15 октября 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Протоиерей Димитрий Назаров
8 декабря 2010 г.
версия для печати

Древняя злоба новейших цареборцев. Часть II

Только в условиях Православной Империи стало возможным решение множественных задач, связанных с осуществлением «Божественных императивов» Святого Благовестия. Совершенным орудием Святого Духа явились тут Вселенские Соборы, которые созывал Император, утверждения мира между народами Империи) дальнейшее распространение Света Истины среди языческих народов

Часть I


IV. От Древнего Рима — к Новому.

Итак, Господу было угодно избрать Римскую Империю и Римских Кесарей орудием окончательного наказания и вершителем судеб Иудеи и её народа.

Казнь Господня была осуществлена руками римских воинов, в Святом Граде Иерусалиме, расположенном в Римской Провинции Иудея, при Римском Прокураторе Понтии Пилате (имя которого вошло даже в Символ Веры).

Святой Апостол Павел был римским гражданином и попал в Рим, воспользовавшись соответствующей процедурой римского права, чью юрисдикцию он признавал над собою, будучи иудеем. Само римское право до сих пор является основной юридической базой для политических систем Запада и основой для современного международного права.

По хорошим дорогам, построенным римлянами, двигались не только римские войска, но и Апостолы, и другие проповедники Благой Вести. Первоначальное распространение самой христианской проповеди проходило в Восточном Средиземноморье и провинциях Римской Империи, прилегающих к этим территориям. Сама столица Римской Империи вскоре стала одним из крупнейших христианских центров, откуда проповедники двигались дальше на Север и на Запад. Многие мученники приняли кончину в самом Святом Граде Риме. Данные обстоятельства и огромный авторитет первых Епископов Рима, Святых Мучеников и подвижников благочестия, сделали Римскую Епископскую Кафедру "первенствующей в любви" среди других Поместных Православных Церквей, пока Римские Папы не утратили этот огромный авторитет, вкупе с Православием, разменяв его на земное владычество и золото...

«Несмотря на то, что государство встретило христианство с первого момента его появления очень отрицательно и скоро начало против него жестокие гонения, продолжавшиеся почти 300 лет, в христианстве никогда не было отрицания государственности. Всегда проводился взгляд, согласно которому государственная власть есть Божеское установление, и враждебное отношение государства рассматривалось как проявление личного нечестия власти или недоразумение с ее стороны. Уже апологеты считали возможным требовать у императоров не только прав для христиан, но даже обращали их внимание на обязанность заботиться о распространении истины между подданными. Яркие места в этом смысле есть у св. Иустина Мученика и у Мелитона Сардикийского. Это говорилось еще в те времена, когда христиан травили дикими зверями, а цезари большею частию относились к истине со скептицизмом своего достойного представителя — Пилата. По мере усиления христианства его руководители все более думали о признании государственном, и знаменитому епископу Осии Кордовскому приписывают даже отыскание приспособленного к римскому праву термина, который давал возможность определить совокупность христиан как юридическую личность, способную получить вероисповедные и гражданские права, — Corpus Christianorum. Этот термин и был употреблен в Миланском эдикте». (Л.Тихомиров. «Религиозно-философские основы истории»)

Несмотря на присутствие иудеев в Риме, даже наличие «прозелитов» из императорской фамилии, и, тот исторический факт, что иудаизм на всей территории Империи был religia licitae, данное обстоятельство не делало отношение иудеев к Римской Государственности более лояльным. Ибо "месть за Judea Capta" стала их историческим императивом, то есть идеи "мученичества" римским иудеям были вполне чужды, (в отличии, например, от Маккавейских Мучеников и Трёх Отроков в Пещи Вавилонской). Они гораздо охотнее убивали других, "гоим" (язычников) и "миним" ("раскольников", как они называли христиан в Талмуде), организовывая доносы на христиан Римским властям и, где только позволяли исторические обстоятельства, поднимая бунты против Империи и открывая врата римских крепостей персам и варварам!

В отношении же христиан к Империи мы можем наблюдать прямо противоположный стереотип поведения. Несмотря на то, что римские власти несправедливо преследовали христиан, которые не совершали никаких уголовных преступлений, христиане признавали над собой юрисдикцию римских судов, принимая мученическую кончину. Тем самым они свидетельствовали о том, что несправедливо осуждены и страждут за Имя Господа Иисуса Христа, а не за политические интриги против Империи.

