22 августа 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Александр Елисеев
8 августа 2011 г.
версия для печати

Единство и Раскол. Часть II

Очень многие стараются «поломать архетипы», сменить парадигму «тысячелетнего рабства». На это работают либералы классические, к тому же стремятся и либералы национальные (они же – «нацдемы»). Для последних характерна боязнь большого и непрерывного пространства, единства как такового. Они стремятся (осознанно или нет) к совокупности небольших территориальных образований, возможно даже и не имеющих общей границы, но связанных чем-то неполитическим – коммерцией или культурой

Константин Крылов

Часть I

В третьей части своей статьи г-н Крылов, пожалуй, наиболее фееричен. Он критикует Российскую империю с позиций империализма. Автор задается вопросом: «Почему у России никогда не было заморских колоний?» У всех европейских народов, дескать, были, даже у мелких, а вот русским почему-то не повезло. Виновато, конечно, плохое русское правительство, которое не поощряло разные заморские колониальные начинания. Например, «когда наивный Миклухо-Маклай предложил Александру Третьему создать в Новой Гвинее «свободную русскую колонию» (в противовес Германии), его с таким предложением пнули из царского кабинета с такой силой, что он приземлился аж в Австралии».

Вот уж, действительно, страшное преступление. Не забудем, как говорится, не простим! В подмогу г-ну Крылову приведу еще один пример – злокозненное правительство Николая I в свое время отклонило просьбу эфиопского негуса о присоединении к России. И это еще одно преступление «евразийской военщины».

«Причина столь решительного отказа от райских островов может быть только одна, — замечает г-н Крылов. — Страх. Осознанный и ясный страх российского правительства перед тем, что райские острова придётся заселять русскими. Которые впоследствии могут отложиться от империи и создать хоть маленькое, но своё государство…Похоже, что именно поэтому колониальную эпоху — самую блестящую в истории Запада, заложившую основы его могущества, сделавшую Европу абсолютным мировым лидером — Россия даже не проспала, а променжевала. Огромная страна, полная сил, сидела, скорчившись. в мёрзлом углу, пока народы Европы ковали своё будущее в тропиках, под огромными южными звёздами».

Беспощадный борец с империей, как всегда, верен своей привычке преувеличивать до бесконечности (авось, шокированный читатель и «подавится крендельком»). Вообще-то, Россия активно действовала и на юге. Кто Крым-то присоединял? Французы? Да и Кавказ с Туркестаном мерзлыми регионами никак не назовешь. И чего уж там — с «мерзлой» Сибирью все не так просто. Не тропики, само собой, но большая ее часть находится ниже 60 градусов широты (на которой расположен С.-Петербург). Почвы Южной Сибири весьма плодородны, а некоторые участки порой содержат плодородный слой глубиной в два метра.

Теперь по поводу боязни отложения какой-то части. Разумеется, некие опасения в данном плане должно было испытывать любое правительство. Но каких-то уж особых размеров данная боязнь не приобретала. Освоение Сибири шло полным ходом, и правительство этому не препятствовало, напротив – поддерживало. Хотя на сей счет у г-на Крылова своё мнение: «Россия расширялась не столько благодаря усилиям центральной власти, сколько вопреки им. Люди бежали от угнетающей власти, а та их догоняла, тем самым расширяя пределы отечества. Расширяя без охоты, по необходимости. Известно, что первым деянием, положившим начало расширению России до её нынешних пределов, было завоевание Сибири. Однако инициатива исходила не от московского правительства. Причиной завоевания было то, что сибирский хан Кучум задел интересы купцов Строгановых, которые снарядили экспедицию Ермака Тимофеевича. Московская власть была буквально втянута в сибирскую авантюру — когда уже стало очевидным, что русские в Сибирь пойдут, под рукой московского царя или без неё».

