19 октября 2019
Опыты

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Владислав Карелин
13 марта 2012 г.
версия для печати

Смысл смысла

Установка на смысл как на основной элемент творчества формировалась с самого начала творческого пути обэриутов. «В своем творчестве мы расширяем смысл предмета и слова, но никак не разрушаем его… Мы расширяем смысл предмета, слова и действия", - заявляют они в своей декларации...

Установка на смысл как на основной элемент творчества формировалась с самого начала творческого пути обэриутов. «В своем творчестве мы расширяем смысл предмета и слова, но никак не разрушаем его… Мы расширяем смысл предмета, слова и действия», заявляют они в своей декларации [1].

Из слов этого манифеста явствует, что «в область поэтического исследования обэриутами смысла входили предметный мир, язык, и характер восприятия мира»[2].

И в декларации, и во всем творчестве обэриутов категория бессмысленности выдвигалась как оппозиция обыденным способам и формам мышления о мире, а не только в качестве новации поэтического языка [3].

Первые отзывы критики носили резко негативный характер, и под бессмыслицей в отношении текстов обэриутов подразумевалось отсутствие содержания, бессвязность, алогичность текста, стилистическая неупорядоченность [4]. Интересно, что появление научных исследований обэриутских произведений никоим образом не поспособствовало смене ракурса — даже в тех случаях, когда ученые пытаются отыскать некие смыслы, «зашифрованные» бессмыслицей, будто бы завуалированные ей.

Примечательно, что первые исследования вопросов смысла у обэриутов сделаны одним из членов обэриутско-чинарской группы Яковом Друскиным.

Так, в работе «Звезда бессмыслицы» на примере анализа пьесы Введенского «Некоторое количество разговоров» Друскин исследует некоторые особенности поэтики Введенского: композицию, авторские ремарки, полифонию, коммуникацию, поясняет схему пунктуации, анализирует синтагматические и парадигматические отношения, показывает роль инверсий. В частности, бессмыслица у Введенского, по Друскину, связана с особым характером коммуникации, а также самой функцией поэтического языка — выражать понятия, которые не могут быть переданы обычным образом [5]. На основе семиотической типологии текстов, которая строится на выделении трех типов отношений: субтекстовые значения (общеязыковые), текстовые значения, функции текстов в данной культуре [6], Друскин говорит о бессмыслице следующее: «Текст не содержит в себе общеязыковое сообщение. Он может быть на этом уровне бессмысленным, или текстом на другом — непонятном аудитории — языке, или… быть молчанием»[7].

Далее Друскин утверждает, что для Введенского наиболее глубокая коммуникация — это соборность. Под соборностью автор понимает отношение «тождественности, “единосущности” (термин Афанасия Великого) текста контексту, знака означаемому»[8] : «Единосущность двух лиц или состояний требует наиболее глубокого объединения их, в пределе — отождествления, даже если они различны»[9]. То есть «соответствие текста контексту осуществляется тогда, когда соответствуют тому, что они обозначают. Отношение между обозначающим и обозначаемым подобосущно, если устанавливает между ними тождество»[10]. Как пишет Друскин, «единосущность знака означаемому в словесном искусстве, вообще в языке, противоречива, — то есть алогична, бессмыслица Введенского и есть попытка осуществить единосущное соответствие знака означаемому, текста контексту»[11].

Примечательно то, что такой подход выносит за рамки вопрос о самостоятельности бессмыслицы и рассматривает ее с точки зрения логических категорий, позволяющих воспринять ее как некий «дополнительный результат» функционирования отношений означаемого и означающего в процессе смыслопорождения.

Рассматривая смысл как «особое отношение, существующее в языке» наряду с детонацией, манифестацией и сигнификацией, Делез отождествляет смысл и событие, смысл и сингулярность. Смысл, по Делезу, это «граница», «черта, сочленение различия» между двумя значениями в высказывании, между двумя вещами, двумя сторонами знака. Именно такую трактовку смысла осуществляет, по мнению французского философа, литература абсурда, поэзия бессмыслицы [12].

В этом месте подхода к определению концепта «смысл» на ум снова же приходят размышления Якова Друскина, который неоднократно подчеркивает важность концепта «границы», «предела» для «чинарского» миросозерцания и семантической системы Введенского, а также соображения Даниила Хармса [13], которые также касаются проблемы границ [14] и их перехода [15].

В поэтике чинарей мы сталкиваемся не самим смыслом, как его понимает нормативная семантика, а с неким порогом смысла [16].

В поэтике «семантической бессмыслицы» важно не то, как форма выражает содержание, как означающее привязано к означаемому, как слово отсылает к вещи, а то, до какой степени форма может не соответствовать содержанию, в какой мере означающее отвязано от своего означаемого, каким образом слово отсылает к отсутствию вещи [17]

Фрагмент магистерской диссертации, подготовленной в магистратуре "Социальная философия" РГГУ

[1] Декларация ОБЭРИУ // Хармс Д. Жизнь человека на ветру. — СПб.: Азбука, 2000. — С. 447.

[2] Валиева Ю. Игра в бессмыслицу. Поэтический мир Александра Введенского. — СПб.: Дмитрий Буланин. — С. 6.

[3] Там же. — С. 6–7.

[4] Там же. — С. 8.

[5] Валиева Ю. Игра в бессмыслицу. Поэтический мир Александра Введенского. — СПб.: Дмитрий Буланин. — С. 10–11.

[6] Там же. — С. 10.

[7] Друскин Я.С. Звезда бессмыслицы // «…Сборище друзей, оставленных судьбою». А. Введенский, Л. Липавский, Я. Друскин, Д. Хармс, Н. Олейников: «чинари» в текстах, документах и исследованиях. — В 2 т. — Т. 1. — М.: Ладомир, 2000. — С. 323‑425.

[8] Валиева Ю. Ук. изд. — С. 12.

[9] Друскин Я.С. Звезда бессмыслицы — С. 396.

[10] Валиева Ю. Там же.

[11] Друскин Я.С. Там же.

[12] Фещенко В. Логика смысла в произведениях Александра Введенского и Гертруды Стайн // Поэт Александр Введенский. Сборник материалов. Конференция «Александр Введенский в контексте мирового авангарда». — Белград — М.: Гилея, 2006. — С. 268.

[13] В определенной степени позаимствованные, опять-таки, у Друскина.

[14] Подробнее об этом см. п. 3.2. настоящей работы.

[15] Фещенко В. Там же. — С. 269.

[16] Там же. — С. 268–269.


Прикреплённый файл:

 absurd.jpg, 6 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

31 марта 02:30, Петр Иванов Мюнхен - Германия:

О авторе статьи:

Несомненно, еще одна звезда появилась на русском философском небосклоне.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019