16 июня 2019
Правая вера
Мистика

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Вардан Багдасарян, Королев
19 января 2004 г.
версия для печати

Образ антихриста в русской историософской мысли

Таким образом, каждая эпоха в развитии русской историософии создавала своего Антихриста, имевшего мало общего со зверем из "Откровения" Иоанна Богослова. Ему предначертано придти из Вавилонии после тысячелетнего царства Христа и утвердить свой престол в Иерусалиме. Русские мыслители, переживавшие апокалипсическое предание как личную драму, связывали сюжет об Антихристе с российским континиумом. России предписывалась либо победить Антихриста, либо его породить, либо и то и другое. Тенденции развития современной мысли позволяют заключить, что легенда об Антихристе будет актуальна и в 21 столетии, и что данный идеомиф способен предопределить ход исторического процесса в России...

Европейский языческий пантеон божеств, представлял собой этически нейтральную субстанцию. Ни Зевс, ни Один не выражали мировое зло или добро. Следствием такого восприятия являлась релятивистская концепция мироздания и плюралистическая множественность социально – политических структур Запада. Русская мифологическая картина мира, воспринявшая через скифо-протославянские племена зороастрийский дуализм Зенд-Авесты, представляла собой этически биполярную модель. Согласно историософии «Велесовой книги» сакральной арийской державе Богумира противостояло государство Дракона (семитская империя Зохака). Факт существования абсолютного добра предполагал столь же однозначно определяемое вселенское зло. Русская историософия конспирологична: если есть служители Господа (добра) и истинная церковь, следовательно, существует воинство дьявола (зла) и «синагога Сатаны». Мифологическое мышление обусловило олицетворение мирового добра, воплощенного в образе Иисуса и персонификацию зла – в образе антихриста, антитезе первому, «обезьяне Христа». Эсхатологическое мировосприятие предопределяло преломление апокалипсического сюжета об антихристе из разряда будущего в пределы настоящего. Антихрист являлся современной данностью для всех периодов развития русской мысли. Возникла наука гематрия, специализирующаяся на прочтении числа зверя.

В раннехристианской патристике, канонизированной в русском православии, под Антихристом подразумевали императоров – Нерона, Максимилиана, Диоклетиана, Юлиана Отступника, а также еретиков – Ария, Нестория, Савелия, Македония, Аполлинария, Мухаммеда и др. [1] Уже в «Повести временных лет» присутствует упоминание о двух волхвах, верующих в антихриста. [2] Исследователи, писавшие о крещении Руси Владимиром, обходили вниманием то обстоятельство, что совершено оно было за 12 лет (сакральное число в мифологическом эзотеризме) до 1000г, т.е. времени предсказанном хилиастическими пророчествами. В связи с сошествием Бога в мир, архангел Михаил заковал дьявола в цепи, пленение которого продлится 1000 лет. По прошествии этого периода цепи спадут, и явится антихрист, зачатый блудницей, выдававшей себя за непорочную деву, от брака с сатаной в образе суккуба (демоническое существо являющееся под видом мужчины, чему предшествует его воплощение в инкубе – подобие женщины, забирающей семя у своих сексуальных партнеров). [3] Многие атрибуты антихриста, как инкарнации Каина, были экстраполированы на фигуру Святополка Окаянного, для чего, по-видимому, фальсифицировался его реальный исторический облик. [4] На Западе неоправдавшиеся хилиастические ожидания вылились в католическую экспансию крестоносцев. Религиозная мотивации крестовых походов заключалась в сотворчестве пришествию Господа, освобождению святых мест («божественной шекины») от неверных, преграждающих доступ животворящего света («эона») к общине детей божьих. Крестовый поход бедноты, шедших против армии мусульман, вооружившись лишь хоругвями и иконами, или детский крестовый поход, как шествие безгрешного, ангелоподобного воинства, предопределялись эсхатологической экзальтацией апокалипсического времени. [5]

На Руси миф об освобождении дьявола в 1000г. от Р.Х. интерпретировался как начало массированного наступления антихристовых сил, выразившейся в падении православного дотоле Рима, воспринявшего еретический догмат «филиокве» и окончательно отпавшего от истинной церкви. Сложилась традиция отождествления Ватикана с антихристовым престолом, а римского папу или с самим антихристом, или с его предтечей – лжепророком. Даже к протестантской антитрадиционалистской церкви отношение было гораздо лояльнее, чем к католикам. В 17 в. В Москве и в Архангельске существовали кирхи кальвинистов, лютеран, но даже Лжедмитрий 1, связанный узами обязательств с католиками, не позволил им открыть свои костелы на российской территории. Не случайно Ф.М. Достоевский вынашивал план антикатолического союза православных и протестантских сил. Даже к представителям не христианских конфессий относились более терпимо, чем к католикам, как, к примеру к татарам, имевшим свою слободу в Москве, не говоря уже об Индии, воспринимаемой русскими в качестве сакральной цивилизации. [6] Таким образом, для русского православного сознания именно «латинство» являлось метафизическим антиподом, в нем видели некую субстанционально-противоположную природу. По мнению С.М. Соловьева, идентификации католицизма с антихристовой верой русские богословы обязаны западнорусской литературе, отстаивавшей незыблемость православия от ереси униатства. [7] Победы Александра Невского и Дмитрия Пожарского оценивались через призму «Откровения Иоанна Богослова». Черты антихриста обнаруживались в фигуре Лжедмитрия I: как антихрист лжемессия, так и Гришка Отрепьев – лжецарь. Оба они самозванцы, демагоги, подменявшие православие латинством.

