25 мая 2019
Дневники

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Хаськович
26 сентября 2012 г.
версия для печати

"Не боишься Бога? Бойся верующих в него!"

По данным социологических опросов, более 80% процентов россиян поддерживают ужесточение наказания за оскорбление чувств верующих. Редкое единодушие власти и народа. Народ сказал — парламент сделал. И вот уже появляется проект новой статьи в Уголовном кодексе

Статья 243.1 ."Оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан" предусматривает наказание от трех лет тюрьмы и выше.

Вообще парадокс современного государства состоит в том, что оно последовательно сокращая свою роль в экономике, стремится максимально активно регулировать жизнь. В то время как вся экономическая сфера все больше освобождается от государственного регулирования — через упрощение правил ведения бизнеса, отмену лицензирования многих видов деятельности, оптимизацию социальной нагрузки на частный капитал и т. д. — вся частная жизнь индивидуума становится год от года все более юридически зарегулированной.

Семейная жизнь уже довольно давно стала зоной государственного регулирования и отношения внутри семьи все больше определяются не самими ее членами, а разного рода законодательно определенными правилами. Здоровье отдельного человека тоже уже не является его собственной прерогативой, а стало заботой государства, которое стремится решать, курить ему или курить, в какие часы пить и т. д. Пока, конечно, ситуация в развитии, но тенденция юридического оформления отношений человека со своим собственным образом жизни очевидна.

Теперь самым модным трендом в этой области, не только в России, но и во всем мире становится стремление законодательно форматировать сферу религиозной жизни человека. Эта сфера долгое время была табуирована для внешнего вмешательства концептом о том, что религиозная жизнь — это частное и даже, как любят говорить, «интимное» дело каждого и единственное, что может здесь позволить себе государство, — это следить за тем, чтобы никто никому не мешал верить в то, что он считает нужным. Так считалось во всяком случае на уровне концептуальных подходов, понятно, что на практике нередко могло быть несколько иначе, но формально даже в СССР декларировалось право свободы совести.

Понятно, что такой подход сформировался прежде всего в Европе после нескольких веков кровавых межрелигиозных войн, как защитный механизм. Впрочем, как и формирование всей сферы «частной жизни» стало следствием войн всех против всех в период с позднего Возрождения и фактически до начала ХХ века. Частная жизнь стала той сферой, куда можно было выносить, как за скобки, многие вопросы — такие, как религия, языковые различия, кулинарные предпочтения и многие другие. Смысл был в том, что вынесенные в сферу частного противоречия уже не могли стать причиной для масштабного конфликта. Банальная максима «о вкусах не спорят» стала лучшей иллюстрацией такого подхода.

Ситуация изменилась после того, как европейцам пришлось столкнуться с теми народами, для которых никакой сферы частного не существует и для которых религиозное — это совершенно не интимное, а, напротив, наиболее публичное из всего существующего. Проблема усугубляется еще и тем, что и сами европейцы за ХХ век перестали верить в частное. Сначала этому способствовала эпоха тоталитарных обществ 30-50-х, которые в силу своей специфики стремились именно что тотально контролировать своих членов, затем частная жизнь оказалась окончательно разрушена развитием средств массовой информации и систем коммуникации, что привело к появлению т. н. "информационного общества", в котором все не просто могут, а должны друг про друга все знать.

Вот только оказалось, что все загнанное в частное тихо там и умерло, и особенно это касается религиозного, которое, по определению, не может быть быть частным, так само слово religio переводится с латыни как «связь» и предполагает тем самым контакт с чем-то за пределами себя. Становясь интимным, замыкаясь в себе, религиозное умирает, превращаясь в благостные фантазии на темы высокой духовности. Но в то же время религиозное не может быть публичным, так как связь предполагает диалог, а не массовое обсуждение подробностей.

Иное дело, те самые религиозные чувства, о защите которых так беспокоятся законодатели. Они могут быть только публичными, так как никакого отношения ни к вере, ни к неверию не имеют. Мир так устроен, что чувства людей оскорбляются на каждом шагу, и по самым разным поводам. "Религиозные чувства" — это сфера, в которую наиболее удобно канализовать недовольство человека несовершенством мира. Каждому приятнее думать, что его оскорбляют за то, что он правосланый или мусульманин, а не по той простой причине, что в троллейбусе и так было слишком много народа, а тут еще и он влез на последней остановке.

В принципе подобные механизмы регулирования народной обиды есть в каждой стране. Вот в традицинно атеистическом Китае, чувствуя растущее в результате расслоения общества напряжение, вспомнили про острова Синкаку, а в исламском мире с оскорбленными религиозными чувствами уже давно и со вкусом работают.

Отсюда и объяснение феномену «православных атеистов» составляющих большинство оскорбленных в чувствах в нашей стране. Это те люди — от телеведущего правоверного иудея Владимира Соловева до «неверующего» друга патриарха Виталия Третьякова, — которые так любят говорить, что сами они неправославные, но их религиозные чувства оскорблены. Все верно! Обижена их обида и оскорблено их оскорбление. Точнее, конечно, не их собственные обиды и оскорбление, им-то как раз обижаться не на что — все хорошо, а той аудитории, к которой они обращаются. А вот это как раз и должно бы оскорблять больше всего — ведь перед нами случай самого настоящего зомбирования, да еще лукавого и льстивого. «Мы-то сами давно неверующие — говорят нам зомбировщики — а вот вы — народ, православные ваши чувства должны быть оскорблены». Такое вот воспитание высоких чувств.

Но будем объективны: до последних событий в ХХС никаких религиозных чувств у большинства русского населения (тех самых пресловутых 80% «исторически православных») не было. Потребность в вере, хоть и довольно своеобразная, у многих была, и именно она руководила людьми, когда они они отстаивали многочасовые очереди к святыням, но вот религиозное чувство, которое можно было бы оскорбить, появилось только теперь. И появилось оно только сейчас — такое же искусственное и агрессивное, как путинский патриотизм, ничего общего с любовью к Родине не имеющий.

Поэтому совершенно очевидно и логично, что способы использования как гражданами, так и государством подобного искусственно сформированного религиозного чувства требуют законодательного урегулирования, чтобы всем было понятно, когда, чем и как следует возмущаться.


Прикреплённый файл:

 horugvss.jpg, 5 Kb

Смотрите также в интернете:

rusyappi.ru/dovody/3660-vospitanie-religioznyh-chuvstv


Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

28 сентября 08:17, Петр Иванов Мюнхен - Германия:

Господи!, стра

Темны дела проклятого беса!

Достоевские бесы родили новую изуверскую "Программу по стравливанию народов и религий: оскорбление чувств верующих".

По сути, это подготовка к скрытым религиозным войнам в России.

Машиах потирает свои мерзкие ручки: кто не поклонится машиаху - тот оскорбляет религиозные чувства верующих машиаху.

Уже я сам,своими словами: "Машиах потирает свои мерзкие ручки...",оскорбил чувства верующих, и заслуживаю сурового тюремного срока.

Боже, Боже не остави меня грешного!



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019