1 апреля 2020
Правые мысли
Фильмы

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Дмитрий Данилов
17 сентября 2008 г.
версия для печати

Ад, который всегда с тобой

Все мы привыкли к мысли, что ад – это где-то там и где-то не со мной. Фильм Александра Мельника «Новая Земля» - один из немногих, который способен сказать: ад - это ты сам. Это история о том, как следует бороться с собственной бездной. Вся философия «Новой Земли» построена именно на этом – на одном шансе из миллиона вырваться из ада

Так уж устроен наш человек – стоит только появиться художественному произведению, чьи смыслы нарисованы методом кровавого шока и пощечины общественному вкусу, сразу же раздается множество обеспокоенных голосов: «Хватит крови!». Но парадокс заключается в том, что такие протесты запускают дискуссии, построенные как раз на осмыслении этой самой крови, а не на том, что этой кровью автор хотел сказать. Сложно сказать, почему так происходит – то ли кровь заливает глаза, то ли наши глаза устроены так, что кроме крови мы уже мало что замечаем. Так было 16 января 1913 года, когда в Третьяковской галерее Абрам Балашов набросился с ножом с тем же криком «Хватит крови!» на картину Ильи Репина «Иоанн Грозный и сын его Иван». Так происходит и в конце августа 2008 года, когда в прокат вышла дебютная лента Александра Мельника «Новая Земля», которая еще до премьеры произвела эффект разорвавшейся кассетной бомбы.

За последнее десятилетие всего лишь три отечественных кинофильма вызвали широкую общественную дискуссию относительно применимости методов шока в искусстве. Это достопамятный «Брат-2» вместе с совсем недавним «Грузом-200» Алексея Балабанова и «Новая Земля» Александра Мельника. Любопытно, что в первых двух случаях вопрос о художественных методах ставился применительно нашего социального опыта: можно ли в фильме в качестве слепка с нашей действительности говорить «Не брат ты мне, гнида черножопая»? И можно ли воспитывать поколение путем акта некрофилии со своим прошлым при еще ныне живущих афганцах? И только относительно «Новой Земли» вопрос задается максимально прямо: а допустим ли сам принцип живописания крови и сцен каннибализма?

«Новая Земля» — это нечто среднее между антиутопией и притчей, повествующей о жизни и смерти обреченных людей в условиях, которые являются пограничными для любого человеческого существа. В фильме, бюджет которого составил $12 млн., снялись звезды российского и мирового кинематографа – Марат Башаров, Ингеборга Дапкунайте, Сергей Жигунов, Тони Листон. Чем-то кинолента по крику отчаяния и безнадежности похожа на киноэпос «Живые» Фрэнка Маршалла, повествующий о выживании в высокогорных Андах команды уругвайских регбистов, чей самолет разбился в горах. Ситуация в «Новой Земле» такова, что уровень преступности к 2013 году во всем мире стал недопустимо высоким. Все тюрьмы переполнены. «В истории человечества никогда еще столько людей не умирало. Четыре миллиарда мертвецов за пятьдесят лет! Восемьдесят миллионов в год! Куда их девать? Рай давно переполнен, но и в аду мест не осталось. Ты думал, умрешь, и тебя скинут в ад? И не надейся, посмотри, сколько вокруг маньяков. Что же делать? Не знаешь. И там долгое время не знали. Но все-таки придумали. В загробном мире началась великая стройка», — говорит один из героев фильма.

«Перестройка» в загробном мире прямо отражается и на земном измерении. Принято международное соглашение о запуске проекта особой зоны на архипелаге Новая Земля, которая организуется в форме колонии-поселения для особо опасных преступников. Для зеков построены несколько бараков, у них есть еда на три месяца, теплая одежда, инструменты и все необходимое. Зеков никто не охраняет, потому что с заполярного острова никуда не убежишь. Смертникам, которые согласились участвовать в проекте, сообщают, что за ними наблюдают со спутника, а для экстренной связи с внешним миром недалеко от побережья установлен специальный буй со спутниковым радиопередатчиком.

Потом, когда представители гуманитарных организаций и военные, доставившие смертников на Новую Землю, покидают остров, закованные в пронумерованные наручники преступники оказываются наедине с самим собой. Сразу же начинается жестокая свалка за доступ к ключам от наручников, где поначалу одерживают верх более организованные чеченцы. Выкрикивая свои номера, они быстро находят ключи, освобождаются и захватывают ящики с топорами. Чеченцы быстро загоняют дезорганизованную русскую толпу в ледяную воду, рубят на ходу сопротивляющихся, и пытаются расправиться с теми, кто им досадил на пересылке. Лишь осознав, что только вместе можно одолеть чеченцев, толпа бросается вперед, сметает немногочисленных чеченцев и освобождается от наручников.

