25 февраля 2017
Дневники

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Бражников
27 июня 2015 г.
версия для печати

Манифест храмофобии

Программа строительства храмов в Москве «200/600» разрушает базовые представления о «сакральном» и скандализирует церковную институцию. Мирные жители видят, что строительство храма – это на самом деле: захват, насилие, вред, зло, обман и т.д. Всё это достаточно хорошо объясняет тот психологический механизм, в силу которого разрушались храмы в СССР

Будущих историков, уверен, еще заинтересует травма, которую получило мое поколение во второй половине 80-х годов; а нынешние писатели об этом уже не напишут.

Массированный информационный удар «перестроечных СМИ», раскрывавших правду трагической истории России XX века, в основном ведь приняли на себя молодые люди, которые в большинстве своем были идеалистически, а порой и ультраромантически настроены (тема романтизма 80-х еще ждет своего исследователя). С одной стороны, они были готовы к восприятию героики и продолжению великой истории. С другой – ежедневно получали очередную дозу разоблачений сталинизма и рассказов об ужасах, творимых большевиками. Неудивительно, что крах общественных институтов и в конце концов — самого государства после ежедневной информобработки показался им совершенно закономерным. Впрочем, эта видимость закономерности была стремлением поскорее вытеснить травму и начать все с начала, с чистого листа.

К сожалению, начать сначала не получилось. А грядущий референдум о возвращении памятника Дзержинскому на его "законное" место чётко обозначает вектор исторического движения последних 25 лет — движение по кругу.

Вспоминая те годы, я вижу, что все-таки недостаточно хорошо поддавался пропаганде журнала «Огонёк»: разоблачения репрессивной машины тогда не производили на меня искомого эффекта. Возможно потому, что при желании все это, вобщем-то, могло быть объяснено с какой-то — исторической или политической — точки зрения. По-настоящему травматичными, чему ни в какой системе координат не находилось никакого объяснения и тем более оправдания, для меня оказались описание расправы над царской семьей, именно детали и подробности, а также документальные хроники разрушения храмов и сбиваемых крестов. Это, в моем представлении, действительно, превосходило границы объяснимого. «Зачем так?», — спрашивал я себя. Можно ведь, кажется, было запретить богослужение, но храмы — сохранить. Хотя бы как памятники архитектуры. Собственно, в брежневские годы это понимание присутствовало, что отразилось в строчках известной песни В.Высоцкого: "Они — богатство нашего народа / Хотя, конечно, пережиток старины".

Но старые большевики думали иначе. Они были чем-то вроде ИГИЛа начала ХХ века. Взрыв храма Христа Спасителя сняли на кинопленку. Если б они могли тогда, то из казни царской семьи, наверное, тоже сделали видеоролик и выложили в ютубе. И если бы другой поэт брежневской эпохи — Николай Рубцов — посмотрел бы это видео, то едва ли он написал бы: «Не жаль мне, не жаль мне растоптанной царской короны,/ Но жаль мне, но жаль мне разрушенных белых церквей». Эти строчки я могу объяснить только неинформированностью поэта об обстоятельствах гибели носителей царской короны. А вот образ «разрушенных церквей» в 60-е — 80-е — это была наглядная реальность, которая сильно воздействовала на воображение.

У некоторых современных публицистов в возрасте (кстати, "верующих") можно сегодня встретить мысль, что в заброшенных, поросших молодой зеленью храмах позднесоветской эпохи было больше благодати, чем в теперешних восстановленных, не говоря уже о многочисленных новостройках московской патриархии. Если так пишут сегодня некоторые «верующие» интеллигенты, то что говорить о тех, для кого эстетическая сторона дела не имеет значения, кто равнодушен к романтической духовности с оттенком невротизма, которой насыщены фильмы А.А. Тарковского (а ведь это и есть пресловутое «большинство»)?

Всё это я говорю к тому, что сегодня мне абсолютно понятен психологический механизм разрушения храмов. Но прежде чем описать его – еще одно лирическое отступление.

В 2012-м году, когда посадили Pussy Riot, Патриарх Кирилл провел у ХХС нашумевшую акцию — «Молитвенное стояние "В защиту веры, поруганных святынь, Церкви и её доброго имени"». Частью этой акции являлась раздача листовок с изображением взрывающегося храма Христа Спасителя и надписью крупными буквами внизу «Христос Воскресе!", а вверху — "Это не должно повториться!» Тогда это казалось натяжкой и преувеличением. Теперь же видно, что в этом было что-то пророческое. В сущности, это говорил страх Патриарха и постсоветских архиереев. В клипе Pussy Riot (что совершенно очевидно) не содержалось ни в малейшей степени призыва к разрушению храмов. Это была скорее политическая акция. Главной строчкой панк-молебна была «Богородица, Путина прогони!». Тем не менее церковное руководство реагировало так, словно вслед за Pussy Riot должны были прийти террористы, которые немедленно начнут портить иконы и взрывать храмы (и, кстати, один такой безумец тут же был найден; а ещё запустили в параллель спиливающих кресты Femen, которые впоследствии к религиозной тематике не обращались). И когда в «экспертном заключении » появилось выражение «сакральное пространство храма», на основании которого Надежда Толоконникова и Мария Алехина отправились в колонию общего режима, — обнажился тот самый механизм, о котором я говорил выше.