Для начала надо бы вспомнить о том, что Ермак был приглашён Строгановыми в 1579 году, а русский Царь называл себя повелителем Сибири намного ранее – в 1554 году (письмо к английскому королю Эдуарду VI). Впрочем, покорение Сибири началось еще до Ивана Грозного. Так, в 1483 воеводы великого князя Иван Иванович Салтык-Травин и Федор Курбский-Черный да Ивана Ивановича Салтыка-Травина сначала имели «бой с вогуличами на устье реки Пелыни» (приток Тавды, впадающей в Тобол), а затем «пошли вниз по Тавде-реке мимо Тюмени в Сибирскую землю». Далее, «от Сибири шли по Иртышу-реке вниз, воюя, да на Обь-реку великую в Югорскую землю». Это что тоже частнокапиталистическая инициатива?

Но, конечно, по-настоящему за освоение Сибири взялись в 16 веке. В 1555 году Иван IV послал в сибирские края Дмитрия Курова с приказом «князя Едигера и все землю Сибирскую к правде привести и, чёрных людей переписав, дань свою сполна взять». Дань при этом была установлена солидная – 30 700 соболей, но привезли Государю всего 700. Царь этим страшно возмутился, приказав посадить в тюрьму сибирского посла. После этого Едигер прислал дань всего лишь в 1000 соболей, но присовокупил к ней «грамоту шертную привезли с княжею печатью», где «учинил князь в холопстве и дань на всю свою землю положил, и вперёд ежегод беспреводно та дань... царю давати».

Теперь о Строгановых. Вообще-то, нужно иметь очень слабое представление о государственно-политическом и социальном устройстве Московской Руси, чтобы считать русских купцов этакими самостоятельными авантюристами (в «хорошем» даже смысла слова). Крупные купцы гостиной и суконной и сотен были торгово-финансовыми агентами государства, получающими за свою службу обильные привилегии. Грамоту на освоение земель, лежащих за Уралом, Царь дал Строгановым еще в 1574 году, причем обозначил там военно-политические цели колонизации: «…На Иртыше и на Обе и на иных реках, где пригодица, для береженья и охотчим на опочив (т.е. охочим ратным людям для отдыха) крепости поделати и сторожей с вогняным нарядом держати».

Действительно, опальная царская грамота (1582 год) на Строганова имела место быть. Однако, она была вызвана лживым доносом пермского наместника Перепелицына. Между тем, сам Ермак предпочитал иметь дело с русским Царём : «Укрепившись на Иртыше, разобравшись в обстановке, оценив военные ресурсы Кучума поняв, что ему с сильно поредевшей дружиной в Сибири не удержаться, Ермак направил донесение в Москву. Не к Строгановым обращался он, а к самому Грозному царю. Послал он с этим делом Ивана Кольцо. Это показывает, что Ермак уверенно расценивал возможное отношение Грозного к его исходу и что он считал себя вправе непосредственно сноситься с Москвой, без участия в том Строгановых. Для «служащего» Строгановых такое право и возможность исключались бы. Грозный воспринял донесение Ермака, как и всё, касавшееся урало-сибирских дел, действенно. Он понимал, что казачья дружина хороша как передовой отряд, но что её незамедлительно следует заменить регулярными войсками и основательной властью. В Сибирь были направлены первым воеводой князь Болховской и военный начальник Глухов. Иван Кольцо был милостиво встречен…».

А ведь там, за Уралом, очень легко было основать какое-нибудь «новорусское государство» (по типу Северо-Американских Соединенных Штатов). Расстояния-то были огромные. Между тем, русское правительство упорно осваивало гигантские просторы от Урала до Тихого Океана, не пытаясь, кстати, создать там нечто вроде крепостного права. Напротив, здесь как раз и создавалось абсолютно свободное русское пространство, заселенное вольнолюбивыми людьми.

Да — имей Великобритания свою Сибирь — грандиозное малозаселенное пространство, граничащее с ней по суши, то и отношение к заморским авантюрам у неё было бы совершенно иным. Собственно говоря, такое пространство у нее было, но только за Океаном, что существенно облегчало отложение. Этим пространством была Северная Америка, за которую Англия дралась до конца. Ну, а когда она проиграла войну против колонистов, то и оставалось-то лишь заняться экспансией за моря-океаны.

