20 ноября 2019
Дневники

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Богдан Скворцов
8 сентября 2010 г.
версия для печати

Ученые и "торчок"

Обстоятельства, казалось бы, чисто академические, второй раз превращаются в большую политикую Знаменитый «учебник Филиппова» cтал когда-то причиной большого шторма, но те волны могут показаться нынче мелкой рябью – столь серьезное столкновение разворачивается ныне в связи с учебником Вдовина—Барсенкова

Странным образом обстоятельства, казалось бы, чисто академические, а именно спор вокруг учебников истории, второй раз превращаются в большую политику, второй раз вызывают великую бурю в сети и масс медиа. Знаменитый «учебник Филиппова» стал когда-то причиной большого шторма, но те волны и тот ветер могут показаться нынче мелкой рябью и легким бризом – столь серьезное столкновение разворачивается ныне в связи с учебником Вдовина—Барсенкова.

По инициативе Н. Сванидзе Комиссия Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе совести взялась судить авторов вузовского учебника «История России: 1917-2009» А.И. Вдовина и А.С. Барсенкова.

Удивительно!

В учебнике нет ни малейшей «крамолы». Авторы – почтенные профессора, никак не «алые» сторонники коммунистической идеи, а в худшем случае — «розоватые». Оба — ярко выраженные государственники, оба – опытные преподаватели. В их задачи не входило произвести переворот в общественных взглядах на советское время. Они всего-навсего с большой осторожностью выразили в книге простую идею: на протяжении советского и российского периодов отечественной истории у русского народа были самостоятельные национальные интересы, и время от времени государство игнорировало их. Так случалось и при распределении мест в политической элите, и при решении экономических проблем, и при расстановке культурных приоритетах в рамках правительственной политики. В суждениях авторов нет никакого радикализма: они подали свои тезисы в смягченной, корректной форме, подвели под них серьезную доказательную базу, в том числе и статистические данные. Да и в целом учебник вышел именно такой: высокоинформативный, фактографически точный, весьма спокойный по тону изложения и выводов.

Тем не менее, авторам пришлось выслушать бездну обвинений в свой адрес. Причем обвинений, высказанных в тоне, который заставляет подозревать дурно пахнущую перспективу: «либеральная жандармерия», по всей видимости, готовит их к роли жертв для особого «показательного процесса» — как в 1930-х, только на свой лад.

Стоит внимательно присмотреться: кто попал на скамью подсудимых, а кто претендует на судейское кресло.

Доктор исторических наук профессор Барсенков Александр Сергеевич, помимо учебника «История России: 1917—2009», выпустил четыре монографии, три учебных пособия, десятки статей. Доктор исторических наук профессор Вдовин Александр Иванович, помимо учебника, о котором идет речь, издал 6 монографий, два учебных пособия и полторы сотни малых публикаций разного рода. Оба в течение многих лет занимаются проблемами межнациональных отношений в СССР и постсоветской России, постоянно делают доклады на научных конференциях, печатают связанные с этой тематикой статьи в академической прессе.

А теперь Николай Карлович Сванидзе. Что он такое? Окончил тот же самый исторический факультет МГУ более четырех десятилетий назад, вот уже более двадцати лет не работает по специальности историка. Иными словами, он «ушел из профессии» еще в советское время. Ныне это известный журналист, политический обозреватель, телеведущий, иначе говоря, всё, что угодно, только не историк.

Допустим, Николаю Карловичу, как бывшему профи, дороги некоторые подходы к советской истории и он ставит себе цель: сфокусировать общественное внимание на учебнике Вдовина-Барсенкова, вызвать дискуссию, выдвинуть альтернативную трактовку тех же вопросов. Это был бы шаг достойный – для человека со столь солидным образовательным уровнем, который дает исторический факультет МГУ. Он бы, надо полагать, потребовал провести научную конференцию, посвященную национальному вопросу в истории СССР (а то и целую серию подобного рода конференций), инициировать для профильных «круглых столов» работу лучших сил академической науки, известных вузовских преподавателей, публицистов…

Что ж, такой подход был бы полезным, поскольку в конечном итоге он бы способствовал выявлению истины о нашем прошлом. Но так ли действует Николай Карлович?

О, нет.

Для него удобнее оказалось приступить к шельмованию авторов учебника. Осудить! Обличить! Растоптать! Чтобы никогда! Ни при каких обстоятельствах! Так и слышится голос одного из литературных персонажей русской классики: «Не потерплю! Запорю!» Оказывается, не обсуждение тут нужно, а исключение некоторых фактов из отечественной истории. Иными словами, оскопление исторического знания. Если какие-то события имели место в историческом прошлом, если они полностью подтверждаются источниками, если данные статистики на сто процентов доказывает всю их печальную суть, но… выглядят они при всем том как-то неполиткорректно в свете «текущего момента» идеологии, что ж, их надо изъять из научного обращения. Вырезать, выкорчевать, выжечь каленым железом.

