23 апреля 2017
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Андрей Хоров, Екатеринбург
20 сентября 2010 г.
версия для печати

Издержки модернизации, или Средневековье наизнанку

Социальное перепроизводство в ситуации поп-модерна

Риторика модернизации неизбежна, но результаты её прямо противоположны заявляемым. Вместо гражданского общества, в любом случае мы обретаем себя среди безликих масс и её «излишков» в виде множества разнородных элит, эксплуатирующих или паразитирующих на достижениях Модерна. Чем интенсивнее будет модернизация общества, тем дальше мы окажемся от её целей

«Остатки» социального: массы

Издержки модернизации или Средневековье наизнанкуСовременность можно уверенно характеризовать как торжество посредственности. Весь XX век великие культуры и жизненные уклады перемалывались, обрабатывались, чтобы наконец получить Общество – Общество единое и гражданское, выстроенное Разумом Просвещения. Для него стирались имущественные и социальные различия, культурное и этническое своеобразие. Всё только для того чтобы все жили хорошо, и главное — одинаково хорошо! И, в конце концов, мир достиг состояния, когда не осталось тропинки, где бы ни ступала нога «обычного человека». Такой «средний человек», предвосхищенный Константином Леонтьевым, проник во все закоулки Традиции, уничтожил аристократизм везде, где были намеки на него – от политики и войны до искусства и науки.

Однако чем больше жизненного пространства захватывал средний человек, тем меньше оставалось Политического, Социального, Культурного в самом Обществе. Общество поглощалось безразличием посредственности и, наконец, превратилось в массы. Массы ничтожные и всемогущие, манипулируемые и гипнотизирующие. Уничтожение различий породило массы Безразличия. Стоило появиться Обществу в лице «советского человека» или «разумного буржуа» или «истинного арийца» как оно тут же превращалось в безликий студень масс.

Жан Бодрийяр еще в 1982 году ощутил конец Социального как следствие невыносимого молчания масс. Французский философ заметил, что Социальное в большей степени является отрицанием самого себя. Общество умирает не потому, что постарело, а потому что аккумулирует смерть собственных остатков. Бодрийяр приводит пример возникновения в Париже в 16 веке детского приюта, где собрали "отбросы общества". Через век приюты распространяются по Франции, а еще через век система становится государственной. Как результат – социальные принципы иждивения и пенсии распространяются на всё общество, которое в результате оказывается остатком самого себя. Тот же принцип можно привести ко всем пенитенциарным институтам. Психиатрия, изначально занимавшаяся буйными больными, сегодня получает в качестве клиентуры всех, склонных к депрессии, т.е. вообще всех. Уголовный кодекс, созданный для ограничения криминала, постепенно включает в себя "потенциальные нарушения" (например, несодействие сотруднику органов правопорядка как сопротивление ему). Общество в итоге сводится к аккумулированным остаткам, к самовычитанию Социального и его инверсии, и даже имплозии (взрыву-внутрь). Так рождаются массы, которые оказываются средой, самоуничтожившей Социальное.

Этот казус Модерна, его несвершённость при кажущемся торжестве, были бы преодолены, если бы не одно «но». В XXI веке стало очевидно, что всё Политическое и Социальное, что было уничтожено в массах, не исчезло как таковое, но переместилось за «кулисы» модернизации. Оказалось, что, несмотря на все успехи построения «советского общества» или «среднего класса» расслоение на аполитичные массы и сверхвластные элиты стало еще более вопиющим, чем век назад. Средний человек оказался беспомощней вассала. В отличие от древнего мира, где раб и господин имели физические тела, современная формула власти никем не артикулирована, никто не позиционирует себя господином или рабом. У одних есть дух господства, у других ощущение рабства, в отсутствие какого бы то ни было проявления Власти. Напротив, внешне демократия и свобода торжествуют. Массы оказались настолько независимы, что от них действительно ничего не зависит. А вершители судеб скрылись от пристального взгляда Истории, будто ушли из яви в некую Навь.