Обнажение произошло за счёт соединения двух факторов: 1) патриарх испугался, что у него отберут то, что он считает своей собственностью — его "Прелесть" и 2) «лужковский» новодел – Храм Христа Спасителя – с его бурной подземной жизнью и непрозрачной инфраструктурой – был назван "Сакральным".

Чисто эстетически ХХС – даже в современном реконструированном виде – не лишен привлекательности. Если рассматривать его как культурный объект, то, несомненно, он имеет определенную художественную ценность. Однако для так наз. «большинства» эстетика не играет роли. Точнее она просто не имеет самостоятельной ценности, выступая частью «сакралитета». И если это «большинство» убедится в реальном положении вещей, а именно в том, что ничего «сакрального» в этом пространстве на самом деле нет — то «красота» может сыграть роковую роль. Подобно тому, как красивая, но потерявшая невинность, "скандальная" женщина провоцирует убийство, — красивый храм, утративший сакралитет в глазах рядового пользователя – провоцирует желание его уничтожить.

Этот механизм в полной мере был раскрыт еще Достоевским в романе «Идиот», где Настасья Филипповна гибнет от рук религиозно преданного ей Рогожина, также отстаивающего на коленях в ожидании прощения свой «покаянный» молебен. Патриарх Кирилл, скорее всего, не знает, но он догадывается, что тот, кого он заставляет каяться сегодня, завтра – когда осознает, что «соль потеряла свою силу», придет и разрушит то, чему прежде поклонялся. Можно считать это чертой варварской, а можно и евангельской — никогда нельзя забывать, что одним из главных обвинений в адрес Исуса Христа, по которому Его осудили на казнь, — была как раз храмофобия: "Иисус сказал им в ответ: разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его" (Ин. 2: 19). Между прочим, объяснение евангелиста здесь о том, что Христос имел в виду "храм тела своего" и грядущее воскресение, не отменяет "храмофобского" контекста. Вне зависимости от того, какой храм был бы восстановлен в три дня, разрушить-то предлагается тот, который строился 46 лет. На что и указывают мудрые Иудеи.

Как бы то ни было, всё это достаточно хорошо объясняет тот психологический механизм, в силу которого разрушались храмы в СССР. Святыня, потерявшая вкус «сакрального», становится соблазном – тем, что нужно уничтожить, "отсечь". Именно в этом, кстати, смысл ещё одной евангельской метафоры: «И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя» (Мф. 5: 30). "Соблазн" — по-гречески "скандал". Утратившая святость Церковь становится скандальной, а христианину должно избегать любого скандала, орудия Сатаны, — это залог блаженства, согласно учению Христа. Однако скандал сегодня становится почти синонимом любой инициативы московской патриархии, и дальше, судя по всему, эта ситуация будет только усугубляться. Строительство храма в парке "Торфянка" — живой пример.

В обращении, размещенном на сайте Патриархии, чувствуется испуг. При всей их несхожести, набирающий силу скандал вокруг "Торфянки" ассоциируется с «Электромайданом» в Армении. Метафора «майдана» витает над любой гражданской акцией в России. Как правильно замечает автор одного комментария, в случае любых эксцессов РПЦ станет виновником произошедшего. А это значит, что волна «народного гнева», еще три года назад накатывавшая на «кощунниц» и защищавшая Церковь, может принять прямо противоположное направление.

В этом контексте следует отметить вообще, что программа строительства храмов в Москве «200/600» разрушает базовые представления о «сакральном» и скандализирует церковную институцию. Мирные жители видят, что строительство храма – это на самом деле: захват, насилие, вред, зло, обман и т.д. Между тем «сакральное» в сознании современного россиянина — это прежде всего: доброе, красивое, натуральное, исцеляющее, приносящее удачу, оберегающее, не причиняющее вреда, здоровое и т.п. Ещё можно, конечно, приводить аргументы о том, что храмов якобы не хватает, но необходимость возведения всё новых и новых объектов культа уже не кажется самоочевидной, как это было ещё 10-20 лет назад. От продавливания строительства через властные структуры весь «аромат сакралитета» развеивается весьма ощутимо, оставляя вовсе не ароматный запах. Если храм в парке "Торфянка" все-таки будет построен, не надо быть пророком, чтобы понять: судьба его будет незавидной.


Прикреплённый файл:

 listovka.jpg, 13 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

29 июня 21:15, Teoslav:

Кирпичи из злата

Сакральность храма давно уже измеряется долей злата, отжатого попами из каждого кирпича при строительстве, а затем долей населения, оболваненного в кирпичных храмах: Всевышний не в рукотворенных храмах живет (Деян 7,48).



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2017