15 августа 2020
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Андрей Диков
21 июля 2010 г.
версия для печати

Социология русской коммуникации

Есть вещи, которые осознавать неприятно, но надо. Это может быть и долгая зима при отсутствии подходящей одежды и обуви, и дата ежемесячного платежа по кредиту, и что-то ещё такое же противное. Однако есть явления, хотя и подвластные нашему сознанию и воле, но изменить которые тоже оказывается довольно сложно. К этим феноменам можно отнести процесс коммуникации между нашими согражданами

Обращение

Социология русской коммуникацииЕсть вещи, которые осознавать неприятно, но надо. Это может быть и долгая зима при отсутствии подходящей одежды и обуви, и дата ежемесячного платежа по кредиту, и что-то ещё такое же противное, но объективно существующее. Однако есть явления, хотя и подвластные нашему сознанию и воле, но изменить которые тоже оказывается довольно сложно.

К этим феноменам можно отнести процесс коммуникации между нашими согражданами. Этот процесс изначально для нас непрост, поэтому перед произнесением основного текста и после него часто используются различные амортизаторы: «ну», «а», «слушай», «в общем-то», «скажи», «ладно», «вот», «ну, давай». Считается, что так русские фразы звучат менее резко, рыночно и официозно, и как бы не раздражают вашего коммуниканта.

Это ключевой момент. Мы считаем, что нашему собеседнику априори может что-то не понравиться, когда мы говорим без этих междометий и наречий. Почему ему может что-то не понравиться, не совсем ясно, но эта традиция довольно сильно укоренилась в народе. По этой же причине – чтоб лишний раз никого не раздражать – в стране отсутствуют общепринятые обращения. Вернее, существует сразу несколько их вариантов.

И в прежнюю-то эпоху люди затруднялись произносить слово «товарищ», обращаясь к женщинам. Это вызывало смущение, потому что аналогично обращались и к советским мужчинам. Однако иные обращения, кроме «товарищ» и «гражданин», в Союзе не допускались, выбора не было и это облегчало ситуацию. Представители правоохранительных органов обычно использовали слово «гражданин» в комплекте с «пройдёмте!»

С начала буржуазно-демократической революции слово «товарищ» было подвергнуто анафеме, сохранившись сегодня лишь в армии, а новое, столь же широко употребимое, в стране так и не появилось. В итоге, в гражданском сообществе возник настоящий вакуум, который сегодня заполняется различными суррогатными конструкциями – «извините», «молодой человек», «девушка», «женщина», «мужчина», «дама», «мадам», «господин», «мужик», «командир», «Вы». Причем, некоторые обращения из этого ряда, например, «мадам» или «мужик» несут ещё и полуоскорбительный характер, а «мужчина» или «женщина» излишне эротизируют коммуникацию незнакомых людей.

Власть тоже не знает, как к нам обращаться. Ельцинское «россияне» или ещё более издевательский вариант – «дорогие россияне», — ассоциируется с 90-ми годами, поэтому отправлено в утиль. Из нескольких вариантов обозначения нации прижилось теплое и естественное, но довольно странное словосочетание «наши люди». Более официальное «граждане» воспринимается нейтрально, без особого воодушевления или неприятия.

В советский период для избежания формального слова «товарищ» при обращении к дамам выход был один – обращаться к ним по имени и отчеству. Однако сегодня этот вариант не пройдёт, так как на рынке востребованы только молодые и красивые, а отчество явно старит. Поэтому российские женщины, в большинстве своём, явно избегают этого довеска к своему имени. Иногда неожиданное обращение по имени и отчеству даже помогает на время дезориентировать собеседника, как это ловко сделал бывший посол Югославии в России Милошевич в телеинтервью со Светланой Иннокентьевной Сорокиной.