Нам уже приходилось отмечать этот важный исторический факт в статье «Советский Рим и Русская Церковь» : «…Мученики первых времён Христианства не были политическими противниками Римских Императоров и врагами Римской Государственности! Разве римские генералы Святой Георгий и Святой Димитрий умучены Диоклетианом за то, что замышляли заговор против него (Императора Диоклетиана), либо какое предательство против Римской Империи?! Разве Святые Мученики заповедовали своим ученикам и последователям месть Римской Государственности? Разве персы (либо варвары) избавили христиан Империи от гонений, а не Святой Римский Кесарь Равноапостольный Константин Великий своим Миланским Эдиктом?!»

Дело в том, что поведенческим императивом Святых Мучеников было смирение (исключающее всякую мысль о "мести") — состояние мира с Богом и людьми, братьями по Вере и даже теми своими согражданами, которые (пока еще) не уверовали в Распятого. Примером же в смирении для Святых Мучеников служил Сам Господь Иисус Христос, «иже, во образе Божии сый, не восхищением непщева быти равен Богу: но себе умалил, зрак раба приим, в подобии человечестем быв, и образом обретеся якоже человек: смирил себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя». ( «Послание к филлипийцам» св. Ап. Павла. Глава 2, ст.6-8) И на других римских граждан такое соединение патриотизма с Верой в Распятого у христиан, определенно, произвело впечатление: «...Сила духовная, заключенная в твердости и мужестве Святых Мучеников в практическом Исповедании Веры, источником которых является таинственное общение с Господом в Святой Евхаристии, и позволили свершиться великому историческому чуду преображения языческой Римской Империи, управляемую императорами-гонителями Распятого — в "Империю Ромеев", или Византию с благоверными христианскими "василевсами" во главе, смиренно преклоняющими колена перед Символом Распятого (Честным и Животворящим Крестом),несмотря на то, что христиане на тот момент не составляли в Империи даже численного большинства и не вели другой политической борьбы, кроме как борьбы за право свободного исповедания своей Веры, подобно другим, разрешенными в Империи, культам». («Summa Istorica»).

Именно в духовном предвидении Преображения Римской Государственности в Христианскую сказаны слова Святого Апостола Павла «несть власти аще не от Бога» (Рим. 13:1), равно как и слова Святого Апостола Петра «Бога бойтесь, царя чтите» (1 Пет. 2, 17). И они имеют непосредственное отношение именно к Римскому Кесарю!

Ибо и Господь наш Иисус Христос именуется Царём, и всякое истинное (и легитимное) достоинство царского сана Христианских Государей восходит к нашему Господу и Спасителю!

Господнее «Царство Моё не от мира сего...» (Иоанн 18-36), не исключало и возникновение в Истории неких земных Царств, на коих почило Благословение Его, ибо и Святой Иоанн именует Его — «Иисуса Христа, Который есть Свидетель верный, Первенец из мертвых и Владыка царей земных». (Откр.1-5).

Вполне очевидно, что Словами — «Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда» (Иоанн, гл.18-ст.36) — Господь свидетельствовал о Своей непричастности к политическим интригам иудеев против римских властей, подчёркивая, тем самым, несправедливость обвинений против него с точки зрения римского права.

Беззаконным осуждением Праведного члены Синедриона подписали приговор самим себе и всей Иудее, ибо сказано «Конец Закона – Христос» (Рим. 10-4). Царство Израильское прекратило своё историческое существование, ибо окончательно утратило сакральный смысл, предав своего Мессию на Распятие.

«Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: всё это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне...» (Матф. 4:8-9) — Сатана, как обычно, не говорит тут всей правды — он есть "князь века сего" и любое его владычество носит временный характер: «Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон». (Иоанн 12-31).

Что и свершилось вскоре, во время Распятия и Воскресения Господа: «И увидел я Ангела, сходящего с неба, который имел ключ от бездны и большую цепь в руке своей. Он взял дракона, змия древнего, который есть диавол и сатана, и сковал его на тысячу лет, и низверг его в бездну, и заключил его, и положил над ним печать, дабы не прельщал уже народы, доколе не окончится тысяча лет; после же сего ему должно быть освобожденным на малое время». (Откровение 20:1-3).