ЭТОГО НЕ МОГЛО БЫТЬ, ПОТОМУ ЧТО СЕЙЧАС ЭТО НЕПРАВИЛЬНО – таков «методологический» лозунг журналиста Сванидзе, бывшего историка.

В результате либеральнейший идеолог начинает использовать подлинно большевистские способы дискуссии. Вынимает шашку, поигрывает наганом перед носом оппонента, примеряет комиссарский «пыльный шлем».

Зачем это делается?

Как видно, Николай Карлович принимает участие в очередной операции на фронте информационной борьбы. Суть этой операции сводится к хорошему русскому слову «торкнуть». Хозяйка, желающая убедиться в том, что картошка в кастрюльке уже сварилась, «торкает» картофелины ножичком: еще твердые или уже можно кушать?

Так и сейчас: некоторые темы на протяжении последнего полугодия получили в масс медиа искусственное обострение. Создается ощущение, словно идет масштабная идеологическая подготовка «перестройки за номером два». Иначе говоря, опять обвальная либерализация, шоковая терапия, опять передел собственности, пересмотр исторических и культурных ценностей и, конечно, опять перекраивание политических сфер влияния. За счет масштабной смуты в самом начале, разумеется. В сущности, речь идет о том, чтобы в очередной раз переломить стране позвоночник и срастить его под новым углом… Опыт двадцатилетней давности внушает кое-кому радужные ожидания: толпы людей, которым пообещают «новую жизнь, лучше прежней», вновь будут ходить с открытыми ртами за назначенными вождями, а те на старте сладкоречиво предрекут высшую степень свободы для своих последователей, но финишируют чуть большей свободой для себя и величайшей степенью рабства для населения страны… Особо доверенные фигуры уже принялись «торкать» народ: ну, вы как, сварились наконец? Готовы разинуть рты и идти, куда покажем? Или кто-то все еще сопротивляется благому?

Но, думается, еще лет десять будет рановато. Не только народ, но и весьма значительная часть образованного класса очень хорошо усвоила уроки бешеных 90-х. А потому будет сопротивляться наступлению «второго раунда» каждый день, каждый час, в любом слове и в любом действии. Это именно тот случай, когда картошка перехватывает вилку и начинает «торкать» существо, возомнившее себя «хозяйкой».

С этой точки зрения коллегам Николая Карловича по Комиссии, занимающейся «противодействием попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России» (туда он входит с 2009 года), пора озаботиться размышлением: как долго они будут терпеть рядом с собой борца с профессиональной исторической наукой? Сванидзе «поставил вопрос» о Вдовине и Барсенкове, тем самым подготовив почву для того, чтобы «поставили вопрос» о нем самом…


Прикреплённый файл:

 svanidze.jpg, 3 Kb

Смотрите также в интернете:

bertramhw.livejournal.com/7202.html


Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

8 сентября 18:35, Пётр С.:

Суд истории над оккупантами космополитами неизбежен

Сванидзе, наряду с Познером, Млечиным либералам легионом выполняют роль сторожевых "псов" режима, образовавшегося в ходе крушения СССР и роль смотрящих за состоянием умов населения, формирующих сознание масс в нужном для сохранения режима направлении. Любой переходный этап между общественными экономическими формациями нуждается в диктатуре ведущего класса, причём эта диктатура становится тем заметнее и сильнее, чем заметнее и сильнее становится сопротивление свергнутых с властного трона классов и масс их поддерживающих. Всякая революция должна уметь защищаться. Революция (государственный переворот) нерусских нуворишей, прошедшая по рекомендациям ЦРУ стремится защитить свои завоевания, но не те, что для всех (свобода слова и др.), а те, что обеспечивают власть придержащих устойчивым и комфортным существованием, их свободу набивать карманы долларами, скупать запасные "норы" безопасности за рубежом на случай вынужденного бегства от возмездия коренного народа и т.д.

В условиях относительной стабильности вменяемая часть элиты и народа всё более осознаёт мошенническую природу, образовавшейся власти, её полную зависимость от западных сюзеренов, её хапужническую, неоколониальную и открыто антирусскую суть. При таких условиях у России отнимается будущее возрождение. Идеологический переход на позиции белой России для большого числа секуляризованного населения невозможен, возврат под красный флаг невозможен для другой большой предпринимательской части русского населения. Терпеть сегодняшний мошеннический коррупцонный олигархический режим, завязанный на мировые западные транснациональные олигархические структуры, не хотят и первые и вторые. Режим трещит, власть шатается. Сванидзе и Ко это прекрасно понимают, их личное благополучие тоже под угрозой. Вот и вытийствуют по поводу "красноты" в учебниках истории. Против "оголубения" либеральной "синевы" такие деятели не возражают, беря пример с вожделенного Запада. "Русская белизна" их тоже не страшит, с руководством РПЦ установлена почти "симфрния" властей, а вот "красных" русских, особенно жидовствующие-вечные революционеры, разрушающие гойские государства, боятся. В последнее время обозначилось единение в нарде: бывшие красные поняли связь Морального кодекса строителя коммунизма с новозаветными заповедями, а православные подумывают о Монархии на социалистических началах. И первые, и вторые всё больше убеждаются во вредоносном влиянии нерусского элемента в русских делах и в боязни либеральных властей возрождения русского самосознания. Постоянные незаслуженные упрёки от официальной нерусской либеральной жидовствующей пропаганды русских в фашизме и экстремизме сплачивает русских против оккупационной власти. Для космополитов дело всё больше "пахнет керосином". Поэтому они и оживились как крысы перед землетрясением. Страх возмездия заставляет подельников Сванидзе обрушиваться на русских историков. Но суд истории для них неизбежен как и суд Господен для всех грешных.


