22 августа 2019
Дневники

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Яна Бражникова
29 мая 2013 г.
версия для печати

Цикута блюз

Минобр собрал машину, которая не работает, и причины ее дисфункции непрозрачны. Выхода два: либо привлечь специалистов для ее воссоздания и воспроизводства, либо установить ширму и имитировать за ней движение. Для этого также понадобятся специалисты, в том числе несколько профессиональных философов. Но с последними стоит сразу договориться...

В течение месяца в центре внимания СМИ находится Философский факультет РГГУ, который лишен Министерством образования бюджетных мест по направлению подготовки бакалавров.

На пресс-конференции представитель Министерства образования объяснил это решение тем, что у поступающих на факультет невысокие показатели по ЕГЭ, а также среди них мало победителей олимпиад. В отличие от аналогичных факультетов МГУ и НИУ ВШЭ, которым и отдают предпочтение абитуриенты.

Как ни крути, но идеологический посыл этих "хозяйственных" и «чисто технических» аргументов также вполне очевиден: "неэффективный", интеллигентский РГГУ с неизлечимым оппозиционным бэкграундом в целом давно уже надо было «снять с баланса». А уж «бесполезных» философов можно уволить и вовсе без лишних комментариев. Они и так вечно при смерти — у них цикута в крови.

Понятно. То есть ничего не понятно.

В том числе не очень понятно, почему очередной этап «отжима» государственных средств, выделяемых на высшее образование, а также чисто рейдерская процедура перераспределения ресурсов от одного факультета к другим (оправданная какими-то сомнительными вычислениями «качества», имевшими закрытый характер) вызвала в профессиональной среде философов… возрождение дискуссии на вечную тему: "Зачем нам нужна философия?"?! А не, скажем, не менее философскую, однако актуальную и законную в данном случае постановку вопроса:

«Это и есть результат модернизации Университета?»

Видимо, коллеги сочли, что Минобрнауки был движим просветительскими намерениями: он хотел разбудить философов ото сна и заставить непротиворечиво обосновать собственную легитимность.

Философам напомнили как то, что они в принципе «ничего, собственно говоря, не производят» по определению, однако вправе требовать у государства "компенсации" за репрессии (за планомерное уничтожение свободной мысли в советское время), так и то, что Университет невозможен без философского факультета в центре его. Таким образом, государство обязано особым образом оценивать "эффективность" философского факультета как такового — если хочет, чтобы его университеты университетами назывались.

Так сложилось, что я являюсь одновременно продуктом (выпуск 99-го года), пока еще производителем (работаю с 2002 года) и потенциальным потребителем образовательных услуг этого факультета, фактически подлежащего сегодня ликвидации... И, откровенно говоря, меня бы сильно удивило, если бы подобной ситуации не возникло бы в самое ближайшее время. Не потому, что мне кажутся хоть в какой-то мере справедливыми те претензии Министерства образования, которыми оно оправдало свое решение лишить факультет бюджетных мест. Напротив, эти аргументы мне кажутся сугубо «философическими» и не имеющими к процессу воспроизводства вузовского образования в нашей стране (в том числе к тем критериям, по которым реально формируются у родителей абитуриентов предпочтения того, а не иного вуза или факультета) никакого реального отношения. (Особенно цинично выглядит упрек в том, что среди поступающих на наш факультет мало т.н. «победителей олимпиад». Известно, что это один способов родительского решения логической апории, в которую с недавних пор превратилось поступление).