«Излишки» социального: прогрессоры

Итак, если "остатки" возникающие при производстве Социального убивают его и рождают массы, если перманентная модернизация всё усредняет, нивелирует различия, то откуда возникает расслоение? Куда убегает социальное и политическое из Современности? Посмотрим на создание Общества, на его модернизацию как на обработку человеческого материала. Продукт, будь то социальность или кирпич, сам по себе не возникает. Необходим рабочий – в данном случае агент модернизации, который способствует превращению архаического сырья в доброкачественное сознательное Общество. Такими агентами являются службы формирующие общество, созданные для его нормального функционирования, для создания большей связности, повышения качества жизни, устранению девиаций человечества. Такие надстроечные институты и производили массы, модернизировали их, обихаживали. Они необходимы до тех пор, пока не выполнят свою прогрессивную миссию. Иначе говоря, при производстве общества (будь оно коммунистическое или буржуазное) исходное население необходимо выделяет из себя часть «прогрессоров», обслуживающуих модернизацию общества. «Прогрессоры» исходно являются частью той необработанной среды, но в процессе всё более отличаются от продукта, растождествляясь с Обществом на конечном этапе.

При удачном исходе модернизации (создании Общества) исчезает нужда в этой надстройке, и она оказывается «излишком». Причем этот «излишек» прогрессоров, во-первых, не участвовал в акте модернизации, который сам совершал (а значит недо-модернизирован), а во-вторых, в процессе получил особые навыки «к-модернизации» (т.е. сверх-модернизирован). Таковыми являлись все агенты Просвещения — от философов и священников до спецслужбистов и политтехнологов. Учителя и врачи, военные и политики – все эти подкасты Социального созданы с целью модернизации, унификации социума. Но в итоге все они оказываются в двусмысленном положении сообщества выделенного из массы, сообщества, не прошедшего процедуру унификации и обретшего уникальную социальную идентичность и связность.

Таким образом, как при производстве товара возникает прибавочная стоимость, также при модернизации населения, при создании из человеческой материи гомогенной массы аналогично возникает прибавочный продукт социальности, натурализованный в виде сообщества, носителя особых навыков и связности и, тем самым, отличного от произведённого Общества. И как прибыль при производстве является основным побуждающим мотивом к дальнейшей деятельности, также «излишек» социальности требует дальнейшей модернизации.

Но «излишек» социальности не червонец – в карман не положишь. В прежние времена с излишками «прогрессоров» поступали также, как архаические племена распоряжались с излишками продуктов путем потлача – масленичного сожжения. В результате такого социального потлача все агенты предыдущего акта модернизации – будь то революционеры или бюрократы или профессора – торжественно уничтожались, приводя общество к внутреннему равновесию (апогея такие методы достигли в сталинских чистках старых большевиков, культурной революции в Китае, гитлеровского вычищения нации, рыночного самоочищения Великой Депрессии). Прогрессоры не подчинялись законам того общества, которое сами создали, и поэтому необходимо ликвидировались. Как правило, данный акт «сожжения излишков социального» понимался как контрреволюция. Но в силу необратимого характера модернизации, общество не возвращалось к истокам, контрреволюция не приводила к откату социального в прежние формы, но только ликвидировала прежних модернизаторов, чем восстанавливало внутреннее единство на некоторое время.

Как практичный разум капиталиста не смог сжигать прибыль, также и сознание строителя социализма/капитализма со второй половины XX века решило сохранять ценные кадры. Учёные и философы Европы уезжали в США, а в СССР мозги консервировались в закрытых городках. Политические «хромые утки» во всех частях света спокойно доживали свой век. Ситуация повторяла эпоху первоначального накопления капитала, только аккумулировалась избыточная социальность сообществ с уникальным опытом и специфичной связностью.

Также как вклад прибыли в расширение производства ведется ради еще большей прибыли, модернизирующие надстройки использовали свой опыт для построения всё более сложных бюрократических режимов, и оттачивали свои навыки работы с массами до безупречности, чем всё более повышали «излишек» социальности. И даже в случае ухода на заслуженный отдых эти отряды "преобразования масс" уносили с собой связи и опыт. Чем обширнее были связи и чем уникальнее опыт, тем больше был прирост социального капитала. Несмотря на то, что человеческий материал претерпевал колоссальные изменения, опыт, полученный "излишками", в акте модернизации, оказывался избыточен по отношению к возможностям масс, созданных прогрессорами (также как зарплата рабочего меньше цены произведенного им продукта).

