел Кинчев: "Я не червонец, чтобы нравиться всем".

>Образованные и умные люди необходимы России

Спасибо за понимание!


18 ноября 00:53, М.В. Назаров:

О легитимности власти

Цитала: «Лейтмотив: если власть не с нами — она нелегитимна».

Многоуважаемая Яна Бражникова. Нынешняя власть в РФ:

- 1) нелегитимна уже потому, что она не соответствует Закону Божию. Причем это несоответствие демонстративно выпячивается в качестве основополагающего принципа. В конституции, на которую опирается нынешняя власть, в статье 13 сказано, что никакая идеология не может быть государственной, и далее, что никакая религия не может быть государственной - в т.ч. единственно истинная и легитимирующая.

- 2)Кроме того, нынешняя конституция была принята в 1993 году после кровавого госпереворота с грубыми подтасовками при подсчете голосов на референдуме. Это было математически доказано. Об этом писали многие газеты.

- 3) И даже положения этой незаконной конституции постоянно нарушаются властью. В частности, статья 26 даёт каждому гражданину право указывать свою национальность. Это право грубо попирается формой новых паспортов, которые всем принудительно навязывают. Можно привести и множество других примеров, что нынешняя власть нелегитимна по этому второму критерию, то есть на основании ее же законодательства и современных норм демократии.

Основа легитимности для России – это то, в чём поклялись наши предки на Всероссийском Земском Соборе в 1613 году, когда Смутное время после пресечения царствовавшей линии Рюриковичей поставило Русский народ перед проблемой восстановления легитимной власти. И вот это и есть для нас легитимность, в которой совпадают два критерия: и верность Закону Божию (ибо Царь – Помазанник Божий), и верность закону нашего Государства.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019