23 апреля 2017
Слева направо
Слева

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Credo.ru
30 июня 2015 г.
версия для печати

Церкви вместо легких. Вечерние беседы с обитателями Торфянки, которые не сдадутся

Торфянка не спит и не отступает. И в ближайшие дни, если суд-таки решится вынести 6 июля решение, здесь непременно произойдет серьезное обострение противостояния

Парк Торфянка на севере Москвы получил свое имя от уникального озера, которое находится, кстати, совсем недалеко от предполагаемого места строительства храма РПЦ МП. Купаться в озере запрещено, потому что благодаря торфяному дну вода в нем целебна. Изменения в строении грунта при рытье котлована под храм также могут повредить озеру.

Вместо демонтированного полицией в пятницу, 26 июня, тента местные жители натянули целлофан, поставили под ним стулья и сидят, пьют чай. К веревкам, натягивающим целлофан, прикреплена увеличенная до формата А3, ламинированная копия постановления прокурора, которое признает незаконными публичные слушания по одобрению строительства церкви, проведенные в 2012 году. Главное нарушение, найденное прокурором, заключается в том, что номер газеты, где якобы были опубликованы результаты слушаний, хоть и существует, но в нем ничего не опубликовано. Это уже не говоря о том, что большинство местных жителей не были приглашены на эти слушания.

На полянке рядом с тентом трое человек поют а капелла «У незнакомого поселка, на безымянной высоте». Забор – сетку рабицу, которым обнесено место предполагаемого строительства то ли временного, то ли капитального храма (это не очень понятно из красочного бигборда), — так и не убрали. Внутри забора – большой деревянный крест, биотуалеты, бытовка и двое явно не строительного вида бородатых людей в желтых светоотражающих жилетах. Периодически они выходили за периметр забора, сняв свои жилеты, и подключались к спорам между местными жителями, протестующими против строительства, и другими бородатыми молодыми люди, более спортивного вида. Общение, впрочем, было уже не такое агрессивное, как раньше, до пятницы. Храмостроевцы пытались приводить развернутую аргументацию, почему жителям будет хорошо с церковью, даже если они ее не хотят. Их приемы напоминали те, с которым родители запихивают младенцу в рот невкусную, «но полезную» кашу.

Скоро появился участковый полицейский. Протестующие обступили его с расспросами, как там в префектуре, в управе, но он ничего толком не сказал, только старался их успокоить и ходил с ними читать документы, прикрепленным рядом с бигбордом на заборе, впрочем, такие же маловразумительные. Ведь если, согласно распоряжению префектуры от 25.06.2015, «все строительные работы по возведению православного храма в парке «Торфянка» в Лосиноостровском районе будут сегодня же прекращены до окончательного решения суда», то почему продолжает стоять забор и не восстановлены «зеленые насаждения», то есть трава на месте засыпанного песком котлована? В конце концов участковому кто-то позвонил, и он радостно покинул местных жителей, которые переключились на спор со сторонниками возведения храма.

Я подошел к наиболее активному местному жителю – Денису, который охотно согласился поговорить. Вскоре вокруг нас образовалась толпа заинтересованных слушателей. Вот что он рассказал:

- В пятницу здесь была войсковая операция. Руководил операцией начальник УВД по СВАО, генерал-майор Скубак, сюда приехал глава управы Лосиноостровского района Павел Павлович Литовченко, но к нам даже не подошел, отказался со мной разговаривать, сказал: «Приходите ко мне в приемную». Он пошел туда, за забор, о чем-то там они общались со «строителями» храма, вышел и пошел мимо жителей. Ну жители стали кричать: «Павел Павлович, подойдите к народу!» Подошел, сказал: «Расходитесь, палатки убирайте». Мы сказали: «Мы не уйдем. Это наша земля, будем стоять до конца, мы считаем, что стройка незаконна и что вы это все спровоцировали». Мы здесь намерены стоять, пока не снесут забор и не отменят постановление правительства города Москвы о застройке. Потом вечером началась целая войсковая операция. Здесь стояли автомобили, преграждающие въезд строительной техники, и тогда подъехал эвакуатор, но жители сцепились с машинами, и ОМОН их разгонял. Пришел водитель, сел в автомобиль, сказал, что уберет его, а сам сел, заперся: «Никуда я не уйду». Машины эвакуировать они не смогли, ОМОН убежал. Люди кричали ОМОНу, полиции: «Позор! Позор! Позор!» Полиция заставила тент убрать, но мы снова его сделали, дождь бывает, мы под него вещи положили, чтобы не промокли. Чисто по-человечески. Здесь постоянно 25 человек дежурят, сменяют друг друга, по 2-3 часа.