Со времени Славного Воскресения Господа нашего Иисуса Христа Ему принадлежат все царства мира: «Дадеся Ми всяка власть на Небеси и на земли». (Матф. XXVIII. 18). Он есть «Царь Царствующих и Господь Господствующих» (Херувимская Песнь Великой Субботы), и даёт Царство тем, кому Сам пожелает — тем, которые, «падши, поклонятся Ему», то есть Римским Кесарям, преобразившихся в Ромейских Василевсов.

Сами греческие слова "Кириос" (Господин, Господь), "Деспотис" (Владыка, Князь), "Василевс" (Царь, Государь Император) были взаимозаменяемыми словами. Однако в Православной Империи стали обозначать различные служения: «Деспотис» — таковое наименование усвоилось епископскому сану, а «Василевс» — царскому служению в Святой Церкви, сущность которого Святой Равноапостольный Константин Великий довольно точно обозначил как "внешнего епископа" Церкви.

Принципом "квантования" Истории могут служить как отдельные личности, так и целые народы. Совокупность народов. принявших апостольскую проповедь о Христе Господе и признавших Его своим Владыкой, составила из себя "новую историческую общность" — Православную Империю, во главе которой стоял Православный Василевс — живой Символ Единства, заповеданного Господом нашим Иисусом Христом своим ученикам и последователям: «Единство Духа в союзе мира». (Еф. 4, 3)

Только в условиях Православной Империи стало возможным решение множественных задач, связанных с осуществлением "Божественных императивов" Святого Благовестия — Единства Веры и Единство Святой Церкви. Совершенным орудием Святого Духа явились тут Вселенские Соборы, которые созывал Император, утверждения мира между народами (речь идёт о мире внутри Империи), дальнейшее распространение Света Истины среди языческих народов, окружающих Православную Империю.

Ибо Учредитель и Основатель Святой Церкви — Богочеловек Иисус Христос, «И Царство Его всеми обладает...» (Пс.102). Как Архиерейство Господа – «по чину Мельхиседекову» (а не Ааронову, полномочия которого уже прекратились), так и Царство Господа дано Ему свыше, посему не имеет прямого отношения к ветхозаветному Израильскому Царству.

Несомненно, что именно «Царство Божие, пришедшее в силе...» (Мк 9,1) и стало легитимным источником властных полномочий для земного Христианского Царства и его Царя, "парадигмой" которых были и навсегда остались в Истории Империя Ромеев и Православный Василевс.

Сама по себе идея "царства" представляет собой некую философскую квинтэссенцию Порядка: "монархия" ("единоначалие") традиционно противопоставляется "анархии" ("безначалию"). Ведь ещё Гомер сказал: "нехорошо многоначалие...", каковое состояние динамической неустойчивости системы практически равносильно "анархии", к которой оно стремится, по причине возрастания "энтропии".

Древним были известны практически все нынешние политические модели устройства общества — историк Полибий систематизировал три основных типа – "царство", "аристократия" и "демократия", а также три дополнительных, дегенеративных — "тирания", "олигархия" и "охлократия" ("власть толпы"). Однако, Благословение Божие, дано только единой Православной Монархии, каковое Избрание Божье далеко не случайно!

«Православная Империя Второго Рима была грандиознейшей в Истории попыткой Нового Израиля, избранного Господом Народа Божьего, реализации Нового Завета на всех уровнях — духовном (в форме Святой Церкви), социальном, культурном, национальном, геополитическом , экономическом, посему православному историку не в чем упрекнуть благородных "ромеев", разве что в некоторых злоупотреблениях, которых, увы, не избежал никто...Политика Второго Рима в отношении раскольников и еретиков-сепаратистов была совершена правильной, в полном соответствии с законами Божьими и человеческими, а причина бедствий Византии была не в ней самой, а в этих самых еретиках-сепаратистах, в своей человеческой и националистической гордыне, противопоставивших себя Святой Матери Церкви и своему православному Отечеству!» ( «О ересях и расколах-3. Виновны ли византийцы?!» ).

Разумеется, в Православной Империи не находилось места и тем, которые позиционировали себя как "врагов Христа", распространяя грязную клевету и кощунства на Господа и Пресвятую Богородицу, сжигавшим Крест на свой Пурим, не желающим подчиняться самому совершенному в мире гражданскому законодательству Империи. Свою ненависть к Империи "блуждающий суперэтнос" пронёс сквозь века, оклеветав в трудах своих "историков-византинистов" как саму Империю, так и Богоустановленную Императорскую Власть ея...

