21 апреля 2019
Дневники

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья и Яна Бражниковы
19 февраля 2013 г.
версия для печати

Предать свою расу

У черных есть чувство ритма,

у белых — чувство вины.

Б. Гребенщиков

"Джанго освобожденный" К. Тарантино, на первый взгляд, не нуждается в комментариях. Однако стоит прислушаться к посланию автора, который, как и его герои, предает свою расу. Он показывает тупик белого проекта цивилизации и всерьез задумывается о Просвещении, которое возглавят черные.

После выхода на экраны «Бесславных ублюдков» (2009) аудитория Квентина Тарантино, похоже, разделилась на два лагеря: в первом остались поклонники «раннего Тарантино» (вплоть до «Доказательства смерти»). Во втором – те, кто «раньше не особенно любил», но был потрясен последними картинами.

Возможно, кто-то не находит в последних работах Тарантино "второго дна" и "интеллектуальной игры", которые с избытком присутствуют в «Джекки Браун» и в других ранних его фильмах. Однако, в известном смысле, избыточное остроумие, интеллектуализм и работа над формой бывают признаком незрелости. Сегодняшний Тарантино, несомненно, начинается с "Убить Билла", где автор достигает совершенства формы и дальше начинает работать исключительно с содержанием.

«Джанго освобожденный» (2012), как и «Ублюдки», казалось бы, не требуют дополнительных комментариев. Но, несмотря на совершенство и герметичность «Джанго», чей автор уже получил несколько премий от профессиональных сообществ «За лучший сценарий», имеет смысл все же прислушаться к его посланию.

В фильме два главных героя – черный и белый. Белый совершает то же, что и сам Тарантино своим фильмом: а именно – предает свою расу.

Перед нами два мира, две цивилизации. Допустим, это те же марксовы «классы», но спроецированные в расовую плоскость. Как и положено, класс угнетенных, класс рабов, обязательно должен освободиться, сбросить «иго белых господ». Это — перспектива, к которой, как говорится, «пора привыкать». Однако, побеждая, освобождаясь, класс рабов копирует основную черту господ, исполняет их предание. Научается предавать свою расу.

Один из ключевых эпизодов – когда белый Учитель (Доктор Шульц) заставляет черного ученика (Джанго) убить отца, пашущего землю, на глазах у его сына. Джанго не может этого сделать – и его колебания хорошо понятны. Это «бесчеловечно» — это двойное преступление. Выстрел поразит не только того, кому он предназначен, но и навсегда изменит ребенка, бывшего непосредственным свидетелем.

Земледелие – отличительная черта ариев. Арийцы – пахари, они повсюду привносят пахотную культуру. Убийство также лежит в основании этой расы. Каин – земледелец убивает Авеля-пастуха и на призыв к ответу, с которым Бог обращается к нему, отвечает: «Разве я сторож брату своему?» Эта формула во многом предопределяет этику белой расы.

Убить белого пахаря на глазах у его сына – это жертвоприношение. Действие, после которого человек становится проклятым. Это понимает Джанго, представитель "авелевой" расы. Библейский сюжет переворачивается: Авель должен убить Каина – и это представляется ему невозможным.

В ответ на его колебания Доктор — Учитель находит лишь аргументы в стиле буржуазного рационализма, демонстрирующего всю нищету белой, каиновой цивилизации:

1. Этот человек – не пахарь, но убийца: «если б он хотел пахать землю, то не грабил бы дилижансы». То есть это очень плохой человек. Здесь невольно возникает параллель с фильмом «Кочегар» (А. Балабанов), где истопник верит в то, что Топка ежедневно принимает трупы «очень плохих людей», пока не опознает среди них свою дочь.

2. «За него нам дадут семь тысяч долларов».

Таким образом, предел белых – апелляция к морали и прибыли, ключевым ценностям буржуазного Просвещения. Собственно, жизнь любого человека в этой цивилизации измеряется по принципу «хороший\плохой» и по принципу стоимости — сколько ты стоишь – ты сам или твой труп.