Смысл первого греха в «латинской ереси» наиболее ярко обыграл в «Легенде о великом Инквизиторе» Ф.М. Достоевский. «Великий Инквизитор» сознается арестованному им Иисусу, что официальная церковная организация, используя имя Христа как ширму, давно уже служит антихристу. По евангелию, третье искушение дьяволом Христа заключалось в попытке прельщения его материальным благополучием и земной властью. Как известно, Христос с негодованием отверг это предложение, отказавшись поклониться искусителю. Однако, римское папство впало в это искушение, прельстившись светской кесаревой властью. Масштабы разложения престола апостола Петра общеизвестны: индульгенции с книгами денежной таксы за самые отвратительные преступления, симония; папская должность, продаваемая с аукциона и передаваемая по наследству; папы в 24, 20 и в 12 лет; папесса Иоанна, пират Балтазар Косса, ставший Иоанном XXIII; тысячи проституток вокруг папской резиденции (на Западе до сих пор содержательниц публичных домов называют аббатисами); пьянство, драки, сквернословие прямо во время богослужения (фразеологизм «ругаться как папа римский» отнюдь не случаен) — все это логически проистекало из предпочтения материальной субстанции небесной. [8] Ф.М. Достоевский отстаивал мысль о тождественности католицизма и социалистического материализма. Он выводил происхождение социалистических доктрин из лона католической церкви и предсказывал антиправославный союз римского папы и вождей коммунистического «Интернационала». В фашистской Германии этот тезис заимствовал Геббельс, утверждавший о существовании альянса между христианским клиром и марксизмом. [9]

Другой грех «латинской ереси» проистекал из способа разрешения проблемы «теодицеи» Из дискуссии между кельтским монахом Пелагием и Августином, католическая теология заимствовала аргументацию последнего о тотальном божественном предопределении человечества к добру и злу. [10] Логическим выводом из католического фатализма было признание Бога ответственным за все преступления мира, объявление его главным злодеем (на этом противоречии Вольтер построил свою критику религии в «Поэме о гибели Лиссабона или проверке аксиомы Все благо») и упразднении различия между ним и дьяволом.

Р. Генон, введя понятие «контринициации», усматривал ее наличие в католической обрядовости. [11] Действительно, лишенная эзотерической традиции католическая церковь в борьбе с православием стала создавать «антисистему», заимствуя магический опыт из культовых мистерий иных религиозных доктрин, в частности, из манихейства, оцениваемого многими исследователями как сатанинское учение; а также от езидов, поклонявшихся Малаки-таузу, богу-павлину, воплощению Люцифера. Многие ритуалы и символы католичества довольно подозрительны для христианского мировоззрения. Так почитается распятие с создателем римской церкви апостолом Петром, распятым вниз головой, что является символическим антиподом главному христианскому знаку. Или крещение католиков, осуществляемое в противоположность православному варианту с лева на право, а именно с левой стороны располагался бес, и, в данном случае, крестившийся католик от него и воспринимал энергетическую силу. В этой связи, получивший широкий резонанс тост папы Иоанна XII за здоровье Сатаны представляется лишь как частичное приоткрытие покрова над тайной метафизической концепции верхушки католического клира.

Долгое время опорой папского престола служил орден тамплиеров. Материалы инквизиционного расследования позволяют заключить об откровенно сатанинском характере данной организации. Так неофит, посвящаемый в члены ордена, в качестве обязательного ритуала, плевал на распятие с изображением Иисуса. Устраивались оргии гомосексуального содержания, с обильным распитием алкоголя (не случайно возникновение фразеологизма: “пить как тамплиер”). Священными культовыми животными были специфические существа, традиционно используемые в черных мессах: кошка, козел, жаба. При осуществлении шабаша козел символизировал собой самого Люцифера, практиковался обряд поцелуя того ниже хвоста. Также имел место ритуальный поцелуй и венчание с жабой (возможно сказка о свадьбе на царевне-лягушке отчасти восходит к сатанинским мистериям). Вместо распятия тамплиеры в качестве идола поклонялись некоей таинственной голове “живой мандрагоре”. Под данным обозначением скрывался, по-видимому, иудейский «голем» — головы детей, оторванные от их тел, высушенные и мумифицированные, широко используемые при магических церемониях колдунами Ближнего Востока. Русская княжна Евпраксия Всеволодовна, выйдя замуж за знаменитого императора Священной Римской империи Генриха IV, принуждалась супругом к участию в черных мессах, что побудило ее к бегству от мужа-сатаниста. Все названное позволяло православным мыслителям определять римскую церковь как “Синагогу Сатаны”, как главного антипода и злейшего врага истинного христианского мира. [12]

Современный эйкуменизм Ватикана расценивается ревнителями святоотеческой традиции, как попытка растворения христианского учения в неком квазирелигиозном суррогате. Суть эйкуменизма выразил лжепророк из «Трех разговоров» Вл. С. Соловьева Аполлоний: «Accipio et approbo et laetificatur cor meum. Я такой же истинный православный и истинный евангелист, каков я истинный католик». [13] Но сам Вл. С. Соловьев в диссонансе с традицией отечественной демонологии выводившей антихриста из лона католической церкви, видел залог успеха в борьбе с ним в объединении христианских конфессий.

