16 сентября 2019
Опыты

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Артур Дугин
16 мая 2012 г.
версия для печати

Мир как этнос

Внутри этноцентрума помещаются солнце, луна, звезды, ветра, горы, реки, леса, а также души, предки, боги, духи, потомки... Само пространство этноцентрума - мыслительное. Дистанции и связи между всеми вещами определяются не их размером и или масштабом, но их формой и функцией. Такое пространство есть карта мышления и языка.

В слове «этнос» для современного человека слышится нечто тяжелое и трудное для понимания. Это что-то, некогда бывшее известным, что он забыл или не осмыслил в нужное время, а скорость жизни позволила ему оставить этот вопрос позади.

«Этнос» — греческое слово, ἔθνος. Оно означает «народ» наряду с другими греческими синонимами, такими как γένος (генос), φυλή («фюлэ»), «δήμος (демос) и λαός (лаос). Все эти слова — «этнос», «генос», «фюлэ», «демос» и «лаос» — имеют смысловые нюансы.

«Этнос» — это одно из названий народа, постепенно ставшее научным термином. Греческое «ἔθνος» близко к слову «ἔθος» («этос»), от которого образовано понятие «этика». «Этос» означает «нрав», «поведение». Архаический древнегреческий корень «ἔθ», от которого образованы оба слова «этнос» и «этос», означал «населенную местность», «местность, в которой находится деревня или поселение», или «поселение сельского толка». Но не город, т. к. город — это πόλις, полис, производное от которого — «политика».

Таким образом, этнос — это органическое общество, находящееся на определенной территории и отличающееся общей моралью.

На русском языке в научный оборот термин «этнос» ввел Сергей Михайлович Широкогоров (1887–1939) — русский этнолог, основатель русской этнологии. Определение этноса, которое дает Широкогоров:

«Этнос есть группа людей:

• говорящих на одном языке;

• признающих свое единое происхождение;

• обладающих комплексом обычаев, укладов жизни, хранимых и освященных традицией, отличаемых от обычаев других групп».

Единство языка также является качественной особенностью этноса. Люди, говорящие на одном языке, живущие в одной и той же системе знаков, смыслов и значений, очерчивают особую местность в сфере идей, нравов, психологии, социальных отношений, которые их объединяют, интегрируют по культурному признаку. Этнос создает тем самым духовный мир, все участники которого пребывают в общем пространстве смысла.

Есть такое выражение — «русский мир». Оно описывает границы, в которых распространено общение на русском языке. Язык, как сказал Мартин Хайдеггер, есть «дом бытия». И этот дом всегда этничен. Язык, общность языка составляют единство общей местности в сфере духа.

С.М. Широкогоров говорит о признании этносом своего единого происхождения. Существует ли единое происхождение какой-то общности людей или нет? С точки зрения социологии и истории, это трудноразрешимый вопрос, потому что сплошь и рядом народы, этнические культуры, традиции обращаются к теме своего мифического происхождения. Платон, например, считал себя потомком бога Посейдона.

Второе определение этноса, или этничности, дал Макс Вебер. Он утверждал, что этничность есть принадлежность к этнической группе, объединенной культурной однородностью и верой в общее происхождение. Характерно, что у Вебера, как и у Широкогорова, этнос определяется не просто общим происхождением, но верой в общее происхождение. Этнос есть концепт и волевое решение человеческого духа, а не биологическая предопределенность. Впрочем, само понятие «биологии» требует тщательного социологического анализа: так ли уж достоверны объяснения общественных закономерностей через обращения к телесным, зоологическим или физиологическим особенностям.

Все эти условия сохраняются в наиболее нетронутом виде только в архаических обществах. Другими словами, архаическое общество – это наиболее точное воплощение этноса. Из этого следует, что большинство социально-антропологических исследований архаических обществ, напрямую или косвенно помогают нам выявить закономерности присущие этнической реальности. И тут мы вплотную подходим к результатам работ Вильгельма Мюльмана.

Вильгельм Мюльман (1904–1988) считал себя продолжателем дела русского этнолога С.М. Широкогорова и признавал, что позаимствовал этнос как социологическую категорию именно у него. Большое впечатление на Мюльмана произвели полевые исследования Широкогорова среди эвенков (тунгусов), т. к. мифы, обряды, социальные институты и хозяйственные практики этого небольшого сибирского этноса позволяют в миниатюре увидеть структуру этноса как такового, а через него и структуру более сложных обществ.

