25 июня 2019
Дневники

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Евгений Юрьев
15 октября 2014 г.
версия для печати

Дон Кихот и Санчо Панса будут вместе

Мы придумаем, рано или поздно, то общество, где Дон Кихот и Санчо Пансо снова скачут вместе. Круглоголовые и длинноголовые. Дон Кихот чуть впереди, прекраснодушный и увлеченный. Санчо Пансо чуть сзади. Добродушный и внимательный. Не преследуя, а следуя. Оберегая и внимая

Санчо Пансо никогда не догонит Дон Кихота.

О чем мы рассуждали с моим деревенским другом Володей Федячкиным у меня на крыльце? Лето, мятлик метелками зацвел, и еще аптечная ромашка. И мальва моя любимая, розовая, сибирская. И ветер такой, солнечный, с озера.

Володя говорил, что не видит смысла в использовании роботов, и вообще техники в будущем. Белковый человек, мужик, всегда будет дешевле в поле. Он делал быстрые вычисления вслух, его сын стоял рядом и смотрел снизу на своего отца, похожего на Теркина и одетого в выходную рубашку желтую, с нитками люрекса. Наверное думал, какой отец красивый. Володя взял топор рефлекторно и стал тесать ритмично столб, поддерживающий козырек крыльца, видимо это помогало его рассуждениям. Я аккуратно забрал у него топор, стараясь не помешать мысли, мне тоже было важно понять, как лучше и эффективнее организовать полевые работы в будущем, без трактора и бензина. Все у Володи получалось очень логично.

Володя достал из кармана бутылку и сказал, что это самодельный шестнадцатилетний виски, он его сделал вчера. Мы сели на крыльцо, я достал из-под тесовой половицы стопку, и мы стали пробовать виски.

Было очень вкусно.

- Давай вечером сделаем шашлык? У меня поросенок ногу сломал. Теперь его братья его забьют. Ну, мы их опередим.- Давай.- А давай лучше поедем на то место, где любовники купаются. Пошугаем.

- Ну давай. Давай только в деревне за коньяком заедем, я видел, там Три Аиста привезли, я такой только в восьмидесятых пил, ну, во время универа.

- Ну поехали.

Мы посадили володиного сына на заднее сиденье девятки, я нарвал зеленого лука, взял головку подсолнуха с крыши мшанника, сел рядом с Володей и мы поехали.

- А. Надо воды взять.

- У тебя возьмем, заедем по дороге.

- У меня нельзя. Я от жены ушел. Сына вот младшего забрал и ушел. Ну она заебала. Поживу у тебя пока.

- Ну ладно. Поехали давай.

Мы выехали на лесную дорогу, обогнали телегу, в телеге сидел Петро Щербатый, которого я когда-то хотел сделать садовником, но из этого ничего не получилось. Потом мы обогнали Серегу Черкасова, он ехал на велосипеде. Его я тоже хотел сделать садовником когда-то.

-О. Давай задавим его.

- Да ну. Поехали.

- Ладно.

Мы немного притормозили, — Стоять, Серега!, — дали Сереге немного луку для смеха, кусок подсолнуха, а виски не дали, ему нельзя, он пьяница, и поехали дальше.

В центре деревни, на дороге, цыганки стояли, разложили бензопилы Husqvarna.

Володя вышел, стал покупать. А жара.Цыганка одна молодая, в длинной юбке, другая тоже молодая. В машине неподалеку взрослый пузатый цыган сидел, строгий, видимо это были его дочери.

Цыганка завела пилу, стала водить ею опасно, объяснять, как все круто работает.

- За две тысячи давай, — сказал Володя.

- Пять, — крикнул цыган из машины.

- Володя, ты ебанулся, сказал я, — за пять тысяч пил не бывает. Поехали.

- Я знаю, сказал Володя, — это мне просто купить хочется. Да все нормально. Я рассчитал, это одноразовая пила, я с ней двадцать кубов леса на дрова спилю, и все окупится.

Володя купил пилу за три тысячи, цыган вылез из машины, подошел за деньгами, пожал Володе руку.Я подарил цыгану остаток подсолнуха, мы сели и поехали дальше.

