20 марта 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Андрей Диков
16 ноября 2010 г.
версия для печати

Особенности национальной ротации

С избранием нового мэра Москвы завершилась очередная кампания «зачистки» наиболее строптивых региональных начальников. Окончился второй, с 2000 года, этап борьбы с остатками сепаратизма. Поразительно долго федеральная власть шла от декларации бронебойных унитаристских идей до утверждения «своего человека» на Тверской, 13

Особенности национальной ротацииВ 2009-2010 гг. почти все электорально значимые регионы России получили новых руководителей. «Без шума и пыли» оставили свои, занимаемые по 10-20 лет, кабинеты руководители Орловской, Ростовской, Свердловской, Челябинской областей и ЯНАО, а также республик — Башкирии, Калмыкии, Карелии, Татарии и Чувашии. Также сменились главы Дагестана, Саха (Якутии), Волгоградской, Воронежской, Калининградской, Мурманской и Новосибирской областей, Красноярского и Хабаровского краёв. Вероятно, вскоре пополнят ряды отставников руководители территорий с совокупным населением более 15 млн. человек – Валерий Шанцев, Борис Громов и Валентина Матвиенко. Впрочем, усидели на своих местах «ветераны» — главы Мордовии Николай Меркушкин и Кемеровской области Аман Тулеев, а также занимающие свои посты с начала 2000-х годов — курский губернатор Александр Михайлов, приморский губернатор Сергей Дарькин, главы республик Удмуртия Волков и Марий Эл Леонид Маркелов.

При этом очевидно, что усиление контроля в относительно стабильных регионах России должно сопровождаться более частой ротацией элит республик Северного Кавказа. Ведь наличие «несменяемых» глав регионов наряду с периодически сменяемыми раскалывает управленческий класс, приводит к коррупции и возрождению полуфеодальных практик.

Президентским указом об отставке мэра Москвы был создан прецедент, показавший, что «незаменимых у нас нет». Такие ротации необходимы не только Кремлю, но и самим главам субъектов России: уйди Юрий Лужков со своего поста года три-четыре назад, на пике собственной популярности, он вошёл бы в историю как почти идеальный градоначальник. И это утверждение касается не только бывшего мэра Москвы.

Сегодня ни одна из отставок политических «тяжеловесов» не вызвала широкого общественного резонанса, не состоялось сколько-нибудь массовых стихийных акций в поддержку уходящих политиков. Например, москвичи более чем спокойно восприняли отставку своего мэра. А ведь сколько было панических слухов о возможном коллапсе управления городским хозяйством, прекращении т.н. «мэрских» доплат пенсионерам, дефиците и т.д. Судя по всему, помимо данных ВЦИОМа, в Кремле располагают реальными рейтингами членов губернаторского корпуса страны. Реализация политической воли главы государства совпала с ожиданиями большинства.

Среди всех отставников лишь бывший глава Башкирии Муртаза Рахимов попытался было в очередной раз спеть «старую песню о главном», собрав Курултай башкир. Однако заезженные за последние 20 лет фразы о якобы возможном росте межнациональной напряженности после прибытия «варяга из Москвы», давно утратили былой политтехнологический эффект. Между тем, отстранив от власти «клан Рахимова», Кремль всё же не решился назначать совсем уж неизвестного в Уфе управленца.

Показательно, что новым хозяином Казанского Кремля также стал один из выдвиженцев бывшего главы Татарии – Рустам Минниханов, долгое время занимавший пост премьер-министра республики. (1) Аналогичный подход был продемонстрирован в Чувашии и Калмыкии, где новыми первыми лицами были назначены бывшие члены правительств этих регионов. Наиболее влиятельные московские чиновники – Владимир Ресин и др. – сохранили свои позиции и при новом мэре Москвы Сергее Собянине. Как очевидно, Кремль намерен активно задействовать членов губернаторских клиентелл, владеющих ситуацией.

