10 декабря 2018
Правление
Политология

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Александр Елисеев
25 марта 2009 г.
версия для печати

Будущее правой Европы

Идея союза католических, традиционалистских, автократически-корпоративных (возможно даже монархических) стран в Европе, безусловно, будет намного более конкретной, чем абстрактно-космополитическая идея Европы вообще (пусть даже и "наций"). Но для того, чтобы эту идею сформулировать европейским правым нужно решительно разорвать с либерализмом

На парламентских выборах в Австрии весьма успешно выступили правые силы — Австрийская партия свободы (АПС) и Союз за будущее Австрии (вместе они получили почти 30 % голосов). Последний возглавлял легендарный Йорг Хайдер, до судорог напугавший политкорректную старушку Европу в 2000 году. К сожалению, этот политик так и не сумел воспользоваться плодами своего успеха — 11 октября он погиб в автомобильной катастрофе. Дело это, конечно, темное. Слишком уж подозрительно совпадение — Хайдер погиб через несколько дней после своего политического триумфа. Сегодня остается только гадать — о том, каковы истинные обстоятельства гибели одного из лидеров правой Европы. Но его трагическая кончина снова заставляет порассуждать над тем — каково будущее европейских правых.

Надо сказать, что у правой Европы есть свои плюсы и минусы. Она избежала скатывания в болото политического маргинализма — во многом благодаря тому, что дистанцировалась от нацизма и пронацизма (несмотря на время от времени прорывающиеся слова одобрения в адрес некоторых сторон жизни в нацистской Германии и фашистской Италии). Более того, многие европейские правые солидаризировались с ценностями западной демокартии, но только вот трактуют их с позиций национализма. А покойный Пим Фортейн (Голландия) даже умудрился создать этакую версию правого либертарианства.

Правые уже стали достигать властного Олимпа. В Италии весной этого года было сформировано весьма "реакционное" правительство Сильвио Берлускони, в котором пост министра федерального законодательства занял лидер ультра правой Лиги Севера Умберто Босси. А министром без портфеля сделали представителя Лиги Роберто Кальдероли, некогда открыто надевшего майку с "антиисламской символикой" и тем самым стяжавшего скандальную славу. Впрочем и сам Берлускони в 2003 году вызвал волну возмущением своим высказыванием о том, что Муссолини "никогда не убивал людей, а просто отправлял их на каникулы в ссылку". (В Италии, вообще, наметилась некоторая тенденция к реабилитации фашизма. Так, недавно вратарь футбольного клуба "Милан" Кристиан Аббьяти признался, что является фашистом. К фашистским ценностям им были отнесены — патриотизм и католическая религия. При этом он выразил свое несогласие с расизмом и политикой Гитлера.)

Европейские правые приобрели некоторую респектабельность, но при этом увязли в либерализме, по сути, составив его правое крыло. Они не выступают за коренную реорганизацию Запада — вместо евроремонта ими планируется ремонт косметический. Запрет или ограничение на имиграцию, укрепление национального суверенитета, консерватизм в области морали — вот "ядро" современной программы европейских правых. Хотя некоторые из них ратуют и за серьезные подвижки в области геополитики.

И здесь, в первую очередь, выделяется проект "Европы наций", выдвинутый лидером Национального фронта Жан Мари Ле Пеном. Этот ветеран французского националистического движения неоднократно уже заявлял о том, что является приверженцем конфедерации "протяженностью от французского Бреста до Владивостока". Ле Пен утверждает: "Европе нужна Россия, нужна Сибирь, а России нужно сотрудничество с Европой".

Вот это очень интересный момент, позволяющий многое понять в европейской правой. Она вертится вокруг сугубо либеральной "идеи Европы", что не позволяет ей совершать самостоятельное движение. Самое большое, на что они способны — это "расширить Европу" — до Тихого океана. В чем, к слову сказать, с ними солидарны разнообразные наши западники, многие из которых ни разу не националисты.

Но ведь что такое "Европа"? На чем основана ее общность? На географии? Однако, география не может стоять на первом месте.