Однако, нам продолжают пихать в нос колониальный опыт Европы и упрекать русское правительство в том, что оно не шло по этому самому колониальному пути: «…В конце XIX века… российское государство, казалось бы, вышло на путь устойчивого развития, и к тому же изрядно обрусела. В шестидесятых годах позапрошлого века она даже замахнулась на некое подобие колониального проекта — на Желтороссию, то есть присоединение Кореи и северного Китая. Проект был свёрнут после известной записки графа Витте, заканчивавшейся словами: «Я с трудом представляю себе появление в Российской Империи трёхсот миллионов новых подданных, имеющих иной язык и вероисповедание. Но дело даже не в этом. Присоединение Китая к России со временем неизбежно будет означать присоединение России к Китаю». Для сравнения: англичанам и в голову не пришло бы, что присоединение Индии к Великобритании «со временем» означает присоединение Великобритании к Индии».

Просто великолепно! Обычно нацдемы критикуют имперцев в том, что те пытаются растворить «белых европейских русских» в море «черно-желтой азиатчины». А тут всё наоборот. Оказывается, Империя была виновата как раз в том, что опасалось подобного растворения. Вот уж действительно, чтобы русские правители не делали, всё они, по мнению нацдемов, делали неправильно.

А что же английские элитарии? Да, они не особо заморачивались по поводу того, что индусы перестроят на свой лад Британию. Опять-таки надо вспомнить географию. К сведению г-на Крылова, Англия находится на достаточном расстоянии от Индии, и в 19 веке это имело огромное значение. А вот если бы эти две страны граничили друг с другом (как Россия и Китай), то, думается, и отношение было бы совсем иное. Сегодня расстояния уже не играют такой роли — и что же? Выходцы из бывших афро-азиатских колоний стремительно заселяют белую Европу. В одной только Англии живет 2, 5 миллионов мусульман, причем половина из них пакистанцы, то есть жители исламской Индии. Ну, достаточно вспомнить – какую бучу устроили иммигранты в Лондон. Там, между прочим, уже создаются "шариатские зоны".

В свое время белые европейские колонизаторы включили Индию и другие «недоразвитые» страны в свою орбиту, чем и привязали их навсегда. Европа (шире Запад) стала для них как объектом критики (оправдывающей технико-экономическое отставание), так и магнитом, который притягивает «бедных южан» высоким уровнем жизни. И сразу же после падения колониальных империй миллионы «угнетенных» поспешили завоевывать вчерашнюю метрополию.

Вот чем завершилось колониальное строительство, которое так восхищает многих нацдемов, в том числе и г-на Крылова. И, к слову восхищение это совершенно беспочвенно. Указывается на то, что национальные западные империи, в отличие от «нерусской» Российской, строились в интересах господствующей нации. Дескать, пока россиянские правители напитывали ресурсами окраины, мудрые правители Европы, напротив, высасывали ресурсы с колоний.

О Российской империи поговорим чуть позже, а пока обратим внимание на вещи очевидные. Прежде всего, нельзя забывать о том, что капитализм 19 века еще не был «народным», и практически все блага доставались лишь немногочисленной олигархической верхушке. Что уж там говорить, если даже всеобщее избирательное право было введено далеко не сразу. Поэтому и ограбление колоний обогащало меньшинство англичан, французов и т. д. Национального в этом ничего не было, если только не считать шовинистическую трескотню, которой запудривали мозг простачкам из народа. Зато этих простачков гнали на войны в колонии, где они исправно умирали ради доходов разных лордов, сэров и пэров.

Потом, правда, простонародье стали немножко подкармливать, опасаясь растущего социалистического движения. В целях безопасности выделили меньшинство пролетариата, которое прозвали «рабочей аристократией». Им-то и стали кидать кусочки, добытые в колониях. Большинству же ничего не перепадало — даже и в начале 20 века.

Наконец, после второй мировой войны на Западе было создано пресловутое социальное государство, где жирный кусочек бросили уже большинству (хотя и не всем). Но вот что характерно – одновременно с этим Европа отказалась от колоний и стала ввозить оттуда «трудовых мигрантов». Деловые элиты поступили до гениального просто – они компенсировали траты на «социальное государство» тем, что стали активно использовать дешевую рабочую силу. А сегодня элитарии так и вовсе решили эту самую «социалку» сворачивать.

