15 ноября 2019
Вы не правы

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Владимир Карпец
19 января 2005 г.
версия для печати

Наш ответ Смердякову

Впрочем, стоит ли вообще спорить с человеком, авторитетом для которого является «гениальный ефрейтор»? (Полемика с В. Ларионовым)

Признаюсь, кто такой В. Ларионов, я не знал раньше и не знаю сейчас. Книга его под названием «Витязи Святой Руси» мне попалась случайно, и, честно говоря, проглядывать я ее начал по диагонали, тем более увидев в начале ее предисловие известного Ю.Воробьевского. С этим бойким персонажем современной журналистики мне пришлось некогда столкнуться. Будучи в буквальном смысле слова обворован данным персонажем в одной из его многочисленных книг (кажется, «Шаг змеи») – автор напичкал ее раскавыченными цитатами из моих текстов – я нашел его телефон, позвонил и сказал, что я об этом думаю. Поделился этим и с некоторыми знакомыми, в результате его это нашло отражение в Интернете. Воевать, однако, с Воробьевским я не стал, поскольку мы принадлежим к одной Церкви и в принципе, как мне тогда казалось, стоим на одних и тех же позициях. Уже после я узнал, что Воробьевский аналогичным образом, причем в гораздо большем объеме «позаимствовал» у А.Г.Дугина, а, к тому же, потом и написал на него открытый донос. Омерзительный, в лучших (простите, худших) совдеповских «традициях», только обращенный на этот раз не в ЦК, а в Патриархию (времена меняются).

Проглядываю книгу Ларионова, я внезапно наткнулся на вылитый на меня ушат таких помоев, что первым желанием было – ну, в общем, понятно что. А потом стало противно, к тому же вспомнились и евангельские слова о том, чему подлежит сказавший «рака» («безумный»). Именно это слово в мой адрес (в разных вариантах, в особенности на тему психбольницы) употребляет Ларионов, удивительно напоминая этим бедолагу Ильича с его «гениальным трудом» о материализме и… как там, простите, забыл. Из этого опуса хорошо помню только то, что он там всех своих парттоварищей по очереди рассылал по «желтым домикам». Внимательно прочитав подобную «критику», я понял, что это все-таки не просто брань, а тоже донос, хотя и очень безпомощный. Полюбопытствовав, я нашел несколько лет назад сборник «Лабарум», составленный тем же Ларионовым с его статьей, где он тоже хорошо «позаимствовал» из моей корзины, но вроде бы где-то сослался, и даже сочувственно. Впрочем, статья эта, изрядно переработанная, есть и в «Витязах». Так что, с учетом того, кто написал предисловие, мне все стало ясно. Хотя прятаться за чужие спины это как раз прием тех самых «неприкасаемых в прямом оперативном смысле», о которых говорит Ларионов.

Если бы это касалось только меня лично, я бы не стал отвечать Ларионову или нашел бы способ ответить ему в рамках «прямой демократии». От сего удержусь, равно как и об ответе оскорблениями на оскорбления (как говорят, пусть с ним…). Отвечу но существу и очень кратко только из-за серьезности самой проблематики, которой касается Ларионов. Хотя, честно говоря, отвечать персонажу, у которого выдающийся русский историк, директор Санкт-Петербургской института истории РАН Игорь Яковлевич Фроянов превратился в «современную исследовательницу И. Я. Фроянову», а раннесредневековый автор Приск – в «Прииска» (какой глубокий смысл!) – противно сугубо.

Ларионов, видимо, никак не может разобраться, с кем имеет дело – то ли с «интеллигентом, страдающим чужебесием», и даже «приверженцем талмудизма», то ли с человеком, для которого «Россия – родина слонов». Так торопились товарищи, что даже справки по соответствующему ведомству навести не успели. Или их туда не пустили. Помогать им в этом я, естественно, не буду – пусть разбираются сами, если им надо. А хотят – выдумывают.

