11 августа 2020
Жесты

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Андрей Хоров, Екатеринбург
27 января 2012 г.
версия для печати

Пост-Индия

Вернулся из путешествия по Индии.

Сначала опишу книжную часть пути.

Да, с собой у меня были три книги, две из которых мне подарили в Москве — Ильи Бражникова " Русская литература 19-20 вв: историософский текст " и свящ. Игоря Бекшаева " Во едину от суббот ", а также путевая Библия, которую вожу с собой всюду. Все три книги посвящены Апокалипсису в разных оттенках. Первая книга (Ильи Бражникова) и ее апокалиптическая суть кратко изложена тут (выжимка очень густа, и даже саму книгу, на мой взгляд, стоило бы расширить). Её авангардный посыл о скифском сюжете вообще тяжело усваивается, если сидеть на пятой точке перед экраном. Зато на вокзалах, гестхаусах, и поездах аутентичность скифства русской душе становится совершенно прозрачной. Хотя скиф не есть номад и скорее ближе к пограничнику, но не так как он видится тем кто внутри или снаружи границы, а каковым пограничник ощущает свою выделенность и от внешних и от внутренних. Скиф же скорее пограничник не пространства, а времени. Он не просто стережет статичную границу, а скорее фиксирует ее наличие, двигаясь вместе с ней. Тем самым, скиф проявляет конечность временности, а стало быть, и Конец Времени с больших букв. Отсюда метафорично можно увидеть связь скифства и Апокалипсиса. Вторая книга (Игоря Бекшаева) очень удачно продолжила тему первой, являясь очевидным примером апокалиптического жанра и его историософского текста. Как ни странно, первая книга также является сама себе примером. Совокупно обе книги фиксируют современное апокалиптическое сознание как Бесконечность Конца. Если первая книга показывает ощущение Апокалипсиса на Руси 17 века и в России 17 года и физическое его исполнение, то вторая показывает глобальность Иоанновского Апокалипсиса через его явную локальность и внятность для того времени-и-места. Но это что касается второй части — "Числа зверя".

Первая же часть книги И. Бекшаева также удачно легла на индийский фон восприятия Жизни, особенно тезис о.И. Бекшаева "Бог это Жизнь". Да, индуизм крайне жизнелюбивая религия. Впрочем, не будем забывать Амбедкара

Индусская цивилизация … это дьявольский замысел с целью подавить и поработить человечество, но то что касается самого быта — это очень важный пример иной "священности". Скажем, корова священна не потому, что она выделена среди других животных в особый статус, а, напротив, корова максимально интегрирована в жизнь людей, богов, зверей, городов, сёл и звезд.

- Во-первых, молоко и молочные продукты, которые индусы используют во всех блюдах, кроме лепешек чапати,

- во-вторых, навозные лепешки — добротное топливо,

- и в-третьих, — самое неожиданное для нас — если старую корову выгнали или она как-то волею судеб оказалась без дома, корова превращается в дворника, урну и машину по переработке отходов. Коровы съедают большую часть всего городского мусора. Что не может слизнуть корова, разгрызает собака, куда не может залезть собака, достанет обезьяна. Иначе бы толпы-толщи крыс заполнили бы Индию, как это происходит на ухоженных вокзалах.

Это можно было бы назвать манифестационитским восприятием священного… Священное это интегрирование, вплетение существа в ткань мира, его о-бывание.

Вот на православной ярмарке лежат "святые детские сухарики". Казалось бы, ну раз детские, так они ж будут раскиданы, может — о ужас! — растоптаны. И заботливые баушки (но и сам такой, да-да) будут выдавать по паре сухариков с утра натощак, ИБО СВЯТОЕ!

У индуса лежит холм с краской для пятнышек промеж глаз во время мантр; тут же лежит красный перец и всякие специи. Хозяин отеля увидел что на ресепшене густовато мух стало, возжог палочки-вонючки, покадил, чето прочел и воткнул в горшки. Лодочник посетовал что белая задница осквернила нос лодки, потом подошел, вознес молитвы, окатил все водой и сел довольный на место. А эти грузовики и туктуки, сплошь увешанные ленточками и глазами ганеш и джаганатов?, — они же явно почти живые.

Особо интересна гибридизация на побережье. Рано утром деревня рыбаков выходит на утренний туалет. В качестве унитаза морской песок, в качестве слива и т/б- Индийский Океан (да, и там же чистятся зубы, если что).

Множество лодок требуют кучу человек и бестолковой работы. На каждый улов рыбаки слетаются как чайки и жутко кричат друг на друга, вероятно торгуясь. Но стоит представить рациональное природопользование в виде сейнера и рыбоперерабатывающего завода, то всем этим людям просто некому будет продавать свой улов.