- Ладно, давай заедем ко мне, я котелок с холодцом возьму. Я холодец вчера варил.

Мы подъехали к володиному двору, заваленному металлоломом. Всякими остатками холодильников, сеялок советских. Володя с девяностых барыжил металлом и держал свиней. Еще он научил все соседние деревни делать колодцы с обсадкой из бетонных колец. Все забыли очень быстро, кто их научил, и Володю это немного напрягало. Он собирался отомстить. Но это другая история.

Посреди двора стояла небольшая эйфелева башня. Это Володя собирал уникальный ветряк. Я ему купил для этого ветряка камазовский стартер в районе. Но это тоже другая история.

Мы выпустили из машины володиного сына, Володя ему ничего не объяснял, сын молча побежал к дому и очень быстро вернулся с котелком.

Мы поехали дальше, и скоро увидели богача Колышкина, который сидел на крыльце и брился. Живот он положил на табурет перед собой. Он уже наголо побрил голову, сбрил усы, и осталась рыжая борода, как ваххабитская.

Володя тоже сообразил про ваххабитскую бороду.

- О, Колышкин наш чечен что ли! Давай его ментам сдадим, как боевика, а дом трофейный продадим, деньги поделим.

- Давай его лучше с собой возьмем.

- Давай. Эй, Колышкин, поехали с нами.

- Огромный Колышкин посмотрел на нас, молча встал, взял табурет и ушел в избу.

- Ему жена с тобой водиться запретила, — сказал Володя, — он потом молчит, с ней не разговаривает.

- Понятно. Ладно, поехали быстрее.

- Погоди, я ему пилу покажу.

- Хорош, а! Поехали.

Мы подъехали к сельмагу, который держала жена Колышкина, я быстро купил Три Аиста, алейского сыру, и сказал жене Колышкина, что ее муж завтра уезжает со мной в город на коллоквиум. Все уже решено. Коллоквиум по психолингвистике. Жена Колышкина никак не отреагировала, и даже не посмотрела на меня, но когда я уходил, она все продолжала нарезать и нарезать от большого параллелепипеда сыр задумчиво. Огромным, советским еще ножом.

Потом мы выехали за деревню на холмы и ехали и ехали через березовые колки, всякие цветущие перелески и старый сосновый лес.

Я открыл на смартофоне файл с любимой володиной песней Комбайнеры в исполнении актера Растеряева, и Володя даже всплакнул, прямо за рулем. Он плакал, а я смеялся.

Потом мы приехали на наше место,стали купаться, потом есть холодец из котелка.

Такой ветер, такое солнце, такая воля. Белый песок и примерный дальний берег.

Приехали любовники, какой то толстый мент с теткой, на новом японце, дело в том, что это место считалось очень укромным, и сюда приезжали любовники со всей округи, а это три-четыре деревни, купаться и пить вино. Но мы не стали их пугать, как планировали сначала. Мы думали спрятаться, а потом напугать кого-нибудь. Мы так уже делали. Нет, мы дали им холодца, шестнадцатилетнего виски с коньяком, потом Володя пел с ментом про комбайнеров, а тетка рассказывала мне, какой мент добрый. Хоть и строгий.Володин сын смотрел сначала в смартофон, потом смотрел, смотрел на нас, а потом и уснул.

Еще засветло Володя завез меня обратно, к моему дому, и сказал, что не останется с сыном жить у меня, потому что завтра нужно ехать за комбикормом в Алейск, а жену с двумя другими детьми он как бросит, никак, хотя, конечно, со мной лучше, я разумный. Еще он сказал, что мечтает поехать на Горькое озеро, за триста километров, а потом совершить кругосветное путешествие.Потом мы увидели нарисованных Володей еще утром двух роботов, на грядке, палкой он нарисовал, когда объяснял свою концепцию, и стали смеяться над ними. Пьяные чо.

* * *

На Горькое озеро мы потом еще с ним успели съездить. Тем летом. Он взял жену и двоих сыновей. Жена его всю дорогу пилила-пилила, я и не знал, что жены так умеют, у меня не такая, он даже остановился на полпути, вышел и сел на обочину. Потом мы все пошли купаться на плотину, там рядом канал оказался.