А перед этим вышли неизвестные люди к забору, достали плакаты, что «мы за храм, мы местные жители», и произошел несанкционированный митинг. Мы обалдели. В Москве вот так выйти толпой и что-то декларировать! Мы подошли к сотрудникам полиции, к тому же генерал-майору Скубаку, говорим: «Это же несанкционированный митинг! Почему вы их не разгоняете?» Совершенно очевидно, что власть на их стороне.

Самое интересное, когда сотрудник полиции подошел с громкоговорителем и стал говорить: «Граждане, разойдитесь, демонтируйте тент, уберите личные вещи!» — мы ему задали вопрос: «Здравствуйте, представьтесь, пожалуйста, назовите фамилию, имя, отчество, должность и основание, на котором вы демонтируете тент». Ответов не было, нам даже не объяснили, что мы нарушили. Это такой беспредел! Несанкционированный митинг – это законно, а тент в парке – это незаконно? И люди, которые говорили с рядовыми сотрудниками полиции, поняли, что им настолько противно, что они против бабушек и дедушек, против мирных жителей вышли проводить целую войсковую операцию, чтобы доставить личное удовольствие генералу.

Это был какой-то цирк. Реально позор властям, которые такие вещи творят.

Мы больше не верим чиновникам, на приемы к ним не ходим, посылаем депутатов. А сами мы здесь просто гуляем. У нас оперная певица выступала, девушка местная, во вторник будут русские народные танцы. Это наш парк, мы здесь живем и мы никого не боимся.

Об информации лидера «Яблока» Сергея Митрохина, что префект распорядился убрать забор, Денис отозвался так:

- Когда сюда приезжали депутаты Госдумы Потапов и Мосгордумы Зубрилин, они сказали, что было на совещании в префектуре сказано, и Митрохин это подтвердил, что забор должен быть демонтирован, все приведено в первоначальное состояние. Но потом пришла другая информация. Мы на совещании не были, мы не знаем, что там было.

Тут к нашей беседе присоединилась Наталья, также отказавшаяся назвать фамилию из-за уже поступавших ей от «православных активистов» угроз:

- Полицейские чины даже подтвердили, с которыми связывались депутаты, когда здесь был ОМОН, чтобы понять, на каком основании здесь тент убирают, — что действительно забор обещали убрать. Но говорили: «Мы же не префект, звоните префекту, там и разбирайтесь. Но Виноградов трубку не брал».

Денис продолжил:

- Информация была от Митрохина, в Твиттере у него была размещена, что вроде как Виноградов сказал, что забор демонтируют и с Ресиным, который эти храмы лоббирует, Виноградов поговорит. А батюшка Олег Шалимов, настоятель этой церкви будущей, сказал: «А я поговорю с Патриархом». То есть меряются авторитетами, кто кого.

Жители, конечно, не особо расчитывают, что Мосгорсуд 6 июля, являющийся неотделимой частью общей системы власти, встанет на их сторону. Наталья сделала важное замечание:

- И публичные слушания, и эта история с судом, которую благодаря Виноградову и Патриарху Кириллу разнесли, – это здесь вообще ни при чем. Понимаете, публичные слушания в 2012 году проходили по поводу строительства храма в парке. Но у нас есть Закон города Москвы «О Генеральном плане Москвы», который, подчеркиваю, стоит выше, чем любые постановления правительства Москвы, и по Генплану эта единая территория парка Торфянка называется «Природный комплекс № 65», и, соответственно, там написано, что на ней запрещено капитальное строительство и выделение участков под капитальное строительство, что разрешено только ставить капитальные постройки не больше чем 8 метров для обслуживания парка. Это что значит? Инвентарь: газонокосилка, лопаты и так далее. И нас уводят в сторону, пытаются пользоваться правовой безграмотностью жителей района и жителей Москвы. То есть вообще не должны были публичные слушания проходить по этому вопросу!

Денис проиллюстрировал:

- Это все равно что обсуждать, можно ли Денису ездить пьяным за рулем. Нельзя вообще слушания проводить по поводу того, что уже незаконно.