Главное же для нас, православных христиан, почти столетие живущих вне Православной Монархии, состоит в принятии того исторического факта Святого Предания, что Господь наш Иисус Христос, исполнив Своё Служение на Земле в качестве Великого Архиерея, Царя (царствующих) и Пророка, установил, тем самым, в Святой Церкви служение Архиерейское (через Святых Апостолов), царское (через Православных Василевсов) и Пророческое (которое дано, теоретически всем православным христианам, но в особенности проявилось у Преподобных Старцев, Блаженных — Христа ради юродивых и Святителей).

О том же свидетельствует как Чин Помазания на Царство, так и наличие среди Святых Царского Чина — Равноапостольных, для тех Государей, которые крестились сами в Православие (и крестили свои народы...), либо Благоверных — тех Государей, которые труждались в сохранении, укреплении и распространении Святой Православной Веры среди своих народов.

Отдельной темой является почитание Святых Царственных Мучеников — Последнего Русского Государя Императора и его семьи, убиенных по приказу "мирового кагала", с целью сокрушения "мистического сердца" Третьего Рима.

V. Симфония Святого Благоверного Императора Юстиниана.

«Величайшие блага, дарованные людям высшею благостью Божией, суть священство и царство, из которых первое (священство, церковная власть) заботится о божественных делах, а второе (царство, государственная власть) руководит и заботится о человеческих делах, а оба, исходя из одного и того же источника, составляют украшение человеческой жизни. Поэтому ничто не лежит так на сердце царей, как честь священнослужителей, которые со своей стороны служат им, молясь непрестанно за них Богу. И если священство будет во всем благоустроено и угодно Богу, а государственная власть будет по правде управлять вверенным ей государством, то будет полное согласие между ними во всем, что служит на пользу и благо человеческого рода. Потому мы прилагаем величайшее старание к охранению истинных догматов Божиих и чести священства, надеясь получить чрез это великие блага от Бога и крепко держать те, которые имеем» («Шестая Новелла Святого Благоверного Императора Юстиниана Великого», цит. по ст. Диакона Владимира Василика «Патриарху Кириллу это не нужно»).

Юстиниановская концепция "симфонии властей" в наше время снова стала предметом жарких споров на различные темы. Причём западные исследователи упрекают "византийскую симфонию" в "восточном цезарепизме". Вероятно, "идеалом" при этом, считается "папская теория" о "двух мечах" (гражданской и духовной власти в руках одного Папы), с чем коррелирует и никоновское: "священство выше Царства!".

На наш непросвещенный взгляд хорошим историческим комментарием к византийской концепции "симфонии" представляется историософский дискурс Л. Тихомирова в главе «Христианская Государственность» («Религиозно-философские основы истории»): «Христианская истина точно так же неизбежно должна была служить дня устроения жизни, а не для одних разговоров. Как только люди начинали веровать во Христа, они начали устраивать свою жизнь согласно этой вере. Они создавали прочную обстановку для своей христианской жизни как могли, насколько хватало силы, начиная с апостольской общины. Ту же цель — создание прочной обстановки для христианской жизни — имела и Церковь. Все ее догматы, вся ее иерархия, все учреждения были нужны только для того, чтобы можно было жить согласно своей вере. С этим связано и отношение Церкви к государственной власти, и требования, предъявляемые к государственной власти: имеется в виду достижение той прочности обстановки жизни, при которой можно было бы спокойно, без постоянной борьбы с окружающим насилием, вести христианское существование... Тем не менее, даже в несовершенных формах применения этот принцип действительно давал людям в течение веков возможность тихого христианского существования. Таким образом, Церковь была вполне права, входя в союз с государством и стараясь в этом союзе нравственно влиять на государство. Это было также единственным способом сохранить религиозную свободу. Церковь видела в Римском государстве, на горьком опыте, какое значение имеет власть государства над религиями. В Риме была в значительной степени признана равноправность верований, но государство удерживало за собою право регулировать ее, на основании чего религии и разделяли на дозволенные и недозволенные (licita и illicita). Христианство имело несчастье быть в числе последних. Но если бы даже оно получило права religionis licitae, то и это давало бы положение очень непрочное и свободу очень проблематическую. Новейшее время, когда прекращается союз Церкви с государством, дает подтверждение тех соображений, которые в четвертом веке побуждали христианство получить нравственное влияние на государство путем союза с ним».

