21 ноября 2019
Дневники

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Андрей Хоров, Екатеринбург
13 июня 2015 г.
версия для печати

Грех народа

Рождение Церкви из коллективной вины

Пятидесятница - день рождения Церкви, которая, отчего-то считается, открыта всем народам земли. Видимо, раз Дух сошел на апостолов, и те говорили на язы'ках, то все язы'ки-народы были ими призваны ко Христу

Не тут-то было! Вопрос о крещении язычников еще нескоро предстоит решать апостолам. Первая проповедь Петра в Иерусалиме обращена исключительно к иудеям, пришедшим с окраин империи на празднование Шавуот. Петр обращался исключительно к жителям диаспоры, или как сейчас можно было бы сказать — к "еврейскому миру". Но что он им говорит? "Мужи Израильские! выслушайте слова сии: Иисуса Назорея…, как и сами знаете … вы взяли и, пригвоздив руками беззаконных, убили …Твердо знай, весь дом Израилев, что Бог соделал Господом и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли". Очевидно, Петр вменяет убийство Иисуса всем паломникам. Многие из них могли и не присутствовать в Иерусалиме на Пасху, и о распятии, вероятно, только слышали, тем не менее, все они должны признать свою вину в случившемся. Чуть позже Петр говорит "знаю, братия, что вы, как и начальники ваши, сделали это по неведению; Бог же, как предвозвестил устами всех Своих пророков пострадать Христу, так и исполнил. Итак покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши". Так, Петр не предлагает крещения в известной нам форме как очищения от первородного греха или от личных грехов присутствующих. Он настаивает на признании в главном грехе народа — христоубийстве. И уже только после раскаяния в общем преступлении предполагается следование заповедям Иисуса и отвращение от злых дел.

Проповедь первомученика Стефана разворачивает всю историю еврейского народа как усугубляющееся богопредательство: "Патриархи, по зависти, продали Иосифа в Египет; но Бог был с ним…Сего Моисея, которого они отвергли, сказав: кто тебя поставил начальником и судьею? сего Бог чрез Ангела, явившегося ему в терновом кусте, послал начальником и избавителем… отцы наши не хотели быть <ему> послушными, но отринули его и обратились сердцами своими к Египту…вы всегда противитесь Духу Святому, как отцы ваши, так и вы. Кого из пророков не гнали отцы ваши? Они убили предвозвестивших пришествие Праведника, Которого предателями и убийцами сделались ныне вы". Так, Стефан раскалывает генезис еврейского народа, разводя судьбы детей Авраама и гонителей пророков. В отличие от Петра, он не оправдывает убийство Иисуса Божьим Промыслом, но видит распятие как кульминацию противления. Если Пётр вменял вину только современникам, то Стефан распространяет эту солидарность в грехе вглубь веков — к отцам и деда и, тем самым, объединяет теперь Дом Израилев целиком во времени и пространстве. Церковь переучреждается как Новый Израиль, вменяя каждому члену Ветхого Израиля коллективную вину за убийство Мессии. Собственно, апофеозом такого отношения к единству рода в грехе является обращение Савла-Павла, который отчетливо себя осознавал как "фарисея, сына фарисея".

Призвание отдельных язычников, таких как Корнилия-сотника провоцирует апостолов к обоснованию обращения всех язычников. Павел приводит аргументацию, подобную той, которую использовали Петр и Стефан. У всех людей один прародитель "от одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли". Все веровали в единого Бога, но "в прошедших родах <Бог> попустил всем народам ходить своими путями", "назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, дабы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас". Однако будучи все изначально родственниками и единоверцами, многие отошли от истины: "мы, будучи родом Божиим, не должны думать, что Божество подобно золоту, или серебру, или камню, получившему образ от искусства и вымысла человеческого". Хотя отцы их заблудились, теперь есть возможность исправить их проступки: "Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться". Как и Петр, Павел не призывает язычников каяться в личных проступках, и не говорит тем, кто чтит единого Бога, что всё в порядке — живите как жили. Им предлагают вернуться от веры отцов к вере праотцов не в силу личных потребностей в истине, но уже на законных основаниях — поскольку прошли времена неведения.

Казалось бы, чтобы креститься, иудеи и язычники должны были откреститься от своих предков, от своего рода. Но это отмежевание уже совершено по умолчанию: иудеи не хотят помнить про убийц пророков, а язычники-монотеисты про богов своего народа. Напротив, вхождение в Церковь предполагает солидаризацию с наиболее преступной частью своего рода, с тем, что всякий человек сопричастен злу, творимому сообща. Апостолы находят точку исхождения зла в богоотступничестве всего народа — израильского или языческого не суть. Признание своей вины в преступлениях, которые сами соплеменники отрицают, есть странный акт солидарности с ними. Причем эта солидарность в коллективной вине приводит к растождествлению с родом и... вхождению в новую общность. Эту парадоксальную логику Пятидесятница наследует у праздника Шавуот, когда Моисей, спустившись со скрижалями, обнаруживает, что народ поклонился тельцу. Тогда пророк призвал левитов пройти по стану с мечом. Однако Моисей не вменяет грех исключительно трем тысячам убитым соплеменникам, но распространяет вину на оставшихся в живых и даже на себя "прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей" (Исх.32:32). Отличие Нового Завета в том, что апостолы ожидали бескровного покаяния, принимая верующих через крещение Иоанново, но также как и тысячелетиями ранее, рождение нового Израиля предполагает покаяние как признание коллективной вины.

Подобная нужда в признании исторической вины долго бродила в православной среде, ожидая выражения в всенародном покаянии в цареубийстве. К сожалению, это чаяние с одной стороны не развернулось в сторону признания коллективной вины за грехи советского народа. С другой стороны, возможность коллективного греха была жестко порицаема с позиции индивидуалистского понимания греха. В конечном счете, эта неоформленная жажда всецелого обновления была просто подавлена церковной бюрократией.

Думаю, не стоит расшифровывать каким образом эта тема имеет отношение к сегодняшнему дню. Помнить своих героев, петь эпос — дело, достойное язычников. Хранить свою веру, следовать вековому ритуалу — призвание иудеев. Апостолы же, как и пророки, понимали, что царственное священство — народ Божий — образуется из тех, кто видит свою укоренённость во зле и готов разделить вину за преступления ближнего своего. Только так можно и увидеть грех и расстаться с ним, выскользнув из под гнёта истории.


Прикреплённый файл:

 moses.jpg, 6 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019