Александр Мельник решился впервые после опыта «Брата-2» показать то единение против общего врага наших людей, пусть даже несвободных, отверженных и совершивших страшные преступления, мотивом которого послужили не общие политические интересы, не общее мировоззрение, не лозунги и даже не ненависть, а вопрос банального выживания. Это было сделано смело и нелицеприятно, об этом еще долго будут говорить, но основной смысл борьбы с агрессивными элементами, бросающих вызов всему обществу, понятен: неужели объединение своих со своими может быть достигнуто путем не общего взаимопонимания, а тупого инстинкта самосохранения? И будет ли у нас вообще время, чтобы этот инстинкт успел сработать? Об этом стоит задуматься.

Казалось, все самое страшное позади – одуревшие от свободы зеки разбредаются по лагерю, разбирая одежду и продукты. Главный герой – немногословный зек Иван Жилин тоже берет одежду и продукты, но не остается в лагере, а уходит вглубь острова. Когда он возвращается, ослабев от холода и голода, перед ним возникает жуткая картина. Продуктов на острове оказывается не так много – большую часть из них за первые три дня съели вездесущие лемминги. Буй со спутниковой связью странным образом оказывается неисправным. От дурманящей мозг анархии не осталось ни следа – власть в колонии захватывает гигантский отморозок с красноречивой кличкой Обезьян, разделивший всех зеков на две категории – касту господ во главе с самим собой и всех остальных, которые помещены в концлагерь и разделяются на 4 сектора. Но не это самое страшное. Все зеки, находящиеся в концлагере за колючей проволокой, вынуждены играть в смертельное состязание «последний — мертвый». Правила просты – кто после сигнала последний добежит до барака, тому предназначено быть пищей для всех остальных. Причем, каждый сектор ест по очереди – раз в три дня. Выбор людям не оставили – продуктов слишком мало, к тому же их остаток принадлежит только группировке Обезьяна. Под угрозой смерти либо от голода, либо смерти от топоров подручных Обезьяна зеки вынуждены играть в «последнего-мертвого».

Вне всякого сомнения, сцены фильма поражают своей жестокостью и натурализмом. Людей рубят топорами, проламывают камнями лица, свежуют заживо, жарят на вертелах и варят в котлах. Сленг русской зоны представлен во всем гиперреализме своих деталей, вплоть до нежепоясных тем. Однако не это ужасает больше всего. Больше всего ужасает отсутствие ответа на вопрос, обращенный к каждому из нас: где находится та неуловимая грань, после которой кончается человек и начинается зверь? Фильм действительно открывает один из самых главных парадоксов человеческой природы, ярче всего выявляемый методами антиутопии: даже когда у людей есть все или почти все, чтобы выжить и организовать свою жизнь более или менее нормальным способом, они все равно превращают ее в ад. Наверное, потому лента «Новая Земля» столь неприятна для многих, что она копает глубже внешней жестокости и вычерчивает координаты не умозрительного, а самого настоящего ада? Ведь со времен «Декамерона» Пазолини и мизантропа Сартра с его маниакальным утверждением, что «ад – это другие», и вплоть до романтической киночуши «Куда приводят мечты» Винсента Уорда, нас постоянно учат мысли, что ад – это где-то там и где-то не со мной. И большинство почему-то уверено, что ад — это место, а не состояние, и что ад — это следствие, а не причина. Ад «Новой Земли» — это ось абсцисс и ось ординат человеческого беззакония – проявление крайней свободы, помноженное на систему крайней тирании. Так Обезьян, устраивающий диктатуру собственного беспредела, при этом свято верит, что «во всем должен быть порядок». Но на самом деле во всем, что происходит в колонии «Новая Земля» — от анархии с побоищем в прибрежной зоне и вплоть до людоедской системы выживания по «доктору Обезьяну» — никаких «других» нет, а несущие конструкции ада держатся на тебе, потому что ад – это ты сам.