Согласно Ларионову, Ваш покорный слуга в цикле своих работ, посвященных некоторым русским и европейским царским родословиям (в частности, речь шла о Меровингах и Рюриковичах), только тем и занимался, что «ожидовлением Рюриковичей» с целью «возвести» такого вот «ожидовленного» на «Всеевропейский престол». Вспоминается лет десять назад вышедшая брошюра под названием «Трупные пятна ожидовления», о которой газета «Лимонка» тогда же справедливо писала, что это совершенно замечательное название альбома хорошей панк-группы. В праведной борьбе Ларионов, ничтоже сумняшеся, приписывает мне то, что Жан Робен называл «телесно-плотской (charnelle) иудаизацией Меровингов», хотя цитату эту он взял у меня, а я-то как раз и использовал для характеристики того, что прежде всего у меня и вызывало возражение. Именно с этой «иудаизацией» я и спорю в своих работах, критику которых (скорее, не критику, а клевету) Ларионов основывает на приписывании мне положений известной провокационной книги «Священная загадка», разоблачению мотивов появления которой (сугубо – в России) как раз и посвящена одна из глав моего «меровингского» цикла. Книга эта якобы «вдохновила» мои тексты и дублируется в них. В чем-то, конечно, да, вдохновила – в смысле поиска адекватного на нее ответа. Ну а насчет дублирования… Ларионов приводит цитаты, в которых мне приходится цитировать эту книгу, и выдает их за мое с ней согласие.

Например, предваряя изложение (вынужденно) некоторых версий английской книги, без чего все дальнейшее было бы читателю просто непонятно, я указывал на то, что многие ее положения «кощунственны» («Волшебная гора», № VIII, стр. 69), а в связи с «наглой вульгарностью, о какой здесь говорится о «происхождении от Исуса» (там же, стр. 84), сожалел о том, что «историку, как и криминалисту, приходится сталкиваться с самыми грязными намерениями» (там же). Ларионов же, опуская все это, приводит далее противоречащие моим выводам положения книги и выдает за… мои. Или, например, за адекватную моей версию выдается изложенная в предисловии редакционная версия самой «Волшебной горы», которая поместила ее вместо предполагавшегося полного текста «Руси Мipoвеевой» (кстати, анонсированного редакцией в «Философской газете»; сам полный текст см. на сайте www.chevengur.ru ). Это, кстати, послужило причиной моего конфликта с редакцией «Волшебной горы», отраженного с разных позиций на форумах сайтов самой этой «горы», а также «Арктогеи».

Или, вот еще. Ларионов цитирует мои слова о том, что «по Европе ходили слухи о противостоящей официальной папско-каролингской Европе с ее галло-германо-римской земельной, феодальной «аристократией» аристократии подлинной, аристократии крови, ведущей свое происхождение непосредственно от преданного Церковью Христа (и Меровингов)». (Ларионов, с. 173-174). Далее следует возмущенная тирада: «Эта цитата Карпеца окончательно выдает в нем не только еретика и сквернослова, но и человека, лишенного элементарной дисциплины мысли. Церковь Христова, прости Господи, Христа не предавала и не может предать по причине своей непорочности». Простите, но я же говорю о слухах, которыми воспользовались, как далее показано, инициаторы крестовых походов, а не о своем отношении. Да и Церковь здесь имеется в виду Римо-католическая, действительно предавшая Христа и заменившая его папой и действительно еретическая (Filioque). Или она для Ларионова «непорочна»? Если же так, то где «дисциплина мысли»? И все это только для того, чтобы приписать автору «РМ» «реанимирование соверешнно антихристовой идеи своих англосаксонских вдохновителей». Той самой, которая (даже если излагается), подвергается опровержению.