В России также произошел наплыв «мигрантов» с бывших окраин – и он, опять-таки, обусловлен коммерческими причинами. «Деловые люди» заинтересованы в дешевой рабочей силе – вот и вся причина. Наши элитарии поступили с окраинами вполне по-западному – распустили империю, отпустили республики. В результате, возникли депрессивные зоны, откуда и хлынули потоки мигрантов. Вместо того, чтобы способствовать развитию этих окраин, они были брошены на произвол судьбы – тогда как в плохом СССР «нашествия мигрантов» как-то не замечалось. И не удивительно – у всех была работа, так зачем покидать родные края?

Разумеется, в СССР был перекос в иную сторону. При Сталине, на 19 съезде КПСС (1952 год) был поставлен вопрос о развитии республик с опорой на их собственные ресурсы, но при Хрущеве и Брежневе правящая бюрократия продолжила «нянькаться» с «националами» (хотя никакой нужды в этом уже не было). В результате возникли чудовищные диспропорции, которые, стали одной из причин крушения великой империи. ( «Русские в СССР: всё очень непросто» )

Однако, воля к Большой Стране не исчезла. Недавно «прогрессивно» мыслящие социологи ужаснулись. Они выявили предрасположенность русских к «авторитаризму», что выражается в ожидании «сильного патриархального лидера» (63 % респондентов), ностальгии по СССР (58 %), неприязни к Западу (70 %). «Обычные московские школьники, родившиеся после 1991 года, воспринимают Россию как «бескрайнюю, огромную страну», «которой нет в мире равных»... Школьники ностальгируют по «дружной семье (советских) народов», где не было межнациональной розни, и призывают к усилению контроля над иммигрантами... Главным врагом России школьники считают США».

А ведь принято считать, что поколение, которое и не «нюхало» Советского Союза, мыслит исключительно рыночными и гедонистическими категориями. Нет, оказывается, оно ощущает свою принадлежность к великой, необъятной державе. У самых юных граждан сохраняется то чувство простора («Большого Пространства»), которое было присуще их предкам. Это уже «гены». Русского нельзя серьезно увлечь идеалом уютного такого мещанского «царства», который столь распространен в Европе. Хотя достижениями цивилизации он будет пользоваться – и с огромной охотой. Но идеал «великой страны» все равно будет довлеть.

Однако же, очень многие стараются «поломать архетипы», сменить парадигму «тысячелетнего рабства». На это работают либералы классические, к тому же стремятся и либералы национальные (они же – «нацдемы»). Для последних характерна боязнь большого и непрерывного пространства, единства как такового. Они стремятся (осознанно или нет) к совокупности небольших территориальных образований, возможно даже и не имеющих общей границы, но связанных чем-то неполитическим – коммерцией или культурой (пресловутый «русский мир»). Нацдем может быть и сторонником единого Русского государства, но при этом он вполне допускает возможность образования и других русских государств. Более того, логика подталкивает его именно к такому варианту.

Данное мировосприятие полностью соответствует нынешней глобализации, которая как раз и ведет к новой феодальной раздробленности, основанной на всевластии транснациональных корпораций (ТНК). Транснационалы воспринимают пространство как нечто разорванное, дискретное, вот почему ТНК представляет собой совокупность филиалов, разбросанных по всему свету. При этом каждая ТНК – это феод, так или иначе претендующий на статус отдельного внегосударственного образования. Само же государство приговорено ими к смерти (хотя возможно наличие каких-нибудь формальных, декоративных образований – как дань исторической традиции.) Вот почему сегодня запущен маховик регионализации, которую проводят как открытее сепаратисты, так и респектабельные «автономисты». При этом транснационалы делают ставку на архаичные силы. Так, в Ливии и Йемене они поддерживают племенных сепаратистов и исламских фундаменталистов.