Сегодня обращение по имени и отчеству звучит антилиберально и антирыночно, а это может негативно повлиять на объёмы продаж или создать трудности в беседе с иностранными партнёрами. Ведь у них там, в германиях есть имена «Лена» и «Катя». Не «Елена» и «Екатерина», а именно «Лена» и «Катя». Значит, и у нас будут «Лены» и «Кати». А что эти дамы уже вплотную приближаются к возрасту бабушек, так это не проблема.

Вон, у Маккейна на выборах работала его 90-летняя мамаша, улыбаясь избирателям всеми рядами вставных челюстей. Кстати, российские комментаторы оказали большую услугу этому американскому политику, не называя его полным официальным именем, в котором есть и феминно звучащее для русского уха имя «Сидни» и даже порядковый номер после фамилии. Вместо брутального и свойского «Джон Маккейн», в новостях неплохо звучало бы: «Маккейн III совершает поездку по Миссисипи» или «Сидни Маккейн посетил салон красоты». Раз так написано в его паспорте, какие проблемы? Ведь зарубежные комментаторы далеко не всегда произносят отчества наших политиков, а их имена вообще иногда сквозь зубы.

Однако вернёмся домой. Также не менее забавно выглядят далеко не юные мужчины, которые предпочитают обращение только по имени: «Можно без отчества. Просто Николай» или «Очень приятно. Я — Анатолий». Особенно дико это выглядит в структурах сетевого маркетинга, когда, потея в своих недорогих костюмах, они прыгают на сцене какого-нибудь бывшего ДК.

Отчество также не принято использовать и в некоторых южных регионах России. Это связано как с латентным неприятием Империи, когда-то там эти отчества насадившей, так и с местной традицией наделять людей сразу несколькими именами или прозвищами. В этом формате отчество явно перегружает конструкцию. Куда более важное значение на Юге имеет фамилия, мгновенно поясняющая принадлежность к той или иной семье или клану.

На другом социальном полюсе обитает контингент молодых, но уже больших начальников, которые любят обращение только с отчеством. Видимо, прямо по Фрейду, они стремятся удлинить своё Эго таким вот нехитрым способом. Эти лысеющие и упитанные молодые люди в дорогих костюмах никогда не простят вам иного обращения, особенно если отчество выгодно оттеняет имя или фамилию.

Довольно стильно в русскоязычном пространстве звучат сочетания «обычных» русских имен с экзотическими фамилиями, и наоборот: Нил Ушаков, Эдуард Стрельцов, Олег Янковский, Родион Нахапетов и т.д. Однако обращение по фамилии в России категорически не приветствуется, так как ассоциируется к некоей прелюдией к наказанию — в школе, в армии, в институте, иногда даже в семье. Помните подкаблучника без имени Хоботова в «Петровских воротах»?

Фамилия должна нести налёт аристократизма, — от чего безумно тащатся все наши сограждане — и только в этом случае она может произноситься даже малознакомыми людьми. В России регулярное обращение к кому-то по фамилии есть некий скрытый показатель уважения, но и неприятия одновременно. Хуже этого может быть только неправильное произнесение вашей фамилии или, что ещё хуже, отчества. Особенно это не нравится мужчинам, для которых 100%-ная убеждённость в своём отцовстве является одной из базовых психологических констант.

Но с фамилиями ситуация пока ещё проще, чем с отчествами. У дам есть выбор: можно оставить свою, можно взять фамилию того или иного мужа, благо, выбор есть. Мужчин у нас пока ещё не лишают фамилий ни до брака, ни во время, ни после, но копирование идёт полным ходом. Особенно в шоу-бизнесе, где бывшая гражданская жена или просто многолетняя подруга может взять раскрученную фамилию какой-нибудь звезды и отправляться в гастрольный тур по стране. Так скоро дойдем и до патентования собственных ФИО в превентивном режиме. А что? У «них» это есть – значит, должно быть и у нас.

