15 сентября 2019
Опыты

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Денис Смирнов
25 января 2012 г.
версия для печати

Этнос и субкультура

Многие субкультуры очень похожи на этносы. «Воровскому сообществу» вполне можно приписать статус этноса. М. Гоголь предлагал рассматривать мещан, и интеллигентов-разночинцев как «разные племена». Племя и род как структуры, предшествующие «национальному» и «генетическому» принципу, но несущие в себе принцип лишь социальный, - ближе к этносу.

В вопросе о национальной психологии исследователи разделяются на два группы: первые считают, что она всякий раз заново воспроизводится у каждого человека культурой данного этноса. Вторые считают этнические особенности психики врожденными, неизменными, латентными признаками данного этноса [1]. На сегодняшний день этот вопрос приобрел особенно заостренный характер.

Надо исходить из соотношения понятий «субкультура» и «этнос». Они являются схожими понятиями: и первый, и второй представляют собой исторически сложившуюся устойчивую социальную общность, «особую культуру и специфическую картину мира»[2]. Как у этносов так и у субкультур отличительные признаки могут проявляться в языке, искусстве, быте, психологии, поведении, внешности и т.п., с той лишь разницей, что субкультуры принято рассматривать как явления одной общей для них культуры, как ее внутренние составляющие, а этносы – как сами эти культуры или народы, вбирающие в себя различные социальные группы, такие как субкультуры. «Таким образом, оказывается, что и этническая, и социальная группы способны порождать вполне сопоставимые различия в культуре»[3], т.к. оказывается, что феномен чисто этнического и чисто социального имеют между собой очень много общего, а, следовательно, и их влияние на искусство происходит по одинаковым принципам.

В первую очередь здесь следует вспомнить М. Мосса и его работу «Техники тела». Он утверждает: «Каждое общество обладает своими, присущими только ему привычками. Положение рук, кистей во время ходьбы образуют своего рода социальную идиосинкразию, а не просто продукт сугубо индивидуальных, психических устройств и механизмов»[4]. Мосс на многочисленных примерах показывает, что различными культурами и этносами обусловлены не только различные привычки, поведение, эмоции но, казалось бы, на первый взгляд, совершенно физиологические (природные) вещи. Иными словами, многое в человеке определяется не генетически характером воспитания, «привычками». Необходимо видеть техники и деятельность коллективного практического разума там, где обычно видят лишь психологию и ее способности к повторению.

«Я называю техникой традиционный действенный акт (и вы видите, что в этом отношении он не отличается от акта магического, религиозного, символического) . Необходимо, чтобы он был традиционным и действенным. Вот чем человек прежде всего отличается от животного: передачей своих техник и особенно – их передачей посредством слов»[5].

Мосс приходит к выводу, «что техники тела существуют даже в глубине всех наших мистических состоящий»[6]. Вследствие этого представители определенного этноса привыкают к особому типу поведения и у них формируется особая психология присущая данному народу. Можно сказать, этническая принадлежность сама по себе порождает не те или иные эмоции, а лишь нормативные ситуации и их проявления [7].

Все подобные факты приводят на сегодняшний день к выводу, что чисто национальный характер, как данность от природы – это миф. Л. Н. Гумелев утверждает – «Национальный характер – миф, ибо для каждой новой эпохи он будет другим…»[8]

Национальная психология во многом формируется в процессе воспитания. И может меняться в одном и том же этносе в различные эпохи и при взаимодействии с другими культурами. Даже такие явления, которые ранее рассматривались как биологические, например, тело, болезни и т.п. – во многом связаны с особенностями культур. Что явно видно показано М. Мосом. Например, причудливость сексуальных форм в разных культурах обусловлена именно социо-культурными особенностями, а не биологическими, иначе ее формы были бы менее разнообразны и изначально заданными. Конечно, определенная часть базовых, общечеловеческих психических черт и программ поведения передаются на генетическом уровне (наследуется). Но, «расово-анатомические различия формируются очень долго, да и то лишь в случае относительно замкнутого существования этносов»[9]. Генетик-эволюционист Р. Левонтин пишет: «…Существует много мифов о различиях в способностях и темпераменте этнических и расовых групп и социальных классов. В действительности, однако, нет оснований считать, что предполагаемые различия включают в себя что-либо сверх культурных и исторических различий». Приводя пример с появлением музыкальных способностей у тех или иных народов, он заключает — «гены для игры на музыкальных инструментах в необычайно короткое время мигрировали от евреев к азиатам»[10]. Следовательно, практически все национально-культурные различия в психике и поведении порождаются в ходе социализации индивида. И особенно это происходит в раннем возрасте. Т.е. национальный характер приобретается, а не является врожденным. Определяющее значение воспитания в формировании этнических черт подчеркивал И. М. Сеченов – в «неизменном большинстве случаев характер психического содержания обусловлен воспитанием, и только на 1/1000 зависит от индивидуальности…»[11]. Итак, национальный характер вполне реальная категория, но он приобретается в процессе социализации, а не врожден.

Отсюда можно заключить, что и в сфере искусства особенности стилей, художественных средств, эстетического восприятия зависят от этнической психологии, но и сами психологические особенности этносов не являются в своем большинстве генетически закрепленными за конкретными народами, племенами, нациями. Т.е. нет особой национальной психологии заложенной в ее индивидах как неотъемлемая данная им от природы особенность.

