19 ноября 2018
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Андрей Диков
17 июня 2010 г.
версия для печати

Сверхдержава или суперобслуга?

С началом летних каникул - и родители, и государство - резко озаботились, чем занять старшеклассников во время летних каникул. Как сделать так, чтобы дети не стали главными героями шоу «Школа»? Эта проблема давно уже стала похожей на «битву за урожай» или подготовку системы ЖКХ к зиме

Сверхдержава или суперобслуга?С точки зрения PR всё выглядит очень неплохо – везде развешены плакаты департамента мэрии Москвы, приглашающие молодежь на летнюю подработку. Можно не сомневаться, что в регионах местное начальство, в этом плане, не отстаёт от московского. Конечно, нельзя сказать, что проблема, вообще, не решается: регулярно проводятся ярмарки вакансий, осуществляются проекты по привлечению выпускников школ на предприятия и т.д. Однако, по-прежнему, большая часть молодых людей фактически занята малооплачиваемым и низкоквалифицированным трудом на уровне «принеси-подай».

Возникает вопрос – при чём здесь департамент мэрии, если с этой функцией легко справляется рынок, поглощая кадры, готовые работать за копейки? Государство же в этой схеме нужно лишь для принуждения предприятий и организаций — нанимать молодых и неопытных сотрудников и не увольнять их до истечения определенного срока. Как это было в Советском Союзе, при трудоустройстве на первое место работы. Без этой основной функции государства немалые средства на PR-компании вряд ли существенно повлияют на увеличение занятости молодёжи. Можно сколько угодно объявлять «годы молодёжи», «кварталы подростков», «месяцы школьников» — на количество праздношатающихся с пивом старшеклассников это почти не влияет.

К тому же, в предлагаемые рынком профессии — молодые люди идут не очень охотно, считая их достойными лишь для гастарбайтеров из СНГ. Вряд ли молодые люди испытывают удовольствие, раздавая рекламные буклеты у метро, расклеивая объявления или работая официантами. Этот стрессовый и непроизводительный труд притупляет творческие навыки — и напрямую влияет на рост молодёжного пофигизма и алкоголизма. Совместная работа, например, в ресторане москвича в коллективе граждан из бывших союзных республик, лишь усиливает осознание им своего низкого статуса. Тогда как для последних работа в питейном заведении столицы за 600-800 $ в месяц – это счастливый лотерейный билет.

Вспоминаю один из телесюжетов о занятости молодежи в Дании, в котором белобрысый парень проходит что-то вроде производственной практики на предприятии. Этот короткий сюжет легко даёт ответ на вопрос, почему Дания, как и все Скандинавские страны, оказались наиболее устойчивыми к кризису государств Европы. Южная часть ЕС, «Европа официантов», где турбизнес составляет значительную часть ВВП, «просела» больше всего, и это, видимо, ещё не предел.

Проблема использования труда молодежи, особенно, во время летнего периода — не нова. У поколения 35-40-летних, оканчивавших школы на излёте СССР, словосочетание — «летняя производственная практика» — ассоциировалось с низкоквалифицированным и бесплатным трудом. В тот период, когда наиболее «продвинутая» часть класса и самые красивые девочки уже отдыхали вне пределов душной Москвы, наименее социально адаптивные и физически сильные мальчики класса, так сказать, «бетта-самцы», отбывали что-то вроде барщины. Дирекция школы, как бы извиняясь, передавала этих бедолаг трудовику, не отягощённому экзистенциальными проблемами, который нагружал «маменькиных сынков» по полной программе.

Как ни странно, отъявленные хулиганы класса почти не привлекались к этому виду повинности. Дело в том, что данный контингент прекрасно ориентируется в системе санкций, которые должны быть либо всеобщими и жёсткими, либо никакими. А тут — полуобязаловка, оценки не ставят, учителя в отпусках, значит, можно не ходить – «трудовик» нам не указ. К тому же, отстающие ученики, регулярно подвергаемые критике со стороны учителей за двойки и прогулы, могли легко «отыграться» на летней практике, испортив инвентарь и терроризируя «ботаников». Это понимали все, поэтому маргиналов летом старались близко к школе не подпускать.