Предвестником прихода антихриста должно явиться нашествие неких племен Гога и Магога, руководимых князем Рош. Эти народы, скованные Александром Македонским на крайнем Востоке, освободятся и вторгнутся в христианский мир. В Европе в качестве таковых первоначально восприняли гуннов, присвоив их предводителю Аттиле прозвище «бич божий». Впоследствии под князем Рош подразумевались русские, возглавляющие орды евразийских кочевников, угрожающих западному сообществу порабощением. Еще Л. Диакон применял такое объяснение по отношению к походам Святослава в Византию. [14] На Руси нашествие неведомого народа – татаро-монголов, поразивших православный люд своим внешним обликом, воспринималось как вторжение Гога и Магога. «Татары» или «тартары» — пришедшие из Тартара (из тартарары), есть сила сатанинская. Поэтому борьба с ними обычными способами обречена и должна быть заменена духовным противостоянием. Ни в этом ли кроется причина сравнительно легкой и быстрой победы Батыя? Впоследствии, под впечатлением т. н. «боксёрского восстания» в Китае, Вл. С. Соловьев вновь обратился к легенде о предапокалипсическом нашествии желтой расы, объединенной идеологией панмонголизма. [15] Н. Федоров в качестве антихристовой доктрины называл буддизм, как воплощение лжегуманизма и лжеучености: «Вестники воскресения успеют объединить весь мир в деле воскрешения, если противник воскресителя Христа, антихрист, не произведет разрыва. Противник же этот – буддизм, в коем сосредоточиваются, соединяются дарвинизм и спиритизм, агностицизм, как продукт позитивизма, пессимизм Шопенгауэра, Гартмана, и других, т. е. буддизм западный и восточный.» [16] Образ ожидаемого пятого красного будды Майтрейи имеет схожие черты с антихристом. Историк второй волны эмиграции Н.И. Ульянов связывал в теме апокалипсиса нашествие маоистов с негритянской революцией: «Мы последнее поколение, способное чувствовать ужас надвигающегося конца. Следующие за нами будут гибнуть, но не будут знать, что гибнут. Конец мира станет для них бытовым явлением… В поразительно короткий срок развязана дикость цветных континентов и уничтожены все доктрины Монро, ограждавшие цивилизацию от нашествий. Если Андрею Белому только «предносился» образ Бандиугу Диара, украшенного ожерельем из зубов убитых европейцев, то до нас явственно донесся из Конго запах жареного мяса белых людей. Не далек день, когда наших женщин начнут линчевать за отказ выходить замуж за негров. Не в знак ли покорности неизбежности судьбе, он уже сейчас превращаются в негритянок, папуасок, в монголок? Штаны в обтяжку, мужская сорочка навыпуск, вздыбленная шевелюра, это ли не костюм для встречи жениха полуденного? Современная политика – единственный в мировой истории образец разоружения сильного перед слабым, высшего перед низшим, культурного перед варваром. Мы живем в летаргическом сне, видим, как нас кладут в гроб, зарывают в землю, но не можем ни пальцем пошевелить, ни слова вымолвить». [17]

1492 г. являлся в христианской профетической литературе, как Востока так и Запада началом реализации. «Откровения Иоанна Богослова». Создание Вселенной Господом продолжалось 7 дней, а день божественный равен 1000 человеческим и потому в 7000 г от сотворения мира (т. е. 1492 г. от Р. Х.) история должна завершиться. Вопреки предупреждению Иоанна, что время начала Апокалипсиса не может быть ведомо людям, тезис о конце света в названный год носил характер аксиомы и не подлежал сомнению. Не производился даже расчет пасхального цикла на более поздние времена. Когда Стефан Пермский намеревался создать азбуку пермякам, его отговаривали на том основании, что аборигены севера обходились без грамоты столетиями и перед концом истории введение её абсурдно. Средневековая стагнация в развитии промышленности и товарно-денежных отношений обусловливалась хилиастическими воззрениями: бессмысленно обустраивать мир земной, если завтра наступит царство небесное. [18] Идейной основой феноменов капитализма и экономического общества являлось эсхатологическое разочарование, перенос апокалипсических сюжетов из настоящего в необозримое будущее. Реформация и протестантизм в Европе (в католической среде антихристом был объявлен Лютер), новгородско-московская ересь на Руси обусловливались данной метаморфозой христианского сознания. Исходя из факта утверждения после 1492 г. материалистической цивилизации, сензитивной, массовой культуры, многие современные исследователи связывают 1492 г. не только со складыванием современной модели мира, но и со свершением апокалипсических предсказаний. Показательна в этом отношении книга одного из ведущих идеологов нового мирового порядка Ж. Аттали «1492 г.». [19] А. Г.Дугин установил взаимосвязь апокалипсического сюжета и открытие Америки Колумбом. Согласно сакральной географии, на крайнем востоке находится рай, тогда как на крайнем западе – ад. «Земля за геркулесовыми столпами» (её изображение запечатлено в символике доллара – два геркулесовых столпа, перечеркнутых S – образной петлей, служившей запретом путешествовать за данный рубеж), «зелёная страна» (не случайно страна льдов называется Гренландия, т. е. зеленая), или «Америка» (согласно исследованию Г. Вирта термин встречается в герметической литературе задолго до Америго Веспучи и до Колумба) служили в эзотерической традиции обозначением преисподней. Поэтому Америка, открытая в год предполагаемого пришествия антихриста, рассматривается как его духовное воплощение. [20]

