23 октября 2019
Правые речи
Выступления/Комментарии

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















ПРАВАЯ.RU
28 октября 2005 г.
версия для печати

Католической Церкви придется определиться

Заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин комментирует нынешнюю политику католиков в России

о.Всеволод ЧаплинПравая.Ру: Отец Всеволод, как бы Вы охарактеризовали сегодняшнюю католическую миссию в России и на Украине? Совсем недавно Папа Римский Бенедикт XVI назвал правомерным перенос униатской кафедры из Львова в Киев , против которого так активно выступали православные верующие...

Про католиков – большая тема. Кадровый уровень Ватикана сильно падает. Иезуиты и члены других монашеских орденов – французы, немцы, итальянцы – которые готовили социальную доктрину, принимали важные политические решения , вот этот интеллектуальный цвет Католической Церкви вымирает. Динозаврам католической мысли сейчас по 80 лет, ну, по 70, а смены практически нет. Поэтому часто решения принимаются либо спонтанно, либо на основе очень узко понятых интересов. И отсюда появляется все больше и больше самых примитивных политических ходов. Сейчас налицо такая тактика: продвигаться, приобретать собственность и людей по всему бывшему Советскому Союзу и через некоторое время говорить: а давайте все забудем и опять будем дружить. Из года в год одно: продвинулись – и через пару месяцев: давайте обнимемся и будем вести диалог. Поехал папа на Украину, имел место протест православных, но в то же время были достигнуты некоторые соглашения о степени продвижения влияния. Через несколько месяцев начали звонить, говорить: кто прошлое помянет, тому глаз вон. Словом, давайте обниматься и веселиться, танцевать польку-бабочку.

Всегда, когда начинается конкретный разбор полетов, мы выигрываем. Они говорят: у нас нет прозелитизма по отношению к православным. Но вот действовала совместная рабочая группа по исследованию проблем, стоящих между православными и католиками. Кстати, сейчас эта группа фактически свернула работу, причем по инициативе, точнее, по отсутствию инициативы католической стороны. Когда мы с этой группой посетили лагерь «Родничок» в Московской области, мы там увидели самый настоящий прозелитизм. Православные дети, крещенные в Православной Церкви, происходящие из православных семей, были направлены властями в этот приют, который представляется якобы ется общечеловеческим и не связанным ни с какой религиозной миссией. Их возят каждую неделю в православный храм, но в самом приюте их каждое утро и каждый вечер пичкают католической молитвой по чину дона Калабрио и католической литературой. Если это не прозелитизм, то что тогда прозелитизм? Ответить нечего, аргументов нет, поэтому свернута работа этой комиссии, поэтому нам опять говорят: ну давайте все забудем.

Но у православных христиан хорошая память, и я думаю, что Католической Церкви придется честно определиться в своей собственной позиции. Если они говорят, что у нас нет прозелитизма, то что нам делать с вот этими фактами? Способны ли католики судить их и тогда уж совершенно честно говорить, что нет прозелитизма, или по крайней мере как-то по-тихому свернуть эту деятельность? Как будут развиваться отношения Ватикана к России, сказать все еще сложно. Бесспорно, главным интересом папы Бенедикта XVI будет усиление позиции Католической Церкви в Западной Европе, вывод ее из кризиса, в котором она сейчас находится.

Россия, конечно, для этого папы не осознается как исторический враг, и он, наверное, будет пытаться решить проблемы с Пекином и с Москвой. Я думаю, что он не будет слушать то, что говорили приезжавшие в Россию польские монахини, для которых складывалась примерно следующая картина: вся страна уже наша, Православная Церковь мертвая, власти покупаются за 10 долларов. И мы из этих бывших врагов будем делать нормальных людей. В нынешнем руководстве Ватикана такие байки не пройдут. Но насколько политика будет внимательной, серьезной и вдумчивой, надо будет понять, делая скидку на то, что, как я уже сказал в самом начале, уровень продуманности решений падает в связи с тем. что кадровый ресурс по качеству становится все более слабым.

- А Opus Dei?

Opus Dei – это мирянская организация. В Ватикане нужно быть священником, чтобы занимать любую приличную должность. Есть, конечно, пришедший из Opus Dei пресс-секретарь Ватикана Хоакин Наварро-Вальс, прекрасный человек. Но его полномочия и его карьера очень лимитированы – статусом и возрастом.