Вся эта сцена дана с предельно общего плана – пахарь и его сын размером с муравьев. Мы не видим лиц, мы слышим только выстрел и крик: «Папа!» — что делает сцену еще более убедительной и точной. Любитель «натурализма» Тарантино, которого не редко обвиняли в смаковании кровопролития (да и сам он в интервью рассказывал, что ему интересно предельно точно отобразить те жестокие страдания, которые переживает, скажем, раненный в живот) – здесь работает исключительно символически.

Еще один акт предательства расы со стороны Шульца – это краткий пересказ сюжета «Нибелунгов». Передача ключевого предания представителем расового сообщества приобщает чужака к реальности мифа. Доктор Шульц пересказывает его таким образом, что Джанго отождествляет себя с Зигфридом. Остроумные рабовладельцы-немцы предварительно назвали Брумхильдой избранницу Джанго. И здесь возникает масса пикантных нюансов.

Знание сакрального мифа германцев – обосновывающего господство белой расы — его носитель передает негру. И важно здесь не столько то, что он рассказывает, сколько то, что слушатель – Джанго – исполняет миф, становится Зигфридом. Сакральный миф переворачивается.

Плантация «Кэндилэнд» — осмысливается как «драконье логово», царство мертвых, из которого Царевич Джанго освобождает свою возлюбленную. И в этом содержится своего рода послание автора фильма.

«Джанго» — не только виртуозная реконструкция прошлого, но и предупреждение. Финал фильма пока еще остается утопией. Однако К. Тарантино всерьез предлагает задуматься над вполне реальной перспективой сдачи белой расой своих передовых позиций. Счет идет на годы.

Несмотря на то, что мы живем в эпоху первого черного президента США и в преддверии первого черного Папы Римского – Черный мститель еще не стал Зигфридом. Но рано или поздно это произойдет – в этом режиссер уверен.

Согласно Библии, «сыновья Иафета поселятся в шатрах Симовых». Но есть и Черная Библия, где говорится, что сыновья Хама поселятся в шатрах Иафетовых.

«Мы в ответе за тех, кого приручили». Тем более – за тех, кого освободили и «цивилизовали», просветили, — это осознает и озвучивает Доктор Шульц. Тем более, что «варваризация» всегда является следствием, а не предпосылкой процесса цивилизации.

Белая цивилизация несет ответственность за тех, кого взялась цивилизовать и варваризировать. Современные требования политкорректности никак ее не компенсируют, напротив – лишь больнее маскируют. (Тем более смешно принимать обвинения в «расизме» русским – как это было произошло недавно перед матчем «Зенит – Ливерпуль». У нас нет вины перед неграми – нам надо разбираться с ответственностью перед полутора сотнями малых народов, втянутых нами в модернизацию).

Тарантино показывает пределы и тупик белого цивилизационного процесса. Он вполне серьезно относится к проекту Просвещения, который возглавят (или продолжат) черные. Недаром Джанго выбирает себе костюм европейского юноши с картины 18-го столетия – и перенимает бремя Просвещения, от которого отвернулись его инициаторы.

Здесь раскрывается и исход второй ключевой сцены фильма – сцены поражения и смерти Доктора Шульца в доме Кэнди (ди Каприо), владельца «Кэндилэнда». Доктор исполняет миф как инструкцию – несмотря на то, что Джанго-Зигфрид постоянно (и неслучайно) переигрывает свою роль Черного Предателя, чем сбивает немца, который видит себя спасителем Брумхильды. Наконец, Брумхильда выкуплена, освобождена, миф исполнен. Однако в последнем Учитель оказывается слабее Ученика. «Извини, не удержался», — объясняется Доктор Шульц, пристреливая Кэнди и закрывая тем самым проект «Освобождения».