Практический принцип сотрудничества между "духовной властью" и "гражданской властью" сформулирован довольно точно — сотрудничество неизбежно по причинам необходимости физического выживания Святой Церкви, вернее, Ея клира и мирян. Посему, никто не может (не имеет морального права, упрекать блаженной памяти Патриарха Сергия (Старгородского) за его «Декларацию 1927 года» и сотрудничество с большевиками. Другое дело — его отношение к Соборности, которая была принесена в жертву сохранению канонической структуры Иерархии... Однако, подлинную Соборность почти никто нынче возрождать не собирается, и меньше всего те, которые громче всех вопят о "грехе сергианства"!

Мы находим данную модель Л.Тихомирова, при всех её прагматических достоинствах, всё же слишком позитивистской... В самом деле, не придумал же сам Святой Юстиниан эту самую "симфонию". Он только сформулировал на "юридическом" языке, концептуально, такую практику церковно-государственных отношений, которая исторически сложилась в Новом Риме в эпоху его благословенного правления. При этом Юстиниан творчески применил к юриспруденции богословские принципы Халкидонского Ороса: «Поскольку сакральный смысл византийской Симфонии — в мистическом союзе между двумя Личностями, наглядно воплощавшими в себе идеи Священства (Патриарх) и Православного Царства (Император), то есть в особых дарах Святаго Духа — Благоверному Императору, связанных с исполнением им своей функции гаранта гражданских прав и обязанностей подданных Империи, а также функций некоего "внешнего епископа" (Св. Константин) — защиты Православной Веры в Империи, вплоть до прерогативы созыва Вселенских Соборов... Проще говоря, возвращаясь к "дихотомии", также используемой Святым Апостолом Павлом — Православная Вера — это душа народа (как "суперэтноса"), а Империя — это его ("суперэтноса") тело: за душу отвечает Патриарх, а за тело (которое в данном случае не тождественно мистическому Телу Христову!) отвечает Император. Строго говоря, Симфония является неким историческим "инвариантом" -моделью (не зависит от личных качеств как Императора, так и Патриарха), возникающим на протяжении определенных периодов исторического бытия Второго, а затем — Третьего Рима, и бесследно исчезающего с их исторической гибелью как Православных Империй, несущим своим и всем окружающим народам Свет Христовой Истины, что всегда являлось духовной, провиденциальной целью их земного существования». («К полемике с нынешними «евразийцами» ).

Мы не видим смысла в расширении временных рамок и географических границ византийского термина "симфония", ибо только в указанных рамках и границах перед нашим духовным взором наиболее чётко вырисовывается эсхатологическая перспектива, как следствие утраты Богоданного Единства: «Интуиция Единства лежит в основе не только Православной Церкви. Именно сохранением Единства, как безусловной экклезиологической и духовной ценности и мотивирована (обусловлена) борьба Единой Святой Соборной и Апостольской Церкви против расколов и ересей. Единство Православной Империи (Ромеев) — системообразующий элемент Второго Рима, которым, мы обязаны, в частности, появлению на свет Системы Храмовой Росписи (транспозиционировавшейся в Третьем Риме в высокий Иконостас). Основной смысл этой Системы — эсхатологический, а Спас Пантократор в Куполе — это, несомненно, Господь наш Иисус Христос Второго Пришествия. Единство (Империи и Православия) лежит и в основе византийской Симфонии — исторические сроки жизни Второго Рима завершились (политической дезинтеграцией и апостасией в форме Ферраро-Флорентийской унии), однако, Симфония, преемственно перешла в Третий Рим, поданные которого, наши предки, видели главный смысл своей жизни в защите Единства Православной Церкви и Православного Царства (Империи), на манер православных "ромеев", не представляя даже самой возможности утраты этого благодатного Единства, точнее говоря, справедливо отождествляя таковые утраты с эсхатологической перспективой грядущего Второго Пришествия Христова!» («Под Единственным Небом»).

Разумеется, речь тут идёт о "поздней" Симфонии, ибо юстиниановой "действующей модели" предстояло пройти "огонь, воду и медные трубы" — отпадение в ересь восточных провинций Империи, рождение и натиск исламского мира, а также — "системный кризис" Иконоборчества.

Таким образом, как и само Догматическое Православное Учение и Византийская Система Храмовой Росписи, вкупе с Православным Богослужением, составившая Византийский Культурный Синтез (основное ядро того "культурно-духовного континуума", в котором до сих пор живёт (точнее, которым живёт душа) всякого православного христианина, который мы называем Священным Преданием Святой Православной Церкви) Византийская Симфония окончательно сформировалась уже после Седьмого Вселенского Собора, в самом начале исторического периода Македонской Династии...