Тезис о том, что католицизм вторгается на «каноническую территорию» Русской Православной Церкви, показал свою неэффективность. Католики на примере кардинала Гузара продемонстрировали то, что они не признают никаких «канонических территорий», что, в принципе, понятно. Соответственно, наш ответ должен быть адекватным. Возможно ли в рамках православной миссии создание на Западе приходов латинского обряда Московского Патриархата? Насколько я знаю, таковые есть в Антиохийской Церкви.

Это вопрос из уровня компетенции Священноначалия. Конечно, некоторые Поместные Церкви ведут миссию на Западе – например, в США, которые вряд ли могут считаться канонической территорией католиков. Если католики окончательно откажутся от идеи братских межцерковных отношений, я лично не исключал бы возможности разворачивания православной миссии. Но я бы также предостерег от мечтаний, что вот мы откроем эти латинские приходы и тут же завоюем весь Запад. Этим путем шли. Этим путем только что пошел Филарет Денисенко. Он набрал себе женатых католических священников, сделал их епископами и священниками. Но публика эта настолько не приспособлена к жизни в Церкви, что Филарет очень быстро от них отказался. Это либералы. Дело в том, что в Католической Церкви настоящая консервативная часть находится все-таки в составе основного организма. Самый мощный лефевристский приход, который я видел, был в подземном переходе в Брюсселе, между магазинами, – их собиралось человек 20. Знаменитые их монастыри и семинарии также реально не очень сильны.

Можно довольно легко набрать сброд из Католической Церкви – людей с несколькими браками, с гомосексуальной историей, воров, скандалистов и так далее. Но что от этого больше – пользы или вреда – это вопрос.

Раскольник – везде раскольник. Перебежав к нам, он не станет православным фундаменталистом, способным на многолетние жертвы. Вот один маленький пример: взяли филаретовцы в общение священника-католика, сделали его епископом для группы, состоявшей из бывших католиков и околоправославных маргиналов. Довольно скоро возникла проблема: в этой группе священник, поменяв пол, стал «игуменией». И эти люди полагают, что православные, которые не признают такую возможность – самые настоящие фундаменталисты. Еще одна история. Человек, которого поставили епископом, заявил, что он требует служения воскресной литургии вечером, потому что, конечно, в воскресенье утром он должен быть с семьей на пляже.

Возможно, миссия на Западе должна, прежде всего, быть связана с теми людьми, которые находятся в религиозном поиске. Такие люди есть. Подчас эти люди не склонялись с к сменам юрисдикций, а находились в светской среде и ближе к пенсионному возрасту начали думать о смысле жизни и смерти и о том, правильно ли они жили. Некоторые из них могут прийти к Православию. Но еще раз хочу сказать: я не вижу легких путей. Набрать всякого сброда можно быстро, но каким будет результат? Кстати, католики поняли, что брать к себе для массы православных аферистов в рясах и без ряс — себе дороже. Вот сейчас в поселке Саргатское Омской области, где почему-то якобы оказалось очень много униатов, возник «католический экзархат восточного обряда». Ватикан его так и не признал, потому что среди людей, которые его составили – а это в основном наши бывшие клирики – большинство составляют люди очень сомнительные, которые, я думаю, еще не остановились в выборе своего вероисповедания. Католики поняли, что себе дороже будет таких людей брать.

Когда мы читаем классических славянофилов – Хомякова, Аксакова и других – то они отмечают активность Католической Церкви. Это и сейчас так: мы видим, что католики захватили многие СМИ, католики участвуют в мероприятиях. Когда мы говорим о православных священниках, мы видим выступления на кабельных каналах, мы видим лишь немногочисленные крупицы представителей Православной Церкви. Важно ли для роста численности Церкви активное действие в СМИ и различных акциях? Полезно ли это для Церкви?

Я как раз сказал бы, что католический опыт неудачен. Я думаю, я хорошо знаю католическую методику работы со СМИ. И мне кажется, они пошли по пути, по которому многие сейчас пытаются идти у нас. И это путь в никуда. Я не хочу никого обвинять, но мы тоже часто думаем, что если мы создадим свое подпространство – а католики, действительно, создали свое подпространство, — то мы будем успешны. Они создали свои отдельные молодежные тусовки, свои газеты, теле- и радиоканалы, которые смотрит и слушает лишь очень узкий, четко очерченный круг людей. И не более того. Это довольно большой сегмент, если говорить в количественном отношении, но в процентном отношении это маленький сегмент. Вот эти католические газеты читают где-то процента два в Европе, чуть больше в США, и еще чуть больше в Латинской Америке. И когда они пошли по пути создания альтернативной собственной индустрии, они себя маргинализовали. Потому что стало понятно: вот у них есть свой канал, а в больших СМИ ничего о них нет. Посмотрите CNN, BBC, вы увидите церковные скандалы, но не увидите положительного образа католического священника. Почти никогда. В Европе есть воскресное утро, когда показывается богослужение, маленькая проповедь – все. Католики создали себе нишу, а секуляристы на ней повесили замок, сказав: вот там вы и сидите. В каком-то смысле структурно мы больше присутствуем на общероссийских СМИ, чем католики на западных телеканалах.