Если же рассуждать о цивилизационной общности, то Европа оказывается не столько целым, сколько частью — западной, "романо-германской" цивилизации. Причем — не самой главной ее частью. США, пожалуй, будут и поглавнее. Не случайно же именно они рулят НАТО. И даже более того, именно США настойчиво утверждают западные ценности в незападных странах. Так, сегодня Америка сколачивает коалицию азиатских демократий, "восточное НАТО", куда, на первых порах войдут Япония, Индия и Австралия.

Кстати, можно ли сказать о том, что США как-то существенно отличаются от ЕС? Да нет, не отличаются. Капитализм, партийно-парламентская демократия, рыночный фундаментализм — все это общая основа одной, единой западной цивилизации. Но есть одно важное отличие — не столько цивилизационное, сколько политическое и даже геополитическое. Нынешняя Европа представляет собой наднациональный союз национальных государств, а США — национальное государство (естественно, здесь имеется ввиду буржуазно-либеральная трактовка нации — как etat-nation). ЕС — это совокупность транснациональных институтов (СЕ, Европарламент и т. д.), которые выстроены над европейскими государствами. В США же категорически отрицается какой-либо транснациональный уровень. Напротив, сами же Штаты и считают себя "мировым правительством". И они же осущетвляют гегемонию в НАТО, которое не есть какая-либо конфедерация. Это — военно-политический союз, основанный на очевидном доминировании США.

Многим это покажется странным, но "Единая Европа", по большей части — американский проект. США не нужно появление в Европе какого-либо государства-лидера, способного встать во главе западной цивилизации. (Таковым лидером пытался в свое время стать Гитлер.) Поэтому они и блокируют возникновение такого лидера посредством транснациональной общеевропейской надстройки, которая не позволит "нарисоваться" новому "Гитлеру".

При этом нет и никакой опасности возникновения "Европейской Империи". Конфедерация государств не может образовать полноценного единого государства. И уже сегодня ЕС функционирует как политкорректная, ультрагуманистическая квазиимперия, размываемая потоками миграций из "третьего мира". (Это, к слову, еще один механизм американского контроля над Европой.)

Тут можно и нужно вспомнить недавно скончавшийся Советский Союз — тем более, что многие наблюдатели отмечают его сходство с Союзом Европейским. СССР также был союзом "национальных" государств, над которыми возвышалась интернациональная КПСС. И, несмотря на всю свою мощь, на всю свою брутальность и весь свой пафос, советская "империя" распалась в течение нескольких десятков лет. Да как бесславно!

Итак, получается следующее. Европейская общность основана на отказе от приоритета национальных государств. Идея Европы — сугубо космополитическая, хотя и привязанная к некоему макрорегиону (Западная Европа "плюс" государства, отпавшие от СССР). И сегодня видно — как же был прав Константин Леонтьев, который считал современный ему европейский национализм всего лишь этапом на пути к всеевропейскому космополитическому смешению. Действительно, национализм светский, либеральный никак не выделяет нацию качественно. Он рассматривает ее сугубо количественно, как некую единицу, имеющую право на суверенитет. И все эти единицы равны друг и похожи друг на друга. А, значит, они рано или поздно друг с другом смешаются — в их отдельном существовании никакого смысла нет.

Вообще, говорить о каком-то европейском единстве наций можно очень условно. Вплоть до недавнего времени его просто не было. Было другое — цивилизационное единство западного, романо-германского мира, географически разделенного океанскими пространства. А так европейские государства увлеченно соперничали друг с другом. Ярчайший пример — соперничество Франции и Англии, при котором первая откровенно поддерживала заатлантическую Америку. И ведь что показательно — разделенная Европа являла собой пример государств намного более сильных, ярких и здоровых нежели те, что ныне влачат свое жалкое политкорректное существование. Достаточно вспомнить грандиозные империи — Испанскую, Британскую, Французскую, Португальскую, Бельгийскую. При них ведь, собственно говоря, и возникла пресловутая европейская мощь.