Тем не менее, жизнь Ивана Жилина, описанная в «Новой Земле» — это яркий пример, как следует бороться со своим адом. Это история о том, как человек, совершивший по примеру Виталия Калоева убийство нескольких авиадиспетчеров, виноватых в гибели его семьи, решает совершить побег не только из внешнего ада, но и из ада внутреннего. Жилин бежит не только из колонии «Новая Земля» вглубь острова, но и от себя самого, от собственных грехов, понимая прекрасно, что далеко убежать он все равно не сможет. «А ты чего не умираешь, Иван Георгиевич?» — спрашивает Жилина его бывший сокамерник маньяк Сипа, который присоединился к нему в его отшельничестве на острове. «Из-за них», — отвечает Жилин, показывая Сипе фотографию своей семьи. «Так они же у тебя умерли. Быстрей окочуришься, быстрее с ними встретишься на том свете», — недоумевает Сипа. «Как же я с ними встречусь, они в раю», — подводит итог Жилин. И все же он жив надеждою, что несмотря на свои тяжкие грехи, он сможет встретиться с семьей пусть даже на один момент, если будет похоронен рядом с ними. «Можно на том свете попросить что-то вроде свидания. Один раз хотя бы», — уверен Жилин.

Можно сказать, что вся философия и сотериология «Новой Земли» построена именно на этом – на одном шансе из миллиона вырваться из ада. Причем, эта сотериология совершенно отлична от того, что уготовано обычным людям. Избыток беззакония и отсутствие всяких надежд влияют и на конфигурацию ада и рая в представлении преступников и, в конечном счете, в их судьбах. Так Сипа многозначительно замечает Жилину: «В загробном мире между раем и адом строится Третий Участок. Не пересылка, не чистилище какое-нибудь временное. Они, Иван Георгиевич, для таких как ты строят Третий Участок. Ты понял мое открытие?». А потом добавляет: «Да, Иван Георгиевич, тебе нельзя здесь умирать. Есть такое выражение «богом забытое место». Мы сейчас находимся в богом забытом месте. А раз бог забыл про это место, значит, он отсюда души вообще не забирает. Черти могут забрать, а бог – нет».

И все же фильм рассказывает о том, что надежда есть даже в таком месте, как колония «Новая Земля». Жилин находит в далекой бухте острова вмерзший в ледник старый советский гидросамолет. Более того, вернувшись с Сипой в лагерь, он выступает против Обезьяна и поднимает зеков на бунт, прекращая людоедство. Обезьян мертв, зеки свободны, продукты поделены пополам. Плюс к этому голодная смерть побеждена и зеки добывают себе пропитание в море, собирая скудные ракушки и водоросли. На острове строится православная часовня. Но сюда прибывает следующая партия отверженных – на этот раз американцев. Снова завязывается жестокий бой и Жилин со своими еле-еле одерживает тяжелую победу. Правда, «международные силы», проводящие мониторинг острова, приходят к мнению, что развитие проекта зашло слишком далеко. Проект колонии «Новая Земля» официально закрывается и признается одним из самых больших заблуждений человечества. Но сама колония уничтожается огнем с военных кораблей вместе со всеми колонистами. Жилин с несколькими товарищами успевает добраться до гидросамолета и взлететь. Пронзенный пулями, самолет все-таки прорывается через кордоны окруживших Новую Землю флотилии и улетает, уже свободный и, видимо, освобожденный ото зла. В этом одно из самых важных отличий «Новой Земли» от вызывающей чернухи «Груза-200». Оно заключается в вечной антитезе между замурованным миром и миром с просветами впереди, между адом свершающимся и уже свершенным.

Фильм действительно оставляет после себя довольно смешанные чувства и ставит множество неудобных вопросов, один из которых более чем очевиден. Его можно озвучить так: что же такое произошло со всеми нами, что уже к 2013 году наше общество превращается в генератор, который плодит маньяков и убийц в геометрической прогрессии? Ведь в финальных титрах фильма показаны фотографии главных героев в прошлой жизни, еще до тюрьмы. Мы видим нормальных и даже светлых людей – хирургов, учителей, слесарей. Эту лакуну понимания придется заполнять уже самим зрителям. К тому же, более чем красноречиво выглядит флот «международных сил» и солдаты в натовской униформе вокруг наших северных островов. Это способно сказать о многом, если не обо всем. И вывод из предложенных нам размышлений, увы, не столь утешителен: общество победившего потребительского гедонизма, общество внутренне и внешне разобщенных людей в своем закономерном развитии не может не попасть под колпак очередного координатора проекта «Новая Земля» Марты и ее хозяев, словно дипломированные вивисекторы ставящие опыты над бывшими людьми и бывшим народом. К чему же мы тогда идем, если это грозное предостережение Александра Мельника расположено не в аморфном «будущем», а начинается уже завтра? Но выход, подсказанный авторами фильма, как и во все времена, может быть только один: это путь наверх со дна собственноручно выкопанной пропасти. Потому что с адом на этой земле расстаться невозможно. Но можно выбрать, где тебе находиться – под ним или над ним.


