24 марта 2019
Правление
Политология

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Ярослав Бутаков
5 июня 2004 г.
версия для печати

Бездушный монстр

Государством зовется самое холодное из всех чудовищ… «Нет на земле ничего большего, чем я: я – перст Божий, я – устроитель порядка», — так рычит чудовище.

Ф. Ницше. Так говорил Заратустра.

Мы стоим на пороге нового тоталитаризма, имя которому – Общественная Безопасность

О каких «правах человека» могут нынче говорить либералы, расписывающие, как идеал, политические порядки США и Западной Европы? Что осталось у жителя современной «демократической» страны от его естественных человеческих свобод? Я не говорю о тех нужных в основном только профессиональным политиканам, журналистам и предпринимателям «свободах», которые перечислены в разного рода «декларациях прав». Я говорю о праве на личную жизнь, свободную от наглого и беспардонного вмешательства. Какие интимные стороны жизни остались еще недоступными всевидящему, всепроникающему взору власти? Где только не унижается человеческое достоинство? В общественных уборных ставят видеокамеры наблюдения. На пороге собственного дома в большом городе опасно показаться, не имея при себе документов. В странах ЕС пассажиры самолетов обязаны предварительно разуваться. У нас правительство Москвы выделило не то 12, не то 18 млрд. рублей на оборудование турникетов метро металлоискателями. Скоро пассажирам столичной подземки, чтобы пройти на станцию, будет необходимо выгребать всю мелочь, снимать часы и металлические предметы одежды для предъявления «стражам порядка». Словом, при входе в метро будут шмонать также, как при входе на стадион. Особенно забавно это будет выглядеть в часы пик…

Разумеется, все это делается с благой целью – уберечь граждан от возможных терактов. Но только в действительности никакие подобные меры не препятствуют террористам совершать свое черное дело. Разве то, что на въезде в Москву проверяется каждая вторая машина, и в понедельник утром в столицу на авто просто не въедешь из-за сплошных пробок, помешало нескольким десяткам чеченских отморозков захватить театр на Дубровке? Впору задуматься: а кто и с какой целью на самом деле разжигает и пестует терроризм?

На Западе полным ходом идет дело к установлению тотального контроля над каждым человеком. Обязательное вживление гражданам ЕС электронных микрочипов, позволяющих отслеживать местонахождение человека, уже не за горами. Но, очевидно, это только первый шаг. Следующими станут: установление камер наблюдения в частных домах и квартирах, управление человеком посредством посылки ему на микрочип импульсов, подавляющих агрессивность. 25-й кадр на ТВ давно и активно используется для воздействия на подсознание людей. Тайны переписки ни бумажной, ни по Интернету не существует. Какие права, какая свобода? «У вас есть только одно право – хранить молчание…» И ведь большинство действительно молчит, покорно воспринимая все новые издевательства, которым современное государство подвергает достоинство его граждан. Так обстоит дело во всех «цивилизованных» странах, включая Россию. Возражающим затыкают рты единственным дубовым аргументом – «угроза международного терроризма», хотя ложь такого объяснения видна любому незашоренному «демократией» человеку.

Во всемирном государстве, подготовка к созданию которого идет полным ходом, возможность контроля власти над людьми станет едва ли не абсолютной. Означает ли это, что общество избавится от угрозы терактов, а большинство преступлений будет предотвращаться прежде их совершения? Конечно, нет! Чем дальше станет разрастаться власть глобального государства-монстра над личностью, тем сильнее будет разгораться слепой, бездумный, стихийный бунт против нового тоталитаризма. Чаще и больше будут взрываться самолеты, поезда, супермаркеты. Чаще и больше свихнувшиеся от телевизионно-компьютерной дури подростки будут брать в руки автоматы и расстреливать своих сверстников и учителей просто потому, что их «все достало». Глобальное государство «достанет» всех до печенок и костей, в этом можно не сомневаться. Поэтому каждый новый шаг к его созданию будет отмечен морями крови и заревом пожарищ…

Разве могли мы, родившиеся и жившие в СССР, представить себе такую степень подавления государством личной свободы, какую мы испытываем теперь? Вспомним начало-середину 80-х гг. Можно было взять билет на поезд дальнего следования, поехать в Крым (теперь это другое государство!) и неделями жить там «дикарем», ни разу не предъявив нигде паспорта! У родственников и знакомых в любой точке Советского Союза можно было гостить месяцами без всякой регистрации! А можно ли было представить себе тот милицейский беспредел, царящий ныне на улицах Москвы? Такого переизбытка «стражей порядка» на душу населения, как сейчас, Россия никогда не знала, да только с порядком дела обстоят хуже, чем до призвания варягов. «Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек…» Может быть, другая такая страна и была, но что в те времена в России дышалось вольнее, чем теперь, это уж точно. Самое главное, что все эти меры якобы по обеспечению нашей с вами безопасности ничуть ее не гарантируют, а тот факт, что от произвола «правоохранительных» органов мы практически не защищены, наглядно обрисовывает тенденцию развития нашей «демократии».