- И это происходит по всей Москве, — продолжила Наталья, — Ростокино, Новогиреево, Гольяново, Измайлово, Ходынка, Раменки – просто вся Москва заполнена парками и скверами, где происходят рейдерские захваты земли. Просто другим районам, может быть, не так еще повезло, потому что, например, они зимой начинали это делать, и хотя люди там протестовали днем, а ночью холодной по-воровски приезжала техника, и с утра вы просыпаетесь, а у вас уже огорожена площадка, и уже начата стройка.

Денис заметил, что рейдерством занимаются не только структуры РПЦ МП:

- Есть еще торговые центры. Вообще почему такая шумиха? Все говорят, что мы боремся с Церковью и храмами. Да не боремся мы! Мы против любого строительства. Я очень люблю плавать, но, если бы здесь начали строить бассейн, я бы так же вышел и ночами сидел бы здесь. Я лучше поеду в другое место плавать, но пусть парк остается парком.

- Есть закон, — продолжила Наталья, – Генеральный план, принятый при участии правительства Москвы, Мосгордумы, местных жителей и множества экспертов. И он выше постановлений правительства Москвы. И еще, Денис говорит, что, действительно, там могут быть торговые центры, но большинство все-таки, к сожалению, историй именно церковных. Понимаете, это проще. Когда торговый центр – это одно. А тут просто «богоугодные дела». А занимаются этими делами люди, которые не имеют отношения ни к какому православию, а им просто это легче протащить, чем торговый центр.

Я обратил внимание Дениса на двух казаков, прогуливающихся у входа на стройплощадку.

- Да не, они нормальные, из Новороссии, я с ними пообщался, приехали добровольно, — как-то смущенно-уважительно откликнулся он.

- Но они нормальные до какого-то момента. Плеткой огреют – мало не покажется, — вставила подошедшая женщина.

- Это про нас пишут в СМИ всякую ересь, что мы Майдан здесь устраиваем, что нас подкупил Госдеп. Вот как мозги-то людям перекрутило! – возмутилась женщина.

Наталья вспомнила еще одну любопытную деталь:

- У нас есть видеосъемка, что на строительной площадке находилось 50 человек, среди них женщины и дети. Хотя всех документов на нее нет, но это реально строительная площадка, а на строительной площадке запрещено находиться людям, которые не работают в компании-подрядчике, на которую выписан ордер ОАТИ. И мы отправляли в ОАТИ запросы, но инспектор ОАТИ до сих пор не приехал. И эти люди за забором ответили: «А мы волонтеры». Тут же нет наводнения. Тут речь идет об официальной, как они заявляют, законной стройке. Какие волонтеры?!

Кстати, я забыла договорить о Генеральном плане самое основное и ужасное, — продолжила Наталья. – Где-то уже построили, где-то уже застолбили участки, будем так это называть, и прекрасные наши чиновники сейчас собираются сделать «актуализацию Генплана», то есть узаконивать эти все нарушения, все земли, которые они уже раздали. И это страшно, в масштабе всей Москвы мы останемся без зеленых территорий, нам нечем будем дышать, негде будет гулять. А машин в городе прибавилось, загазованность увеличилась, а отсюда онкология и так далее. Во дворах сейчас негде гулять – везде парковки, и этот парк – единственное место.

Денис достал смартфон и стал показывать мне фотографию какого-то документа:

- А вы знаете, что на них работает ГБУ «Жилищник», то есть организация, существующая на наши налоги, которая должна обустраивать наши дворы? Вот здесь написано: «Генеральному директору ООО «Хартия» Никольскому А.А. Уважаемый Александр Александрович, Подворье Патриарха всея Руси Казанской Божией Матери просит вас заключить договор на вывоз бытового мусора на благотворительной основе». И все это делается на наши налоги. А декларируется – что на деньги прихожан.

Уже совсем стемнело, когда к разговору нетерпеливо подключилась совсем молодая девушка:

- Разные люди заметили, что снаружи забора они ходят и чем-то поливают деревья. Мы сначала думали, они какие-то отходы выливают, а на самом деле деревья после этого начинают погибать. Было совершенно нормальное, зеленое дерево, а сейчас мы подходим – это дерево упало. И вот там на поляне никогда не было такого пустыря, он постепенно появился. Мне кажется, это началось гораздо раньше, чем стройка. Еще когда они с 2012 года начали делать крестные ходы, они уже начали территорию опустошать.

В общем, Торфянка не спит и не отступает. И в ближайшие дни, если суд-таки решится вынести 6 июля решение, здесь непременно произойдет серьезное обострение противостояния.

Феликс Шведовский





Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2017