24 марта 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Андрей Хоров, Екатеринбург
16 ноября 2010 г.
версия для печати

От техноязыка к гиперполитике

Переход к гиперполитике создаст новый имидж России в мировом сообществе и сделает её «примером для подражания» даже для развитых стран Запада, которые находятся на пике перехода к экспертократии и «новой непрозрачности». «Шаблоны управления» могут сыграть роль ориентира, подобную роли законодательства Британской Империи в странах Доминиона. Формула управления «снизу-вверх» делает неоколониализм невозможным

От техноязыка к гиперполитикеНа днях «Центр модернизационных решений» представил доклад посвященный интернет-демократии. В двух словах доклад сводится к тому, что авторы, опасаясь профанации «непрерывного референдума» и манипулирования общественным мнением, предлагают влить «старое вино» классической демократии (с её партийными формами) в «новые мехи» Интернета, чем убить зайца некомпетентности масс и отравить волка «общества спектакля» . По сути сформулирован «цифровой консерватизм». Авторы доклада планируют, что оцифрованная партийная система «освободится от наслоений "постдемократической" политики». Такая романтизация очистительной силы Интернета деформирует и представление о «цифровом неравенстве», избежать которого предлагается распространением точек свободного доступа и демонополизацией провайдеров. Видимо, стоит людям дать компьютер, так они сразу начнут участвовать в опросах.

Как показал опыт Европы и США, проблема «цифрового неравенства» является «как легитимированная социальная проблема и попадает в сферу действия больших государственных нарративов, на базе которых различные социальные силы стремятся отстоять свои позиции и предложить свои пути решения данной проблемы. При этом действует описанный Дж. Кингдоном механизм, когда «не проблемы порождают решения, а существующие решения ищут проблемы, к которым они могли бы быть приложены» (Дьякова Е.Г.). То есть если понятно как провести интернет в глубинку, и не очень понятно как научить деда -телефониста им пользоваться, то «цифровое неравенство» предлагает сначала решить проблему оборудования, а не образования. В своем ЖЖ Чадаев, перефразируя Ленина, формулирует «прямая демократия — это полная интернетизация страны и непрерывное политическое просвещение всего народа» и, заметим, переставляет акценты вождя мирового пролетариата предлагавшего сперва Советскую власть, а уж затем плюс электрификация всей страны. Ход риторический, но знаковый. Ленину в момент высказываня было ясно как решить проблему власти, тогда как Чадаев не прикладая усилий ведет интернетизацию России. Кто же мешал заниматься «политическим просвещением» прежде, и с чего сейчас народ начнет вчитываться в законы?

Вероятно предложение «цифрового консерватизма» необходимо и неизбежно в ближайшей перспективе, но его тревожный вид «тех же яиц только в профиль» заставляют задуматься об ином сценарии. Необходимо принять во внимание не просто некомпетентность масс, но невозможность иначе воспринимать механизмы власти кроме как вульгарное «везде пилят». Характерен пример О.Матвейчева, пытавшегося показать, что коррупционные схемы являются надуманной проблемой. Дело даже не в том, что везде пилят или не везде, но в том, что иначе сегодня и невозможно обсуждать действия власти. Массам понятны взаимоотношения сугубо властно-монетаристского характера, более логичные и прагматичные, но как назло недискурсивные и, потому, не способствующих росту коммуникативности. Данный процесс описан Ю.Хабермасом как закономерный: «в процессе общественной модернизации …идет усиление "обезмолвленных" механизмов системной интеграции общества, истощающих жизненный мир и искажающих интерперсональную коммуникацию (инспирирующих ложное согласие — достигаемое помимо дискурса)». Исчерпание речевых практик идет рука об руку с кризисом административной власти, утрачивающей значимость политических дискурсов в пользу экономических схем транснациональных корпораций, основанных на более гибком правлении. Поэтому ликвидация «непрозрачности» непротоколируемых коррупционных схем необходимо происходит через трансформацию системы жёсткого административно-приказного характера к более прозрачным и гибким схемам управления по типу корпоративного менеджмента.