Трудовая практика учитывалась в каких-то загадочных ведомостях и была скорее похожа на первый год службы в армии. Подозреваю, что летняя практика и была призвана адаптировать старшеклассников к службе в войсках. Под военную службу были, кстати, заточены и пионерские лагеря, где шагистика была одной из важнейших составляющих. Хождения строем в загородном пионерлагере вполне можно объяснить – без этого отряд легко превращается в неуправляемую ватагу, что и происходит в некоторых современных «оздоровительных» лагерях. А как быть с — почти немецким: «поклейка-покраска-распилка» — летом в стенах родного, но пыльного образовательного учреждения? Сие надолго отбивало охоту что-либо вообще делать. К тому же, в душу закрадывалось неприятное чувство, что, скорее всего, на тебе делают деньги. Или экономят. Да, летняя практика давала некоторые первичные навыки обращения с инструментами, что необходимо любому мужчине. Она, конечно, подготавливала к будущей взрослой жизни, но всё же была малобюджетным механизмом социальной адаптации. Обычных мальчишек не учили водить или ремонтировать машину, обращаться со сложным оборудованием и только появившимися компьютерами.

Однако у моего поколения была явная цель, которая помогала мириться с временным дискомфортом и тупизмом. Эта цель — поступить в ВУЗ, потом получить работу в институте, министерстве или НИИ. Да, на завод уже никто не хотел, это ассоциировалось с жизненным тупиком, как и служба в армии, на которую не хотелось «тратить» два года жизни. Но мы были абсолютно уверены, что после окончания университета или института работа — будет. И, скорее всего, по профилю. В общем, «настоящая» работа.

В этом существенное отличие РСФСР от рыночной России, где школьный аттестат или диплом ВУЗа уже не являются гарантией трудоустройства. Сегодня молодой специалист не уверен, что его не уволят через месяц, возможно, даже не заплатив. При этом адепты рыночного либерализма любят вспоминать, что в СССР почти невозможно было уволить лодырей и прогульщиков. Из-за этого якобы и развалилась экономика. То ли дело сегодня – наша экономика суперэффективна — и абсолютно независима от колебаний курса мировых валют, цены за баррель и импорта, всего и вся. И это, конечно же, благодаря отсутствию государственного регулирования сферы занятости населения.

Несмотря на все минусы советского экономического уклада – абсолютно очевидные минусы – в тот период в сознании молодого специалиста или вчерашнего выпускника школы не было гнусного чувства страха потерять работу. Безусловно, советское государство готовило из молодёжи подданных, где лояльность и умение ходить строем, в значительной мере, гарантировали будущее советского гражданина.

Однако даже у самых ярых антисоветчиков не было опасности лишиться куска хлеба в прямом смысле этого слова. Власть вынуждала диссидентов работать дворниками и сторожами, фактически создавая им условия для свободного развития. Отсутствие начальства над головой; довольно свободный график работы; наличие своего собственного «угла», за аренду которого не надо было платить; какая-никая, но регулярная зарплата, отсутствие серьёзных обязательств – идеальные условия для творчества. В итоге, именно в котельных и гаражах создавались шедевры технической мысли и целая субкультура русского андеграунда. Где сегодня эти умельцы-Левши и «Камчатка» Виктора Цоя?

Рыночное государство, как ни странно, потребовало от современной молодёжи ещё большей лояльности, делая упор на развитии непроизводственного сектора и индустрии услуг. Чтоб и у нас было, как там, «на Западе». Правда, при этом не уточняется, о какой части этого самого «Запада» идёт речь.

Между тем, в наиболее индустриально развитых государствах Западной Европы и США в обслуге заняты, в основном, мигранты из стран «третьего мира» — или наименее продвинутых европейских государств. А белым мальчикам и девочкам ненавязчиво прививаются иные профессиональные и жизненные ориентиры. Да, они могут подрабатывать где-то на каникулах, занимаясь неквалифицированным трудом. Но легко могут обойтись и без него, получая гранты или достойные стипендии. В этом — ключевое отличие стран G-7 от России, где работа «не по специальности» является основным и постоянным источником доходов минимум половины российских студентов. Поэтому можно только приветствовать возрождение некоторых видов студенческих работ, в частности, стройотрядов, где вырабатывается характер, есть осмысленная цель и неплохо платят.