Западным же государствам отведена роль тарана, чьи удары по третьему миру обернутся, в конечном итоге, против них же самих. И надо заметить, что эта суицидальность была заложена в них еще в эпоху буржуазных революций, когда складывалась система колониальных империй. Элиты молодых национал-капиталистических государств строили империю как совокупность коммерческих владений, разбросанных по всему свету и отделенных разными землями, морями и океанами. То есть, они предпочитали жить в расколотом пространстве, в космосе вращающихся осколков. Именно такой мир и соответствовал запросам плутократии, которая видела во всем лишь источник для высасывания разнообразных ресурсов. Было выгодно владеть колониями – ими владели, перестало быть выгодным – их отпустили.

В непрерывной империи Единства (каковой была Российская Империя) все земли воспринимались как свои, и о них необходимо было заботиться, обустраивать их. В дискретных империях Раскола каждая часть воспринималась как нечто утилитарное, пригодное лишь для временного использования. И так западные государства смотрят на мир и сейчас — уже после распада колониальных империй. (США хоть и не были никогда колониальной империей, но рассматривали разные государства как свою собственность – независимую формально.) Они не желают усиления не-западных стран, особенно тех, которые представляют собой «большое пространство». Поддержка центробежных сил в СССР – ярчайший тому пример. Впрочем, весьма показательна и поддержка сепаратистов в Ливии. По мысли западных стратегов, всё, что не является Западом, должно быть совокупностью осколков, вращающихся вокруг «ведущих держав». При этом они не понимают, что поддержка раскольников бьет по ним же самим, ибо легитимизирует сам Раскол. Придёт время и транснационалы потребует от западных нацбюрократий поделиться – во всех смыслах. Вот и наши нацдемы, так или иначе, разрушают образ национального государства, за которое они вроде бы ратуют.

Но продолжим разбор полётов мысли г-на Крылова. Он сокрушается о том, что Россия много сил вложила в западные земли – Польшу, Финляндию, Украину. И вот теперь их в России нет, «причём на этих территориях не возникло русских государств, как возникли «британские» государства в Америке, Австралии и Новой Зеландии. Эти территории не пополнили собой русский мир, а стали оплотом мира антирусского».

«Русский мир» — здорово звучит. Вот и у нас многие призывают пещись не столько о России (это слишком по-имперски), сколько о многополярном русском мире. Позиция интересная, только с национализмом не имеет ничего общего. А так – посмотрим, что принес многополярный «английский мир» собственно Английскому государству (Великобритании). Сначала – войну с североамериканскими колониями, возжелавшими независимость, потом – долгую геополитическую дуэль со Штатами. Лондон почему-то вовсе не был в восторге от появления нового полюса английского мира и всячески стремился его прищучить. И в 1812-1815 годах Англия напала на Штаты. Причем, во время военных действий англичане захватили Вашингтон, разграбили его и сожгли. Позже Великобритания всячески поддерживала южные штаты против северных. Возникает вопрос – считает ли г-н Крылов такую модель идеальной для «русского мира»? Что, России нужно было воевать, скажем, с Украиной, а русской имперской армии разрушать Киев?

Как и следовало ожидать, г-н Крылов не преминул «пнуть» имперскую колонизационную политику: «…Российская власть сделала всё, чтобы сохранить на лице русского народа детскую добродушную улыбку — мужичкам не давали «хозяйничать». Не давали до того, что в русском языке само слово «хозяйничать» (быть хозяином) имеет резко негативную окраску: «хозяйничать» означает «самоуправствовать», и обязательно «дурно и незаконно, не по праву». Что и естественно — ведь хозяйничать русским нельзя».

Получается, плохое царское правительство всячески мешало русскому человеку хозяйствовать на окраинах. А заправляли всем этакие толстовцы-интернационалисты, только и заботящиеся о разных инородцев. Между тем, все, опять-таки, обстояло совсем иначе.

Нет, идеализировать политику русских властей в Туркестане не стоит. Более того, она заслуживает весьма жесткой критики. Но только не за наплевательство в отношении русских. Так, правительство всячески поддерживало русских предпринимателей, которые вели дела в регионе. Оно даже запретило активность иностранного и инородческого (в основном, еврейского и татарского) капитала.