Напомню собственную версию. Русские Великие князья и Цари из Рюрикова Дома мыслили себя принадлежащими к одному роду с Господом нашим Исусом Христом, что нашло отражение на недавно открытой фреске Благовещенского собора Московского Кремля «Древо Иессеево», заштукатуренной, по-видимому, в XVII веке и подробно описанной, в частности, Р. В. Багдасаровым. С учетом ранних вариантов Корпуса сказаний о Святой Чаше, а также русской «Повести об антихристе» XV в. и некоторых других источников это легко объясняется через родословие св. Иосифа Аримафейского и его сына Иосифа (Иосии «Маковицкого»), которые вошли в династию Меровингов, имевшую генеалогические связи с Рюриком, в то время как позднее на Западе Меровинги были истреблены. Так что приписывание мне версии «Священной загадки» (ее не хочется здесь повторять) является клеветой. Или Ларионову примстилось. Или он не умеет читать. Или понимает все наоборот. Я же, как выражается сам Ларионов, «не врач, лечить не умею и не хочу».

И все же, справедливости ради, хочу защитить арийское происхождение св. Марии Магдалины (или, как говорили в старой Руси, Марьи Магдалыни). Имея возможность ознакомиться с древними западными текстами (в частности, с «Золотой Легендой») замечу, что святая принадлежала к царскому яфетическому роду – царя Сира (Кира ?) и царицы Евхарии, владевшими землями вне Израиля и Иудеи, к северу от них, а māgdāla – др. евр. Башня – пограничная крепость этого государства. Но довлеет об этом…

Кстати, о «любимом вопросе». Говоря о «загадке Ренн-ле-Шато», Ларионов (отметая «меровингскую» версию в любом ее изводе) задает вопрос: «Но самая главная и действительна загадка, священная без кавычек, упомянута в книге англосаксонских авторов вскользь. А ведь для христианского мира именно она может представлять действительный интерес. И уж не с тайной ли вокруг утерянных настоящих святынь (выделено мной – В.К.) были связаны таинственные документы, найденные Соньером? Речь идет о сокровищах Храма Соломона, взятых в качестве трофеев римским императором Титом» (Ларионов, с. 161). Не знаю, как для «христианского мира» (как обычно любит себя называть Запад), а уж для православных-то людей это никакого интереса не представляет! Жан Робен, кстати, писал, что в Ренн-ле-Шато работали люди Моше Даяна… А вот почему это так волнует Ларионова? Интересно…

Еще один действительно болезненный вопрос. Присяга Дому Романовых в 1613 году была принесена только в лице Михаила Феодоровича и его сына. Такова, по крайней мере, ее первая редакция, известная нам по разысканиям С. В. Фомина и опубликованная в том же сборнике «России перед Вторым Пришествием». Словно составители ее предчувствовали – или знали – о будущих событиях: церковном расколе, а затем роковом для Русской Церкви и государства Соборе 1666-67 гг. Последним представителем рода Романовых по мужской линии был Цесаревич Алексей Петрович, убитый по приказу Петра I, и его сын Петр II, умерший в отроческом возрасте. Что, конечно, не умаляет, но, напротив, со всей мощью выявляет смысл Крестного, искупительного подвига Царя Мученика Николая II и его семьи. Но обо всем этом не хочется говорить всуе, так более в связи с Ларионовым.

Далее. Нашему герою крайне хочется поизгаляться, и он, кажется, нашел повод. «Глубинами Евразии», оказывается, является у нас только Тибет. Ну, Байкал. А вот территории Руси – не «глубины». Но Евразия-то – континент! Так вот, для континента его истинные глубины – вся Русская Земля – от Новгорода и – да, да! – до Тибета. Что же до «вытеснения тюрко-гуннского субстрата», так в тексте ясно сказано, что речь идет о хазарах! О чем же тут спор?

Желание Ларионова «подловить» ясно видно в его цитировании моего текста, где говорится о Святой Граали (в женском роде). «Обратите внимания (так в его тексте – В.К.), сознательно искажено имя святыни – Святого Грааля». Между тем, именно так – в женском роде – именуется Святая Чаша в «Православном Богословском энциклопедическом словаре» 1904 г., на что имеется соответствующая ссылка. Я не психоаналитик, но так и хочется на такую «метафизическую ненависть» к женскому роду съёрничать словами Василия Васильевича Розанова: «Скажи сразу – я содомит».