Российский непроизводственный сектор всегда готов поглотить очередную жертву. Один полусектантский сетевой маркетинг чего стоит — «попадая в его сети, пропадаешь навсегда». Недалеко от него ушла и сфера торговли, где продавцы-консультанты обязаны беспрерывно улыбаться и говорить — «здравствуйте» всем входящим покупателям. Этот энергозатратный труд уже не оставляет места для креатива, притупляя даже сам процесс мышления. Элитной частью данного сектора экономики считается сфера развлечений, недвижимости и гостиничный бизнес, но парням «с улицы» вход туда закрыт. Возможно, вас и примут, но только на самые низкие позиции или работу за проценты от продаж.

Но нет худа — без добра. Развал системы профессионального технического образования и умеренный экономический рост создали дефицит высококвалифицированных рабочих и, соответственно, девальвировали массовое высшее образование. В этом ещё один из парадоксов российской модели рынка – слово «рабочий» именно сейчас начинает звучать гордо. И, пожалуй, единственным видом работы для не желающих люмпенизироватся, или работать руками молодых горожан, остаётся растущий сектор Интернет-услуг. Виртуализация контактов, фактическое отсутствие начальства, свободный график — роднит современных провайдеров и сисадминов с диссидентами 1970-х.

Однако даже эти востребованные рынком специалисты в современных условиях не гарантированы от потери работы. Раньше в проблемную категорию входили только лица предпенсионного возраста, которых активно «выживали» с насиженных мест еще в советский период. Сегодня с ним примкнула молодежь, и даже специалисты среднего возраста. «Выживают» всех – выживают не все. Лояльность сегодня уже не гарантирует от увольнения, а опасность потерять работу в условиях отсутствия нормальных пособий стало главной общенациональной фобией.

Сегодня лояльность к корпорации и – шире – к государству, уже перестаёт быть ценностью в глазах подрастающего, да и не только этого, поколения. Эти виды лояльности в России замещаются лояльностью к ближнему кругу – друзьям, знакомым, сокурсникам, землячеству, которые могут в один момент стать твоими работодателями, а ты – их. Однако падение влияния профильных государственных институтов, ответственных за нормальное трудоустройство молодого населения, незаметно формирует пласт более серьёзных социально-политических проблем.

Распространившаяся в стране социальная «болезнь» — страх потерять работу — крайне негативно влияет на мотивацию сотрудников и их производительность труда, а значит, и на развитие экономики. Даже с точки зрения монетарно-либерального подхода, это не есть хорошо: неуверенность в будущем российского среднего класса приводит к уменьшению спроса на товары, услуги и банковские кредиты. С позиции же государственников данная противоестественная ситуация лишает нацию, и прежде всего, молодёжь, психологии победителей и будущих хозяев своей страны.

Мировой опыт предлагает России выбор более оптимальной, чем нынешняя, модели взаимоотношений сотрудника, государства и работодателя. Это может быть либо пожизненный найм, как в Японии, либо франко-скандинавско-канадский социализм с высокими налогами, сильной социальной защитой и широкими правами наёмных служащих. Данный вопрос может быть темой для дальнейшей дискуссии, но делать выбор рано или поздно придётся. Мы должны ответить на главный вопрос — готова ли Россия выращивать новых Курчатовых, Келдышей и Гагариных — или продолжит поставлять на мировой и внутренний рынок разного рода обслугу к чужим столам.


Прикреплённый файл:

 Сверхдержава или суперобслуга?, 30 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

21 июня 00:24, Andrej:

"Эти виды лояльности в России замещаются лояльностью к ближнему кругу – друзьям, знакомым, сокурсникам, землячеству, которые могут в один момент стать твоими работодателями, а ты – их."

Вот и есть разрешение - социальный строй типа общины, при условии, что Россия станет православно-христианской страной.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2018