Здесь как нигде заметно, что Закон есть лишь форма Экономии, особого управления Жертвой, где большее внимание переносится на декларируемое и обязательное. Чем и хороша Индия — декларирование и обязательность в карго не транслируются. Есть, конечно, некие очень важные вещи, но они остаются для туриста как правило за кадром, это связано с деятельностью высших каст типа госслужащих и браминов. Например VIP-сжигалища в Варанаси охраняют от фотографов как зеницу ока.

В том же Варанаси, где горит огонь Шивы якобы три тыщи лет, хотя триста лет тому назад город начисто снесли моголы, — никому нет дела объяснить, кто сберег огонь и как. Традиция такая вещь...вот снесли город, а эти снова нагородили кучу храмиков и домиков и все европейцы уверены, что это тыщелетние традиции, хотя вся суть что да — этому городу тыщитыщ лет, но это не он вечен или Шива, которому традиционно он посвящен, а тот жизненный ток, меняющий город и оставляющий его именно Городом. Да что там — исходное название Варанаси — Банарас. А Варанаси толи кто-то не расслышал, толи решил переобозвать — как если бы:

- Как город называется?

- Екатеринбург!

-Рекатингруб? Хорошо, так и запишем

Местные и не сопротивлялись – а че? Город-то от этого не изменится, а напротив, получит вокзал с названием Рекатикенгорб или ещё как придумают.

И дело тут не в язычестве и не в индуизме.

Сплошность была и у иудеев, и у христиан. Только не у нас.

Или, точнее, у нас она тоже есть, но мы ее уже не видим и живем как бы не в ней. Но об этом потом.

Есть то, что христиане ВООБЩЕ не замечают в своей вере, настолько оно внедрено и встроено, — не замечают и не делают из этого выводов. И не только христиане, но и философы религии или религиоведы и богословы и теологи. Не, я щяс скажу очень тривиальную вещь. Настолько тривиальную что она просто незаметна: Христианство — это сакрализация насильственной смерти. Во всех "нормальных" религиях насильственная смерть — очевидный эффект Зла. Убитые часто относятся к проклятым, их не погребают по-людски. Ну огрёб по карме — бывает, в следущей жизни отчистишься. Магомет тот вобще сказал — "вам померещилось", лишь бы Иса был жив и невредим. И способ смерти ветхозаветных пророков не являлась оценкой их верификации, да и что кто-то из них умер от камней, я помню только из слов Христа, сам же Закон это игнорирует. То есть конечно были ритуальные формы убиения вождей, но на то они и ритуальные чтобы снимать эффект насильственности. Здесь же всё очевидно: "се, человек — распять его". И по сути здесь то и заложена своеобразная апология Зла, как бы это странно ни звучало. Воскресение всё же после Смерти, и не просто смерти, а Убийства, причем преднамеренного, осуществленного властями как казнь. И если оказалось возможным убить Бога, то можно подозревать, что доктринированное христианство помимо гуманизма и ценности личности будет в себе содержать гомеопатическую дозу человекоубийства. Это еще если не трогать уже евхаристический ритуал. "Человекоубийца искони" — это точки отпора, "от противного". Как Будда отталкивается от кармы индуизма, или Магомет от многобожия, так Христос создает точку отпора в сатанизме как человекоубийстве, то есть в том, с чем смешиваться нельзя ни в коем случае. Почему ни в коем случае? Да потому, что сакрализация насильственной смерти позволяет оправдать зло, проявляемое, пусть по отношению ко Христу и к христианам, — но зло оправдано. И, действительно, пример приведенный И. Бекшаевым: Женщина "сошла" со своего креста. Теперь ее ждет другой крест, и не известно, который из двух лучше. Может, ее братишке и так и так жить оставалось несколько часов? Как знать, может на следующее же утро его должна была переехать машина? ... Это для нас, земных людей, он "фашист", а для Господа — любимое, хоть и заблудшее, чадо; ради которого Он взошел на Крест и грехи которого Он вместе с моими и Вашими грехами на Себя взял ". Это внутри христианства, как ни странно. Конечно, эта апология возникает благодаря добровольному восхождению на Крест и весь акцент веры стоит именно на этом. Но это уже мысль внутри и после. Тертуллиановский абсурд еще както проявляет эту мысль, но всё равно уже слишком замылено. Небольшая разница между делом Христа и позицией та же самая что и в кантовской экстраполяции золотого правила этики — "а давайте все добровольно умрем". Именно во множественном числе. Это основная апокалиптическая нота даже у современных христиан. Непрерывный суицид коллективов. Понятно, что два простых выхода уже апробированы. Первый — европейский: если христиане убивали евреев, то виноваты и те, и другие, но вторым компенсация. Второй православный: да такие мы вот, да. То есть две крайности — отказаться или принять как есть. Есть еще золотая середина релятивистского индивидуализма — это надо прилагать к себе (как и золотое правило этики), и не применять к другим. Но это хорошо и нужно говорить именно другим, которые не применяют золотых правил к себе. Так что как то тоже незадача.