Другое дело, что в 20 в. европейское разделение привело к двум мировым войнам, что было уже явным "перебором". Но тут надо обратить внимание на роль транснациональных олигархий. В прошлом веке, в результате интернационализации капитала, они стали мощнейшей силой, заинтересованной в существенном переформатировании всей мировой геополитики. Транснациональный капитал сделал все для того, чтобы усилить планетарную конфронтацию. Мировые войны принесли международным дельцам огромный доход, сильно дискредитировав национальную государственность (якобы ответственную за конфронтацию). И после второй мировой войны возникло мощное движение за создание "мирового правительства". Поначалу его центр находился в США, где большую силу взяли так называемые "всемирные федералисты", возглавляемые крупнейшим бизнесменом К. Мейером. Они вынудили законодательные собрания 17 штатов принять резолюцию о необходимости переформатирования ООН в "правительство мира". Однако же, у американских мондиалистов ничего не вышло. Победили "реакционные" круги, выступавшие за американское мировое господство.

Получилось так, что космополитические технологии стали отрабатываться в Европе. Это отвечало интересам США, а также служило компенсацией для "транснационалов" — последние не получили весь Запад, но им дали возможность поэксперементировать в Европе. "Соединенные Штаты Европы", о которых столь долго говорили космополиты всех мастей, были созданы — в виде "Европейского Союза". (По иронии судьбы слово "штаты" так и не было использовано, зато было взято на вооружение слово "союз".)

И любые проекты "Европы наций", или же "Европы отечеств" (Шарль де Голль), обречены на провал, ибо они, в конечном итоге, перепевают космополитические проекты "Европейского отечества". Действительно, если нация или отечество являются высшей политической ценностью, то зачем нужно еще какое-то наднациональное образование?

А вот совсем другое дело — союз национальных государств, понимаемый как широкая и долгосрочная коалиция. Но ведь для создания такой коалиции нужна держава-лидер. И не просто лидер, а генератор некоей идеи, способной обеспечить не только политическое, но и духовное единство. Без этого все сведется к борьбе между державами, каждая из которых не пожелает принять "право сильного". Такая борьба развернулась в Европе в 1939 году, когда Гитлер захотел сделать Германию политическим, прежде всего, лидером. Он пытался поставить в центр "своей" Европы немецкий национализм, что закономерно привело его к краху. А вот США сумели создать свою широкую коалицию — НАТО. Сумели потому, что поставили в центр всего "ценности западной демократии", позиционируя себя как главного их защитника.

Вывод очевиден — для того, чтобы создать некую западную коалицию европейским правым необходимо выступить с каким-либо духовно-идеологическим проектом. И одного национализма здесь мало — не говоря уже об "антимиграционизме".

Как представляется, идейной основой правой интеграции в Европе может быть католический традиционализм. Не случайно же правые сильны, главным образом, в католических странах. Ле Пен во Франции, Берлускони, Босси и Дж. Фини в Италии, Филипп де Винтер во Фламандии — это говорит о многом. Показателен и пример Швейцарии, где крайне сильна Народная партия, получившая в прошлом году 29 % голосов. Все-таки католики составляют 54 % населения этой страны. Некоторым ислючением выглядит Датская народная партия, но это именно исключение. Европейские правые, в большинстве своем, и сейчас не чужды католического традиционализма. И в этом плане крайне любопытно недавнее высказывание спикера итальянского парламента, лидера "Национального альянса" Фини, заявивший о том, что Папа Римский является "духовным вождем подавляющего большинства итальянского народа". Подобных заявлений в Италии не делали давно.

Идея союза католических, традиционалистских, автократически-корпоративных (возможно даже монархических) стран в Европе, безусловно, будет намного более конкретной, чем абстрактно-космополитическая идея Европы вообще (пусть даже и "наций"). Но для того, чтобы эту идею сформулировать европейским правым нужно решительно разорвать с либерализмом.



Смотрите также в интернете:

www.rus-obr.ru/ru-club/909


Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2018