25 июля 2017
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Андрей Клыков
12 октября 2009 г.
версия для печати

Новое земство

В начале ХХI века можно констатировать, что усталость и бесцельность цивилизации привела к «концу истории», как осмысленно творимой Богом и человеком жизни мира, как познанию смысла сущего и своего места в нем. Все надличные и, соответственно, наднациональные, цели признаны опасными, либо избыточными. Мы не творим историю, она с нами случается. Даже не история, а истории, не имеющие объединяющего начала, по видимости не связанные между собой

То, что понудило меня написать этот текст, что заставило предпринять попытку понимания и пригласить людей неравнодушных и мыслящих сходно, к диалогу об основах и духовном измерении жизни, лучше всего выразил прекрасный русский мыслитель ХХ века, поэт в философии И.А. Ильин:

«Современный человек привык творить свою жизнь – мыслей, волею и, отчасти воображением, исключая из нее добрые побуждения сердца; и, привыкнув к этому, он не замечает, куда это ведет: он не видит, что создаваемая им культура оказывается безбожною, впадает в пошлость, вырождается, и близится к крушению» [1].

В рассуждении философа нет ни эсхатологического ужаса (нам ли, детям ХХ века бояться конца света?), ни паники, имеющего, что терять. Скорее, ощущение необходимости сделать должное, не остаться безучастным к правде и любви в страшных процессах эрозии нашей «постхристианской» культуры в диапазоне от философской [2] мысли и художественного творчества до воспитания детей и политической жизни.

В начале ХХI века можно констатировать, что усталость и бесцельность цивилизации привела к «концу истории», как осмысленно творимой Богом и человеком жизни мира, как познанию смысла сущего и своего места в нем. Все надличные и, соответственно, наднациональные, цели признаны опасными, либо избыточными.

Мы не творим историю, она с нами случается. Даже не история, а истории, не имеющие объединяющего начала, по видимости не связанные между собой.

Определение направлений

Один современный философ сказал как-то, что понятие философии в начальном (античном, сократовском значении) скорее может быть отнесено к рассуждению «простеца» об основах жизни, чем к работе современного «профессионального» философа. Речь, конечно, не идет о том, что мы, как Сократ «знаем только то, что ничего не знаем». Мы знаем много, слишком много, и каждый, пытающийся книжно или «просто» помыслить о мире или о человеке в мире, вольно или невольно, принадлежит к традиции, к школе. Неосознанно или систематически мы принимаем некую аксиоматику и из нее строим свои заключения обо всем, что мы делаем или о том, что происходит.

Что нам может предложить современная, русская (российская) действительность в качестве идейного основания нашего мировоззрения? Я не говорю об активно нарождающейся в России официальной идеологии, но о тех действительных взглядах, которые мы кладем в фундамент нашей концепции мира, и которые являются основой наших мотиваций ко всему «обыденному» или «высокому», от покупки нового (или привычного) товара до выбора работы или религии.

Традиции многообразны и противоречивы: русско-имперский (в отличие от кровного шовинистического) или русско-советский (претендующий на «имперскость») эклектический патриотизм, экономический либерализм или национализм крови (западной формации); эстетическая или этическая доминанта мироприятия; социальный эскапизм, на грани аутизма и «светский» блеск; моно-, поли- или а- теизм, эзотерика Востока или психоактивные практики Запада (New Age) вера в себя, концепция успешности (successful); эпигонство авторитетам отечественной или зарубежной истории – это не полный перечень.

Но какие же из современных вопросов можно признать «философскими», восходящими к вечным сущностям, собственно к Софии – средоточию смыслов нашего мира? Прежде всего, это: вера-неверие, этика-эстетика и патриотизм-космополитизм.

Причудливо переплетаясь, накладываясь как матрицы на структуру человеческой личности, именно эти категории определяют поступки человека на трех уровнях: духовно-душевном, душевно-чувственном и социальном. Это иерархическое соотнесение, имеющее и вертикальные связи. Например: человек, который верует в Бога, участвующего в жизни мира, имеющего Личную волю, человек, этически определяющий свои поступки, не может быть космополитом; и наоборот, космополит, воспринимающий мир, через фильтры гедонистического эстетизма, не может быть человеком, верующим в личного Бога.