Заместители бывших региональных владык вообще очень полезные люди в ходе второго, но видимо не последнего этапа ротации региональных элит. Эти люди необходимы Кремлю как воздух именно в настоящий момент. Возникает вопрос – насколько важную рол они могут сыграть в процессе регионального управления. Для ответа на этот непростой вопрос попытаемся представить внутренний мир «второго лица» региона.

На тебе, вице-губернаторе (премьер-министре), лежит всё хозяйство, когда «первый» — болен, пьёт, на охоте, вне региона, вне страны, не в духе. На тебе завязана публика, с которой главе региона общаться как-то не по рангу, а «послать» тоже нельзя. Именно к тебе идут «ходоки» — бюджетники, потеющие в приемной бизнесмены, правозащитники, иностранцы «не высшей категории». Плюс ко всему этому, на тебя навешено какое-нибудь профильное направление работы региональной Администрации. Например, ЖКХ. Ты не можешь прикрыться своим замом от критики «первого», а твой зам — может прикрыться своим замом. И «первый», в случае чего, может защититься от гнева Кремля своим замом. То есть, тобой.

Одной из твоих первоочередных задач является обеспечение выборов. Или, скажем конкретнее, нужных результатов голосования. Ячейки респектабельных партий давно научились взаимодействовать с тобой. Поэтому наиболее опасны не эти парламентские партии, а какие-нибудь неструктурированные маргиналы, НПО и прочие «дети капитана Гранта» (от слова грант), которые свои акции любят записывать и выкладывать в Интернет, стучать на тебя в иностранные посольства и обращаться в суды.

Проблема в том, что региональное чиновничество совершенно не умеет правильно работать с протестным контингентом. В противостоянии «маргиналы-чиновники» последние всегда выглядят нелепо и жалко. Когда они применяют милицейскую силу, это выглядит грубо. В итоге, о соре, вынесенном из твоей «избы» в Сеть, узнаёт вся Россия. И за всё это отвечаешь ты, вице-губернатор. Ну, правда, ведь не «Сам» же будет заниматься такой мелочью?

Аппарат и ближний круг губернатора состоят из двух составляющих. Первая часть — это спичрайтеры, заезжие пиарщики, теневые держатели персональной губернаторской кассы, наиболее значимые федералы, работающие в регионе. Люди «для дела».

Во вторую входит разного рода челядь, люди «для души», – охранники, секретарши, целители-экстрасенсы, банщики-массажисты, народные таланты всех мастей, собутыльники, тренеры по разным видам спорта, управляющие охотхозяйством, водители, дальние и ближние родственники, сокурсники, сослуживцы. Для большинства из них шеф – существо почти неземное. Они его воспринимают в первую очередь как «альфа-самца», «вожака стаи», а не как политика, временно назначенного менеджера. А тебя, вице-губернатора, с губернатором связывают отношения сугубо деловые и коллегиальные. Ты отличаешься от всех них. Ты почти такой же сильный, образованный, профессиональный и циничный. У тебя, в отличие от них, тоже есть свой круг «прихлебателей». Поэтому любой артистичный представитель «ближнего круга» губернатора может легко ему доказать, что ты спишь и видишь — как бы поскорее занять место шефа.

Ты, заместитель «первого», не можешь посоветоваться со своим замом по целому ряду специфических вопросов, потому что между вами существенная разница в объеме контролируемых ресурсов и информации. Ты ведь кто? Второй человек в области, а в каких-то вопросах — даже первый. С тобой «губер» обязан делиться секретами, особенно касающиеся юридически безукоризненной схемы «распила» федеральных денег. Только ты и он располагают наиболее полным объемом информации о вверенной вам территории, а также правом подписи документов. Твой заместитель знает куда меньше. Ибо твои тайны – это еще и тайны «первого». А их ты не можешь доверить своему заместителю даже под пыткой или в алкогольном угаре.