Однако трансформация от hard-власти к soft-управлению сулит «новую непрозрачность», обозначенную Ю. Хабермасом. Парадигма управления, транслируемая на механизмы власти из опыта работы корпораций, делает демократические процедуры выбора «делегатов от народа» фиктивными, поскольку делегаты a priori не обладают достаточной компетенцией в сложных схемах управления. Установившиеся «механизмы власти» практически не зависят от политических и идеологических предпочтений делегатов. В силу безальтернативности политико-экономической реальности бюрократы и идеологи сменяются «хозяйственниками и экспертократами». Soft-управление снимает издержки некомпетентности выборной демократии и ограниченности национального суверенитета. Вместо императивности, назидательности власти формируется общее благорасположение с декларативными рекомендациями экспертного сообщества. Французский философ Ален де Бенуа предупреждает, что управление «стремится упразднить выбор, сводя социальные и политические проблемы к «техническим», у которых бывает лишь одно – «оптимальное» решение, полагаемое общепризнанным; позиционируется как универсальная форма администрирования общества; устанавливает постмодернистскую форму авторитаризма».

Особенность ситуации заключается в том, что невозможно влить «старые элиты» в «новые механизмы» управления. Высокий порог интеллектуальных затрат для получения статуса эксперта автоматически упраздняет потенциальную эгалитарность soft-управления. Массы могут лишь соглашаться с предлагаемыми нормами, «мягкость» которых предполагает незатруднительность их одобрения. Априорная независимость экспертов предполагает их неангажированность. Отсутствие «социальных лифтов» в среду экспертократии делает неощутимой герметичность схем управления.

Отвергая незаменимость «старых элит» как опасный предрассудок, В.И.Ленин отмечал, что «любой чернорабочий и любая кухарка не способны сейчас же вступить в управление государством», но требуется обучение «всех трудящихся, всю бедноту» делу государственного управления. Сегодня при смене «механизма» замена «рулевого» с элитария на пролетария, или наоборот, не играет принципиальной роли.

Но возможно ли понизить степень сложности управления? Или же, что более конструктивно, повысить эффективность понимания сложных проблем? Да — если возникнет некая новая форма коммуникативности, способствующая пониманию сложных проблем. «Кухарке» нужно обеспечить возможность поверки экспертного мнения, а то и внесения в него своих корректировок. То есть нужен метод создания директивных саморекомендаций «снизу-вверх» от жителя к эксперту.

Запад-Восток: Эзотеризм профессионалов и Образ литургии.

Западное сознание имеет особое отношение к тексту и коду. Будь то средневековая Библия, научная «книга природы» или гипертекст интернета, всегда имеется некий «эзотеричный код»: каббала, математический формализм или компьютерные языки доступный пониманию профессионалов. Это позволяет особым образом организовать работу специалистов: каждый «вольный каменщик» использует свой секрет при укладке участка стены готического храма, а целостность конструкции достигается координацией хода работ Мастером, интегрирующего тайный код гильдии в архитектуру собора. Сегодня, менеджер проектов координирует работу «разноязычных» программистов, тексты которых компилируются в «эзотерический» код, например CIL (Common Intermediate Language от MS«.NET Framework»).

И напротив, восточнохристианское сознание пестует общедоступность понимания при целостности восприятия. Роспись православного храма требует от иконописцев взаимодействия, чтоб в результате смысловая целостность, панорама храма была очевидна и понятна всем, чтобы литургия служилась как «общее дело». Аналогично, в российской практике программирования «мастера-на-все-руки» сперва договориваются об общем видении проблемы, а после — работают в режиме самокоординации.

