10 декабря 2018
Дневники

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Екатерина Винокурова
16 ноября 2016 г.
версия для печати

Псковские дети

Будет очень много букв

Самоубийство или их застрелили полицейские - еще предстоит выяснить. Меня поразило вот что: очень неплохой русский язык у подростков. На таком языке говорят далеко не все взрослые. Слова о силовиках и полное недоверие силовикам. Твердая уверенность, что вокруг все лгут. Отсутствие страха перед смертью или тюрьмой.

Я давала ссылку на их трансляцию в Перископ. Совершили ли они самоубийство, или их застрелили полицейские, еще предстоит выяснить.

Меня в трансляции поразило вот что.

Первое. Очень неплохой русский язык у подростков. Обратите внимание на их лексику. На построение предложений, на эмоции, о которых они говорят. На таком неплохом русском языке говорят далеко не все взрослые, с которыми я сталкивалась. Почти нет мата. О чем это говорит?

А только о том, что дети эти — неординарные. Судя по всему. Не знаю, как в их школе с образованием, но дети не без задатков (это я как человек, зарабатывающий на жизнь словами, говорю)

Второе. Рассказ о родителях. О том, как родители били. О том, что не верят одной из матерей, уговаривающей выйти, так как та слишком спокойна и явно действует в интересах силовиков. Слова о силовиках и полное недоверие силовикам. Твердая уверенность, что вокруг все лгут.

Третье. Обещание уйти красиво и полное холодное осознание, что они проводят время красиво. Что вот эти часы — самое яркое, что их ждет.

Четвертое. Отсутствие страха перед смертью или тюрьмой.

И начнем мы с последнего.

Я сама была подростком лет 14-16 назад (сейчас мне 31 год). Я помню примерно, как работает психика у подростка.Знаете, чего боится подросток?Прожить серую жизнь — часто это обозначается «как у родителей».А теперь давайте представим себе, каковы варианты у этих детей прожить жизнь, отличную от стандартного сценария российской глубинки — а Псков — далеко не худший вариант росийской глубинки. А стандартный сценарий я наблюдала в своих поездках по России — да что там, в моем родном городе Москва — сто тысяч раз.

Шанса поступить в престижный вуз у них изначально нет. Школьного образования не хватит на сдачу ЕГЭ на нужный результат (а талантливые дети редко бывают талантливы во всем). На репетиторов денег у родителей нет. Потянуть со слабым базовым уровнем столичный вуз — нет ни знаний, ни денег. В среднем случае это будет колледж со специальностью, в отличном случае — региональный вуз. Нет, не экономфак. Не юрфак, и даже едва ли инъяз. Берем снова неплохой (очень неплохой) вариант: инженер. Для мальчика — военный, контрактник. Во время учебы придется работать — едва ли небогатые родители потерпят их на шее до 21 года. После 21 года на девочку начнут наседать родственники и знакомые — часики тикают, пора семью и рожать. В хорошем случае она не сделает 4-5 абортов, а просто выйдет замуж годам к 25. За того, на кого натикали часики. Он будет ее поколачивать. Если он будет военным, ему может сильно повезти, и квартирный вопрос решится, и им не придется строить счастливую семейную жизнь за занавеской от родителей и старшего поколения.

Итак, моим лирическим героям лет 25, у них уже дети. Им очень круто повезло, и они оба не попали под сокращения последних лет. Что дальше? Да, моя близкая школьная подруга, к примеру, нашла счастье в материнстве и воспитывает четверых красивых мальчиков и девочек. Она счастлива, муж тоже. У меня много друзей, которые живут великолепной семейной жизнью (хотя с поправкой: они обычно только сейчас создают семьи, это все-таки едва ли вариант глубинки). Тихо день за днем все идет путем.

А если им нужно немного другое? Немножко, вот чуть-чуть больше?

А вот на это шансов у этих детей ноль. И подростки это прекрасно понимают (я выше описала, еще раз подчеркну, великолепный вариант их будущего, максимум из исходно возможного). Какие шансы у мальчика стать депутатом и выиграть праймериз «Единой России», когда его любой директор завода завалит листовками, а действующий депутат завалит админресурсом?

Какие шансы у девочки устроиться работать журналистом при конкурсе в местные региональные СМИ в сто человек на место?

Хорошо, какой у нее шанс, работая бухгалтером на предприятии вырасти до директора?

Какой у него шанс перевестись однажды в Минобороны?

А может быть, он — гениальный экономист и мог бы стать советником главы любого банка?

Правильно, мест в жизни мало, а у генералов и элитки везде свои дети есть. Посты советников для них придуманы.

Лет десять назад они бы, наверное, могли ломануться в «Наши». И остались бы в итоге с носом.

Какие у них шансы прожить отличную от сценария жизнь, я вас спрашиваю? Какой шанс прыгнуть в давно ушедший социальный лифт? Какие истории успеха вы им можете предложить, только не родом из 90-х, а последних лет? Что вы им можете предложить взамен страшной диспозиции — за окном менты, впереди 40 лет тюрьмы или могила? Предлагайте.