Но при всём при этом зарплаты у губернатора области и у тебя — разные. На церемониях светится он, за границу в компании с первыми лицами страны или в Кремль приглашают его, а тебя – только в его отсутствие. Да и то редко. Но если случилось какое-то ЧП, то ты обязан быть на месте. Ночуй в кабинете, но решай вопрос! Причём если ты хорошо делаешь свою работу, то «первый» все больше желает, чтоб ты поскорее уехал из региона «в эту Москву». А если ты слабый управленец, то это еще хуже. Зачастую это ведёт к аппаратным войнам и тихому саботажу твоих указаний.

К тому же, ты ведь первый заместитель, вице-губернатор. А есть еще и «обычные» заместители губернатора. Они не твои заместители, а Его. А, как известно, поддержание определённого уровня конфликтности между соратниками – залог политического долголетия первого лица. То есть, тебя, вице-губернатора, снизу, сверху и сбоку злобно гнетут разные силы. И как после всего этого ты будешь относиться к своему патрону (мэру, главе, губернатору)? Эх, жаль телекамера не взяла крупным планом выражение лица Владимира Ресина, когда тот вошел в зал и подошёл к пустующему мэрскому креслу Юрия Лужкова…

Назначение бывших членов губернаторских команд на высшие посты регионов имеет ряд преимуществ. Среди которых самое основное — естественное стремление всех бывших замов выйти из привычной «полухолопской» роли при «хозяине». С тактической точки зрения это беспроигрышный ход Кремля. Именно так можно заставить нового главу региона демонстрировать свои годами подавляемые управленческие навыки. «Варяг», назначенный в регион, не станет столь кардинально исправлять ошибки предшественника, которые он воспринимает неэмоционально. Только бывший вице-губернатор или иной близкий чиновник, сто раз говоривший самому себе, как бы он мог поступить на месте шефа, будет работать эффективно. Он заряжен на работу, хочет признания своих заслуг, жаждет реванша над бывшими коллегами-соперниками.

Однако служебное рвение рано или поздно затухает, когда первичные цели достигнуты. Это хорошо осознавала высшая власть в годы СССР, регулярно тасуя кадры чиновников по необъятной державе. Отход от данного принципа в конце 1970-х стал одной из важнейших причин распада советского государства. Поэтому так важно, чтобы начал в полной мере работать озвученный, но уже слегка покрывшийся пылью документ о критериях эффективности работы губернаторов. И тогда указ о снятии главы того или иного региона перестанет быть шокирующим всю прогрессивную общественность событием.

1) От редакции. Корреспондент «Независимой» в Казани Ян Гордеев даёт следующую характеристику кадровой политики нового президента Татарстана: «Главной особенностью кадрового обновления президента Минниханова стало выдвижение на руководящие должности русских. Эпоха Шаймиева, длившаяся два десятилетия, запомнилась практически полным вытеснением русских кадров со всех более-менее значимых постов в Татарстане. Рустам Минниханов начинает исправлять эту диспропорцию. По информации «НГ», администрация президента России рекомендовала новому главе республики обратить внимание на эту проблему. Русские и татары – две равновеликие этнические группы в Татарстане; национальную диспропорцию в кадровой политике республиканские власти объясняют тем, что высокопоставленный чиновник должен владеть двумя государственными языками – русским и татарским. Однако, надо отметить, что не все татары знают свой родной язык, не знает его и абсолютное большинство русских в республике. Тем не менее при Минниханове исполняющим обязанности главы администрации Зеленодольского района стал Сергей Батин, Мамадышский район возглавил Анатолий Иванов. Министром связи Татарстана стал Николай Никифоров. На чиновничьем этаже пониже тоже происходит тихое этническое обновление. Например, на днях начальником управления по координации взаимодействия органов исполнительной власти был назначен Павел Лоханов».


Прикреплённый файл:

 second.jpg, 22 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

19 ноября 06:37, из Берлина:

Спасибо!


20 ноября 19:13, Посетитель сайта:

Россия сильна единством

Все правильно написано



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019