Византийская Симфония (в широком смысле слова, понимаемая как церковно-политическая система Нового Рима) является классическим примером системы в состоянии "динамического равновесия". Оно позволило, минимизировать "энтропию" и использовать по максимуму ресурсы "этногенеза" Империи Ромеев, жизненный цикл которой составил в итоге почти полтора тысячелетия (от Рождества Христова до Падения Константинополя).

Конфликт Империи Ромеев с Западом был, несомненно, спором о "римском наследстве", где формальные претензии Римской Кафедры столкнулись с Византийской Симфонией и геополитическими интересами Империи Ромеев. Сепаратистская позиция Римского Первосвященника, та "духовная" поддержка, которую он оказал северным и западным варварам в их претензиях к Империи, политические интриги и манипуляции — такое поведение, безусловно, недостойно смиренного служителя Божьего, каковым надлежит быть всякому Первоиерарху!

«В римском католицизме возобладала идея подчинения государства церковной власти. В крайнем развитии этой идеи предполагается, что Папы имеют верховную власть над всем миром. Императоры и короли получают от Папы свои владения на данном праве как вассалы апостольского престола, так что подчинены Папе не только в церковных, но и в светских делах. Светская же власть не имеет права вмешательства ни в какие духовные дела. Законы, издаваемые государственной властью, если они становятся в противоречие с требованиями Церкви (то есть Папы) могут быть кассированы Папою. Светская власть, в случае неисполнения требований Папы, может быть смещаема с передачею ее другому лицу». (Н. Суворов. «Курс церковного права». Ярославль, 1890. Т. II. С. 469- цит. по Л.Тихомиров «Христианская Государственность»).

Гордыня Римского Первосвященника разрушила византийскую Симфонию на Западе, следствием чего стало отделение Римской Церкви от Благодатной Полноты Вселенского Православия, что предопределило апостасийный курс "западной цивилизации" на протяжении всего Второго Тысячелетия... Стоит ли говорить о том, что фальшивые претензии Римского Первосвященника не имеют никаких обоснований в Православной Традиции — Император Ромеев и Восточные Патриархи не могли позволить Римскому Первосвященнику скомпрометировать принципы Единства Церкви и Единства Православной Империи!

Помимо всего прочего, существовало Апостольское Правило № 81: «Говорили мы, что не подобает епископу, или пресвитеру вдаваться в народные управления, но неопустительно быть при делах церковных. Или да будет убежден сего не творить, или да будет извержен. Ибо никто не может двум господам работать, по Господней заповеди», которое Римский Первосвященник грубо попрал!

Да и сущность Симфонии состояла в том, чтобы служители Господа занимались Божественными Службами, «единым на потребу», не компрометируя свой священный сан житейскими дрязгами, судами гражданскими, сбором налогов и подобными делами, связанными с несправедливыми обидами и всяческими злоупотреблениями гражданской бюрократии...

Нет таких ересей и духовных заблуждений на Западе (и Востоке), которые бы не породил латинянский "папизм": рационализм, схоластика, клерикализм, протестантские и англиканские ереси, национализм, этатизм, этнофилетизм (как проникновение внутрь Православной Церкви европейского национализма), униатство, экуменизм и глобализм (как антихристова подмена византийской "вселенскости" и христианского братства народов в Православной Империи).

Другим следствием латинянской псевдоморфозы христианства в качестве "монархии святого Петра" стала полная утрата Соборности как одного из принципиальных аспектов Византийской Симфонии — нынче латиняне пытаются заменить Соборность "демократией", разбавить "клерикализм" — "лацизмом".

Однако, "западная демократия" не имеет ничего общего с византийской (и древнерусской) Соборностью: современная "демократия" представляет собой "симулякр народовластия", метод манипуляции "массовым сознанием" — известно, что реальная власть находится в руках тех, которые устанавливают "правила игры". (Важным элементом западной системы является лживая пропаганда продажных СМИ.)