Так, в одной программерской конторе начальники русский и американец решили поменяться местами. Американец был в шоке оттого, что всякая проблема вызывает бурное обсуждение всего коллектива с последовательным — «а кому это надо?», «я делаю почти тоже самое». Это конечно тормозило процесс, но для самого начальника открывало скрытые проблемы, а сотрудники проникались чувством сопричастности к делу друг друга. Русский начальник столкнулся с тем, что на всякое его желание американский программист говорил «ОК» и быстро приносил профессионально выполненное задание, но не то. Начальник переформулировал несколькo раз, после чего сел рядом и стал диктовать по пунктам. Так что даже в высокотехнолоогичном обществе остаются древние привычки. Но может они не древние, а интегрированные в плоть?

Север: все оттенки мозга

Данное различие христианского Запада и православного Востока является не только следствием религии и культуры, сколько вероятно обратное — причина в географическом влиянии Севера и Юга. Как показали исследования нейрофизиологов резкие климатические изменения и температурные перепады, изменения световой активности требуют серьезных перестроек организма, что физиологически легче дается левшам. Среди аборигенов Сибири и Алтая процент левшей достигает 50%, но что любопытно, среди русских вахтовиков с «Большой Земли» также происходит естественный отбор и после семи лет вахты процент левшей-славян сравнивается с процентом левшества у местного населения. В определенном смысле Север сам сглаживает расовые и этнические противоречия.

Уточним, что корректно говорить не о правшах и левшах, а о большей или меньшей асимметрии полушарий мозга, из которых чистых правшей и левшей очень мало. Причем женщины обладают более низкой асимметрией чем мужчины. Самая «праворукая» женщина всё равно более левша, чем самый леворукий мужчина. Кроме того с возрастом симметрия также меняется и у детей. Девочки быстрее осваивают язык в силу большей асимметрии полушарий, но мальчики их перегоняют в юности. И в этом плане в России «от южных морей до Полярного края» реализованы «все оттенки мозга», как их авангардно провидел Велимир Хлебников.

Способность к адаптации в экстремальным условиях левшам дана не зря. Правши в могут овладевать профессиональными навыками и комфортно чувствуют себя в устойчивой социальной среде со здоровой(!) конкуренцией. Они выдавливают левшей из обыденного социума и те вынуждены искать новые пути, новые способы самореализации. История Русского Фронтира может быть рассмотрена с позиции «Авангарда Левши».

Мы обречены быть авангардом!

Навязанный Севером «авангард головного мозга» несёт с собой тяжелую проблему — мы не способны выживать в уже сформированной реальности. И даже шагая в известную точку светлого будущего мы постараемся свернуть к неизведанному. Модернизировать Модерн, искать выход В-Туда-Не-Знаю-Куда — это и крест и спасение. Фактически, только Север и может позволить себе авангардный когнитивный прорыв, потому что здесь на морозе сверкают ВСЕ оттенки мозга.

В контексте информационного общества нам важен вопрос о работе левшей с информацией. Правша в силу высокой асимметрии может долго обрабатывать информацию в одном из полушарий. Особенно ярко это проявлется для последовательной тексторечевой деятельности поскольку, обработка информации и её вербализация осуществляются в одном полушарии. Правша может сконцентрироваться и выводить формулы ли композиции бесконечно (сравните с концентрацией и четкостью мысли К.Крылова и митр.И.Алфеева). Левше же проще «перекидывать» информацию из правого в левое и обратно, что наглядно демонстрирует «женская логика» когда последовательный ход мысли внезапно обрабатывается в правом полушарии со всей совокупностью доступной информации и вновь быстро вербализуется, что приводит к формальному нарушению логики текста.

Панорамное мышление это способ избежать недостатков «женской логики». На панораме информация представлена вся одновременно и корректно (например иконостас), и расфокусировка на панораму позволяет левше обрабатывать всю поставляемую информацию одновременно в правом полушарии, выводить на речь и структурировать в левом, и закидывать обратно.

Техноязык.