Рассмотрим эти три категориальные оппозиции по видам, для того, чтобы яснее понять, что обычно подразумевается под словами о вере или красоте, верности отечеству, нравственностью или мировом гражданством.

Вера-неверие

Вера в человека, противостоит вере в Бога (богов, силы).

1) Вера в себя, в конце – идеология «успеха», индивидуализм.

2) Вера в человечество – гуманизм вообще или избирательные классовые, национальные (по крови) концепции, прогрессизм.

Вера, имеющая неотмирный, высший Предмет:

1) Так называемая, вера в безличный «Высший Принцип» или трансцендентный миру «Абсолют». Она не обязывает ни к чему. Это не основа для мировоззрения, поскольку ни этически, ни онтологически, никак вообще не влияет на поступки и выбор «верующего», разве что магически определяет иррациональную канву действий и заклинаний. Такая вера может, пожалуй, создавать фантастические конструкции мира и порождать гордость от собственных «духовных» достижений, определенных в индивидуальной или сектантской системе ценностей.

2) Вера в «богов», безличные силы (силу). Магическое миропонимание всегда духовно своекорыстно. Ключевым здесь является понятие «силы» или «власти», обретение которой приведет к правильному укладу, «гармонии» личности внутри и во взаимодействии с окружающими.

3) Вера в Личного Бога в нашем обществе присутствует в трех вариантах исповедания: Христианство, Ислам и Иудаизм (последний присутствует, в мире и России, скорей, как культурный ориентир).

Неверие здесь, условность – его нет, оно чуждо человеческой природе. Жить слишком неуютно, чтобы быть неверующим. Мало того, с тех пор, как это потеряло практический смысл, и атеизм более не насаждается принудительно или авторитетно, религиозных атеистов изрядно поубавилось и на его место массово приходит эклектический (гностический по-сути) суеверный пантеизм.

Этика-эстетика

Этическая доминанта мироприятия:

Нравственный закон, как внешнее, социальное явление.

1) Свойство человека, как общественного животного, появляется вместе с обществом – закон незыблем. Нарушения его всегда вели к деградации, ослаблению и падению любого социума.

2) Свойство человека, как общественного животного – мобильный и гибкий, зависимый от духа времени, приспособляющийся к условиям жизни, подчиненный утилитарной необходимости современной экономической и политической реальности.

3) Нравственные стереотипы, как социальный инструмент управления – для «духовного» (разумного, прогрессивного, продвинутого и проч.) они не обязательны и даже вредны, поскольку мешают прогрессу его «духа», интеллекта, свободе его воли (так считали масоны и Чаадаев).

Нравственный закон имманентен всякому человеку.

1) Дар Бога, одна из основ подобия человека Творцу.

2) Проклятье Бога, следствие расхождения человека и его Творца.

3) Врожденное естественное чувство.

Эстетическая доминанта.

1) Красота мира, как творенья Божьего и человеческих дел. В том числе и красота добра, честности, справедливости, самопожертвования, красота духовная, неотделимая от красоты вещей. Будь то звездное небо или гениальная строка поэта – везде виден Дух. Он «подсвечивает» красоту форм и звуков, сообщает иное измерение, дает смысл и полноту. Делает творение символом, творящего Духа.

2) Красота, как свойство человека. В том числе и способность красоту видеть, отзываться на нее, принимать, творить, украшать (cosmeo) себя и мир (cosmos) вокруг.

Патриотизм-космополитизм

То, что именуется патриотизмом в нашем мире, имеет следующие оттенки:

1) Служение стране и лояльность законной власти, поскольку она служит стране и народу. (государственничество)

2) Служение стране, через оппозицию власти, которая враждебна (по мнению патриота) интересам народа и страны, как совокупности религии, национальной культуры и народного хозяйства. Такой подход, выраженный в действенной гражданской позиции, может быть назван «патриотизмом» только тогда, когда стране не угрожает внешняя опасность. В ином случае – это классовый, партийный сепаратистский подход, ставящий интересы части общества выше интересов страны в целом (партийность оппозиционная).

3) Служение государству, как работодателю или сюзерену, независимо от ее идеологии и «правды» (наемничество).