Снятие сливок: рождение элит Модерна

При масштабной модернизации XX века рано или поздно должен был произойти выброс большой доли «прогрессоров» в открытый космос. Наподобие выброса денежной массы печатным станком социальность человеческого капитала могла резко обесцениться. Социальность модернизированных масс оказалась ничтожной перед социальностью самих "модернизаторов". Капитализация избыточной социальности всё же требует отслоения «прогрессоров» от Общества как от продукта собственного труда. В момент такого отчуждения возникает неприятный парадокс обретения элитарного статуса и невостребованности опыта. В традиционном обществе элиты были залогом сохранения жизненного уклада, но в ситуации Модерна элиты – это мавр, который сделал своё дело, но не хочет уйти.

Так, ключевым моментом конца XX века был выброс сообщества высокой внутренней связности — КПСС и сообщества с уникальным опытом — КГБ. За полвека эти надстройки произвели колоссальный продукт в виде социалистического строя и, породив добротное социальное, оказались по сути избыточными. Дальнейшая модернизация требовала ликвидации "излишка социальности" – упразднения КПСС и КГБ, но прирост этих надстроек оказался так велик, что проще было уничтожить продукт труда – советский народ, чем избавиться от «излишка».

Империя капитализма перенесла подобный удар после 11 сентября 2001, когда прошло повальное сокращение сотрудников ЦРУ, а ФБР и бюрократический аппарат Белого дома получили широкие полномочия. Бывшие агенты разведки оказались вынуждены играть в свои игры, а Дик Чейни приступил к паразитированию на колоссе внешней политики США, эксплуатируя дыры в законодательстве и финансовых схемах. Отчуждение "агентов модернизации" от самой "модернизации" порождает Тень и симуляцию Модерна. Это касается сокращения любых структур производства социального — спецслужбы лишь яркий пример. Отец киберпанка У.Гибсон описал в своей «Стране призраков» данную ситуацию как «холодную гражданскую войну» между спецслужбами, топ-менеджерами корпораций и мафиозными кланами за спиной молчаливого большинства.

Рождение элитарности происходит во всех тех службах, которые рано или поздно выходят за рамки созданного ими социального пространства и начинают эксплуатировать свою статусность. Врачи и учителя, соцработники и молодежные лидеры также вынуждены требовать бесконечной модернизации, оборота человеческого капитала для прироста собственной социальной значимости. Другое дело, что навыки и связность бюджетников не сравнимы с навыками «афганцев» или связностью партработников. Тем не менее, излишек прогрессоров в виде врачей и учителей также приводит к эксплуатации созданного ими Социального. Создается аура «качества» платного образования и медицины, плодятся частные школы и клиники. Сегодня, за счёт социальных сервисов обретают статус их владельцы. Носик и Дуров давно вышли за рамки техподдержки «ЖЖ» и «Вконтакте», привлекая внимание общественности. Сама же социальность, производимая сервисами, растворена в массах, перерождая индивидов в электронные анкеты. Поэтому так наивно выглядит раскрутка Д.А.Медведевым сервиса «Твиттера», уже выполнившего свою функцию производства новых элит. Президент России, к сожалению, призван лишь подчеркнуть их статус.

Чтобы капитализировать свою социальность «прогрессорам» иногда удается конвертировать её в деньги, растворив свою уникальность в массах, но такой путь был бы равносилен распределению капиталистом прибыли между рабочими. Таким образом, чтобы сохранить статус-кво, элиты должны симулировать обработку масс, удерживая их в ситуации поп-модерна , давая массам ощущение хода модернизации. Однако такое положение дел не может продолжаться бесконечно. К модернизации подключаются новые силы, заинтересованные в извлечении социального профита.