Приближение апокалипсических времен в 15 веке ознаменовалось небывалой до тех пор волной антисемитизма в христианском мире, особенно в инквизиционной торквемадовской Испании, главном сосредоточении сефардской диаспоры в средневековье. Мотивом преследования евреев служила апокрифическое предсказание о приходе антихриста из еврейской среды. Отцом его явится дьявол, а матерью еврейка из рода Данова. [21] На Руси ещё Владимир Мономах через 113 лет от освобождения дьявола (срок символичный, сопровождающийся новым подъемом эсхатологических настроений) осуществляет тотальную депортацию еврейского населения за пределы государства. В 15 веке, в связи с приближением семитысячелетней годовщины от сотворения мира и общим апокалиптическим умонастроением, в обществе активизировались разного рода альтернативные еретические секты. Из них наибольшего пропагандистского и организационного успеха добились представители ереси, названные их критиками «жидовствующими». Были ли они действительно приверженцами иудаизма в полном смысле слова, трудно сказать. От классического талмудистского варианта их воззрения были довольно далеки. Из иудаистской религиозной доктрины ими заимствовалась, главным образом, каббалистическая традиция. Но, во всяком случае, очевидно наличие антихристианских воззрений и обрядов у сектантов. Они отвергали Троицу и загробную жизнь, хулили Сына Божьего и Пречистую Деву, ругались над святыми вещами, мочились и плевали на иконы, клали их в лохань, мазали птичьим помётом кресты. Влияние «жидовствующих» было столь значительное, что чуть ли не большинство первых лиц в государственном аппарате России оказались их представителями: фаворит великого князя Фёдор Курицын, невестка государя Елена, сам митрополит московский Зосима и др. Даже Иван III впоследствии каялся, что и он был посвящён в их ересь. Впрочем, он и позже не проявлял особого рвения в преследовании еретиков, что послужило основанием некоторым православным иерархам подозревать великого князя в сохранении приверженности к сектантам. Только благодаря бдительности некоторых подвижников, как Иосиф Волоцкий или новгородский архиепископ Геннадий, ересь удалось изобличить. «Се есть сатанино воинство», — звучал приговор над еретиками. Но и после своего разгрома столь мощная организация вряд ли могла исчезнуть бесследно. [22]

Впоследствии православные теологи черносотенского толка указывали, что талмудическое описание иудейского Машиаха, приходящего из мира дольнего, создавшего теократическую империю, восседшего на престоле восстановленного им Иерусалимского храма соответствует традиции изображения антихриста в христианской литературе. С. Нилус обнаружил число зверя – 666 в символике звезды Давида – 6 сторон, 6 углов, 6 точек пересечения; треугольник направленный острием вверх есть проекция Господа, заостренный вниз – лжетроицы. силе равновеликой при данном изображении с божьей. [23] Отождествляя весь еврейский народ с «синагогой Сатаны» юдофобская мысль вступала в противоречие с самим библейским преданием, согласно которому, именно евреи, приняв первоначально антихриста за Машиаха, восстанут против его власти и наконец признают Христа истинным мессией.

Старообрядцы усматривали за никоновскими нововведениями «латинскую ересь», а в более глубинном измерении — сатанинский культ. Троеперстие старообрядцы представляли как скрытую форму хулы на Бога в виде кукиша, атихристовой печатью, символизирующей лжетроицу – дьявола, антихриста и лжепророка. Отрицание двуперстья трактовалось как еретическое сомнение по поводу догмата о двуединой природе Христа. Двусоставной четырехконечный крест никониан определялся как «латинский крыж», лишенный сакральности христианской символики. Четвертование ангельской песни аллилуйи рассматривалось как нарушение священной троичности. В изъятии из символа веры слова «истинного», старообрядцы усматривали сомнение никониан в истинности Господа, а удаленный из словосочетания «Рожденно, а не сотворенно» союз «а», мыслился как тот самый «аз», за который многие готовы были погибнуть. Амвон перестроенный из четырехстолпного (четыре евангелия) в пятистолпный расценивался как обозначение папы и четырех патриархов. Замена русского «белого клобука», перешедшего на Русь как реликвия святости духовенства из падших христианских царств, на «рогатую колпашную камилакву», воспринималась как свидетельство подчинения официальной церкви рогатому дьяволу. В отказе совершения коленопреклоненной молитвы старообрядцы уличали грех гордыни и лености. [24]

По популярным на Руси пророчествам, гибель истинно православного царства должна была произойти в 1666г., в связи с приходом в мир антихриста, власть которого на земле продлится до 1669г. Историософская старообрядческая концепция построенная на основании профетических мотивов таких произведений как «Кириллова книга», предполагала поэтапное падение православия в мире. В 1000 году от Р.Х. пал православный до толе Рим, принявший еретический догмат «филиокве». Еще через 600 лет погибло православие в малоросском крае, оказавшемся пораженным ересью униатства. Еще через 66 лет суждено было погибнуть последней православной державе — Московской Руси, что связывалось с приходом «сына погибели» в мире. [25]

В ожидании апокалипсических событий, люди на три года забросили пашенные работы, покинули избы, каялись друг перед другом в грехах, постились до смерти, одев белые рубахи и саваны, ложились при наступлении каждой ночи в гробы и ждали конца света.

«Древян гроб сосновый,

Ради меня строен,

В нем буду лежати,

Трубна гласа ждати;

Ангелы вострубят –

Из гроба возбудят и т.д.» [26]

Именно в 1666г. в Москве заседал вселенский собор патриархов, который осудил старую русскую веру, что в понимании «ревнителей древлего благочестия» явилось свидетельством духовного прихода антихриста в мир. Иные во избежание антихристова плена предпочитали сожжение на костре: матери сжигали себя с новорожденными младенцами, братья и сестры прыгали в пламя взявшись за руки, сгорая, плакали от радости обретения вечного царства. До 90х годов 17в.- в гарях покончило с собой более 20 тыс. старообрядцев. Звучали призывы «спалить» всю Русь всероссийским пожаром. [27]

С.Разин был связан с главным центром старообрядчества Соловецким монастырём, куда совершил паломничество в период предшествующий восстанию. Чтобы не оказаться под антихристовой властью, требовалось бежать с Руси. Руководствуясь этим соображением, Разин отправляется в персидские походы, представляющие собой попытку прорваться в старообрядческое Беловодье (мистическую страну, потаённый «Град Китеж»). По прошествии трёхлетнего срока антихристова господства, в предверии наступления нового 1669 года, разинцы сочли возможным вернуться в Россию. Военная компания 1670г. — рассматривалась ими как борьба по низвержению антихристова трона. Остатки разгромленного воинства Разина пытались пробиться к Соловецкому монастырю, стен которого удалось достичь некоторым из разинских сподвижников. С. Разин предписывал своим казакам церквей не строить, на церковные службы не ходить, церковное таинство брака заменить венчанием около вербы, что аналогично стереотипу поведения некоторых толков беспоповского направления старообрядчества. [28]