Мюльман первым предложил ввести понятие этноса в строгом смысле, следуя за Широкогоровым и определяя таким образом простейшую из возможных форм организации общества.

С философской точки зрения Мюльман был последователем Эдмунда Гуссерля и рассматривал этнос как феноменологическую данность, которая фундаментальна для конституирования и объекта (среды) и субъекта (чело- века) и предшествует любым индивидуализациям. Поэтому он отказывался противопоставлять «природу» и «культуру»: этнический феномен не знает такой дуальности, и чтобы понять этнос и его природу глубоко, необходимо заведомо отказаться от привычной для западноевропейского человека двойственной модели деления всего на субъект и объект, субъективное и объективное.

Чрезвычайно важно введение Мюльманом термина «этноцентрум» как базовой структуры этнического феномена. «Этноцентрум» есть разметка мира в этническом сознании, где общество, природа, мифы, право, хозяйство, религия, магия помещены в единую модель, в ядре которого находится сам этнос, а все остальное концентрическими кругами развернуто вокруг него, причем паттерн малых кругов и дальней периферии этноцентрума сохраняется константным.

Этноцентрум есть этническая мысль в ее синхронической форме. Она является доминантой для всей структуры этноса. Пространственное выражение этнического мышления является главенствующим и определяющим для структуры этноса как такового. Можно считать с определенной долей приближения, что этноцентрум и есть структура этноса в статическом рассмотрении. Поэтому корректное описание этноса может быть сведено к описанию этноцентрума, т. е. его пространственных представлений. Центральное значение фактора пространства для структуры общества исследовал (правда, преимущественно на примере более сложных обществ) французский социолог и философ Анри Лефевр (1901–1991).

Структура этноцентрума может быть представлена в форме круга. В этом круге нет четко выделенного полюса и нет четко выделенной периферии, хотя есть пучок векторов, указывающих «от» и «к», благодаря которым этноцентрум приобретает упорядоченность и определенную симметричность.

Этноцентрум включает в свой горизонт все, что видит человек этноса, весь «окружающий мир». Все, что «есть», находится внутри этноцентрума. Поэтому у него нет границы, но, с другой стороны, эта бесконечность укладывается в зоне видимости или разведанности вполне конкретного ландшафта, в котором живет этнос. Этноцентрум включает «мировое все» в конкретные рамки ясно определенной зоны, где развертывается жизнь этноса. Это этно-Вселенная. Внутри этноцентрума помещаются солнце, луна, звезды, ветра, горы, реки, леса, а также души, предки, боги, духи, потомки и т. д. Это возможно только в том случае, если понимать, что само пространство этноцентрума есть пространство мыслительное, мифологическое и сакральное. Дистанции и связи между всеми вещами, расположенными в этноцентруме, определяются не их размером и или масштабом, но их формой и функцией. Такое пространство есть карта мышления и языка.

Этноцентрум совершенно самодостаточен и устойчив. В его границах царит статическая включенность мира в этнос, мир понимается как этнос, и этнос понимается как мир. Это тождество является строгим. Структура этноцентрума есть структура мира (космоса). Это значит, что этнос есть мир, а мир есть этнос. Не этнос пребывает в мире или проецирует на мир свои представления о нем, но этнос и мир нераздельны и едины, и представляют собой нерасчленимый и общий процесс этнического мышления, цельный «жизненный мир».

Люди, животные, растения, светила, погодные условия, климат, почвы, техника, социальные установления, мертвые, еще не рожденные, мифологические персонажи, духи, — все они имеют равный онтологический статус, все они «есть», коль скоро для них есть имя, о них повествует миф, на них направлено интенциональное мышление. Если рациональное мышление выносит суждение о том, что есть на самом деле, а чего нет, то этническое мышление не делает и не хочет производить такую операцию. Поэтому при изучении этноса практически невозможно четко отделить то, что видят, чувствуют и переживают люди, а во что они верят и на что надеются. Все, во что этнос верит, он видит и переживает. Все, что переживает и видит, в то и верит и на это же и надеется.

Поэтому этноцентрум есть не абстракция или «символ», но проживаемое пространство, «жизненное пространство», «живое пространство», пространство как жизнь.

Фрагмент учебного исследования — Кафедра Социальной философии РГГУ


Прикреплённый файл:

 etnocentr.jpg, 3 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

16 мая 19:56, Железнов:

Безусловно, для нас, Русских, очень важна - ВЕРА в общее происхождение.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019