Сверх-модернизация элит и уход в Тень

Как мы видим, всякий акт модернизации — производство социального приводит к созданию элит, но не Общества. В марксистской схеме страдание работника происходит из-за отчуждения от него продукта труда, здесь ситуация обратная – прогрессор трудится ради отчуждения самого себя от обрабатываемых им масс. В итоге акт модернизации пропадает втуне, страдает продукт (общество), от которого отрываются всё новые и новые «излишки» прогрессоров. Перепроизводство социального приводит к размножению «элит», социальность которых всё более отличается от социальности масс. Поскольку поп-модерн и события масс бесконечно повторяются, вся действительность переместится (переместилась?) за кулисы, в область взаимодействия множества элит, ищущих доступ к новому витку «модернизации», к паразитированию на Социальном.

Аналогично Марксу, можно предсказать кризис перепроизводства "элит". Аккумуляция «излишков» Социального приводит к их большему росту. Некоторые «излишки» в большей степени "недо-модернизированы" как церковь и этнические кланы, другие "сверх-модернизированы" как спецслужбы, бюрократии, топ-менеджеры ТНК, политтехнологи и социальные агенты. Все они несводимы к тем массам, на которых паразитируют, все они знают те бреши в программном коде Модерна, через которые можно «обналичить» их избыточную социальность. Они слишком отличны от модернизированных масс и друг от друга, поэтому взаимодействуют только в прорехах Модерна – дырах финансовых схем и юридических сводов, условности морали и разума. «Излишки» создают Тень от света ими же созданного Модерна, чтобы хоть как-то капитализировать собственную избыточную социальность, свою инаковость массам. Элиты уходят в Тень, откуда можно эксплуатировать Модерн, дренировать его также, как прежде Модерн эксплуатировал Традицию, паразитировал на её институтах власти и сакральности.

Недо-модернизация элит или как «оседлать тигра»

Так, становится очевидно, что единственные кто не попадает в прокрустово ложе модернизационного «усреднения» — это сами прогрессоры. Как советвал Юлиус Эвола, избежать модернизации можно путем «оседлания тигра». Так, этнические кланы и криминальные сообщества начинают первые эксплуатировать Модерн, его однородность и безразличие к разрезу глаз и голосу совести. Семейства Ротшильдов и Рокфеллеров, Ватикан и Британская монархия являют собой пример элит, уклонившихся от модернизации, но активно ведущих обработку масс. Может причиной этому то, что эти кланы начали игру века назад? Вовсе нет. Даже в 60-е годы прошлого века ревностный католик Жерар Мюлье старался сохранить цельность и дух своих предков от наступающего мещанства, и при создании бизнеса ввёл странный социалистический принцип для членов семьи «все во всех» — каждому члену семьи принадлежит равная доля во всех предприятиях. Сейчас детище Мюлье – «Ашан» приносит 550-ти членам его разросшегося клана доход в 40 млрд. евро. Каким образом францисканцы-в-миру могут руководить флагманом массового потребления? Мюлье отвечает «Всякая власть от Бога». Действительно, если ему дана власть над «Ашаном», а «Ашану» над кошельками масс – почему бы не эксплуатировать её ради семейного счастья и создания образа ответственного капиталиста? Такая двойная мораль закрытой семьи, эксплуатация ими социального, даже огромное производство его духа и стиля, при одновременном уклонении от «модернизирующего влияния» потребления служит ярким образом парадокса Современности.

Наличие таких недо-модернизированных сообществ, активно участвующих в модернизации, делает элиты еще более разнородными, имеющие различные цели и даже рациональности. Так, конспирология всё больше сводится к демонологии, к описанию действования не из разумных оснований, а из страстных желаний бессознательного. Из-за множества независимых акторов и их неадекватности лучшим объяснением действительности будет ответ старика Мюлье «Всякая власть от Бога», отсылающий к Трансцендентному как к последнему актору. Вероятно, также средневековые верующие воспринимали наступление варварских орд или отряда соседа-феодала, поползновения римских пап и восстания сектантов. Также и сегодня не остается ничего лучше, чем принять ситуацию со средневековой убежденностью безвременья, неустранимости зла и нарастающей сумятицы.