Лжетроица – змий, зверь и лжепророк истолковывалась как триумвират, соответственно, дьявола, антихриста («царя лукавого») и патриарха (или папы). Факт прихода антихриста в 1666 году не вызывал сомнения, но затруднение вызвал вопрос о его персонифицированном воплощении. Иногда в старообрядческой среде под таковым подразумевался Никон. [29] Но большинство сошлось на мысли, что Никон лишь предтеча антихриста («Хобот антихриста» [30] ), соответствующий третьей ипостаси в лице лжепророка.

Аввакум приходил к заключению, что «О последнем антихристе не блазнитеся,—еще он, последней чорт, не бывал: нынешния бояре ево комнатныя, ближний дружья, возятся, яко беси, путь ему подстилают, и имя Христово выгоняют. Да как вычистят везде, так Илия и Енох, обличители, прежде будут, потом антихрист во свое ему время. А тайна уже давно делается беззакония, да как распухнет, так и треснет. Еще после никониян чаем поправления о Христе Исусе, Господе нашем.» [31]

Восторжествовало мнение, что с 1666 года антихрист царствует духовно. Но, как доказывал дьякон Федор, Писание говорит о его чувственном приходе, которому еще только предстоит осуществиться. Иные (как инок Авраамий) усмотрели в христианских расчетах старообрядцев ошибку, заключавшуюся в ведении отсчета от Рождества Христова. Сатана был скован на тысячу лет в день Христова Воскресенья, следовательно, пришествию антихриста предначертано состояться 33 годами позже, что соответствовало 1699 г. Апокалипсические ожидания оказались не напрасны. Накануне наступления 1699 г. из-за границы после трехлетнего отсутствия явился Петр I. Стрельцы безуспешно пытались преградить ему дорогу в первопрестольную и истребить со всей немецкой свитой. По приезду в столицу, царь, вопреки древнему обычаю, чудодейственным иконам не поклонялся, к гробам предков не припал (старообрядцы объясняли, что сила Господа не допустила бы окаянного до святого места), а отправился прямиком в немецкую слободу, организуя там оргиастические празднества. Таким образом, чувственное пришествие антихриста было вне всякого сомнения. Брадобритие (проклятое в очередной раз незадолго до того патриархом Адрианом и грозившее отлучением от церкви), пропаганда курения табака («безовского зелья»), выдача паспортов («антихристовой печати») пародия церковной обрядовости («всешутейший, всепьянейший собор»), изменения календаря, системы летоисчисления и т.п. лишь укрепляли народ в уверенности об антихристовой сущности царя. Титул императора интерпретировался как сокрытие Петром I своей антихристовой природы за буквой «М», поскольку за ее вычетом цифровая сумма данного слова будет равняться 666 – числу апокалипсического зверя. [32] Керженский проповедник Козьма Андреев, обличая Петра Великого, писал: «В самой плоти его, на лице, и на челе, и на всех удех его, даже до ногу его, образ и начертание мерзости запустения, латынства, якож брадобритие богомерзкое, и чело оголение, и покровение на главе, по обычаю поганых немцев и люторцов, и прочая вся одежда его латынская, паче же бесовская. Еже есть сатана и преисподний бес сиречь дух лукавый, латынский и римский.» [33] Царству антихриста предсказано просуществовать три с половиной года ( 3,5 лет равняется 42 месяцам, т.е. числу, прописное написание которого латинскими шифром, при его цифровом выражении равняется 666). По истечению указанного времени в 1703 г. Петром I закладывается императорская столица – С.- Петербург. Не случайно в русской литературе Петербург изображается как город демонический, враждебный русскому национальному духу. Но как мог антихрист явиться из рода православных царей русских, помазанников божьих? Данное затруднение разрешалось посредством апробации легенды о подмене истинного царя ни то при самом рождении сыном Лефорта, н то во время заграничного путешествия неким немцем. [34] Потребовался авторитет Стефана Яворского, доказывавшего на основании библейских текстов, что антихристовы приметы не соответствуют образу Петра. Антихрист должен быть выходцем из еврейского рода и иудеи поклонятся ему, по внешнему облику он напоминает Христа, царствовать будет лишь 3,5 года и т. п. [35] Впрочем, на Руси имело хождение и иное летоисчисление согласно которому рождество Христово произошло восемью годами прежде и потому эсхатологические ожидания, сопровождаемые гробоположениями и старообрядческими гарями приходились также и на 1658 год и на 1691 год.

Наполеоновское нашествие «двунадесяти языков» воспринималось через призму эсхатологических умонастроений. С. Булгаков писал: «Русский народ пережил … нашествие Наполеона как некий образ антихристовой угрозы». [36] Написанная по-французски фраза «император Наполеон» при сложении цифрового обозначения букв составит число 666. Поскольку суммарное значение написанного прописью числа 42 равняется 666, делалось заключение, что предел власти и славы Наполеона наступит в 1812 г., когда тому минует 42 года. Претензии Наполеона не только на мировое царство, но и священство, осуществляемое через марионеточную фигуру папы, перемещаемого в Париж, служили для русской общественности подтверждением антихристовой сущности французского императора. Впрочем, в определенных сектантских кругах России Бонапарта приняли за мессию. Старообрядческая делегация была единственной приветствующей Наполеона хлебом и солью на Поклонной горе. Зачастую в избах сектантов в красном углу наряду с иконами можно было наблюдать изображение Наполеона. [37]

