12 ноября 2019
Правая вера
Древлеправославие

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Владимир Карпец
28 мая 2004 г.
версия для печати

Народный монарх и единая вера

Исторический очерк о возникновении православного единоверия

Согласно Церковным канонам и православному преданию, Монарх, не будучи включенным в трехчинную иерархию, в то же время уподобляется «епископу внешних дел Церкви» -- он созывает церковные соборы, председательствует на них (не имея при этом права решающего голоса) и утверждает своею подписью их решения. В периоды «межпатриаршества» он является хранителем Патриаршего клобука. Особое значение имеет царский подвиг в утверждении церковного мира, борьбы с ересями и расколами. Именно к нему относит церковное предание слова св. апостола Павла об «удерживающем ныне», катехоне.

Полностью и всецело унаследовав статус защитника Вселенского Православия, «Белого царства», Московская Русь до середины XVII века свято хранила церковное предание. Роль Царя как «епископа внешних дел» особо проявилась при составлении Стоглава – наиболее авторитетного соборного уложения Русской Церкви XVI в. Увы, события, связанные с «Никоно-Алексеевской» реформой, лжесобором 1666-67 гг. (решения которого отменены Поместным Собором РПЦ в 1971 г.), антиправославное, антиканоническое законодательство Петра I поставили под вопрос не только «симфонию властей», но и высшую легитимность династии Романовых, породили кризис власти, не разрешенный до сих пор. Очевидно, что начало ее истинного разрешения возможно только с исцеления той болезни, с которой все началось, то есть с преодоления церковного раскола.

Это обстоятельство осознавал Император Павел I (20 сент. 1754-12 марта 1801), подлинный «народный монарх», которого порой называли даже «царем-демократом» (если под демократией понимать скорее демотию – органическое единство власти и народа, нежели либерализм – политико-экономические права имущих элит). За короткий период правления (с 1796 г.) Император Павел восстановил нарушенное при Петре I престолонаследие по мужской нисходящей линии, а также обязательную службу дворянства, ограничил барщинные повинности владельческих крестьян тремя днями в неделю, что мыслилось как начало полной отмены крепостничества, строго говоря, введенного только в 1762 году Указом о дворянской вольности. Решительному пересмотру была подвергнута вся внешняя политика Империи – проанглийской ориентации был предпочтен континентальный союз с Францией, а «греческому проекту» (он-то, кстати, и лежал в основе церковного раскола) – план продвижения в Индию, в основном силами казаков-старообрядцев под командованием графа М. И. Платова. При этом основой проводимой Павлом I «консервативной революции» была попытка воссоединения расколотой Русской Церкви.

Как пишет польский историк К. Валишевский, в 1789 году «Павел посетил главу петербургских раскольников Милова и пригласил его вместе с его единоверцами присутствовать на литургии, отслуженной в дворцовой церкви. По окончании богослужения он принимал этих странных гостей в своем кабинете, продержал их там несколько часов, расспрашивал о впечатлении, произведенном на них богослужением и о различии в обрядах. Он испросил благословения у Милова и кончил тем, что предложил ему служить по-своему в этой самой церкви». 12 марта 1789 г. Император Павел издает Именной указ о дозволении старообрядцам всем епархий иметь священников, служащим по старым обрядам, но рукоположенным от епархиального архиерея. Фактически это означало узаконение и восстановление в правах всех старообрядцев-поповцев, поскольку «беглые» попы, прием которых, впрочем, противоречит Правилам святых отцов, и так были поставляемы архиереями господствующей Церкви. Заметим, что ранее инок Никодим уже обращался в Синод с прошениями о восстановлении в старообрядчестве трехчинной иерархии, но попытки его успехом не увенчались.

В 1799 году московские старообрядцы, прихожане Рогожского кладбища, подали на имя Императора записку с прошением «разрушить преждеположенные клятвы на двоеперстное сложение и другие подобные ему обряды», о том, чтобы служащие в старообрядчестве священники продолжали свое служение, а все совершенные ими таинства были «оставлены в существенной их силе». Все службы, а также освящение храмов и антиминсов следовало совершать по старопечатным книгам. Старообрядцы просили оградить их от общего моления с брадобрийцами, но при этом также и разрешения о допущении по желанию причащения старообрядцев в новообрядческих храмах, а новообрядцев – в старообрядческих. Последним пунктом было взаимное непорицание за содержание старых или новых обрядов. На прошении Император Павел начертал всего три слова: «Быть по сему».