Средневековье наизнанку

Историк Средневековья обращал внимание на великих по той причине, что их действия были сравнимы и потому равновелики. Повседневность народов долго ускользала от пристального внимания историков, по причине коренного отличия быта и уклада сообществ. Как показали изыскания антропологов, чем меньше сообщество, тем сложнее его описать, тем уникальнее его нравы и обычаи. Напротив, элиты прошлого были более связны и открыты для взаимопроникающих влияний, они делили одни и те же пространства и времена, тогда как соседние семьи могли жить, будто в разных мирах. При этом именно эти закрытые малые сообщества и рождали Политическое и Социальное, которое проявляло себя через истории великих деятелей.

Современность будто вывернула Средневековье наизнанку – сегодня идентичен образ жизни масс, отличия нивелируются, а глобальная связность мира нарастает. Повседневность стала одна на всех. Поэтому гораздо проще описывать какие нации передовые, а какие отстающие, оценивать их по ВВП и производительности труда, что было решительно невозможно для сравнения сообществ скотоводов и охотников. Историки переместила внимание к массам тогда, когда сама История ускользнула из Общества. Найти истинного актора – инициатора События невозможно. Скрытность решений элит дезавуируется податливостью и стихийностью масс. Так режиссёр-кукловод «Дома-2», нашептывая героям шоу нужные слова, не замечает того, что он проговаривает не свои собственные желания, но ожидания телезрителей, он лишь вербализует безмолвные импульсы толпы, воображая себя творцом их реальности. Запутанность источника власти проистекает из-за невозможности его проявления. Средневековые прозрачные отношения сюзерена и вассала, где один работает за двоих, а другой обоих охраняет, извращены с точностью до наоборот – массы как бы могут не работать, поскольку элиты им как бы не угрожают.

Альтернатива: Опричнина и Земщина.

Если стараться найти выход из-под «изнанки» Средневековья, то надо принять ситуацию расслоения масс и элит в процессе модернизации как должное. Раз избыток социальности процессе модернизации неизбежно возникает, то по аналогии с перераспределением излишков производства в плановой экономике можно выделить над-элитную структуру для перераспределения избыточной социальности. Такая «опричнина», стоящая над элитами не участвует в модернизации, но только регулирует рост «излишков» при производстве социального. Как правило, об опричнине говорят в аспекте укрощения бюрократического произвола и модернизационного прорыва. Но необходимость снятия избыточного потенциала относится ко всем типам «прогрессоров» — от институтов развития до силовых органов, от бюджетной сферы до социальных сервисов. Результатом прорыва любой надстройки будет или стагнация, или теневая деятельность, или конвертация статуса в финансы, что имеем и без прорыва.

Целью надэлитной надстройки не может быть ликвидация «излишков», никакой «зачистки» не хватит чтобы решить проблемы, но цель – найти избыток социальности и пустить его во благо создания Общества. Надо только найти механизмы перераспределения социальности, возможно, путем переквалификации кадров или распространения опыта и связности в массы. В некотором смысле, опричнина должна стать «прогрессором» для элит, «регрессором» для Общества. Чтобы собственный излише социальности такой структуры была минимален (а он неизбежен) уместен опыт традиционных институтов. Наименьшим «злом» является пожизненный профессиональный найм, а точнее соединение жизненной стратегии с общественной деятельностью как у священства. Например, священник может унести свои связи и опыт только перейдя в раскол, но не в мiр. Отсюда видно, важность принципа веры и долга в такой структуре. Опричнина выстраивается через верность Государю, который вынесен за скобки модернизации, свободен от участия в борьбе модернизирующих элит. Проявление власти Государя хотя бы на одной части общества необходимо для ощущения телесности Последнего Актора, наличие суверенной воли независимой от клановой и межклановой борьбы.