Меньше всего возникшая ситуация связана со значением и ролью университетской философии; бюджетные места стремительно исчезают и по другим направлениям специализации. Минобр не выделяет денег на философское образование не потому, что философы в принципе неэффективны, а уж РГГУ-шные в особенности. А потому, что высшее образование (бакалавриат) в принципе становится платным. И здесь опять же, как говорится, «дело не в деньгах»: реализуется та программа модернизации образования, чьи цели и идеология были вполне прозрачно озвучены еще три года назад. В рамках обсуждения нового закона об образовании в ОПРФ было признано, что фактически в России на сегодняшний день высшее образование фиктивно; лишь некоторые университеты могут претендовать на статус «исследовательского университета», остальные «пристроились» и осуществляют «псевдообразование». Стратегия снижения спроса на высшее образование и доведение числа поступающих в вузы до 5-7% от числа всех российских выпускников была сформулирована тогда ректором ГУ ВШЭ Я.И.Кузьминовым, и сегодня мы наблюдаем этапы ее реализации. «Несмотря на очень низкую эффективность, спрос на высшее образование по-прежнему очень высок: семьи будущих абитуриентов, имея даже скудный доход, готовы вкладывать последние средства в подготовку к поступлению в вуз» — высказал в свое время недоумение ректор «приоритетного» вуза, соединившего в названии преимущества как национальной (наполеоновской), так и исследовательской (гумбольдтовской) моделей университетов. Сегодня университетским идеалом выступает также «University of Excellence» (университет совершенства или университет превосходства), чье превосходство подразумевает и создание закрытого кампуса, в котором «учиться будут немногие избранные, а преподавать – те, кто не согласен это делать за нынешнюю скудную зарплату».

Независимо от того, кто именно из признанных эффективными университетов сумеет воплотить идеал Университета Превосходства, очевидно, что сами эти концепции требуют прежде всего актуальной философской проблематизации и отнюдь не только «кабинетной» разработки. Равно как и забытые уже сегодня – и входящие в явное противоречие с озвученными критериями — «болонские соглашения» — студентоцентричная и социальноориентированная версия т.н. «модернизации». Сами значения понятий «национальный» и «исследовательский» теперь воспринимаются как метафоры, за которыми стоит либо готовность воспроизводить системную элиту, либо политически стерильная позиция кабинетного ученого, творящего "гражданскую нацию", но не несущего ответственности за продукт. Не говоря уже о «лысенковских» гибридах того и другого.

На мой взгляд, в этом и заключается самый существенный из аргументов «в защиту философии», множество которых было озвучено в майских дискуссиях. Вероятно, попытки «философского профсоюза» доказать «пользу» своего ремесла и угрозу обществу в случае потери качества производимым им продуктом, выглядят туманными или наивными. По сравнению с претензиями профсоюза автомехаников.

Однако, в тех устройствах, институциях и социально-политических изобретениях, на которых «движется» в том числе и наша отнюдь не специализированная повседневность, всегда задействована и «работает» определенная спекуляция , философия. Другое дело, в каком качестве она задействована – в качестве критики, готовой поставить под вопрос в том числе и свое превосходство — или в качестве ширмы, прикрытия, спекулятивно «оформляющего» задним числом перераспределение символического капитала… И в этом смысле рассчитывающее на достойный «откат» и особое, превосходное и бесполезное по большому счету – место среди других университетских дисциплин. Плюс возможность не реагировать на «запросы гражданской нации», которую эта Философия производит и контролирует.

Не в том беда, что нынешней «власти» не нужна философия, в отличие от предыдущей – советской – которая ее подавляла и эксплуатировала. Возможно, дело в обратном: «власть» постоянно злоупотребляет разного рода философиями, вынуждает искать выход в «непредставленном» и участвовать в обслуживании сугубо спекулятивных, неработающих абстракций. Главной из которых сегодня стала «модернизация образования». Минобр собрал машину, которая не работает, и причины ее дисфункции непрозрачны. Выхода два: либо привлечь специалистов для ее воссоздания и воспроизводства, либо установить ширму и имитировать за ней движение. Для этого также понадобятся специалисты, в том числе несколько профессиональных философов. Но с последними стоит сразу договориться, чтобы «структуры не выходили на улицу».

Меня не пугает мысль, что Университет может быть воспроизведен (переизобретен) в совершенно новом качестве – как гайд-парк, как кампус, как фитнесс-клуб или как гипермаркет. Сама по себе «товаризация знания» не составляет еще гибели Университета и профильных его специальностей. Однако, декоративная модернизация, которая остается таковой прежде всего в силу своей неизобретенности, выглядит слишком уж условно, если сводится к цифровому контролю качества и переводу философии в разряд университетских музейных экспонатов.


Прикреплённый файл:

 academia.jpg, 15 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019