Телефон

Овладев широкими массами, мобильные телефоны уже лет 8-10 перестали быть атрибутом только бизнес-класса, что породило немало проблем технического и социального происхождения. В отличие от более иерархизированных и традиционных обществ, в нашей стране отсутствует чёткое и всеми осознаваемое понимание того, кто, кому и когда может позвонить. Ясно лишь, что слишком рано утром или слишком поздно звонить неприлично. Причем, «поздно» начинается где-то в 19.00-20.00 по мск, когда народ начинает активно релаксировать с пивом около метро.

В остальном – полный туман. Например, сколько сигналов нужно выждать, чтобы точно понять, дозвонитесь вы или нет? Три, пять? Ведь у кого-то 7-комнатная квартира, как у профессора Преображенского, и только на пятом сигнале человек успевает подбежать и метнуться к валяющемуся где-то мобильнику. А тому, кто на совещании, и три звонка много. Ведь звонящий не знает, что вы находитесь на совещании, а догадавшись об этом по вашему сдавленному голосу, испытывает смущение. В итоге, диалог начинается с бесконечных и беспричинных извинений звонящего.

И какое количество раз нужно звонить, чтоб не уронить своё достоинство, тоже не очень ясно. Один и ещё один «контрольный»? А вы уверены, что такой же логики придерживается и ваш потенциальный собеседник? Может быть, когда-то он пытался дозвониться несколько дней, не переставая сжимать трубку в потеющих ладошках. Вы этого не знаете и знать не можете. Поэтому фраза «позвоните мне завтра» может иметь прямо противоположный смысл. Односторонний обмен контактами давно стал формой вежливого отказа.

Но даже если вас готовы выслушать, то попасть «не туда» совершенно элементарно, для чего нужно всего-навсего набрать 499 вместо 495 или вообще обойтись без этих префиксов. Сегодня чтобы позвонить кому-то на домашний – а такие товарищи ещё есть среди нас – следует вместо прежних советских 7 цифр набирать 11. Вот тогда есть вероятность, что вы попадёте на кого надо. Впрочем, также можно попасть и на чей-то «прямой» мобильный, если, скажем, перепутать одну цифру основного номера.

Практика показала, что домашние или стационарные рабочие телефоны прежней эпохи были во многом более эффективным и, конечно, дешёвым средством связи. Например, если какой-то руководитель игнорировал гражданина страны Советов, то его секретаршу или – если повезёт – домашних «доставали» звонками. В итоге, этот товарищ сталкивался не только с назойливым просителем, но и с давлением на свой мозг «коллективного автоответчика» в виде секретарши, жены или истеричной дочки, что выдерживали немногие.

Сегодня коммуникация предельно индивидуализирована и на одну «симку» в среднем приходится от 0,3 до 1 жителя мегаполиса. И всё бы хорошо, но на каждый из этих 1-3 телефонов в любую минуту может позвонить кто угодно, что заставляет опасливо коситься на эти небольшие блестящие предметы. Конечно, можно не отвечать на звонки или использовать иные известные средства защиты. Но осознание собственной уязвимости все равно остаётся. Впрочем, мобильник может быть и «другом», помогая перенести скуку в длительной поездке.

Сотовый телефон позволяет людям скрывать свое точное местонахождение в рамках одного города или региона, хотя специальные устройства для этого уже есть. Как только они получат более широкое распространение, можно будет не задавать популярный вопрос: «где ты СЕЙЧАС находишься?» Однако с этого момента неизбежно создание блокирующего устройства, что позволит сохранить главное конкурентное преимущество мобильника – свободу перемещения и анонимность. И в этом будут заинтересованы в первую очередь владельцы саун и прочих подобных заведений.

Кстати, большинство наших людей не любят автоответчики, полагая, что оставляя информацию на «плёнке», мы понижаем свой статус в глазах собеседника. Причём нет никакой гарантии, что он вам перезвонит. Чтоб избежать этой двойной фрустрации, мы избегаем автоответчиков, хотя эта функция встроена во все мобильники. Мы предлагаем друг другу оставить информацию на автоответчике, обещая «обязательно перезвонить» as soon as possible. Но эта схема работает в каком-нибудь баден-бадене. Наши эмоциональные и творческие люди ко всему подходят эмоционально и творчески. Кроме того, текст на автоответчике является и обязывающим вас фактором, принуждающим к диалогу.