Кроме того, чтобы производство Социального не пропадало втуне как сейчас важно растождествить его с гомогенизацией масс и заменить стремление к «среднему человеку» на иное, коль оно не приводит к желанной цели. В простейшем случае, конструирование Социального можно начать не с индивида, а с «собрания двух или трёх», ограничив социальную единицу не только снизу (больше индивида), но и сверху («больше трёх не собираться»). Ограничение сверху как раз убивает массы, которые всегда порождают лидера и безмолвствующую толпу. Вероятно, поэтому Христос говорит, что Он именно посреди двоих или троих, собранных во имя Его, согласие которых достигается тяжким трудом, а несогласие всегда выпячивается. Ограниченные волей друг друга такие двойки и тройки будут разрушать растворение индивида в массе, и станут началом Земщины, в основе которой лежит не свободная разумная воля индивида, а решение малого собора – воистину социального разума. Создание такого Общества малых соборов выглядит настолько сложным, что путь к нему в разы уменьшит количество элитной накипи. Путь к такому Обществу расходится с симуляцией поп-модерна , и в перспективе позволит выйти из современной ситуации как патовой и для масс и для элит.

Резюмируя, подчеркнем, что риторика модернизации неизбежна, но результаты её прямо противоположны заявляемым. Вместо гражданского общества, в любом случае мы обретаем себя среди безликих масс и её «излишков» в виде множества разнородных элит, эксплуатирующих или паразитирующих на достижениях Модерна. Парадоксальным образом, чем интенсивнее будет модернизация общества, тем дальше мы окажемся от её целей – общество расслоится, социальные и политические успехи Модерна выветрятся окончательно. Выходом из ситуации может быть выделение надэлитной надстройки типа «опричнины», распределяющей избыток социальности, и изменение направления модернизации от «среднего человека» к социальному разуму «земщины». Задача производства такого Социального, пожалуй, не столь совершенна как исходная программа Просвещения, но теперь уже ясно, что задачу модернизации надо ставить из позиции неизбежности Зла и выбора меньшего из них, помня, что «и волос не упадет, если не будет на то воли Божьей». Также как это сделали бы жители Средневековья.


Прикреплённый файл:

 Издержки модернизации или Средневековье наизнанку, 26 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

20 сентября 13:42, Посетитель сайта:

Из всей словесной шелухи данной статьи нельзя найти ответ, а кто и как эту «надэлитную настройку» будет выделять? И кто её будет контролировать? Вообще, само слово «элита» означает отбор. Так кто конкретно отбирает? В средние века и в ранние дикие времена всё решалось силой. Любой член банды, племени, стаи мог вызвать вожака на поединок, кто победит, тот и правит. Все остальные вопросы тоже решались в драке. Чтобы все друг друга не перебили появилось «земство» - тоже явление средневековое, окончательно уничтожил его Пётр1. Так почему автор противопоставляет средневековье земству?

___ этнические кланы и криминальные сообщества начинают первые эксплуатировать Модерн ___

Опять чушь. Как этот модерн может управляться без кланов? Откуда берутся секретари и президенты? Их что, выбирает «народная воля на всеобщих выборах»?

___ Запутанность источника власти проистекает из-за невозможности его проявления __ Запутанность эта от страха за шкуру. Именно по этой причине никто не хочет объявлять себя царём. В средневековье царя достаточно одеть в прочные латы и отделить от толпы на 30 метров, и никакая стрела его не возьмёт. Сейчас, когда мощная винтовка пробьёт ЛЮБОЙ лимузин, а тандемная ракета пробьёт ЛЮБОЙ танк, летучий ядовитый наноробот пролетит в ЛЮБУЮ щель, единственная защита сейчас – бессмысленность убийства функционера, ничего от этого не изменится, а техсредсва очень дороги. То есть сейчас единственная защита – экономическая нецелесообразность.


20 сентября 14:58, Владимир:

Автору

Андрей, я знаю, что умный не спрашивает, а постигает, но вот это место мне не дается. "Учителя и врачи, военные и политики – все эти подкасты Социального созданы с целью модернизации, унификации социума. Но в итоге все они оказываются в двусмысленном положении сообщества выделенного из массы, сообщества, не прошедшего процедуру унификации и обретшего уникальную социальную идентичность и связность." Мне казалось, что как раз врачи и учителя, ... , как раз и оказываются прошедшими процедуру унификации. Сейчас эта унификация проявляется в отсутствии квалификации. Можно поменять местами врача и учителя, и т.д., и ничего в обществе не изменится. Разве это не признак унификации, осреднения, растворения и т.д. Какая тут "уникальная социальная идентичность"? Или мы о разном?