Другое дело – у нас сейчас тоже возникает очень серьезное искушение забиться вот в это отдельное пространство, по поводу которого будут говорить: вы православные, вот и сидите у себя на канале «Спас», или «Благовест», или «Союз». Зачем вам идти в большие СМИ, если у вас есть свои. Это путь, который не должен быть единственным. У нас сейчас есть хорошие православные каналы – пока три, будет пять или десять, но нам очень важно работать с большими СМИ.

Католическая Церковь, к сожалению, между прочим, говорит все более и более проигрышным языком. Послушайте католическое духовенство, вещающее на социальные темы – это чисто бюрократический язык. У нас он гораздо интереснее. И ведь сейчас масса возможностей передать послание не словесными конструкциями, а имиджем, действием, звуком, запахом… Единственный случай, когда Католическая Церковь на несколько дней вышла на пространство больших СМИ – это были похороны папы. Я написал имейл Наварро-Вальсу: хорошо, что первый раз за последние 15 лет вас, католиков, было так много на телевидении. Причем выступали священники, монахини, простые верующие и говорили о вере. Как правило, пускают говорить только о педофильских скандалах или о чем-то подобном. Или уж о «плохих православных». Мы для западных СМИ просто больший враг, чем даже католики. Против нас можно дружить даже с ними, как с Каддафи против бин Ладена.

Комментарий о.Всеволода был получен Правой.Ру в ходе заседания Византистского клуба.


Прикреплённый файл:

 о.Всеволод Чаплин, 3 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

28 октября 15:46, Kluger:

мнение

Умница. Но, кроме умных слов, нужно очень много умных дел.


31 октября 11:07, Посетитель сайта:

О. Всеволод правильно говорит о том, что если мы прицельно начнем сманивать католиков Запада, то рискуем, подобно тем же католикам или зарубежникам здесь, набрать кучи маргиналов, типа Иннокентия Павлова, Русанцова и т. д. Но ведь речь идет не о том, чтобы "в отместку" привлекать именно и только католиков, создавать обязательно отдельные общины, играться с модернизмом и т. д. Основой православного прозелитического проекта должна стать проповедь Православия именно как здравой консервативной альтернативы кризису западного христианства. Такая проповедь должна быть обращена ко всем здравомыслящим и здравочувствующим людям Запада, будь они католики, англикане, баптисты, или вообще нехристиане в силу того, что западные версии христианства непривлекательны для них.


31 октября 11:41, Донбасс:

"Послушайте католическое духовенство, вещающее на социальные темы – это чисто бюрократический язык. У нас он гораздо интереснее"

Странная цитата. Впрочем, возможно, в России действительно есть такой факт. Но в Украине, УПЦ МП по поводу социальных тем набрало в рот воды, всячески прославляет "меценатов", которые строят им церкви на деньги взятые у ограбленных рабочих (вкладчиков и т.д.) И все это видят - на какие деньги строятся эти церкви.

Но даже если это оставить в стороне, то даже на уровне лозунгов и программ абсолютно ничего не слышно и не видно. В то время как Киевский Патриархат занимается такими вещами очень активно и на неплохом уровне.... Может по эффекту это и не Rerum Novarum, но что-то все же делается в отличии от УПЦ МП


1 ноября 18:06, Александр К:

Хорошее интервью

Спасиб за вдумчивую и интересную статью.


16 декабря 00:03, алфа:

Анализ является совсем точным. К одному у меня есть что то, я именно из Словакии и как бывший еванелик зочу перейти к православию , посколько у меня сильное славянское чувствие обоюдности, а по моему- оригинал веры для Славян- жто провославие, святые Константин и Мефодий /в Словакии Конст. жто Цырил-Кирилл/. Вера у меня есть-всегда и была, и основой у меня, как у многиз Словак будет славянский акцент православия - естественно, тоже греческая основа.

Наш Бог, славянский прежде всего, как начало.

Славянский привет Ладислав



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019