4) Служение данному государству, как наилучшей (единственно эффективной) для родины форме управления (партийность властная).

5) Служение государю, как символу и гаранту отеческой веры и земли, отцу народа (патернализм).

Космополитизм же гораздо более «целен», поскольку является отсутствием любви к родине и выключением из собственной идентичности такого понятия. Это неделимость пустоты, отсутствия.

1) Космополитизм, как доминанта классовой, религиозной, корпоративной принадлежности, несовместимой с патриотизмом («корпоративное гражданство» в крупной компании, принадлежность к транснациональной организации, классу и т.п.).

2) Любовь к укладу и культуре иной страны, которая, также, не может стать «родиной».

3) Космополитизм, как интернационализм и полное или, по преимуществу, исключение национально-государственного фактора из картины мира конкретного человека или группы людей (анархия).

4) И наконец, космополитизм, как крайний индивидуализм, нежелание единства ни с какой группой, нежелание иметь обязательства и несмирение со своим «пределом» — национальным определ[ивани]ением.

Выше мной перечислены только «честные», в том числе и бессознательные варианты отношения к проблеме. Но, как мы знаем (и даже в основном), понятия патриотизма и космополитизма используются людьми и обществами, для извлечения выгоды и укрепления политических позиций. На самом деле фальшивый космополит и фальшивый патриот – оба космополиты, поскольку не имеют действенной любви к родине, как бы они ее не понимали, ведь ложь – это всегда отсутствие правды, пустота.

Я ограничусь этими тремя оппозициями, лишь частично развёрнутыми в многообразии оттенков. Есть еще множество подобных этим и не менее важных для полноты и истины жизни понятий и двойственных противостояний, одним из важнейших являются «добро – зло», «качество», вопрос о свободе или подчинённости воли, «что – как», [3] «справедливость – милость» и многие иные. Надеюсь, что прочие основы для приятия мира будут приведены и напомнены нам специалистами в разных областях, которые присоединятся к проекту, который условно можно назвать «Новое Земство», к сообществу людей, считающих себя русскими [4], готовых участвовать в преобразовании и постепенном оживлении своей страны.

Сферы человеческой деятельности

То, что я пытаюсь доказать – это необходимость постоянно не терять из виду фундаментальные понятия, основные инструменты познания мира и самого себя.

В гуманитарной области возвращение к подобным базовым оппозициям есть свойство крупного ученого. Связь темы своего исследования с вечными, а не поколенческими, национальными или, как правило, социальными слоями мироприятия, позволяет сказать не поколению, не своему собрату-ученому, не согражданам даже, но человеку, человеку, как он есть в мире и перед Богом. Связь с «основами», доброй и освященной традицией против авангарда, созерцание (собственно теория) против фантазмов, и отрицания опыта учителей – вот путь обретения координат в безвоздушном пространстве современных векторных сфер релятивизма.

То же и у «естественника»: понимание того, что, рассматривая природу вещи или явления на «новом, более высоком (глубоком) уровне» познания, мы не становимся ближе к их природе и к замыслу Творца о них, к их идее; не становимся умней, и нет у нас основания, считать себя «просвещенней» предыдущих поколений. Мы просто больше знаем и количественное знание это, само по себе, не превратится в качественно новое постижение. Без телеологического очищения, без дедукции философского созерцания и без очищенного интуитивного акта, знание порождает монстров, способных нас пожрать или увядает, заглушенное терниями утилитаризма.

В общественной жизни – базовым является – определение целей жизни общества из целей жизни человека (или наоборот), обретение аналогов в отечественной истории, извлечение уроков и память с покаянием за грехи и гордостью за дела отцов. Связь поколений и преемственность духовных традиций и бытовой «обрядности», обиходности, позволяющей связать «высокое» с «повседневным». Создать общество действительно прочное в основе, а не мультикультурный (а по правде, так бескультурный, не знающий «своего») кисель в железных скрепах государственной консервной банки. Отношение такого «общества», а точнее черни и власти – это отношение дракона (хаоса) и блудницы вавилонской из Откровения св. Иоанна Богослова. Власть обречена, быть растерзанной хаосом, непреображенным, неустроенным (акосмичным), хтоническим беспорядком необузданной падшей природы человеческой.