Более того, сущность этнического, основной (определяющий) отличительный признак очень сложно определить. Сложно сказать, чем этносы отличаются друг от друга. У исследователей не выработано единого критерия в подходе к понятию «этнического». «Ни один из компонентов культуры не является непременным признаком, отличающим данный народ от другого. В одних случаях главная роль принадлежит языку, в других – религии, в третьих – характерным чертам поведения и т.д.»[12]. Какой-то один общий признак выделить невозможно. Л. Гумилев также утверждает «нет ни одного реального признака для определения этноса, применимо ко всем случаям»[13].

Многие субкультуры очень похожи на этносы. Например, если исходить из определений этноса Э. Геллнера или С. М. Широкогорова, — общая культура и самосознание, то «воровскому сообществу» вполне можно приписать статус этноса. И в силу своей близости к этносам субкультуры попадают в сферу исследований этнографов. «К тому же есть достаточное количество примеров, когда нации возникали прямо из социальных групп, например – сословий»[14]. Так было с самым многочисленным этносом Эфиопии – ахмара, изначально они представляли собой военное сословие, или с казачеством на юге и с поморами на севере России. Та же процессы наблюдаются после раскола церкви в субкультуре старообрядцев. Л. Гумилев выделяет субкультуру-субэтнос петербуржских профессоров. М. Гоголь предлагал рассматривать мещан, и интеллигентов-разночинцев Поволжья в виду их резко отличающегося быта как «разные племена». Совершенно верно, вот племя и род как структуры предшествующие «национальному» и «генетическому» принципу , а несущие в себе принцип лишь социальный, ближе к этносу.Показателен пример казачества, когда совсем недавно деятельность «Союза казаков» решили приостановить, определяя их как воинское сословие Российской империи в нынешних условиях не имеющего почвы для своего возрождения. Но сами казаки определяют себя как этнос и по всем критериям действительно под него подходят [15].

Итак, «этносы и субкультуры имеют одинаковую природу и различаются, как правило, лишь временем своего существования. Более того, при определенных обстоятельствах этносы могут стать субкультурами и наоборот»[16].

Т.е. в современной ситуации разделение на этнические и «чисто» социальные (субкультурные) общности уже не является уместным. И при определенных обстоятельствах этносы могут стать субкультурами и, наоборот, субкультуры со временем переходят в этносы. Л. Гумилев разработал «структуру этносферы» России, в которой он классифицировал все социальные группы по определенным критериям. И «всех их можно рассматривать как особые субкультуры со своими предпочтениями в области культуры и искусства».

Поместное дворянство, крестьяне, городские ремесленники – все эти социальные группы вполне можно определить как субкультуры: у каждой из них был свой уклад, традиции, ценности, пристрастия, представления о мире и т.д. Хотя быт городских мещан настолько разительно отличался от других, что был особым объектом исследования у русских этнографов. Вся их карнавальная культура, массовые гуляния, спектакли, балаганы, «вертепы», скоморохи – все это напоминает нынешнюю городскую, массовую культуру. У них преобладали такие виды искусства как: былины, сказки, легенды, частушки, хороводы, гуляния и т.п. Мир крестьян был также уникален: он сохранял в себе в более полном, подлинном и ярком виде мифологические элементы, ритуалы, обряды, которые играли огромную роль в их жизнедеятельности. Как крестьянская, так и городская мещанская культура были чужды поместному дворянству. Искусство городских жителей, а уж тем более крестьян носило прикладной характер, нежели у дворян – чисто эстетический. Их фольклор был неотделим от повседневной жизни.

[1] Художественная жизнь современного общества. Т 1. Субкультуры и этносы в художественной жизни. Дмитрий Буланин. С-Пб., 1996 с.46

[2] Там же с.37

[3] Там же с.38

[4] Мосс М. Техники тела // Общества. Обмен. Личность. Труды по социальной антропологии. М., 1996. с. 245

[5] Там же с. 249

[6] Там же с. 264.

[7] Шубитани Т. Социальная психология. М. 1969 с.321

[8] Гумелев Л. Н. Этногенез и биоосфера Земли. Л., 1990 с 358

[9] Художественная жизнь современного общества. Т 1. Субкультуры и этносы в художественной жизни. Дмитрий Буланин. С-Пб., 1996 с.47

[10] Левонтин Р. Человеческая индивидуальность: наследственность и среда. М., 1993.

[11] Сеченов И. Избранные произведения. Изд. 2-е. М., 1958

[12] Бромлей Ю., Подольный Р. Человечество – это народы. М., 1990 с. 28

[13] Гумилев Л. Н. этногенез и биосфера Земли. Л., 1990 с. 95

[14] Художественная жизнь современного общества. Т 1. Субкультуры и этносы в художественной жизни. Дмитрий Буланин. С-Пб., 1996 с. 55

[15] Там же с. 56


Прикреплённый файл:

 narod.gif, 6 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

8 февраля 13:44, Валерий:

"На сегодняшний день этот вопрос приобрел особенно заостренный характер."

- В чём же заострённость, уважаемый автор? По-моему, самого главного вы и не сказали.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019