Любопытно, что именно такой механизм программирования и был использован в последнем продукте советской эпохи. Необходимость взаимодействия разнопрофильных специалистов при создании программы «Буран» потребовала создания универсального языка, позволяющего резко увеличить понятность алгоритмов, дать возможность инженерам «программировать без программистов». Так возник ДРАКОН (Дружелюбный Русский Алгоритм, Который Обеспечивает Наглядность) – визуальный декларативный язык программирования, основанный на «исчислении икон», соединяющий математический формализм и эргономику понимания алгоритмов. Благодаря панорамному представлению даже такой мегасложный проект как Буран оказался «общим делом». Автор языка ДРАКОН В. Паронджанов при разработке поставил цели, нехарактерные для программистов: а) улучшение работы ума путем снижения интеллектуальных затрат для понимания и создания алгоритмов, что позволяет использовать данный метод даже дошкольниками (впервые апробировано трёхлетним сыном автора статьи при приготовлении какао:)); б) обеспечение взаимопонимания и видения тонкостей общего дела разнопрофильными специалистами, что позволяет эффективно использовать специфику организации труда в русском коллективе.

Послужной список ДРАКОНа впечатляет – проекты: «Буран», «Морской Старт», ракета-носитель «Протон-М»,. Благодаря математической строгости, визуальный язык можно однозначно переводить в императивные языки и обратно. Эргономика ДРАКОНа заключается в соединении строгих правил «визуальной грамматики» и панорамности представления, что активно использует особенности правого полушария человеческого мозга, невостребованного при тексто-речевой деятельности. Одним словом, ДРАКОН лишь требует конверсии в универсальный техноязык с доработкой эргономики в соответствии с современными техническими возможностями визуализации. Например, интерактивность сенсорных панелей, использование flash-анимации и Java-скриптов позволит перейти к электронной панораме с максимально компактным и эргономичным представлением алгоритмов.

Вся соль визуального языка может быть реализована посредством интерактивных досок, которыми оснастили школы России. Но интерфейс для таких досок отсутствует. То что предлагается не отличается от слайд-презентации. Панорама же требует непрерывности изображения. Сегодня визуальные языки типа UML получили широкое распространение для менеджмента в программировании. Панорамный метод также используется, или пассивно путем вывода на экран или активно, но по старинке с помощью доски и фломастера. Дешевые панорамные экраны и тщательно проработанные визуальные языки в течение ближайшего времени могут привести к резкому упрощению программированию и его популяризации среди населения. Подобный иконический язык используется в роботе-конструкторе LegoMindStorm, т.е. уже сегодня позволяет детям программировать настоящих роботов.

Общность техноязыка для информационных систем позволит успешно интегрировать между собой инновационные технологии. В перспективе возможен ТехноПопс с созданием локальных технологий «под себя». Техноязык будет претерпевать изменения и от простой визуализации программного кода трансформируется в универсальный конструктор-проектировщик.

Мета-сеть «смыслового поля».

Распространенный в советской общеобразовательной и, особенно, военной школе, способ плакатного представления информации был обобщен авторами ДРАКОНа и когнитологами в полуформальном методе CogniStyle, где увеличены требования к эргономике понимания. Как и в случае техноязыка, с помощью доводки метода с использованием современных возможностей можно получить интерактивное «поле» визуализации информации.

Для адекватного использования школьных интерактвных досок нужно подобие Википедии только в формате интерактивного плаката: «одно поле — один экран», где в перспективе возникнет единое смысловое Поле. Систематизация информации начинается с общей мировоззренческой панорамы, детали которой открываются путем развёртки-увеличения. Презентация мировоззренческих стратегий будет естественно «спотыкаться» на переводе с вербального-риторического уровня на визуально-наглядный. Формализация гуманитарных наук (от истории до политологии) приведет к формулировке новых общественных стратегий, собранных в «Русское поле экспериментов».

Киберпространство – виртуализация географии.