20 сентября 19:56, Посетитель сайта:

Такие тексты нужны

Буду рад публиковать Ваши работы на Культурологе


21 сентября 01:10, Анатолий:

Автор по-марксистски пытается проанализировать то, что опущено в марксизме ( о чём сетовал Энгельс уже после смерти своего кумира-соратника в письмах Мерингу и Зорге) - влияние на исторический процесс, экономику и общественную жизнь "надстройки". Как г. Маркс, так и г.Хоров (мне кажется, автор не сочтёт ни оскорбительным, ни лестным поставление его в один ряд с вождём мирового пролетариата) видят в бытии и развитии человеческого общества только стихию, и оставляют вне поля зрения борьбу в духовном мире на Небе и свободную волю индивидуума на Земле. Кто, какие силы, организации и народы являются проводниками сил добра и зла на Земле? Этого как бы не существует для обеих мыслителей.


22 сентября 18:59, АХ (автор):

Владимиру: может Вы и правы, что если поменять то не изменится (хотя я наивно не верю), но причина в ином - ни те ни другие не склонны делиться своей профессиональной нишей, они как минимум утверждают, что владеют особыми навыками - откуда и репетиторы и частные врачи. США по этому пути прошли далеко, у нас только начинается

Анатолию: текст как раз про эти самые духовные силы. точнее, почему сегодня и остаются толькр "проводники сил", поэтому свободная воля индивидуума ни при чём


22 сентября 22:46, Andrej:

tuman

читал, читал, уже стал потихоньку убаюкиваться и тут на тебе - статья закончилась...

Что именно хотел сказать автор осталось для меня непонятным...

Что спасёт только земство, опричнина и Царь-батюшка?

Может быть, может быть...

Только сдаётся мне, что это чистой воды утопия -

Опричнина - всё бывшие ФСБэшники, они же бывшие КГБэшники и так далее, земство - типа народных депутатов, а Царь-Батюшка возникнет как бог из машины.

"Кто, какие силы, организации и народы являются проводниками сил добра и зла на Земле? Этого как бы не существует для обеих мыслителей"Анатолий:

Попытаюсь ответить на действительно важный вопрос

Кто - каждый человек, независимо от места рождения, социального статуса, талантов и духовного опыта.

Какие силы - подобное притягивает подобное - вот так возникает группа людей одного духа, а вот группа имеет Силу влиять на мир больше, нежели один человек( впрочем, имеются исключения)

насчёт организаций затруднюсь - потому как перечислять их неисчилимое множество бессмысленно - в большинстве своём они ищут благ мира сего, а не Царствия Небесного, а Церковь организацией назвать язык не поворачивается.

с народами проще некуда - если большинство являются проводниками зла, то и весь народ стало быть служит Злу. Осталось только точно разобраться что есть Зло и есть Добро, что б не возводить напраслину.

Впрочем, и Зло служит для оттенения вечной Божией Славы.


24 сентября 11:02, Александр:

Многословие - не выход для спасения России

Да, согласен с одним из комментаторов - засыпаешь под такую философскую смифонию. Оглянитесь вокруг. Товары "заморские". Сложно-бытовая техника "ихняя". Где российские товары? В науке и технологии - мы на уровне 80-х годов. Страна давно стала энерго-сырьевой колонией передовых стран. В дистационном режиме. Без вторжения армий и флотов, как было по-Гитлеру!

Бессовестная Пирамида Власти страны завершает 2-ой, заключительный, этап разрушения СССР как Российской Федерации. Последняя опора - ракетно-ядерный щит - в районе 2012 года будет "висеть на волоске" из-за лавинного окончания гарантийных сроков боевого дежурства стратегических сил и крайне низкого уровня возмещения их новыми комплектами. А Вы всё ищите вечную Божию Славу для России...



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2017