В коммерции и финансах – те же традиции, что и в общественной жизни. Будучи частью оной, торговля стремится к стабильности, основательности. Укорененности в привычном порядке вещей, узаконения в традиции и обиходе. Финансовая система современного мира слишком чувствительна и слишком глобальна, чтобы выжить в случае обрушения одного из значимых сегментов. Поскольку в руках финансистов находится основной универсальный инструмент торговли – деньги, то и крушение финансовой системы мира неизбежно остановит всю экономическую деятельность в развитых странах, интегрированных в мировую экономику.

Финансовая система должна глобально диверсифицироваться. Обособление национальных хозяйств и новые структуры транснациональных корпораций, делающих свои территориальные сегменты более независимыми и не глобально, а национально-ориентированными в экономической деятельности – путь к стабилизации, в разогнанной и перегретой экономике современности.

Это меньше всего проповедь антиглобализма, но понимание национального народного хозяйства должно стать базовым в мировой экономике. Понимание хозяйственной деятельности, как составной части национальной задачи сможет определить конечную цель каждого конкретного дела, как общественно полезного, как аспекта служения ближним [5] и устроения общества и экономического благосостояния своей страны.

Воспитание детей – частный случай воспитания народа. Дети воспитываются на примерах взрослых гораздо в большей степени, нежели на словах. Народ воспитывается на примерах жизни своих святых и своих национальных элит, а не на искусственных идеологических построениях и декларациях.

Именно по этому, оппозиция всегда стремится создать альтернативную элиту, нравственно привлекательный образ иных, не таких, как «власть», несомненно, более законных и честных людей. Прежде чем поверить словам, даже помимо слов, народ верит делу и образу духовного и общественного лидера и его окружения. Пока национальная элита будет в глазах народа пустой, незаконной и вороватой, до тех пор и население страны, сознательно или нет, будет позволять себе врать, предавать и красть, так как это делают «на верху», в воображаемом центре национального «мира». Национальная гордость и идея верности и служения стране, народу, не может быть усвоена, как гражданская присяга своему государству, пока это государство не национально, не верно и не служит народу и стране.

Здесь беда и парадокс многих сильных, богатых и бесцельных стран, не обретших «национальной идеи». Отсутствие национального единства, неутилитарной, лежащей за пределами земной жизни цели, ведет к потере общественного и личного центра. В этом «духовном Вавилоне» подвигом становится сохранение внутреннего огня и цельной воли. Народ лишённый общенациональных смысловых и нравственных ориентиров перестаёт быть народом.

Обилие подделок и откровенного брака на рынке, лживая реклама порождают недоверие и неуверенность. Обилие ложных идеологий и фальшивых религий, претендующих на всезнайство и «тайнознатство», приводят к вытеснению современным человеком общественной жизни и религии из своей жизни. Недоверчивым и неуверенным человеком, легко управлять, несмотря на его вечное недовольство. Но состоящие из таких индивидов общества неустойчивы. В этом парадокс новой управленческой стратегии. В этом её обречённость.

Фальшивая религия – это игра, пусть зачастую и страшная, фальшивое общество – это игра, мир, где вместо законов условные правила, которые можно нарушить. Это собрания чужих друг — другу людей ради выгоды или от безвыходности.

Выход есть

Верно и обратное: красота и смысл, который ещё есть в каждом из нас – это красота и смысл нашего мира, нашей страны. Внутри человека существуют силы, заставляющие стремиться к небессмысленной и духовно красивой жизни. Соединение этих сил в стремлении к общим целям [6] даст синергию, способную преобразить жизнь, наполнить смыслом работу и повседневное существование, создаст некое сообщество людей, стремящихся жить осмысленно и небесцельно.

Обновление телеологии и понимание пёстрой канвы событий, происходящих в личной и общественной жизни, при помощи основных, базовых понятий, даст чистоту умного и сердечного понимания, а наличие сообщества – волю и возможность жить, соответственно этому пониманию.

В силах каждого из нас понять, в чём духовное измерение именно его деятельности, в чём её «благо», отличное от «пользы», в чём её «что» (предмет), часто застимое довлеющим себе «как» (методом).