В отличие от Европы, США и побережья Тихоокеанского бассейна, заселение российской территории крайне неоднородно. Карта России походит на «архипелаг островов» в «лесостепном море» при скудости транспортных артерий. Этот факт необходимо сказывается на формировании инновационных технологий, требующих высокой координации действий от большого числа взаимоудалённых участников. Для того чтобы максимально облегчить процесс проектирования и производства, обеспечить взаимодействие всех участников цикла – от инвестора до техподдержки, используются ИПИ-технологии (Информационная Поддержка жизненного цикла Изделий, или CALS — Continuous Acquisition and Life Cycle Support). Массовому внедрению ИПИ-технологий в России препятствует две проблемы, одна из которых специфично российская. Директор ведущего в России предприятия по разработке ИПИ-технологии ГНЦ РФ ЦНИИ РТК, член-корр.РАН В.Лопота отметил: «к признанию важности ИПИ-технологий мы не готовы идеологически. Прежде чем внедрить, россиянин должен проникнуться идеей, ощутить ее национальную или даже мировую значимость… Притом, что реальные финансовые потери этого отставания исчисляются миллиардами долларов!». Вторая проблема заключается в необходимости унифицированного языка для взаимодействия специалистов и проектировки изделий, что можно решить путем надстройки техноязыка на ИПИ-технологии.

Интеграция ИПИ-технологий и с геоинформационными системами (ГИС) покажут намечающиеся «острова роста» с повышенной концентрацией инновационных производств. Если производства подключат к карте свои технологические схемы то это даст возможность использовать детали и промежуточные продукты в малых сборочных цехах для создания уникальных товаров и услуг. В киберпространстве процедуры управления (кибернетики) логистическими процессами максимально автоматизированы и позволяют создавать новые производства без договоров и лишних контактов. Популяризация локальных производств приводит к формированию новых сообществ.

Гиперполитика.

Назревающий переход к электронному делопроизводству требует привлечения программистов к юридическим процедурам. Необходимость шифрования данных и «ползучая» виртуализация нормативно-правовой базы сделает программистов вторыми экспертами-технократами, деятельность которых будет закрыта от экспертов-гуманитариев. Вынужденный союз экспертократии и технократии будет омрачаться конфликтом «физиков и лириков». Отсутствие единого языка приведёт к нарастанию хаоса в механически-прозрачной системе электронной бюрократии.

В рамках данной программы предлагается иной путь. Прежде всего, необходимо поставить вопрос о технологизации «точных» гуманитарных знаний, таких как документоведение, архивное дело, юриспруденция. В конечном счете нужна разработка шаблонов для различных «механизмов власти» на техноязыке, что снимает опасность технократии при приближении программистов к рычагам власти в случае формальной электронизации бюрократических процедур. Переход от «бюрократии с человеческим лицом» к открытым шаблонам сделает процедуры прозрачными и гораздо более понятными населению.

Возникновение новых сообществ в виртуальном-и-географическом пространствах потребует особых «механизмов власти» на местах. Исходные «шаблоны бюрократии» могут быть заменены на «шаблоны управления» модифицируемые самим населением. Так, возникает возможность не просто принимать участие в выборах внутри заданной политической системы, но создавать сами политические формы и процедуры по принципу выдвижения предложений «снизу-вверх» — от локального человека к глобальному обществу. Шанс «кухарки управлять государством» вернет российскому обществу вкус к политике, утраченный из-за осязаемых, "обезмолвленных" soft-политтехнологий сегодняшнего дня. Таким образом, венцом оказывается гиперполитика как информационная надстройка, способствующая созданию и модификации политических форм.

Естественно, что реализация данной программы сопряжена с определенными рисками, среди которых возможность хакерских атак или попытки установления контроля над киберпространством и/или «смысловым полем» со стороны транснациональных корпораций или военных блоков. Но, очевидно, что ряд этапов уже реализуется, пусть и стихийно. Поскольку интеграция информационных систем САПР, ИПИ, ГИС и СЭД крайне востребована транснациональными корпорациями, то через несколько лет уже национальным государствам придётся вливаться в уже чужое информационное поле.