Мобильники создали иллюзию простоты и легкости обретения новых знакомств, на деле лишь виртуализировав и усложнив близкие отношения. В очередной раз стирая телефон не подошедшего вам партнера и вбивая туда новый контакт, вы вновь попадаете в бесконечный процесс поиска, в итоге наступая на одни и те же «грабли». К тому же мобильная связь как платный вид коммуникации усиливает фрустрацию в случае неудачи после длительных переговоров с интимными целями, «разводки».

Став одним из символов экономического роста, мобильники усилили отсутствие культуры массового российского потребителя. Теперь каждый может сколь угодно громко и долго говорить в общественных местах, создавая дискомфорт окружающим. Бороться рыночными методами с этой проблемой ещё невозможно, а использование советской системы аргументации уже невозможно.

Каждый из нас иногда звонит «по делу». Если вы звоните в какую-то крупную кампанию, то вам всегда расскажут, как и кого зовут по именам. Которые вы, конечно, не запомните. Во время дозвона вас, как эстафетную палочку, от одной кнопке в тональном наборе к другой будет передавать голос автоответчика. Наконец, этот механический и холодный голос сменит слегка усталый и пофигистический – значит, вы по адресу, и кнопки можно больше не нажимать. Теперь главное набрать в легкие воздух и спросить, что вас интересует.

Получить понятные ответы на интересующие вас вопросы порой затруднительно, особенно если ваш собеседник переходит на псевдорусский язык. Сегодня в деловой среде сформировался языковой «новодел», представляющий суррогат из языка юристов и подстрочника зарубежных фильмов. В итоге, наш теплый русский язык сегодня подменяется жуткими лингвистическими конструкциями, цель которых – избежать судебных исков, максимально конкретизировав русские слова, переведя их в стерильные и сухие термины. Видимо есть опасение, что в противном случае какие-то неуловимые мстители затаскают по судам вашу «динамично развивающуюся кампанию» и разорят её до нитки. Это зараза проникает и в государственные структуры, вроде метро, где привычное и понятное всем слово «чеки» непонятно почему заменено на «информационные билеты», которые обычно валяются на полу рядом с кассами.

Замечено, что коммуникация по телефону с секретарем или менеджером мужского пола менее конфликтна и более эффективна. Видимо, женщины склонны видеть в телефоне защиту, прикрытие, позволяющее им быть агрессивными и жесткими именно в интерактивном диалоге. Большинство мужчин, по понятным причинам, менее отягощены этими фобиями, располагая иными видами защиты. Кроме того, в стране есть многолетняя традиция воспроизводства института «секретарш», которые обязаны в определенный момент зарычать на вас по телефону. Без этой необходимой функции секретарша превращается в «секретутку», что есть понижение в негласном табеле о рангах.

В ходе диалога помните, что количество ответов, которые можете получить вы, должно быть равно количеству вопросов, которые могут задать вам. Итак, внимательно следите за руками.

- Здравствуйте, а можно Ивана Петровича?

- Здравствуйте, а Вы по какому вопросу?

- Ну, мы с ним договаривались, что я позвоню сегодня…

- Представьтесь, пожалуйста.

- Скажите, что это Сидоров.

- Минутку….(через некоторое время)…. Перезвоните, пожалуйста, через час.

- (через час) Скажите, а можно Ивана Петровича?

- Его сейчас нет (на совещании, в туалете, уже пьёт, ещё пьёт и т.д.). Может быть, Я вам смогу чем-нибудь помочь?

- (пауза) Ну, я бы хотел купить у вас тур в Антарктиду. Иван Петрович сказал, что можно подешевле сделать…

- А Вы уже покупали у нас туры?

- Ещё нет, вот собираюсь. А Вы можете сделать скидку?