Отмена крепостного права и ломка традиционного уклада народной жизни привели к актуализации апокалипсического сюжета. 1881 г. есть знак сохраняющий свое обозначение и при его перевернутом прочтении (подобно лжемессии, скрывающим свой лик за маской праведника) и разлогается на друкратное число 18, которое в свою очередь есть повторенная троекратно цифра 6. Именно 1 марта 1881 г., т. е. в день наступления старокалендарного нового года, совершается цареубийство. Для эсхатологического мировосприятия русского человека убийство Александра II воспринималось как ритуальное жертвоприношение. Одним из убийц являлся представитель еврейской нации И.И. Гриневицкий, что являлось дополнительным катализатором апокалипсических умонастроений. В дальнейшем как персонификации антихриста оценивались и Г. Распутин («святой черт»), и А. Керенский, и даже Л. Толстой. [38] «Три разговора» Вл. С. Соловьева задумывались в рамках антитолстовской критики. Антихрист Вл. С. Соловьева преподносится как зло выступающее в обличии добра. Одним из персонажей «разговоров» Дама недоумевает: «Почему ваш антихрист так ненавидит Бога, а сам он в сущности добрый, не злой?» [39]

Старообрядческий тезис о духовном пришествии антихриста позволял не персонализировать его фигуру, а интерпретировать как коллективный образ («имя его легион») или как в целом состояние мира погрязшего в пороках. Антихрист стал идентифицироваться с императорской государственностью, любые мероприятия которого могли быть расценены в эсхатологической перспективе. Данная традиция обусловила заявление Д.С. Мережковского, что «самодержавие – от антихриста ». [40] «Легенда о Великом Инквизиторе» Ф.М. Достоевского, воспринятая вопреки замыслу писателя изобличить католическую церковь, как протест против унитарной государственности, расширила спектр экстраполяции духовного антихриста на тоталитарные режимы в целом. К.Н.Леонтьев, напротив, связывал антихристово пришествие с распространением либерально-демократической системы и омассовлением культуры: «Антихрист не явится, пока в силе будет царская власть. Когда же всюду заведут самоуправство, республики. демократию, коммунизм, — тогда антихристу откроется простор для действований. Сатане нетрудно будет подготовлять голоса в пользу отречения от прошедшего и нынешнего столетий. Вот когда заведутся всюду такие порядки, благоприятствующие раскрытию антихристовых стремлений, тогда явится и антихрист ». [41]

Другая тематика Ф.М. Достоевского – «бесы» прочно связала в веховской литературе образ антихриста с революцией и социализмом. Н.А. Бердяев называл большевистский режим сатанократией, построенной на подмене царства небесного – земным, Вавилонской башней, лишившей человечество свободы выбора в обмен на сытое счастье. [42] Протоиерей русской зарубежной церкви Б. Молчанов связывал возможность пришествия антихриста с перспективой мировой революции. [43] Иногда образ антихриста проецировался на фигуру В. И. Ленина. Зло не явится само по себе, а придет под личиной добра, таким же образом как под маской гуманизма осуществлял свой эксперимент Ленин. Если сложить посредством палочек или черт число «666» и фамилию «Ленин», то на их написание придется равное количество структурного материала. [44] Интересно, что, несмотря на попытки демонизировать образ Сталина в интеллигентских кругах (к примеру, предвозвестником «князя тьмы» Сталина считал Д. Андреев [45] ), роль антихриста оказалась к нему не приложима. Более того, в кулуарах православной церкви ставился вопрос о канонизации И. В. Сталина в качестве святого.

Большевистская символика являлась не модернистской новацией, а имела древнее ритуальное происхождение. Мужская и женская фигуры с молотом и серпом, подобные скульптурной композиции В.И.Мухиной, часто встречаются в сакральной герметической литературе. Серп, молот, фартук служили обязательными атрибутами инициационного посвящения. Серп, как и коса, является символом смерти, молот — власти над камнем, орудием формирования "нового человека" и "нового общества". Пентаграмма стала эмблемой большевизма по инициативе Л.Д.Троцкого, который был автором монографического исследования о масонстве, утерянном им в период революционных перипетий, и он прекрасно понимал оккультное происхождение данного знака. Пятиконечная звезда иногда символизировала душу человека (считалось, что души людей после смерти превращаются в звёзды, а потому пентаграмма являлась схематическим изображением человеческого организма), а иногда — "третье небесное светило" (в один ряд с Солнцем — молотом, т.н. Т — образным крестом, Луной, или полумесяцем — серпом, ставилась Венера), называемое "денницей" или "Люцифером" и определяемое в религиозной традиции как "падший ангел". Семантически пентаграмма противоположна кресту, и не случайно, в России в 1920-е годы обряд крещения был заменён "звездением" младенцев, которых обносили вокруг звезды, прикалывали её на пелёнки и т.п.) [46]

Некоторые действия большевиков, преподносимые обычно как чисто политические акции, имели ярко выраженный ритуальный характер. Так, С.П.Мельгунов приводит многочисленные случаи распятий на кресте, казней за алтарём, запретов погребения врагов советского режима. Убийство царской семьи также имеет все черты ритуального жертвоприношения, свидетельством чему долгое время являлись стихотворные надписи и каббалистические криптограммы на стенах Ипатьевского дома (напр.:"В эту самую ночь Валтазар был убит своими холопами"). Мумификация останков вождя мирового пролетариата вероятно восходила к танатологии древнеегипетской цивилизации, исходящей из представления о продлении посмертной жизни фараона и присутствия его духа в стране в случае сохранения телесной оболочки — вместилища души (кстати, архитектурные формы мавзолея Ленина строго выдержаны в соответствии с каноном строительства т.н. "ступенчатых усечённых пирамид"). Поэтому метафоры "Ленин жив", "Ленин и теперь живее всех живых" возможно действительно подразумевали веру в преодоление смерти "красным фараоном". Глубинным архетипом главного "пролетарского праздника труда" являлись оргиастические мистерии Вальпургиевой ночи. Согласно средневековой германской мифологии в ночь с 30 апреля на 1 мая (праздник св. Вальпургии) на горе Броккен осуществляется шабаш всех ведьм. [47]