Создание точки (или нескольких точек) общественной кристаллизации, с целью обретения духовного измерения в своём деле, могут стать основанием для создания непродажной, неангажированной, системы ценностей и ориентиров. Создание иерархии ценностей способно переменить общество, создать новые (обновлённые) национальные, корпоративные, сословные (например, чиновные, рабочие, адвокатские, сельскохозяйственные, казачьи) моральные установки и новые земские и цеховые задачи, в которых мы узнаем (я в этом уверен) смыслы присущие всей нации, всей стране. Понимание этих смыслов даст, в свою очередь, прикладное умение находить верный метод и средства их воплощения.

История, философия, физика, математика, торговля, политика или литература, юриспруденция – то, о чем человек думает, чем занимается профессионально, подлежит иному измерению, должно быть продумано в методе, предмете и цели.

То, что мы увидим, продумав нашу повседневность, может быть уже предметом, задачей для решения, а не начётническим собирательством прорех и ошибок на пороге очередного «конца времён».


[1] И. Ильин «Путь к очевидности» Часть первая, Глава вторая «Обреченный путь»; М. 2003г. АСТ сборник «Религиозный смысл философии» стр.355 Это только маленький отрывок из обширной работы о путях развития цивилизации и культуры Запада, написанной в середине ХХ века, после Второй Мировой войны. Во многом именно он побудил меня взяться за данную работу, отдавая себе отчет в недостатке моих знаний и неспособности охватить все аспекты данной темы. Но когда мудрые и признанные или молчат или сказали, но не были услышаны, тогда я считаю себя в праве повторить или даже сказать от себя о необходимости изменения мироприятия, миропредставления, и миротворчества современной культуры. Для того хотя бы, чтобы не потерять нам человеческий облик и дарованную свободу желаний, мыслей и дел. Сейчас же многие из нас (современных «культурных» людей) находятся в состоянии, которое очень точно описано у К.С. Льюиса в «Письмах Баламута»: «не делают ни того, что хочется, ни того, что должны».

[2] Тот смысл, в котором я здесь говорю, о философии раскрыт в следующей главке.

[3] Для кого-то жизнь – это векторная плоскость, где на траекторию движения (как правило, броуновского) влияют разные силы и факторы исчислимые и перечисленные давно и точно. Бесконечные координатные сетки наложены на плоскость жизни. В конце выходит, что жизнь довлеет себе. Некуда идти, главное незачем. Единственный вопрос, да и то, конечно, кем-то уже решённый – это первоимпульс. Как любят эти люди вопрос о яйце и курице – «Что было сперва»?

Любят его и те, для кого жизнь, это линия – путь, Дао. Этот взгляд людей, знающих свои стези наперёд, будто не для них писал А.П.Чехов свою «Скучную историю». Будто, выбрали они одну, свою ценностную систему, проложили зорким взглядом трассу, от себя на старте, к цели этой видимой на финише, и идут, бегут, стремятся, напрягая тело и дух. Цели, задачи, средства. Жизнь, как проект, как бизнес-план. Они не глупей, не ограниченней первых, просто в них менее стерто изначально писаное в человеке неравенство себе, не самодостаточность. Они способны на самоограничение. Ведь невозможно идти всюду, можно только куда-то. Вот и избирают они это «куда-то», но, подгоняемые страхом, не могут отстать, сбиться с пути, остановиться. Под лежачий камень вода не течёт. Они спиной чувствуют смерть и энтропию мира. Те из них, кто поумней, более всего боятся достичь этой видимой цели.

Задачи поставлены, соответственно предполагаемым препятствиям, средства соотносятся только с целью. Только с ней они не должны входить в конфликт. Жизни довлеет её результат.

Первых мы зовем гедонистами, вторых людьми цельными, целеустремлёнными. Для одних важен процесс (как жить), для других – результат (зачем жить). Для первых в жизни важны красота и состояние, для вторых оправдание и смысл.

Но и тем и другим часто невдомёк, что, сколько измерений ни будет в твоей системе координат – 1,2,3,1000, все равно, там недостанет одной, той, которая безусловна, как закон данный свыше. И как из закона нравственного и законов природы выводятся все правила человеческого общежития, как от простого света, происходит многоцветье мира, так и из единства «КАК И ЗАЧЕМ» Верховного Закона бытия, следуют все множество «как» и «зачем» человеческих движений.