О «троянцах» и «ахейцах». Последние почему-то крайне симпатичны нашему горе-историку. Однако, именно ахейская цивилизация с ее разбойничьим походом является про- и праобразом современного англо-американского, «торгового» и паразитического мира, тогда как Троя – мира восточного, «евразийского», континентального, производительного. Трою населяли в основном хетты – близкие родственники славян. А троянские генеалогии известны во всей Европе (от «Энеиды» до «Хроники Фредегара» и Младшей Эдды) и на Руси. Читателя (не Ларионова) отошлю к работам, например, Ю. Петухова, который, действительно, в отличие от многих, сам занимался полевыми исследованиями (то, что он не работник системы РАН сегодня, в условиях постсоветского развала науки, не имеет никакого значения). Вообще читателя к книгам этого автора отсылаю спокойно и с чистым сердцем – «переборы» у него есть, но это «переборы» честного и порядочного исследователя, в отличие от некоторых графоманов.

Наверное, все-таки причина симпатии Ларионова к ахейцам в его подсознательной тяге с демократии. Пипин Короткий, по его мнению, был истинным королем франков, ибо «избран всеми франками» (что, кстати, большой вопрос), и проч. Отсюда и апелляции к «народу». Оттого и мерещится ему всюду «чужебесие». Ну где понять ему, что истинный Царь всегда «пришлец», но не этнический, а онтологический, а потому не нуждается в народном избрании, да и помазание (которого, конечно, ни в коем случае нельзя отрицать) не делает Царя, а свидетельствует о нем. Кстати, Византийские Императоры стали применять особое помазание на Царство только в IX-X вв., как показал в своей книге «Царь и Патриарх» Б. А. Успенский, причем сделав особый акцент на том, что оно было заимствовано от помазания Пипина Короткого. Да и «Повесть о Словене и Русе» никак не противоречит «меровингской» версии, поскольку истинно священная история прежде всего онтологична, а не хронологична и совершается «не здесь». Не рискую отсылать Ларионова к богословию Александрийской школы – не разберется…

Как и не буду полемизировать с ним о гностицизме, который был не порождением иудейства, но, напротив, реакцией эллинского мира на чрезмерное присутствие иудейства, которое гностики (ошибочно!) видели в христианстве. Если же говорить об использовании мной некоего «языческого» аппарата, то тогда уж, скорее, можно говорить о герметизме (к каковому принадлежат часто мной цитированные Фулканелли и Э. Канселье). Но герметизм и гностицизм – разные вещи. Если гностицизм действительно в каком-то смысле «антисистема», поскольку рассматривает творение, как зло, то герметизм, напротив, рассматривает все как абсолютное благо и представляет собой крайность мipoутверждения. Кстати, Гермес Трисмегист изображался, наряду с Платоном и Пифагором, на вратах православных храмов в качестве «внешних мудрецов». Но, разумеется, ни гностицизм, ни герметизм не совпадает с подлинно православным учением. Далее развивать эти темы в полемике с Ларионовым не хотелось бы. Противно.

Впрочем, стоит ли вообще спорить с человеком, авторитетом для которого является «гениальный ефрейтор»? Понятно, о ком идет речь (хотя Ларионов боится назвать его своим именем). Я отнюдь не отношусь к числу так наз. «антифа» и готов признать, что в первые годы своего правления Адольф Гитлер очень много хорошего и полезного сделал для Германии, да и для Европы в целом. Но можно ли назвать гениальным того, кто разорвал спасительный для мipa Пакт 1939 года («вероломно», как сказал об этом И. В. Сталин), в результате чего погибли лучшие в расовом отношении немцы и русские, и под руководством англосаксов был искусственно создан известный ближневосточный очаг? Кроме того, после 22 июня 1941 года и впредь навсегда русский человек, апеллирующий к «гениальному ефрейтору», ставит на себя печать Смердякова.На этом, пожалуй, можно и закончить.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019