Увы, «по сему» не стало. «Правила Единоверия» (утверждены 27 октября 1800 года), составленные на основе «мнения» Митрополита Московского Платона (Левшина), не только не отменяли клятв (они лишь «разрешаются» в случае перехода старообрядцев в Единоверие), но и не давали возможности членам господствующей Церкви использовать старые обряды – для «перечисления в Единоверие» требовалось не менее пяти лет «числиться в расколе». Если единоверцам было дозволено безо всякого ограничения исповедоваться и причащаться в господствующей Церкви, то «общеправославным» в единоверческой – только «в крайней нужде, в смертном случае». Тем самым, хотя формально равночестность старого и нового обряда признавалась, фактически для синодальной бюрократии это было не так. Тем самым Синод, по существу, саботировал повеление Императора, который не успел довести задуманное им до конца, – вскоре он был убит заговорщиками. Такая редакция «Правил Единоверия» давала возможность на протяжении всего ХIХ столетия говорить о нем старообрядцам как о «ловушке», а новообрядцам – как о «скрытом расколе».

Редакция этих «Правил» была изменена только Поместным Собором Российской Православной Церкви в 1917-18 гг., который отменил правила «перехода» (о пятилетнем сроке и о причащении), дав возможность каждому члену РПЦ свободно выбирать для себя старый или новый обряд. Единоверцы были признаны равноправными и полноценными членами Православной Церкви. Было принято решение (о чем просил еще инок Никодим) о хиротонии единоверческих епископов, первым из которых стал почитаемый в нашем храме священномученик Симон (Шлеев), епископ Охтенский. А Поместный Собор Русской Православной Церкви 1971 года вменил все клятвы, наложенные в 1666-67 гг. «яко не бывшие», сами церковные реформы XVII века были признаны ошибочными (особо следует отметить в этом вопросе заслуги новопреставленного Митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима). К сожалению, в современной пастырской практике эти постановления не всегда соблюдаются последовательно, а их упоминания в церковной печати редки.

На портрете, помещаемом нами, Император Павел выглядит так, как он выглядел: в парике, без бороды… Увы, это печать века. Нетрудно увидеть, что, проживи Император Павел еще хотя бы лет десять, Россия, быть может, если не во всем, то в главном вернулась бы на пути Святой Руси, сохранив, разумеется, политические и военные приобретения, сделанные предыдущими Императорами. Известно, что Павел I намеревался восстановить Патриаршество. У него даже был свой «кандидат» -- Митрополит Санкт-Петербургский Гавриил (Петров). Заговор против Царя бил в самую точку. Характерно, что к нему (как и в феврале 1917 года) были причастны члены династии, не желавшие сойти с антирусского, антиправославного пути, начатого в XVII веке. Известие о гибели Императора Павла встречено было двояко: «высший свет» пил шампанское, народ плакал. Более всех торжествовала Англия.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

11 апреля 03:44, Ер:

Известно, что Павел I намеревался восстановить Патриаршество. У него даже был свой «кандидат» -- Митрополит Санкт-Петербургский Гавриил (Петров).

Автор выстраивает апологию Павла.

Но почему же Владимир Карпец умалчивает, что сам же Павел отправил Гавриила в ссылку в Новгород (до этого Гавриил был митрополитом Санкт-Петербургским и Новгородским, а после опалы Новгородская и столичная епархии были разделены)? Причём примечателен повод опалы: митрополит отказался вместе с императором смотреть балет и высказался нелицеприятно об оном.

А как интерпретировать то обстоятельство, что Павел объявил себя главою церкви?

А также великим магистром Мальтийского ордена.

Как-то не укладываются эти поступки в рисуемую картину "единоверного монарха". Складывается впечатление, что В.Карпец выстроил схему и под неё подгоняет ход истории.

Не получается убедительно.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019