Поэтому крайне важно, чтобы возникла Держава в её исходном смысле – как внеэкономическая, внеидеологическая структура «удерживающая» киберпространство от вторжения коммерческого, идеологического или политического характера, сохраняющая «новую прозрачность» «шаблонов управления». В частности, в рамках данной программы крайне важно обеспечить отсутствие рекламы в «смысловом поле», киберпространстве, техносхемах и шаблонах управления, поскольку привлечение рекламой внимания разрушает целостность и непрерывность панорамы, что просто уничтожает эффективность от представления. Такую функцию может взять на себя верховная власть государства.

В этом ракурсе критика soft-управления Аленом де Бенуа, упрекающего, что «роль государства не сводится более к самоликвидации, но к такому воздействию на общество, которое обеспечивает его рыночное регулирование, сделать общество конкурентоспособным» приводит к парадоксальному результату, где именно такая роль государства и снимает опасения французского философа относительно закрытости и фатальности парадигмы управления. Ведь создание возможностей для взаимодействия, участия в общем деле абсолютно для всех членов социума (и даже детей!), благоволит к реализации любых локальных «механизмов власти», обеспечивая истинно демократический характер их принятия.

Кроме того, государство получает и особую форму «объективной» неаффектированной идеологии. Как отметил В.Цымбурский «любая группа, исповедующая некие трансцендентные ценности вынуждена рационализировать свои поступки не этими ценностями, а некой экзотерической прагматистской схематикой», откуда вытекает вопрос: «Возможна ли "прагматическая политика", которая несла бы в себе судьбические опоры?». Гиперполитика обладает прагматизмом и одновременно имплицитно реализует «общее дело» и «державность» без нужды в декларировании этих идей и убеждении населения.

Как это может выглядеть в результате?

Для повышения эффективности деятельности трудового коллектива любого масштаба (от семейного бизнеса до крупных корпораций) требуется сеть рабочих мест и информационная панорама со спец.возможностью выхода в «панорамную сеть». Минимальные требования: локальная сеть персональных компьютеров и видеопроектор; максимальные возможности: сеть широкоформатных сенсорных экранов и панорамные залы. Использование стандартных мониторов и индивидуального пользования возможно, но минимизирует эффективность использования «панорамной сети».

«Панорамная сеть» состоит из трёх взаимозависимых информационных панорам:

I панорама: физическая карта России с архипелагом «островов инноватики», соединенных транспортной сетью. При увеличении «острова» проявляется карта производств и сообществ, откуда можно перейти к просмотру техносхем производств и «шаблонов управления» сообществами.

II панорама. Техносхемы и «шаблоны управления» на техноязыке.

а) Техносхемы могут иметь разные уровни доступа к просмотру для осуществления различного рода деятельности внешним агентом:

0. «потребитель» ─ свободный просмотр конечных изделий серийного производства, их закупка, создание логистических схем для реализации;

1. «сборщик» ─ просмотр техносхемы с промежуточными продуктами производства, заказ деталей для проектировки уникальных изделий;

2. «технолог» ─ просмотр открытых технологий, заказ технологий для проектировки новых производств на основе имеющихся;

3. «инноватор» ─ просмотр закрытых «know-how»-технологий для проведения фундаментально-прикладных исследований, создание инноваций с учетом имеющихся, доступ только для инновационного сообщества с условием нераспространения информации.

б) «Шаблоны управления» гиперполитики, напротив, полностью открыты на всех уровнях, имеют свободный общий доступ, но с ограничением модификации.

