8 декабря 2019
Правые речи
Интервью

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Юлия Ткаченко
11 декабря 2006 г.
версия для печати

Вера придет и поднимет нас с колен

Мало просто быть казаком. Нужно, чтобы все казаки были верующими. Но само главное - России надо объединяться вокруг фигуры Государя. Посмотрите на наше правительство: ведь они ничего не могут сами сделать, постоянно оглядываются на собственную тень. Но я убеждена: Государь вернется

Правая.Ру: Юлия Пасальковна, Вы – единственная в России женщина-атаман казачьих войск, глава Махрищского казачьего землячества. Не будем утверждать, что такого раньше никогда не было, но, по крайней мере, Ваше атаманство в обозримой современности – безусловный прецедент. Сложно ли быть женщиной в бурке атамана?

Юлия Ткаченко: Сложно, но терпимо. Все нужно делать самой, везде нужно ходить, всего добиваться самой в мире, который тебя очень часто не принимает и не считается с тобой. Не каждый мужчина справиться с этим. И даже не каждый мужчина-атаман. Но я считаю, что я справлюсь. Да, я — женщина, но раз я — атаман, то в этом качестве должна быть наравне с мужчиной.

- Вот Вы – настоящая казачка, женщина-атаман. А шашка у вас есть?

- Конечно, есть. И я имею право ей пользоваться. И воспользуюсь, если будет такая необходимость. Есть и лошадь у меня. Говорю всем нашим – если ты казак, ты должен иметь шашку. Но казаки – не бандиты, они – работяги. Россию должны поднять казаки. Но только их надо различать.

- А Ваш муж не ревнует к тому, что Вы — атаман?

- Скорее сочувствует. И помогает мне во всем. Ведь я хоть атаман, но все-таки – женщина.

- Скажите, откуда у Вас такое странное, необычное для привычного русского уха отчество?

- Оно от старинного казачьего имени «Пасальк», которое происходит от слова «Пасха». Мой отец родился под Пасху, вот так по-старому его родители и решили назвать.

- Расскажите поподробнее, как же так получилось, что Вас назначили атаманом?

- Все началось сразу после того, как мы приехали в село Ю. Ткаченко с мужем и лошадью ЛасточкойМахра Владимирской области в 1999 году. После Нового Года к нам приезжают люди из Центрального казачества и говорят: а давайте создадим здесь казачество? Мы посмотрели вокруг, такой ведь здесь был беспорядок! Молодежь вся деградировавшая, спитая. Было недоумение сперва. Тогда было нас всего около шести человек. Но потом подумали и все-таки начали создавать казачью общину. Поехали в Москву, начали регистрироваться. Там посмотрели на нас, на наши документы, и сказали: Юлия Пасальковна, может, вы будете атаманом? Я говорю: ну я же женщина, как я могу быть атаманом? Но тут уже наши казаки встали, посовещались и сказали: нет, Юлия Пасальковна, кроме вас давайте вы будете нашим атаманом, мы вас избираем. Только вы будете способны нас поднимать, повсюду ездить, стоять за нас, везде обивать пороги. Мы ведь сами родом из ермаковских казаков, из Павлодарской области. Мы – работяги. Дом, хозяйство, у нас все есть. В Москве посмотрели на нас и сказали: хорошо. Что же делать, пришлось мне соглашаться. Но тогда я своим казачкам говорю: хорошо, я буду вашим атаманом, но тогда не обижайтесь, если я буду строгой. И они согласились.

- А как советник Президента по делам казачества Геннадий Трошев отнесся к вашему назначению?

- Очень хорошо. Конечно, удивился поначалу. Но потом посмотрел и сказал: «Думаю, она справится». В Центральном казачьем войске все тоже поддержали эту идею. Тогда атаман Игнатьев взял слово и сказал: «Хорошо, что у нас еще остались казачки! Они могут взять на себя дело».

- А как местные жители отнеслись к тому факту, что у них в селе теперь будут жить казаки? Ведь не секрет, что естественная доброжелательность в таких делах – вещь редко встречаемая.