Впрочем, не только нашего. Время от времени всплывают факты вопиющего нарушения прав человека в странах, считающихся эталоном соблюдения этих самых прав, хотя обычно такие случаи замалчиваются. Когда в 2000 г. полицейский в Бельгии убил футбольного фаната выстрелом в упор в голову из травматического оружия, никто за это наказания не понес, и власти не признали сам факт. Нынешние массовые истязания англо-американскими оккупантами иракских граждан, упорно отрицаемые командованием т.н. коалиции, — из той же серии.

Лидеры стран «7+1» отгораживаются от народов целыми дивизиями полицейских. Их «саммиты» похожи на военные советы внутри осажденной крепости. Выезд такого лидера из своей резиденции сопровождается такими мерами безопасности, каких не знали восточные деспоты старых времен. Многие москвичи помнят, как однажды жарким летом в выходной, когда они массово устремились на дачу и на природу, на целый день было перекрыто Шереметьевское шоссе… Почему, спрашивается, налогоплательщики должны давать деньги на создание неудобств себе? И нужны ли народу такие лидеры, само существование которых является для него тягостным и обременительным?

Еще раз подчеркну: столь желанная всеми жесткость и бескомпромиссность государства в борьбе против реальных врагов нации не имеет ничего общего с описываемым явлением. Как писал еще в XVI веке Иван Пересветов, «царство без грозы – что конь без узды». Но эта гроза, как он считал, должна постигать только «буйных». Система же безопасности современного государства априори считает каждого гражданина потенциальным преступником, которому, вопреки формальной презумпции невиновности, приходится всегда и всюду доказывать людям в форме, что он – «не верблюд».

Возведение в абсолют «прав и свобод человека» (ст.2 Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью»), сопровождающееся глумлением над человеческим достоинством под предлогом защиты его жизни и обеспечения его прав, заставляет задуматься: а что вообще есть такое – «права человека» и какое они имеют отношение к свободе личности? При ответе на этот вопрос попробуем исходить из понятий здравого смысла и нормальных жизненных ценностей.

На первом месте у человека стоит семья – его родные в узком смысле, на втором – нация – родные в широком смысле слова. Государство своими законами и своей политикой обязано оберегать эти микро- и макрокосм, в которых протекает жизнь каждого человека. По своей основной идее, как утверждал наш замечательный философ И.А. Ильин, государство строится по типу братской корпорации. В корпорации должны свято почитаться принципы солидарности и взаимопомощи в отношении своих. Кстати, русское слово «свобода» состоит из корней «свой» и «быть». Свобода в традиционном русском понимании – это жизнь среди своих, в родственном этническом окружении. Только в своем отечестве, в среде своей нации-семьи человек может быть по-настоящему свободен.

Что осталось от этой традиционной свободы? Признается ли она современным государством? Мы не можем приютить у себя в доме русского человека, приехавшего из другого региона РФ без официальной регистрации – власть отрицает наше право на предоставление и получение убежища и право на гостеприимство. Мы не можем пройти по улице, проехать в общественном транспорте без того, чтобы не слышать навязчиво громкой речи наших «южных гостей» – государство разрешает им селиться вперемежку с коренными жителями, отрицая тем самым наше право на комфортную этнокультурную среду, т.е., по сути, наше право на родину.

Человек имеет право жить на родине предков в окружении своих соотечественников – вот главное из его прав, после права на жизнь! Ибо он имеет право не просто на жизнь, но на достойную и духовно насыщенную жизнь. А необходимым условием ее являются родина как национальный дом (а не проходной двор для сотен народов) и нация как большая семья.

Русское государство XVI-XVII вв. признавало и оберегало это драгоценное право своих подданных, хотя в чем-то другом, но менее важном, возможно, излишне (с нынешней точки зрения) ущемляло их. Иностранцы и иноверцы жили с русскими не бок о бок, а в специально отведенных кварталах, иногда даже – в загородных слободах-гетто (Немецкая слобода – Кокуй). И это отнюдь не препятствовало общению народов, сохраняя при этом каждому из них национальные особенности и этнокультурную среду. И так обстояло дело не только в России, но практически в любом средневековом государстве.

Традиционное государство не занималось многими функциями, присущими государству современному. Профессиональные и сословные корпорации предоставляли своим членам социальную и правовую защиту, в ряде случаев вершили над ними суд и расправу, освобождая государство от ненужной работы. Широкие общественные функции, сопряженные с властью, выполняла церковь. Можно сказать, что государство во все времена играло для общества гораздо меньшую роль, чем сейчас. Гораздо большее значение, как регуляторы общественных отношений, имели сословные и церковные институты – гражданское общество в подлинном значении этого слова, в отличие от того, что обозначают этим термином нынешние политики. До появления «декларации прав человека» было меньше государства и больше гражданского общества, чем стало после. Соответственно, у человека было значительно больше личной духовной свободы. Конечно, у знати было больше формальных прав, чем у черни. Но, во-первых, формальные права и личная свобода не соотносятся между собой напрямую и, вообще говоря, мало друг с другом связаны. А во-вторых, наделять одинаковыми формальными правами человека с благородными свойствами души и подонка – это и есть высшая несправедливость, какую только могло придумать государство!