0. «Сообщество» ─ шаблон управления малыми сообществами, организациями (напр. ТСЖ, НКО), моделирование юридических лиц – свободная модификация, создание новых шаблонов;

1. «Остров» ─ шаблон управления «островом инноваций» создается с учетом особенностей шаблонов «сообществ», реализованных на данной территории – для модификации требуется полная понятность шаблона всем членам социального «острова», только при этому условии происходит процедура одобрения;

2. «Архипелаг» ─ шаблон для взаимодействия «островов», содержит обобщенные принципы управления, модифицируется при согласовании с верховной властью;

3. «Держава» ─ изначальный гипер-шаблон, цель которого «удержание» сетевого принципа «архипелага», защита «прозрачности» шаблонов. Модифицируется верховной властью при условии понятности всеми членами. Желательна персонификация верховной власти («Удерживающий»), чтобы придать «техно-Державе» человеческое лицо.

в) бизнес-деятельность осуществляется путем одновременного использования техносхем и «шаблонов управления». Вероятно, такая гибридизация окажется естественной и для функционирования сообществ и производств, т.е. технологии на «острове» будут влиять на формы сообщества и наоборот.

III панорама. «Смысловое поле» парадигм, идеологий, взаимосвязей, образовательных программ, реализует мета-связность всех реальных и возможных сообществ. Внутри «поля» обкатываются бета-версии вариантов управления, намечаются силовые линии инноваций. Обнаружив в «поле» тот или иной принцип управления или инновацию, можно перейти к просмотру разработанных техносхем и шаблонов управления, и соответственно уточнить их географическую локализацию.

Новая силовая линия в «смысловом поле» в области инноваций подсказывает возможность создания инновационного производства или сборочного цеха. Импорт технологий или деталей на некий участок приводит к формированию сообщества. Новые технологии потребуют новой формы управления. Потенциальные «шаблоны управления» разыскиваются по смысловому полю, рассматриваются бета-версии, внедряются, модифицируются. Возникшее сообщество изменяет в виртуальном пространстве «смысловое поле», формирует новые силовые линии, а в физическом пространстве подтягивает другие производства и сообщества. Формируется новый «остров», требующий новых «шаблонов управления» и влияющий на структуру Архипелага.

Сегодня единство российского общества поддерживается соединением четырёх параметров:

Единство = “русский язык”+“сеть финансов ”+“пространство РФ”+“одна власть”

причем властно-монетаристские отношения объединяют элиты, а язык и пространство интегрируют народные массы. Напряжение в «формуле» при отсутствии её динамики делает единство нестабильным. В результате инновационного прорыва формируются элементы, аналогичные в формуле единства. В силу динамичности всех элементов и их взаимозависимости возникает шанс перейти от статичного единства к динамическому нео-единению, что выражается следующей формулой:

Нео-единение = “техноязык”+“мета-сеть”+“киберпространство”+“гиперполитика”

Нео-единение, постоянно достигаемое и ускользающее, возникает в результате взаимодействия и взаимопонимания членов сообществ. Важно, что конкуренция обеспечивается не в рамках классического принципа «действия индивида ради получения прибыли», но представляет совершенно новый принцип конкуренции сообществ, действующих ради получения технологических преимуществ.

Переход к гиперполитике создаст новый имидж России в мировом сообществе и сделает её «примером для подражания» даже для развитых стран Запада, которые находятся на пике перехода к экспертократии и «новой непрозрачности». «Шаблоны управления» могут сыграть роль ориентира, подобную роли законодательства Британской Империи в странах Доминиона. Формула управления «снизу-вверх» делает неоколониализм невозможным. Возможность подключения к киберпространству и участию в формировании «смыслового поля» даст новое дыхание малым народам и странам, тяжело интегрирующимся в мировое сообщество. Метасеть «смыслового поля», киберпространство и гиперполитика служат самовыражению социальных групп, освоению ими новых территорий, связывает локальности всевозможных стратегий общежительства в единой техно-Державе.


Прикреплённый файл:

 От техноязыка к гиперполитике, 37 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019