9 сентября 16:13, Виктор:

Цитаты:

«А теперь Николай Карлович Сванидзе. Что он такое? Окончил тот же самый исторический факультет МГУ более четырех десятилетий назад, вот уже более двадцати лет не работает по специальности историка. Иными словами, он «ушел из профессии» еще в советское время. Ныне это известный журналист, политический обозреватель, телеведущий, иначе говоря, всё, что угодно, только не историк.»

«ЭТОГО НЕ МОГЛО БЫТЬ, ПОТОМУ ЧТО СЕЙЧАС ЭТО НЕПРАВИЛЬНО – таков «методологический» лозунг журналиста Сванидзе, бывшего историка.

В результате либеральнейший идеолог начинает использовать подлинно большевистские способы дискуссии. Вынимает шашку, поигрывает наганом перед носом оппонента, примеряет комиссарский «пыльный шлем».

То, что либерал разговаривает, как большевик только подтверждает, что либералы и большевики имеют больше общего, чем это принято считать. Меняется лозунг «даёшь коммунизм» на «даёшь капитализм» и всё. Только одно слово меняется- а всё остальное остаётся неизменным. Потому что бывших историков, окончивших МГУ не бывает, также как и бывших сотрудников КГБ. Просто раньше он лил воду на строну одних, а теперь с тем же рвением и повадками на строну других. В конце концов чем коммунистическая ложь лучше либеральной лжи?

Сванидзе имеет 100% совеЦкую биографию. И если он говорит что он либерал это ложь. Почему? А он не умеет по-другому, его другому «почтенные красные профессора» не учили. Сванидзе это их же порождение и зеркальное отражение.

Тестовый вопрос на тему чему учили «почтенные профессора» про СССР:

При какой власти уровень оплаты труда рабочих был выше: при Царской или при совеЦкой?


9 сентября 18:27, Сергеев:

Ну, что тут скажешь, во времена И.Сталина, таких товарищей, как Сванидзе и ему подобных, расстреливали. Сейчас к сожалению, другие времена, как любит говорить известный русофоб В.Познер. Очевидно, что эти люди работают на Западные спецслужбы (ЦРУ- например), а точнее на их идеологические отделы и с такими людьми надо бороться.


9 сентября 19:02, р.Б.Александр:

"Торчок" правит бал

Достойные люди (авторы учебника) не стали мазаться в дерьме? Или просто оказались слабаками?

Авторы учебного пособия для студентов высших учебных заведений «История России. 1917-2009» доктора исторических наук, профессора кафедры отечественной истории XX-XXI веков МГУ им. М.В.Ломоносова Александр Барсенков и Александр Вдовин, обвиненные «в фальсификации истории и клевете на чеченский народ», признали свою «вину» и попросили не доводить дело до суда, сообщает сайт «Северный Кавказ» со ссылкой на пресс-службу главы и правительства Чеченской Республики - информация с сайта РНЛ - http://ruskline.ru/news_rl/2010/9/08/universitety_dolzhny_byt_avtonomny_i_ot_progressivnogo_grazhdanskogo_obwestva/

Обидно. За русских, за державу, за наши православные традиции.

Враг в очередной раз заставил отступить, - вторая сотня лет отступления...

А мы гадаем почему горим и тонем...


10 сентября 10:13, Питерский:

9 сентября 18:27, Сергеев: /// «Ну, что тут скажешь, во времена И.Сталина, таких товарищей, как Сванидзе и ему подобных, расстреливали»///. Да, было такое, несмотря на единство подхода: «ЭТОГО НЕ МОГЛО БЫТЬ, ПОТОМУ ЧТО (признавать – Пит.) СЕЙЧАС ЭТО (было бы политически) НЕПРАВИЛЬНО». Ну, был Троцкий «человеком №2» в октябрьскую революцию, и в Гражданскую немало усилий приложил к победе над классовым врагом, но признавать сейчас, в 30-х, это было бы политически неправильным. Политическая целесообразность есть категория более высокого порядка в сравнении с научной истиной. Её, целесообразности родимой, ради-для можно расстрелять, а можно и просто ошельмовать. Зависит от возможностей и, опять-таки, от целесообразности текущего момента.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019