- Сначала все смеялись надо мной – мол, зачем ей все это нужно? Чего она хочет добиться? Но мы начали делать безвозмездно добрые дела для людей. У нас есть две старенькие учительницы – 83-летние, мы им начали бесплатно дрова возить. А потом начали сами, никого не дожидаясь, делать в деревни дороги, проводить, где возможно, газ и свет. Тут ведь даже наименований улиц и номеров домов не было! После этого теперь уже к нам не так, как прежде относятся – все здороваются и благодарят. У нас, кстати, был специальный деревенский круг. Мы собрали местных и прямо спросили: вы хотите, чтобы здесь были казаки, чтобы казачество развивалось? И вся деревня сказала «да». И подтвердили, что я буду атаманом.

- Но ведь казаки в центральных областях никогда не жили. С другой стороны в советских исторических учебниках до сих пор многие помнят образ казака с оскаленным лицом, мчащегося на коне с шашкой и рубящего рабочих с крестьянами на демонстрациях. Неужели враждебность и недопонимание исчезли до конца?

- Не знаю, может быть и не совсем исчезли. Но, по крайней мере, такого отношения не встречаю здесь. Да, есть зависть и кручение пальцев у виска. Но даже это нас не остановит. Потом те, кто так делает, все равно поймет – мы все делаем для людей. Уже сейчас к нам идут люди и помогают, чем могут, видя, что делаем хоть что-то. Эти люди очень хорошо относятся и даже просят, чтобы мы их приняли к себе.

- Есть такая расхожая в простонародье идея, что казаки на самом деле в центральных областях «подживают» местное население, колонизируют его пространство…

- Боже сохрани. Мы за то, чтобы все работали: и казаки и местные, чтобы вместе работали. Чтобы были на Руси крестьяне и самое главное, чтобы свои своим помогали.

- То есть, такого нет, чтобы про вас говорили: вот, понаехали со своих станиц, давайте убирайтесь?

- Не встречала такого. Может, за глаза говорят, но в глаза – никогда. Наоборот, многие теперь говорят: спасибо, чтобы вы здесь появились. Мы в деревне и мост сделали. Часовню хотим сейчас сделать у источника преподобного Стефана Махрищского, но на нее собственных сил уже не хватает, нужна поддержка благотворителей.

- Когда вы решили возрождать святой источник?

- Прошлую осень мы узнали историю святого источника. Два года мы ходили там, смотрели, что и как. Там было все разбито, все разрушено. Купель была перевернута и сожжена. И никому дела не было. Из Стефано-Махрищской обители приходили монахини посмотреть, что можно со святым источником сделать, но у них не было сил самим восстановить. Тогда собрали мы круг и говорим казакам: ребята, здесь – святой источник преподобного Стефана, ученика преподобного Сергия Радонежского. Здесь — историческое место, тут проходил Иван Грозный, здесь шли пути монахов и гонимых староверов. Здесь шли изгнанные казаки с Дона до Сибири. Наши деды, прадеды проходили здесь. И что мы будем здесь просто так сидеть и смотреть на эту мерзость запустения? Давайте сами восстанавливать. Подумали – где же столько денег взять? Но все-таки решились и взяли благословение в Махрищской обители и в Свято-Троицкой Лавре. Крестный ход совершили. Начали убирать две машины грузовые увезли с источника только мусора. А весной – еще восемь машин вывезли. Ведь там творили раньше, кто только хотел: и пили и гуляли. Из почитания святого места делали культ гульбища. Ведь кто-то едет за водой. А кто-то шашлыки жарит с водочкой. Казаки взяли под охрану святое место, чтоб пьянь не допускать

- Источник очень древний?