«Только там, где кончается государство, начинается человек – не лишний, но необходимый», — писал Ф. Ницше. Он имел ввиду, конечно, тот тип государственного устройства, который стал устанавливаться в Европе с конца XVIII века. Но в известной степени его слова о «холодном монстре» можно отнести к любому государству. Ведь последнее обязано быть в определенных случаях бездушным для успешного выполнения своих охранительных функций. Следовательно, проблема заключается в том, чтобы государство, защищая своих граждан, делало это как можно незаметнее для них. Как считал Конфуций, истинно добродетельному государю достаточно лишь «сидеть, с почтением обратив лицо к югу». Бездушную репрессивную активность государства, всегда неизбежную, надо правильно ориентировать; она не должна ударять вслепую по всем разом.

Терроризм, да и преступность в целом, в России и странах Запада давно приобрели этноконфессиональную окраску. А раз так, то не проще ли, в целях более эффективного контроля над большинством потенциальных правонарушителей, ввести режим раздельного проживания коренных жителей и мигрантов? Можно говорить, что это сегрегация и апартеид, однако такой порядок был бы только справедлив в отношении своих граждан, чьи права должны оберегаться государством в первую очередь. И пусть в ответ на родине мигрантов вводятся такие же меры в отношении приезжих из белых стран – в конце концов, это право каждого государства.

Отсекая «козлищ» от «агнцев», мигрантов от коренных, государство тем самым оберегает национальное достоинство тех и других, ликвидируя бытовую почву для межэтнических конфликтов. Издалека народы научатся больше уважать друг друга, чем при смешанном проживании. А то, что мигранты ограничиваются в правах по сравнению с коренными гражданами, следует считать совершенно нормальным – ведь никто их сюда не звал, и у них есть своя родина!

Конечно, все подобные ограничения должны касаться только т.н. некомплиментарных этносов, т.е. трудно совместимых с коренными жителями данной местности в силу особенностей своей культуры и своего поведения в быту. Федеративное устройство Российского государства позволило бы устроить успешное раздельное проживание и в отношении представителей отдельных некомплиментарных этносов, юридически считающихся гражданами России. А догму о равноправии субъектов федерации надо отбросить. Мир знал много федеративных и союзных государств, но права субъектов в них, как правило, соответствовали их реальному вкладу в общее богатство государства.

Проводя политику этнического размежевания, государство будет целенаправленно подавлять именно те группы населения, которые представляют для него наименьшую ценность, оставляя больше простора и свободы своим исконным гражданам – подлинным создателям государственности и культуры, вместо того, чтобы давить всех без разбору, как это делается теперь.

Недоверие современного государства к своим гражданам есть следствие давно культивируемого равенства в правах и всесмешения как следствия этого культа. Все, что выбивается из рамок посредственности, подозрительно для государства. Поэтому, следующим важным шагом по отходу от государства-монстра, должно было бы стать восстановление в том или ином виде сословного строя на основе наследственных качеств и природных свойств людей. Ведь ни для кого не секрет, что каждый человек от природы склонен к тому или иному виду деятельности. Только в современном обществе большинство людей оказываются не в состоянии раскрыть свои таланты и способности именно в силу конкуренции. А в ней решающую роль играют не столько профессиональные качества, сколько умение топить ближнего своего и идти по головам конкурентов, как выразился один современный католический теолог. Кстати, склонность к преступности тоже является врожденной, как доказал Ч. Ломброзо свыше ста лет назад. Следовательно, одни сословные группы должны быть наделены чуть большими, другие – чуть меньшими внешними правами, но духовная свобода всех должна оберегаться государством в равной степени. И если есть категории людей, легко поддающиеся на соблазн правонарушений, то усиленный превентивный контроль государства над ними будет им только во благо. Но недопустимо из-за одного подонка или психа ограничивать права и унижать достоинство десятка порядочных людей.

Однако, пока государственность в мире развивается в совершенно противоположном направлении. «Вера в возможность создания совершенного государства постоянно падает; в то же время общество требует от государства все больше», и сфера функций государства постоянно увеличивается. Этот всемирный «кризис правосознания», отмеченный правоведом П.И. Новгородцевым в самом начале прошлого века, не только не преодолен, но напротив, продолжает углубляться. Соответственно расширению функций и роли государства уменьшается реальная свобода человека и негосударственных общественных институтов.

«Там, где еще существует народ, не понимает он государства и ненавидит его как дурной глаз и посягательство на исконные права и обычаи». Насколько можно применить эти слова Ницше к нам, гражданам современной РФ? Если можно, значит, мы, русские – еще народ, а следовательно – не безнадежны.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

22 июня 15:34, Макс:

Не плохо, не плохо... Ничего больше!!!


29 мая 15:51, fLAKY wOMAN:

Я согласна. Только слишком много эмоций - мешают читать. Глубже, тоньше надо быть...



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019