Ах, мир и добро предлагаете? Основы православной этики да книжки про семейные ценности? Хорошо, давайте еще поставьте мне в пример семью сенатора Мизулиной. Не будем сейчас обсуждать ее сына, но, к примеру, ее помощницей работает ее собственная дочь.

А вы готовы псковской девочке дать место помощника у Мизулиной с зарплатой 50 хотя бы тысяч? Что, место занято дочерью? Дочь при этом хорошая. А девочке надо просто запретить играть в компьютерные игры, да.

Не понимаю я и несколько крокодильей жалости к псковским детям тех самых людей, которые слишком гордятся родительскими кухнями и знакомством с Кешей Смоктуновским лично. Вы бы этих псковских детей позвали к себе на кухню? Вы бы их допустили до «своего» круга? Познакомили с Дюкой, Розочкой, Гулечкой, Володькой Высоцким?

Нет. И не лгите. Для вас эти дети — «они», «чужие». А стань эта девочка моделью и выйди она замуж за президента Америки, вы бы... Как вы сказали? Отказались бы принять такую женщину в своем доме, да?

Хорошо. уйдем немного в сторону и поговорим о страшных дестркутивных силах, которые атакуют нашу молодежь.

Несколько месяцев назад случилось мне быть на одном закрытом мероприятии про подростковые суициды. Выступали всякие доктора наук, увешанные регалиями и тд. И предлагали они лечить суицид каким-то ванилином. Например, обязать СМИ публиковать телефоны доверия, не рассказывать о причинах, по которым подростки совершают суициды и главное — учить в своих статьях подростков, что жизнь продолжается.

What the fuck? — думала в это время я, вспоминая свои подростковые годы. Встала и честно сказала, что ваниль на подростков не действует. Что я вот в подростковом возрасте хотела покончить с собой, так как была некрасивая, небогатая, у меня почти не было друзей, и я знала, что мои шансы выбраться с окраины Москвы равны на старте примерно нулю. И что меня спас Интернет, где я нашла специализированный сайт о суицидах (я выбирала наиболее эстетичный способ). Сайт был сделан кем-то взрослым и гениальным и содержал детальные описания десятка способов убить себя со всеми физиологическими подробностями. Такими подробностями, что я передумала себя убивать. Потому что с подростком работает — только так. Резко и с выработкой рефлекса отвращения.

Профессоры послушали меня, покивали и... продолжили обсудать мир, добро и тепло и как бы так сделать, чтобы подростки считали, что у Курта Кобейна в тот день был иной выход. Тридцатилетняя я, конечно, слушала с умным лицом, а пятнадцатилетняя я хохотала. Чуваки, да вы серьезно хотите убедить меня, что у Курта был выход? Вы хотите найти способ, чтобы я не узнала, что Моррисон умер в Париже? Да вы смешны. Не нужны подростакм мир и добро взрослых.

При этом у меня все же была счастливейшая юность. Дело в том, что сейчас открою страшную тайну. Знаете, почему подростки любят школьные дискотеки и агрессивную музыку? Да потому что это — тоже выход агрессии. Не существует православного подростка в платочке, приходящегоь домой в 8 вечера в вакууме. Не существует. Существовали — и счастливо существовали — подростки, танцевавшие в моей родной школе под живых «Тараканов». Под «Уходим, уходим уходим, наступят времена почище» и под «Достаньте гранату и будет праздник». А еще были металлисты, рэперы и кого только не было. Были агрессивные косухи, черный лак и чего только не было. Даже — о ужас — за перевернутые пентаграммы никого не гоняли.

Я знаю очень многих тогдашних адептов весьма агрессивных и деструктивных молодежных течений. Как ни странно, они отличаются как раз повышенной витальностью и почти нулевым интересом к теперешним пьянкам-гулянкам. Потому что внешняя атрибутика — это выход (ну примерно, как крик — лучше, чем замкнуться в себе).

Называйте таких детей быдлом, «чужими», запретите им все, кроме молитвы, наденьте на них униформу, отключите Интернет и компьютерные игры заодно. Прижмите к груди ваших помощниц Кать, советников Артемочек, кухонных Гулечек и Розочек. Напишите глубокомысленные посты, что все зло — от Хэллоуина и голосования за «Единую Россию».

Окраинным детям, вообще многое пофиг. И особенно вся эта розовая ваниль.

Всмотритесь в трансляцию в Перископе. Врата в ад открыты. Это — окно. И этот ад сотворили вы.

Я родилась на окраине и знаю, о чем говорю.


Прикреплённый файл:

 denkatya.jpg, 6 Kb

Смотрите также в интернете:

https://www.facebook.com/ekaterina.vinokurova.3/posts/10154883920884873


Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2018