19 октября 2017
Книжная справа

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Ролан Барт
13 ноября 2015 г.
версия для печати

Цветы

Я бы хотел обратиться к «цветочному досье» - которое, насколько мне известно, никогда еще не открывалось. Цветы (в саду, на столе) – нечто само собой разумеющееся. Однако именно в ситуации, когда нечто разумеется «само собой» - имеет смысл пойти и посмотреть – чтобы обнаружить, что это «само собой» состоит из огромного числа вопросов, оставленных без ответа.

Из заметок к курсу лекций "Как жить вместе: романтические симуляции некоторых повседневных пространств", прочитанного в Коллеж де Франс в 1976-1977. Перевод Яны Бражниковой. Полный текст курса готовится к изданию в Ad Marginem press.

Монастырь Цейлона [1] : дворы и сады: деревья, лужайки, цветочные клумбы – все это похоже на частный садик. Мелания, прожившая двадцать пять лет среди паразитов, в грязи и в полной тьме – скорее всего, добровольно и совершенно безвозмездно (без всякой выгоды религиозного характера) – после перевоза в больницу просит принести ей цветы [2] ; она обожает цветы.

Вот здесь я бы хотел обратиться к «цветочному досье» — которое, насколько мне известно, никогда еще не открывалось. Цветы (в саду, на столе) – нечто само собой разумеющееся. Однако именно в ситуации, когда нечто разумеется «само собой» — имеет смысл пойти и посмотреть – чтобы обнаружить, что это «само собой» состоит из огромного числа вопросов, оставленных без ответа. Вопрос можно было бы поставить так: почему цветы? Просто набросаем здесь несколько путей внутри этого досье:

1) Цветы: ассоциируются с мифом о рае. Ксенофон: сады = парадизы. Hoi paradeisoi [3] , авестийское (иранское): pairidaeza: огромные восточные сады персидского царя. Несомненно, это представление о некоем оптимальном климате: «paradis»; источником которого являются теплые страны = противоположность жарких стран. Сад = сверхъестественный шик, привилегия Господина: продукт и удовольствие для высшего класса.

2) Цветы как дар божеству: особенно в буддизме. Светский человек, идя в храм, покупает цветы на входе. Ему подают их на небольшом подносе, который он должен будет отдать торговцу на выходе. В храме он протягивает их Будде и располагает на столе – столе даров: цветы всегда обрезаны прямо под чашечками цветков (≠ букет; опавшие стебли = неэстетично). Заметим: тематически они противостоят кровной жертве: кровь, плоть, жертва. Это – религия без жертв; а значит, в собственном смысле слова это вообще не религия: ритуал, укорененный в чем-то ином, но в чем? Действительно, в древних религиях – иудаизме и даже в христианстве: приношение жизни во плоти («Вот плоть моя и кровь моя» и т.д.). Этот вопрос достаточно подробно исследован в антропологии. Но – цветы? Вне всякого сомнения – это само существо роскоши, избытка: то, что находится по ту или эту сторону полезного продукта. Это может быть понято только в рамках экомики роскоши – пусть даже самой скромной [4] : неэстичные бедные букеты у ног гипсовых статуй Богородицы в сельских храмах сульпициан ≠ роскошные букеты буржуазных церквей.

3) Цветы, соединенные цветы: как объект, выступающий частью символических практик. Открывает классическую парадигму: редкость/ изобилие: а) пышный, роскошный, огромный букет; сноп: Трата, Праздник, Потлач, букеты госпожи Вердюрен в Ла Распельере или Одетты Сван [5] ; b) редкий, лаконичный букет – из одной лишь мифологии; подарок ребенка (тема полевых цветов), маленький букет фиалок (чисто символический жест + кодирование самой фиалки: смирение, сдержанность) и – особенно – дзенский букет: икебана [6] , редкость, одухотворенная всем совокупным символизмом (в Японии: курсы икебаны). Букет (bosquet) – этимологически означает некую выборку и множественный минимум (сравн. букет вин). В самом деле – есть две противоположные тематизации сущности: сущность, представленная полнотой, бесконечностью, неисчерпаемостью ≠ сущность, представленная редкостью, сдержанностью, краткостью (Валери: сущностная худоба вещей [7] ).

4) И наконец: цветы = это цвета. Цвета же = нечто, относящееся к порядку влечения. Цветок – дар или же цивилизованное оформление инстинкта: инстинкт, представленный как нечто утонченное (хрупкое, уязвимое).

Есть также множество других дополнений к этому досье, а именно: эстетика (живопись цветов); метонимика (цветы, метонимия времен года); герменевтика (язык цветов), социология (как обстоит дело сегодня, в нашем современном обществе, с использованием цветов? Это всего лишь коммерция). Впрочем, скорее всего, смысл цветка идет от: бесполезная вещь (≠ плод), редкая вещь (в зависимости от климатических условий), разноцветная вещь (инстинктивная).

В заключение этого досье я приведу два анекдота, которые вы можете осмыслить согласно вашему уровню чувствительности [8] :

1. Марсель Либман: Ленинизм при Ленине – Le ninisme sous nine, Seuil, 73 (I, 31) : «Среди воспоминаний о Ленине, которые нам оставил Валентинов, один из его первых соратников по борьбе – впрочем, бывший им недолго – сообщается, что в окружении будущего основателя советского режима однажды обсуждался следующий пункт доктрины: может ли профессиональный революционер легитимно любить цветы? И вот один из друзей Ленина, движимый рвением, который сам учитель считал чрезмерным, стал утверждать, что это строго запрещено: начнешь с любви к цветам – и скоро вас охватит желание жить как собственник-землевладелец, лениво покачивающийся в гамаке в своем прекрасном саду, читая французские романы в окружении подобострастно обслуживающих его лакеев [9] ».

2. Мондриан в эпоху его Композиций в Квадрате (# [10] 1924) продолжал рисовать цветы, чтобы заработать на пропитание. Таким образом, в этот период (в эпоху торжества «абстракции») Мондриан время от времени рисовал какой-нибудь цветочек, который он всегда без труда мог продать своим друзьям из Голландии. Откуда и берет начало фраза Брассая, сказанная на выходе из мастерской Мондриана: «Вот человек, рисующий цветы, чтобы было на что жить. Но для чего ему жить? Чтобы проводить прямые линии»[11].


[1] Bareau A.,p. 11.

[2] Gide A. La Séquestrée de Poitiers, op. cit. , p. 64.

[3] Hoi paradeisoi (греч.): парки, парадизы.

[4] [Уточнение, которое Барт делает устно: «это такой активный символ, символизирующий ничто».]

[5] См. Содом и Гоморра (II, глава II) и Под сенью девушек в цвету (Часть I, «Вокруг мадам Сван»: в частности описание зимнего сада). См. Пруст М. Под сенью девушек в цвету. Роман. Пер. с франц. Н. Любимова. Предисл. В. Днепрова. Коммент. А .Михайлова. М., «Худож. лит.», 1976 г. – с. 175.

[6] Ikebana (япон.): досл.: «живые цветы»; японское искусство флористики.

[7] Эта отсылка не была идентифицирована.

[8] Как Барт уточняет в ходе курса, он заимствовал два эти анекдота из докторской диссертации Ив-Аллена Буа (Yve-Alain Bois), посвященной концепции пространства у Лиссицкого и Малевича (Практическая школа высших исследований, 1977, научный руководитель: Ролан Барт).

[9] Yve-Alain Bois – диссертация.

[10] Барт придает этому знаку смысл «приблизительности».


Прикреплённый файл:

 barthes-roland.jpg, 2 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2017