Не могла быть обойдена в апокалипсической тематике фигура А. Гитлера. В связи с распространением фашизма, Г. Федотов обнаруживает современную тенденцию в том, что зло перестает выступать под личиной добра. а выходит на историческую сцену в своем зверином обличии: «Противник, «антихрист », который еще силен, перестал носить маску гуманизма, т. е. человеческого добра. Враждебная христианству цивилизация становится антигуманистической, бесчеловечной. То мировоззрение, которое стояло перед Соловьевым как несокрушимая стена, уже обветшало.» [48] Но антихрист есть лжемессия выдающий себя за Христа, возможно поэтому, откровенно антихристианский культ Гитлера, не позволил его трактовать как антихристов. Даже Д.С. Мережковский, обнаруживавший антихриста в широком спектре исторических персонажей, начиная от Л. де Винчи, и, заканчивая Николаем I. Гитлера к данному ряду не относил. [49]

Порою, прежде всего под влиянием ницшеанства, тема антихриста переносилась из сферы историософской в психологическую, как дионисийское, антихристово начало в природе человека. Антихристами объявляли себя Н.А. Клюев и А.Н.Скрябин, а каракозовец А.К.Маликов создал секту человекобогов (как антитезу христианскому богочеловеку), активным деятелем которой являлся в частности Н.В. Чайковский. [50]

Последней известной исторической персонификацией антихриста русским эмигрантом Б. Олейниковым преподносился М. С. Горбачев. Печать на челе генерального секретаря расценивалась как антихристов знак, накладываемый при вступлении неофита в организацию сатанинского толка. [51] В историософской мысли постсоветской России приход антихриста связывается с утверждением мондиалистской модели, унификации американской системы ценностей, долларовой фетишизацией, складыванием общества «новых кочевников» и т. п.

Таким образом, каждая эпоха в развитии русской историософии создавала своего антихриста, имевшего мало общего со зверем из "Откровения" Иоанна Богослова. Ему предначертано придти из Вавилонии после тысячелетнего царства Христа и утвердить свой престол в Иерусалиме. Русские мыслители, переживавшие апокалипсическое предание как личную драму, связывали сюжет об антихристе с российским континиумом. России предписывалась либо победить антихриста, либо его породить, либо и то и другое. Тенденции развития современной мысли позволяют заключить, что легенда об антихристе будет актуальна и в 21 столетии, и что данный идеомиф способен предопределить ход исторического процесса в России.


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Гурьянова Н.С. Крестьянский антимонархический протест в старообрядческой эсхатологической литературе периода позднего феодализма. Новосибирск, 1988. с.17-38.

[2] Повесть временных лет // Изборник (сборник произведений литературы Древней Руси). М., 1969 с.79-82.

[3] Антихрист (Из истории отечественной духовности): Антология. М., 1995. с.47-48; Роббинс Р.Х. Энциклопедия колдовства и демонологии. М.,1996.

[4] Данилевский И. Святополк Окаянный // Знание – Сила. М., 1992. №8. с.73.

[5] Заборов М.А. История крестовых походов в документах и материалах. М., 1977; Задорожный В. Игра, ставшая трагедией // Атеистические чтения. М., 1990. №20. с. 116-130.

[6] Достоевский Ф.М. Дневник писателя / ПСС. Л., 1984. т.26.с.91.; Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главных деятелей. М.,1993 с.373; Русское православие: вехи истории М., 1989 с.172; Садур В. Некоторые сведения из истории московских татар // Наука и религия. 1990. №7; Лобачев В. Уроки индийского царства // Наука и религия. 1994. №12.

[7] Соловьев С.М. Монах Самуил (Страница из истории раскола) / Антихрист. с.71.

[8] Ковальский Я.П. Папы и папства М., 1991;Лозинский С.Г. История папства. М., 1961.

[9] Достоевский Ф.М. Ук. Соч. т.2 с.202-203,244; т.22 с.86-89; т.24 с.70; т.25 с. 125, 155-157; т.26 с.88; Кантор К.М. Два проекта всемирной истории // Вопросы философии.1990.№2 с.76; Ульянов Н.И. Замолчанный Маркс. Фр.-на- Майне,1969.

[10] Августин. Творения блаженного Августина, епископа Иппонийского Киев,1901-1915.

[11] Генон Р. Кризис современного мира М.,1993;

[12] . Амбелен Р. Драмы и секреты истории,1306- 1643 М. ,1993 с. 26-56.; Гумилев Л.Н. Этногенез и биосфера Земли М., 1993 с.472-483

[13] Соловьев В.С. Краткая повесть об Антихристе / Антихрист. с.128.

[14] Диакон Л. История. М., 1998. с.7-94, 121-133.

[15] Соловьев В.С. Ук. соч. с.109-112.

[16] Федоров Н.Ф. Соч. М., 1982. с.126,. 549, 551, 627, 643.

[17] Ульянов Н.И. Шестая печать // Воздушные пути. Нью-Йорк, 1965. №4. с. 168-169.

[18] Зеньковский С.А. Русское старообрядчество: духовное движение CUII века. М.,1995. с.35; Малинин В. Старец Елеазарова монастыря Филофей и его послания. Киев. 1901. с.428-443.