В индийском мире нет мусора и грязи как субстанции, а всё есть элементы в круговороте. Так, банановая кожура ДОЛЖНА выкидываться в окно поезда или на рельсы, она будет съедена или растворена в общей органике. То же касается одноразовой посуды типа листьев или лиственных тарелочек. Особый род одноразовой посуды — чеплашки из необоженной глины, вероятно высушенные на солнце. Съев содержимое чеплашки, просто кидаете их на землю, они бьются и скоро превращаются в незаметный элемент пейзажа, а чуть позже в обычный силикатный песок. Вобщем-то, это позволяет понять рост уровня горизонта в древних городах. Земли становится больше благодаря битой посуде и разложившейся органике. Другое дело — пластик. Коровы его не едят. Как не едят его собаки, обезьяны и крысы. Существа, пожирающего пластик, явно не хватает в этом кругообороте. Также смог — по сути лишь дополнение к дыму от помоек и горящих лесов, но именно потому последние и вынесены за город. А в городах смог становится критичным. Впрочем, "Зеленая Агра" с ограничением на передвижение только на электротуктуках, вело-электро-рикшах и гужевой транспорт — чудесная иллюстрация электромобилизации в мире глобального потепления. Воевать в миллиардной стране с "мусором" по немецки, т.е. коллекционируя и сортируя, — все равно что убирать снег в Сибири. Придет весна и всё сама уберет. В Индии же придет муссон и всё смоет. Да, смоет муссон и пластик и смог, и асфальту вернет прежний уровень горизонта. То есть следы Модерна не критичны и не тотальны. Просто очень и очень заметны. Всё это только к тому, чтобы подчеркнуть что статус техники и смежного с ней рационального природопользования в Индии очень и очень специфичен. Грубо можно сказать, что техника как продукция созданная для трансляции полностью теряет свои качества именно в аспекте транслируемости. Продукты скорее застревают там, где они "встраиваются" в архаический мир. Так, единственный вид такси в Индии везде ГАЗ-21, та самая "Чёрная молния", только белая и немного апгрейднутая. Можно объяснить это как удачной механикой, так и масштабным переносом производства из Союза. Но такую выживаемость от Океана до Гималаев объяснить сложно. То же самое туктуки. Прикипели, встроились. Теперь что касается переноса техники процедур. В Индии практически нет магазинов в нашем смысле. А если есть, то они имеют сугубо социалистический характер с т.н. MRP ценами, т.е. фиксированными. А так одни и те же лавочки. С точки зрения какого нибудь Wallmart-а — дикая антиэкономия. Сплошная трата. Один и тот же товар раскидан по множеству торговых точек с неопределенной ценой. Но есть магазины, где европеец чувствует себя комфортно. Презентованы они как склады от производства, типа оптовых баз. Специально обученные люди на улице ненароком упоминают об этих сверхдешевых складских помещениях, и помогают вам задешево добраться до них. Там почти европейский сервис сопровождения. Хотя какое сопровождение в бутиках? стандартно-обезличенное. Тут всё же имеется эта персональная ориентированность, как в саморекламе массажистов Варанаси или привокзальных таксистов. Немного сервиса и европейское сознание покрывается легкой дымкой безмятежности.

Нам конечно было сурово обидно, что нас так развели. Во-первых, за месяц пребывания проигноировать столько звоночков; во-вторых, мы всё ж не европейцы… (Да, индусы понимали, что поскреби русского, а там древний скиф, готовый рвать глотку за двадцать рупий или торговаться по полчаса за копиндос). Единственное удовольствие — это бесценный опыт наблюдения "эксплуатации Модерна". Более чем убежден, что таким примером эксплуатации модернистского сознания является вся Индия. Один Ришикеш — город йогов и ашрамов, порожденный Битлами. Индусы не имеют понятия о брендомагии; просто сначала Леннон, потому битломаны, а уж за ними йоги и учителя мудрости перенасытили город именно тем, зачем туда и ехали белые люди. Варанаси выстроенно вокруг сжигалищ, поездку куда сами индусы воспринимают, как если бы туристы у нас пошли просвещаться на закоулки Уралмаша. Но спрос рождает предложение в таких количествах, что это просто изменяет инфраструктуру самого места, что пост-фактум уже подается как мега-аура. В действительности, турмаршруты создают гораздо более интересны следы модернизации, по которым следовало бы организовать мета-экскурсии.


Прикреплённый файл:

 india6.1.jpg, 25 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020