- Это зависит от направления. Сейчас у нас есть несколько предложений. У Вас загранпаспорт не просрочен?

И далее в том же духе. Заходя на некоторые сайты и даже в обычные магазины, от вас требуют где-то зарегистрироваться или заполнить мини-анкету с е-мэйлом и/или телефоном. Однако страх спама или нежелательной коммуникации плотно засел в души наших сограждан, не позволяя им свободно обмениваться контактами. Пожалуй, единственной формой свободного общения осталась анонимные дискуссии в блогах под «никами», которые засекречены даже от близких.

Механическое копирование модели «свободного» общества, недостаток культуры и устойчивой социальной иерархии, признаваемой большинством, породило немало фобий и коммуникативных барьеров в нашей стране. В этой ситуации мобильники остаются одной из немногих скреп нашего общества, позволяющих нам относительно недорого и свободно общаться друг с другом. Однако пользоваться этим инструментом без ущерба для себя и окружающих нам ещё предстоит научиться.

Продолжение следует


Прикреплённый файл:

 Социология русской коммуникации, 13 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

26 июля 15:58, Виктор:

В чём смысл статьи? Показать что наше общество больно? Что мы не знаем кто мы и что мы? Так это и так ясно! Сто лет назад все русские люди знали кто они и что они. Потому что были сословия. Человек по факту рождения знал своё место в иерархии и соответственно как ему следует обращаться к другим людям, и как другие люди будут обращаться к нему. Никаких проблем не было. Не было до тех пор пока прозвучал голоси из преисподней «ЕСТЬ ТАКАЯ ПАРТИЯ!» Вот тут-то и началось! Представителей некоторых сословий приговорили к смерти только за факт принадлежности к этим сословиям (дворянство, духовенство). Обращение «господин» или «батюшка» стало означать смертный приговор.

Остальным было приказано именовать друг друга «товарищами» или «грАжданами» и «граждАками» (как выразился Молотов в своём обращении к сов. народу 22.06.1941). Почему ударение в слове «граждАнки» он делал на второй слог а в слове «грАждане» на первый? Не знаю, может быть просто от страха оговорился…

В любом случае слово «товарищ» было так пропитано лживым совковым официозом, что простой сов. чел к 80-м годам уже произносил это слово через силу. А как же друг друга называть? Оказалось по половому признаку: «мужчина» или «женщина» так сказать «ЭМ» и «ЖО»- суть сов. эпохи, увековеченная сов. кинематографом!

Не надо также забывать что в СССР воинская обязанность была всеобщей. Армия была действительно школой жизни рядового молодого совка. И чему же она его учила? Вернее как по-армейски следовало обращаться к рядовому? Официально «товарищ», а на самом деле? Эй ты, далее разные нецензурные артикли, ТУЛОВИЩЕ! Вот она школа совеЦкой жизни! Ты здесь не «товарищ», не «гражданин», не «пОцан» и даже не «мужчина» просто потому, что ты вообще не человек, а всего лишь часть тела, ТЫ КУСОК МЯСА, вот кто ты! Ну что вы хотите от человека который прошёл такую школу, после его выхода на свободу, т.е. демобилизации? Культуры личного общения? Ну вы, блин даёте! Ему два года максимально доходчиво матом и кулаками внушали что он биоматериал для Социалистической Родины а тут раз и эту самую «социалистическую родину» взяли и отменили!

Нашему народу после такой обработки несладко. Мы понимаем что такое инвалидность – это когда нет ноги или руки или какой-то другой орган повреждён. А если душа изуродована проклятыми коммунистами? Можно ли ожидать от одноногого человека такой же прыти как от двуногого? Нет. Так и от дважды морально изуродованного русского, которого сначала насильственно сделали совком, а потом приказали вновь стать человеком, ожидать большого душевного и духовного здоровья не приходится.

Только зачем сыпать соль на рану? Мы больные люди живущие в больно стране и больном обществе, может быть пора бы уже относится к себе самим помягче, особенно при написании статей?



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2020