- И древний и целебный. Тут же целебнейшая вода и место святое. Даже простым взглядом это можно заметить: лес везде стоит обычный и даже немного чахлый, а вокруг источника — как будто в сказке. Старухи рассказывали, что в старые времена сами исцелялись от болезней и младенцев купали этой водой. Там бьют особые ключи. Им более пятиста лет и они мало изменились с тех пор. Мы поначалу боялись нарушить естественный ход воды – мы же не специалисты-гидрологи. Нужно опять везде ходить, узнавать, взять специалиста – как колодцы делать, как реконструировать ключи. Ждали мы месяц специалистов. Потом приехал какой-то мужик, сказал – если дадите 400 тысяч, то попытаюсь что-нибудь придумать. Он попытается! А откуда нам взять эти деньги? У нас ведь есть все разрешения необходимые, начиная от СЭС и заканчивая главой района. Начали мы сами углубляться, делать сруб. Мы слаживались и стали сами делать лес, сами чистили источник. И два с половиной месяца сидели в лесу безвылазно. Святыня можно сказать, прошла через нас напрямик. С головы брали чертеж, интуицией. Ходили в церковь, спрашивали, как и что делать. Надо все-таки с людьми советоваться, чтобы не просто крест поставить, а как полагается. В итоге колодезь сделали святой и купель. Все своими руками.

- Всем известно выражение – «засланный казачок». Ведь не секрет, что сейчас многие люди с сомнительным прошлым и родословной лезут в казачество со своими целями. Непонятно, то ли это отставные бандиты, то ли не успевшие устроиться политики, то ли все сразу. Скажите, а современный тип засланного казачка изменился? Как с этим обстоит на владимирской земле?

- Есть и здесь такой контингент, что стыдно становится. Но он есть не только у нас. Везде во всех областях, где есть казаки, такое творится. Кто-то хочет лезть, кто-то очень хочет править нами. Видимо, власть завоевать хотят. Но мы ведь не завоевываем власть, мы ее избираем напрямую. И человека у нас сразу видно. А тут приходят, пальцы веером, чуть ли не всех святых уже снимают с красного угла. А приглядеться — даже и близко их корней не видно в казачестве. Сомнительно, что они казаки и вообще русские. Эти люди специально рознь вносят в наши ряды, иначе как можно так себя вести? Ездил тут один «атаман всея Владимирской губернии, раздавал удостоверения налево и направо. И говорил: кого надо, всех будем в казаки брать. Причем, этот человек себя сам назначил атаманом, всюду ездил по районам, и говорил: я атаман, буду принимать, кого захочу. Это что же такое? А как же казачий круг? Портится сама идея казачества. Удостоверением липового казака подрывается честь казачества. Но и для атаманов есть испытательный срок, как и для казаков. И слава Богу, этого человека не избрали атаманом во Владимирской области. А ведь подкатывали, уговаривали меня согласиться с их политикой. Кому-то сверху все это нужно. Но я – женщина. Я – неподкупная, я — атаман.

- Что нужно для восстановления России, ее исконной власти. Какие шаги нужно сделать?

- Мало просто быть казаком. Нужно, чтобы все казаки были верующими. И не только казаки. Все должны быть крещеными, носить кресты, ходить в церковь. Но само главное — России надо объединяться вокруг фигуры Государя. Посмотрите на нашу власть, на правительство. Ведь они ничего не могут сами сделать, постоянно оглядываются на собственную тень. Но я убеждена: вера придет и поднимет нас с колен. Если захотим жить – то будем и никто тогда не должен бедствовать. И Государь вернется. И все будет хорошо.


Прикреплённый файл:

 Юлия Ткаченко, 5 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

12 декабря 23:28, Sabbaka:

Спаси Христос! Государь будет.


14 декабря 16:23, Кузьма Петрович.:

О чём, Вы, Юля Пасальковна? Откуда возьмётся Царь.? Дважды в одну и ту же воду не ходят. Царя надо воспитать и своего,национального. Ведь опасность кроется в том, что Царь будет - иудейским! Так у нас и так иудейское Государство.Русская Хазария.Не осторожные и не продуманные мысли - высказываете вслух. Иудейский Царь быстенько и сейчас идёт по Земле - Антихристом называется, может быть Вы его вспоминаете?



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019