Тысячу раз удерживается Джанго – и когда собаки «отправляют в рай для нигеров» бойца Д’ Артаньяна, и когда хозяин заставляет Брумхильду продемонстрировать шрамы на спине…. Он научился. Он тоже ради любви предаёт свою расу. Белым учителем движет чувство вины и ответственности. Чёрным учеником — исключительно сила любви. Сам Кэнди восхищается способностью негров к удержанию. «Никто из нас такого не вынес бы».

Тема «удержания» и самоограничения (сублимации агрессии, если угодно) постоянно присутствует в фильме. Оно является ключевым критерием «цивилизации». Немецкий антрополог Н. Элиас именно так определял суть «процесса цивилизации» — замещение агрессии самоограничением. В этом смысле европейцы по сравнению с китайцами – варвары, — замечал Элиас, — они едят ножами.

Доктор Шульц в ключевой момент «дает слабину» в том виртуозном самоограничении, которому он обучал Джанго. Последнему остается пожать плоды этой варваризации — и вернуться на путь, с которого сошел его белый учитель.


Прикреплённый файл:

 scena2.jpg, 13 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

28 февраля 14:16, Владимир:

Cовременное искусство - инструмент уничтожения белой расы

Практически все т.н. «современное искусство» направлено на нивелирование расовой и национальной принадлежности, на превращение Белый Людей в «общечеловеков». По этому поводу хорошо замечено:

«Человек со здоровой психикой безошибочно отделяет «красивое» от уродливого: антропологи утверждают, что природная брезгливость, инстинктивное неприятие безобразного было важнейшим условием эволюции человека и поддержания здоровья всего биологического вида. Мой отец содрогался от омерзения при виде сцен из кинофильмов, где мерзкий негр целует слюнявыми вывернутыми губами белую женщину. Проиудейские идеологи сознательно уничтожают в человеке природные инстинкты; иудеям нужна марионетка, выполняющая их команды, а не живущая по Законам Природы. Для этого-то и разрушается природно-привлекательный образ сильного белого мужчины и утонченной белой женщины; сцены и экраны заполнены толстозадыми педиками, неряшливыми пузатыми уродцами и чернож..ми шлюшками. Человек теряет ориентиры, нормальные природные установки – теперь он «готов к обработке», теперь он – прекрасный материал для производства “shitting machine”.

Из книги В.В. Воробьева-Брусилова «Размышления дилетанта» ( http://rd2009.cc )


7 февраля 01:38, игнат:

Илья и Яна Бражниковы шабесгои

вся статья ни о чём !поиск чёрной кошки ,там где её нет.

вроде солидный журнал, а основ не видите.

обратите внимание кто был продюсером этого фильма -братья вайнштейн жиды.

более 85 % СМИ сосредоточены в жидовских руках.

и произошло это за последние 25 лет.

тарантино абсолютно аморальный тип .

для которого выше всего деньги и которые не пахнут.

в этом фильме они закладывают очередную бомбу под будущую войну белых и чёрных.

канал МТВ вообще показывает пример для белых девочек ,как трахаться с неграми.телегония и уничтожение белой нации -кагал действует именно в этом русле.

также увеличивая в чёрных ненависть к белым.

появившаяся игра -выруби белого как раз есть плод таких фильмов.захват и разгром гипермаркета чего стоит.

если копнуть глубже то за всеми движениями в 20 веке как то анархизм ,феминизм ,гомосексуализм ,стояли жиды.можете прочесть книгу олега платонова -отчего погибнет америка.

и во время рабства белые также были рабами.если вы не знали.

а возили рабов из африки на кораблях до 80 % жиды.

так то .


20 августа 18:10, Игорь Борисович Трембач:

Интересная статья, интересный фильм.

Интересная статья, интересный фильм. Не помню, чтобы я его смотрел, но надо посмотреть. Хотя я ещё "Возвращение героя" с Арнольдом Шварценеггером не посмотрел с прошлого года. А вообще конечно такие фильмы деструктивны как большинство западной киноиндустрии.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019