Если твоё «как» зло, уродливо, то оно и незачем. Если твоё «что» зло или просто ограничено, вписано в твою систему координат, если оно внутри мира, то и не стоит оно искусства твоего «как».

Но как обрести единство мира, если, добавляя новое измерение, ты все равно теряешь цельность и перемещаешься из контекста в контекст, меняя цели, а, оставляя только одно, творишь мир заново и выходит у тебя что-то вроде свидригайловской баньки с пауками – ад на земле.

Мало для этого знать, чувствовать или верить в Верховный Закон, надо ещё и доверять Ему, а для этого, Его надо узнать ближе, вступить с Ним в союз, свой личный завет с другой Личностью, от-личной от тебя. Надо поставить цель вне мира видимого, да и невидимого тоже. Надо понимать, что весь путь ты сам не пройдешь, но встанешь перед пропастью непереходимой, в ограниченности своего человечества. И тут у самого края ты должен твердо верить, что протянет тебе, Тот, Иной участник твоего союза руку Свою и перенесёт тебя через всё непреодолимое. Поскольку, Он есть Путь, Истина и Жизнь.

[4] Возможные варианты: русские: великороссы, малороссы, белорусы, русские евреи, русские татары, русские армяне, русские калмыки и т.д. Невозможные варианты: космополит, интернационалист, советский патриот, молодой коммунист, национал-большевик, сталинист-евразиец, еврей-иудей; татарский, бурятский, мордовский, сибирский, поморский националист.

[5] Я не говорю ни о благотворительности, ни о меценатстве, хотя и они будут более мотивированы в подобной системе, здесь нет и пропаганды национального эгоизма, поскольку любая помощь иному народу будет исходить от конкретной нации, пусть и силами и из средств отдельных людей.

[6] Говоря об общности целей, я имею в виду не политическую, не религиозную общность, а согласие в методе мироприятия и миротворения, и убежденность в необходимости очищения накопленного опыта в самых разных областях человеческой деятельности.


Прикреплённый файл:

 Новое земство, 12 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

19 октября 13:10, Андрей К.:

Посетителю

Чему служит человек: плоти ли своей или духу? Этот вопрос правомерен, в смысле правильной неперевёрнутой иерархии. Что же до противопоставления Бога и материи, - это чистое манихейство (дуализм) "материя" тоже творение Бога, а не сатаны. Этот вопрос несколько глубже, но для нашей темы, кажется достаточно.

Эгоцентризм, гипертрофия индивида в европейской традиции - это некая отдельная очень важная тема. Я просил уважаемую редакцию Правой поместить мою статью на эту тему, но пока - тишина. Возможно дело в качестве текста :)

Конец времён определён в момент грехопаденья, даже не нашего (Адамова), а сатаны. А эгоцентризм - это распад человеческой природы на самодовлеющие особи.


19 октября 22:25, посетитель:

Андрею К.

Я считаю. Человек служит тому и другому, а выбор ставит в тот момент времени, в сторону ту, результат которой ему дороже (значимее).

По-поводу манихейства, БОГ создал ВСЁ и материю и мысль и того же сатану, ни какого противопоставления здесь нет, есть взаимонепонимание, и оно естественно.

А эгоцентризм - есть понятие растяжимое, шкалы и классификации пока не предусмотрено, поэтому каждый оценивает своё ЭГО в меру своей испорченности.

Конец времени, тоже из жанра пока что "фентази" т.к. многие много думают и предполагают, а один Бог располагает.

А в целом, конечно, вопросы достаточно сложны и требуют более глубоких рассмотрений и дискуссий.

Желаю Вам побольше интересных статей и их публикаций.

СПАСИБО


20 октября 15:04, bak:

фазиль Искандер в одной из своих книжек писал- начитанность определяется не количеством прочитанных книг, а количеством понятых. От себя бы я добавил, что дар писателя - писать захватывающе. "Правая" объявила конкурс на самого серого писателя? А то коментарии ярче самого текста, который годиться только для курсовой работы в архивном институте.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2017