15 ноября 2018
Дневники

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Хаськович
11 ноября 2013 г.
версия для печати

Казус Павленского: текст и подтекст

Нетрудно догадаться, почему обсуждение послания акции подменяется обсуждением предполагаемого и конструируемого постфактум подтекста действий ее автора. Общество не то, что боится, но даже просто не хочет замечать предъявляемых ему обвинений. Оно не готово отвечать на них: ни опровергать, ни, тем более, с ними соглашаться.

Мы все совершенно перестали верить людям и всегда автоматически начинаем искать в любых словах и делах другой смысл, тот которого действующий и говорящий открыто не заявлял. Прекрасной иллюстрацией этого тезиса стала реакция общественности на акцию петербургского художника Петра Павленского, прибившего гвоздем свою мошонку к брусчатке на Красной площади.

Сам акционист назвал свою акцию вполне понятно и очевидно — «Фиксация». Кроме того, он выпустил заявление, в котором доходчиво объяснил смысл явленного им перформанса. «Акцию можно рассматривать как метафору апатии, политической индифферентности и фатализма современного российского общества. Не чиновничий беспредел лишает общество возможности действовать, а фиксация на своих поражениях и потерях все крепче прибивает нас к кремлевской брусчатке, создавая из людей армию апатичных истуканов, терпеливо ждущих своей участи» -заявил в нем художник.

Казалось бы, все тут ясно. Давайте обсуждать это высказывание — есть ли в нем какая-то истина, насколько адекватны средства, выбранные художником для выражения заявленной им мысли, настолько ли, в конце концов, важно это послание, чтобы доносить его столь резонансным способом. Но нет, этого не происходит, всем интересен не явленный как художественно, так и вербально текст, а подтекст, о котором даже неизвестно, есть ли он тут. Если быть точнее, то предметом обсуждения становится фантазийный подтекст, формирующийся общественным контекстом, в котором происходит восприятие акции и к которому ни сам художник, ни его произведения, прямого отношения не имеют.

Прежде всего, акция Павленского предсказуемо была названа «эпатажной». Что уже, как минимум, неточно, поскольку в наше время никого ничем всерьез эпатировать нельзя. Максимум, что возможно — это привлечь любопытное внимание. Что, конечно, художнику удалось, за счет сочетания яркого действа со значимым местом. Но шокирован его действиями, думается, никто особенно не был, даже наряд милиции и бригада «Скорой помощи», забиравшие его с Красной площади.

Тактика эпатажа уже довольно давно не работает. И Павленский, похоже, вовсе не стремился нанести пощечину общественному вкусу. Тем более, что этого вкуса и нет, его давно заменяет лицемерное и неискреннее ханжество основной массы наблюдателей и комментаторов. То, что раньше называли общественной моралью, превратилось сейчас в технический прием, позволяющий выстроить внешне обоснованное одобрение или осуждение того, что, совсем по другим причинам, нравится или, наоборот, не нравится тому или иному комментатору.

Так что сделанное Павленским привлекло внимание не потому, что это было непристойно, а потому, что оно было скорее неприятно и просто цепляло глаз, обращая на себя внимание. В конце концов, на это физически больно было смотреть, а боль всегда запоминается и вызывает реакцию.

Далее, общественность (которая в России, представлена исключительно в соцсетях) быстро назвала Павленского «фриком». Что тоже неверно, а точнее,- неважно. Поскольку, даже, если это так (а любой художник, тем более совершающий такие радикальные акции, по меркам среднего обывателя — немного чудик), заявленной целью акции Павленского было не проявить свою нестандартность, а обратить внимание общества на то, что находится за пределами самой акции, на то, ради чего она и совершалась. В то время как цель действий любого фрика (если только он и в правду не психически больной человек) показать окружающим, что он – «фрик» и получить от этого ту или иную (символическую или материальную) выгоду.

Следующим выводом, который сделали большинство наблюдателей, стало то, что Павленский, скорее всего, мазохист. Мол, ему доставляет удовольствие истязать себя, ну вот он и решил доставить себе удовольствие публично, а заодно и прославиться. Это «открытие» всезнающих наблюдателей — вообще ни о чем. Получал Петр Павленский удовольствие (сексуальное или какое другое) от того, что он делал, или нет — не имеет никакого значения для понимания смысла того, что он сделал. В конце концов, возможно, Толстой или Достоевский испытывали оргазм, когда писали свои романы и, собственно, может быть, поэтому они их писали? Какое теперь это имеет значение? Уж явно меньшее, чем то, что написано в самих этих романах.

Какие личные мотивы двигали тем или иные художником при создании его произведения, не имеет для понимания самого произведения практически никакого значения, это известно любому первокурснику любого гуманитарного факультета, да и просто нормально образованному человеку.

Нетрудно догадаться, почему обсуждение послания, месседжа акции подменяется обсуждением предполагаемого и конструируемого постфактум подтекста действий ее автора. Общество не то, что боится, но даже просто не хочет замечать предъявляемых ему обвинений. Оно не готово отвечать на них: ни опровергать, ни, тем более, с ними соглашаться. И, приходится признать, что такая реакция общественности только подтверждает правоту Петра Павленского.

Когда Pussy riot произнесли свое «Богородица, Путина прогони!» почти никто не стал обсуждать прямой смысл их послания: должна ли Богородица прогнать Путина или нет и, если должна, то почему не делает этого и т.д и т. п. Вместо этого все сосредоточились на «сексе с курицами» и инфаркте служки из Храма Христа Спасителя. Так было проще тогда — не замечать и не обсуждать послания, выраженного в акции, — вопросов лишних в голове меньше. Так проще всем и сейчас, обсуждать яйца и прочий фантазийный подтекст акции, а не ее смысл, выраженный более чем прямо и доступно, и не только художественным языком, но и прямым текстом заявления художника.

«Не чиновничий беспредел лишает общество возможности действовать, а фиксация на своих поражениях и потерях все крепче прибивает нас к кремлевской брусчатке» — Петр Павленский, 10 ноября 2013 года.


Прикреплённый файл:

 fix.jpg, 5 Kb

Смотрите также в интернете:

rusyappi.ru/dovody/kazus-pavlenskogo-tekst-i-podtekst


Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2018