Кроме того, система "маджоритета" (большинства), как метод решения общественных конфликтов, неизбежно порождает новые конфликты, свидетельством окончательного вырождения которой служит нынешняя западная "либеральная тирания". Она предполагает "борьбу за права меньшинств", направленную, в основном, на защиту богатых, содомитов и инородцев семитического и хамитского происхождения в Западной Европе и США. Несправедливость такого "порядка" по отношению к европейскому коренному населению очевидна — только усилия весьма значительных "силовых структур" удерживают общество от массовых беспорядков на религиозно-этнической и социальной почве. И всё это — в условиях отсутствия глобального вооруженного конфликта!

"Западная демократия" мыслилась как альтернатива западным же "абсолютизму" и "тоталитаризму" — к византийской "автократии" все эти политические системы не имеют прямого отношения, ибо Запад изначально отталкивался от Византии, позиционируя себя "наследником Рима", а на самом деле превратился в "Антивизантию"...

В основе византийской "автократии" (как одного из двух ключевых элементов Симфонии) лежат принципы персональной ответственности и Соборности, как принцип народного представительства, обусловленный необходимостью принятия народом решений Императорской Власти и Церковной Иерархии. Метод "консенсуса" ( поиск решения, приемлемое для всех), при этом (в отличии от метода "большинства") обеспечивает отсутствие причины для будущих конфликтов на этой почве. (Хороший пример функциональности византийской церковно-политической системы приводит Илья Бражников в своей статье "Молиться о единогласии" )

Построенная на данных религиозно-политических принципах, Империя не знала (за редкими исключениями) ни кровавых гражданских войн, ни межэтнических конфликтов, ибо православные христиане (тогда ещё) не воевали против своих единоверцев. Этнический принцип деления (и представительства) в Империи был заменён военно-территориальным, а другие православные государства, либо входили (иногда формально) в состав Империи, либо являлись (по объективным геополитическим причинам) её союзниками...

"Династические революции", которые многие западные исследователи ошибочно считают внешним признаком политической нестабильности Империи, на самом деле, никак не задевали интересы трудящихся народных масс и основы политической системы Империи. Ну, пришли суровые "акриты" (пограничники), вырезали в Столице зажравшуюся коррумпированную бюрократию, поддержали "своего кандидата" на новую правящую династию, ну и что тут такого страшного?!

Открытый нами "закон вырождения правящих элит" (как дополнение к "этногенезу" Л.Н.Гумилёва) действует, к сожалению, практически во все времена и повсеместно, только методы борьбы с этим "вырождением" меняются!

Разумеется, Империя не знала такого (ключевого для "западной демократии") понятия как "веротерпимость" — принцип Соборности исключал участие иноверцев в "представительских структурах и органах власти". Однако, нам представляется совершенно нормальным, когда православный народы сам решает, как ему жить в своей православной стране! Отношение же к иноверцам — дело христианского милосердия и скромного поведения самих иноверцев: для "несогласных" границы Империи были всегда открыты!

Несомненно, что Империя Ромеев была самой передовой Державой своего времени, а Святой Град Константинополь — крупнейшим духовным, культурным, политическим , экономическим (ремесленным) и торговым центром, настоящей Столицей Мира! Такова была "Византия, которую мы потеряли...", а наши православные греческие братья до сих пор плачут по ней!

Нет, не отсутствие "веротерпимости" и "толерантности", и, тем более, не Симфония погубили Великую Империю. Скорее, наоборот — "веротерпимость" по отношению к латинянам и, конечно, апостасия в виде Ферраро-Флорентийской Унии 1439 года!

Православное мироощущение "ромеев", справедливо считавших свою Православную Империю Новым Римом, Единым и Единственным Православным Царством во всей "ойкумене" было совершенно истинным. Империя, действительно, была Единственной в "ойкумене", но не в Истории. И гибель Империи не стала ещё кануном второго Пришествия Христова!

Что же, Господь продлил, по неизреченной Милости Своей, историческое существование Святого Православия и всего мира — должны ли мы теперь упрекать "ромеев" в этой ошибке?!

Нет, для нас важнее несомненный историософский вывод, что Римский Первосвященник и Запад не имели (и не имеют) никакого права на "византийское наследство", несмотря на свою геополитическую мощь, надменную гордыню и нешуточные амбиции (вспомним и "священную Римскую Империю Германской Нации" и Третий Рейх...). Ибо только Православная Империя могла наследовать Новому Риму!


ЧАСТЬ III.


Прикреплённый файл:

 tzarebozhie.jpg, 20 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

15 декабря 19:38, Посетитель сайта:

Хорошая статья.

Умная.

Спасибо.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019