Прошло уже несколько лет. Я стараюсь не бывать в России, взял за правило жить в какой-нибудь стране не меньше пары недель, или месяца, потом дальше и дальше. Все дальше от России.

Сделал, наверное, уже не одну кругосветку, если считать по милям.

Моя дочь недавно была в тех местах, в Сибири, видела Володю. Сказала, что он в отличной форме, отпустил бороду, румяный, даже глаза стали голубые, а не серые. Как и у других деревенских, где почти все потомки переселенцев из Украины. А сам он с матерью переселился в Сибирь из Северного Казахстана, в девяностых. Пришлось.

Я знаю, что там. Я постараюсь не приезжать туда как можно дольше. Год. Или два. Или десять, если придется. Нет. Хотя и скучаю по озеру...

Если мы увидимся с Володей, и он скажет мне: Ну что.. Крым наш... Крым наш...

Вот он ведь гаражный мужик. Рэднек. Крымнашист сейчас наверняка, по необходимости. Вот ему сказали по телевизору, что говорить и что думать. И он говорит. И думает. И жена рядом бубнит. Детишки простоватые.

А он ведь умник. Выдумщик. Столько изобретений всяких, идей. Мы с ним путешествовали. "Жень. Поехали на Горькое Озеро. Поехали. Жень. Я ведь хочу заработать, разбогатеть, вот мы ветряк с тобой этот построим, разбогатеем. Ты ведь не обманешь меня. И я поеду. По всему миру. С детишками".

И вот я еду, путешествую. По всему миру. А он, наверное, бухает. я смотрел фотки в Одноклассниках. Я его не обманул. Его перехватил у меня Путин. Он его увлек, увел за руку. Пойдем, мальчик, я дам тебе конфету. Сладкий Крым на палочке.

И вот я вижу этих рэднеков, мужиков в клетчатых рубашках, по всему миру. Они такие крутые. Они мастерят в своих гаражах. Они такие веселые, простодушные и остроумные. Их жены, такие простушки, веселые и сметливые.

Я очень ценю остроумие. Рэднеки остроумные.

Качалка в подвале. Упаковка пива. Барбекю на колесиках. Идеальный газон. Розовая кожа, веселый безмятежный взгляд. Рыжие ботинки, рыжие ресницы.

Я столько злых и презрительных слов сказал про них. Про едоков картофеля.

Но я их жалею. Гораздо даже больше, чем образованное сословие. Они не могут сами. Злой отчим, маньяк приходит и превращает их в злых уродцев, испорченных, развращенных детей. В автомате.

Я не смогу смириться с тем, что маньяк их увлек.

Я не прощу им. За то, что повелись.

Я понимаю опасность, исходящую от злых, растленных детдомовцев.

Но мы ответственны. Ответственны за них.

И одновременно я несу ответственность за тех образованных, тонких, беспомощных людей, ставших сейчас жертвой этих грубых рэднеков, которые в добром уравновешенном обществе оберегают нелепых очкариков, как заботливый Санчо Пансо чудака Дон Кихота, а натравленные злодеем, становятся злобной беспредельной чернью.

Много еще будет умных слов. И схем. А потом дел. Мы придумаем, рано или поздно, то общество, где Дон Кихот и Санчо Пансо снова скачут вместе. Круглоголовые и длинноголовые. Дон Кихот чуть впереди, прекраснодушный и увлеченный. Санчо Пансо чуть сзади. Добродушный и внимательный. Не преследуя, а следуя. Оберегая и внимая.

Путин впечатал такую схему в головы, что есть народ, а есть непонятно кто, а есть еще враги народа. Он впечатал схему безответственности. Словно мы неродные и не отвечаем друг за друга. Все чужие, все враги. А это вранье.

Мы должны помнить сейчас, мы по-любому один народ. Никуда не денешься. Мы народ. Мы друг за друга отвечаем. И бесы нас не стравят.

В хорошей семье все дети расцветают.


Прикреплённый файл:

 don.jpg, 8 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019