Прикреплённый файл:

 nz.jpg, 3 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

24 сентября 15:20, Ярослав:

Про Жизнь

Несмотря на крупный план перерезания горла и разнообразные убийства,я ничего удивительного не нашел. Если представить такую ситуацию, что просто людей "особо опасных" вывезли на остров и дали пожить... маловероятно, что они построят демократию! Да и надежда, мне кажется, не умирает никогда, поэтому это нормально веритью. А вот борьба со своим адом в одиночестве - это классический выход в любой психологии.

Таким образом, соглашусь, что чувства после просмотра остались довольно смешанные, но скорее от того, что именно финал фантастичен: "кукурузник" улетает от американского крейсера, махнув ему крылом... Все таки хочется если и тратить время на кино или тв, то в конце получать хоть долю хеппиенда!


25 сентября 03:03, фрол:

Дмитрий Данилов: « Пронзенный пулями, самолет (sic!) все-таки прорывается через кордоны окруживших Новую Землю флотилии и улетает, уже свободный и, видимо (хе-хе-хе…), освобожденный ото зла.» Мм.да…Самолет, батенька, конечно же свободен уже по сути своей…даже пронзенный пулями. Он летит. И освобожденным ,этот ваш уже практически свободный от зла самолет этой статьи, летит прямо в будущее светлых людей – хирургов, учителей, слесарей (хе-хе-хе…). Для школьников это особенно интересно. Жилин – фамилия персонажа из произведения школьной программы. Сразу видно – работают не дураки. Интеллектуалы. ( хе-хе-хе…). Только, сдается, этих «умников», включая автора статьи ( судя по всему бедняги «отбивающего» зарплату) «черти могут забрать, а бог – нет». И уготавливают они себе долю незавидную. Она « заключается в вечной антитезе (?!) между замурованным миром и миром с просветами впереди, между адом свершающимся и уже свершенным....М.м..да…Потому что с адом на этой земле ( в смысле Новой? Или Земле? хе-хе-хе…) расстаться невозможно. Но можно выбрать, где тебе находиться – под ним или над ним...». Под адом должно быть круто, а? нет? Дмитрий Данилов, ты похоже задал новое теокосмоастральнопарапсихологическое измерение человеческого (или постчеловеческого?) бытия. Здесь, похоже ты папа римский круче Мюлле..то бишь Мельника. Интересно, где ж ты, болезный, выбрал находиться сам? Впрочем, все это риторически. Вы ж и прошлый пост не явили. Бог с вами. Мож хоть у модератора мысля зародится… хе-хе-хе… Обелять черное – сатанинская забава.


8 октября 17:28, Andrej:

Считаю этот фильм не уступающим фильму Остров. Пусть здесь и много чернухи, жестокого реализма, и герои есть матёрые грешники грешного мира, от которых тот отказался, но самое главное - он понуждает думать, и приводит к выводу - что спасение от Ада есть преобразование его в Рай, и без усилий самого человека по изменению себя этого преображения не произойдёт. Причём усилия эти питаемы Верой - в Бога, в то, что всё таки есть Небеса.

И пусть герой, вырвавшись из Ада, устроеного более правильными для отверженных, неизбежно попадёт в Ад всего человечества, самое ценное он вынес - Правда Божия, и Душу свою спас. А это, думаю, не такая уж мелочь.


14 октября 19:16, ВЕТЕР:

Символ катастрофы

Фильм насквозь аллегоричен и глупо сетовать на неприятные сцены. Все это с лихвой окупается колоссальныой философской нагрузкой. Те, кого передергивает от сцен каннибализма, по сути живут с "баррикадами на глазах", ведь теория Дарвина (Обезьяна) широко применяется на практике: "в крови вымарали души в потасовках за успех." - Кинчев.

Фильм следует воспринимать в двух ипостасях: отражение прошлого, настоящего и будущего нашей страны и внутреннюю борьбу человека.

После первого просмотра фильм начинает восприниматься между строк,реальный сюжет отступает на задний план. Произведение переполнено символами-аллегориями:

лемминги - инфляция, тюрьма - порабощение нашего народа, голубой - продажные СМИ, плящущие под дудку сильнейшего, остров - ад души и будущее России одновременно (что характерно - уже без ресурсов). Так что есть над чем задуматься...


16 октября 18:38, фрол:

Мельник в «картине» людей «прославлял»,

Мясо друг друга их есть заставлял.

Но вы не подумайте, что он садист,

Просто философ он и гуманист.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020