[19] Левалуа К. «Сочти число зверя» (Замечания о книге ЖАКА АТТАЛИ «Линии горизонта») // Элементы. 1992. №2. с.3-8.

[20] Дугин А.Г. Мистерии Евразии. М., 1996. с.41-56.

[21] Антихрист. с.48.

[22] Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей. М., 1993.с.181-201; Русское православие: вехи истории. М., 1989. с.95-100.

[23] Нилус С. Близ есть, при дверех. СПб., 1996. с.283-285.

[24] Пустозерская проза. М., 1989. с.18-19,104.

[25] Зеньковский С.А. Русское старообрядчество: духовное движение CUII века. М.,1995. с.97.

[26] Милюков П.Н. Очерки по истории русской культуры. М., 1994. т.2. ч.1. с.58, 60.

[27] Зеньковский С.А. Ук. соч. с.445; Сапожников Д.И. Самосожжение в русском расколе со второй половины CUIIи до конца CUIIICвв. / ЧОИДР. М.,1891. кн.3-4; Милюков П.Н. Ук. соч. с.77

[28] Щапов А.Ф. Сочинения. СПб. 1906. т.1. с.466; Зеньковский С.А. Ук. соч. с.326.

[29] Материалы для истории раскола за первое время его существования. М., 1876. т.1. с. 343, 444, 449; т.2. с.98, 100.

[30] Там же. т.6. с.284.

[31] Аввакум Два послания Аввакума ко всем исповедующим старую веру / Пустозерская проза. с. 170.

[32] Милюков П.Н. Ук. соч. с.58-60; Исупов К.Г. Русский антихрист: сбывающаяся антиутопия / Антихрист. М.1995. с. 6-8; Семевский М.И. Самуил Выморков, проповедник явления Антихриста в 1722-1725 гг. / Семевский М.И. Слово и дело. 1700-1725. СПб., 1884 с.125-184; Соловьев С.М. Монах Самуил (Страницы из истории раскола) // Православное обозрение. 1860. т.2. №7; Арсеньев А.Е. «Непристойные речи». Гл.9. Последователи Талицкого // Исторический вестник. 1897. август. с.390-393.

[33] Смирнов П.С. Споры и разделения в русском расколе в первой четверти CUIIIСПб., 1909. с.155.

[34] Соловьев С.М. Ук. соч. с.72.

[35] Яворский С. Знаменья пришествияч Антихриста. М., 1703.

[36] Булгаков С.Н. Человечность против человекобожия // Русская мысль. ПГ., М., 1917. №5-6. с.15.

[37] Ширков Н. Судьба России в предсказаниях. Рязань, 1995. с.57-58.

[38] Аскольдов С.А. Религиозный смысл русской революции / Из глубины. Сборник статей о русской революции. М., 1990. с.42-45, 51.

[39] Соловьев В.С. Ук. соч. с. 131.

[40] Мережковский Д.С. 14 декабря. Гиппиус З.Н. Дмитрий Мережковский. М., 1990. с.392.

[41] Леонтьев К.Н. Над могилой Пазухина / Антихрист. с.97-98.

[42] Бердяев Н.А. Великий Инквизитор / Антихрист. с.135-159.

[43] Молчанов Б. Антихрист. Jordanville, N.Y., 1960.

[44] Ширков Н. Ук. соч. с.60.

[45] Андреев Д. Роза Мира. Метафилософия истории. М.,1991. с.217.

[46] Дугин А.Г. Тамплиеры пролетариата (национал-большевизм и инициация). М.,1997.-с.159-166; Иванов В.Ф. Тайны масонства. — М.,1992.-с.85-86; Холл М.П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической философии. — Новосибирск,1993; Боголюбов Н. Тайные общества CC века. — М.,1996.-с.54-58.

[47] Алексеева И. Миссия Мильнера // Вопросы истории. — 1989.-№10.-с.145; Боголюбов Н. Ук.соч.-с.53-54; Мельгунов С.П. Красный террор в России. 1918-1923. — М., 1990.-с.99,103,128-129,139; Майринк Г. Голем. Вальпургиева Ночь. — М.,1990.

[48] Федотов Г.П. Об антихристовом добре // Путь. 1926. №5. с.41, 46-47.

[49] Мережковский Д.С. Собр. соч. в 4т. М., 1990.

[50] Пругавин А.С. Раскол в верху. Очерки религиозных исканий в привилегированной среде. СПб., 1909. с.24.

[51] Олейник Б. Князь Тьмы. два года в Кремле. М.,1992.



Смотрите также в интернете:

www.wco.ru/biblio/books/anti1/Main.htm


Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

25 января 21:47, Волх:

Впечатляет.


8 сентября 15:10, правый:

Так будь внимателен мой друг, к словам Священного Писания, чтобы не пал ты духом вдруг, и не поверглось в мрак твоё сознание.

Как много развелось лжецов, астрологов, провидцев, колдунов; заманивают в сеть свою улов, и растлевают души простаков.

В стране Магог мятеж грядёт, чтоб возродить затем их Гога,

Для грабежа он войско поведёт, телами устлана его дорога.

Как время старых перемен, так время новых потрясений; знатных заговор, измен, внезапных возвращений.

Затем весной, в начале лета, на море грозный поворот, внезапное затменье Света, тот год беду нам принесёт.

А чем закончит этот Гог, читай Священное Писание, беда для жителей Магог и горькое разочарование.


6 февраля 06:42, Петр Иванов - Мюнхен:

06 феараля 2012

Замечательное исследование.

Непременно поделюсь ссылкой с людьми самых противоположных взглядов.

В 21 веке появиться это исследование повторно?

Спасибо!



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019