Сложнее было с крестьянской колонизацией. По ее поводу постоянно велись жаркие споры. При этом центральное правительство склонялось в сторону «переселенческой партии», в то время как местная администрация была, скорее, против переселения. И не только потому, что опасалась восстания «туземцев», чьи земли неизбежно отходили в руки колонистов. Критики колонизации (К. Пален и др.) обращали внимание на то, что переселенцам трудно вести местное хозяйство, которое для них непривычно. Как представляется, в этих рассуждениях был свой резон. Люди часто покидают привычную им среду в погоне за достатком, но в иной обстановке приживаются далеко не все. Вообще, не лучше ли было решить земельный вопрос в Центральной России, чем переселять сотни тысяч людей в туркестанское пекло?

Но, как бы то ни было, а процесс переселения шел, и местные власти все же способствовали ему. Иначе как понять тот факт, что в начале 20 века 300 тысяч русских в Туркестане имели 1, 5 миллиона десятин земли (5 миллионов местных – 2, 8 миллионов десятин). (Показательно, что земли, орошаемые государством, давались только русским). Более того, русские активно заселяли области, в которых колонизация была, вообще, запрещена. Так, в Бухаре проживало 50 тысяч русских.

Другое дело, что правящая элита так и не смогла выработать единую и оптимальную стратегию в области колонизации (как, впрочем, и во многих других вопросах). Но при всем при том, интересы русского населения всегда стояли у нее на первом плане.

Было бы очень странным, если бы г-н Крылов прошел мимо продажи Аляски в 1867 году. Это событие до сих пор вызывает болезненную реакцию у многих – как же, упустили возможность стать еще и американской державой! И здесь, кстати, как раз имеет место быть «псевдоимперская гигантомания», которая подводила державы, не соблюдавшие меры в «поедании» земель. Казалось бы, нацдемы должны быть против нее, но нет — речь ведь идет об отдаленном торгово-коммерческом предприятии — в западной духе. Аляской-то владела Русско-Американская компания.

Достаточно знать простейшие факты, чтобы понять – колонизация Аляски была провалена, хотя оттуда и выжали много чего. В середине 19 века там проживало всего только 600-800 русских колонистов. (При этом сильно баловались «аборигены», которые один раз даже сожгли Новоархангельск, убив всех его обитателей.) И это тогда, когда на Западе САСШ и Канады находилось 3 миллиона переселенцев! Можно, конечно, лишний раз попенять русскому правительству – дескать, не освоило должным образом. Но ведь Сибирь как-то осваивалась. А тут не заладилось – и всё тут. Понятно почему – это уже была действительно лишняя земля, сил на освоение которой не было.

Существовала реальная угроза потерять Аляску просто так – без всякой продажи. Сокрушаются, что от нее поспешили избавиться, не успев узнать о наличии золота. Между тем, вдумчивые исследователи давно уже заметили — если бы золото нашли в русской Аляске, то она стала бы предметом страстных вожделений американцев. И тут они легко могли пойти на союз с Англией, которая имела сильнейший в мире флот, и которая внимательно присматривалась к нашим дальневосточным владениям. (Во время Крымской войны англичане атаковали Петропавловск-Камчатский.) Известно, что и Дальний Восток был тогда практически не освоен, что делало его крайне уязвимым для интервенции. Если мы уцепились за Аляску, то потеряли бы и ее, и Дальний Восток. А так Россия получила очень даже внушительную по тем временам сумму в 7, 5 миллионов долларов. (Здесь русский Царь не был оригинальным – в 1803 году Наполеон продал американцам французскую Луизиану за 15 миллионов долларов. Деньги выплачивали в акциях, поэтому реально французы получили 8 миллионов долларов.) Аляску пришлось буквально всучивать американцам, которые не видели в ней никакой пользы. Наши лоббисты просто-напросто подкупили тамошних правителей. (Кстати, это еще одно яркое свидетельство о том, насколько коррумпирована демократическая западная система.)

Конечно, было сказано, вовсе не следует идеализировать политику русского правительства, которое наделало множество ошибок. Налицо факт оторванности русской элиты от русской почвы, что выливалось в страшные вещи – такие, как второе издание крепостного права с массовыми раздачами крестьян, торговлей людьми и т. д. Немало порезвились на русской земли и разного рода чужеземцы – авантюристы, фавориты и т. д. Хотя и тут многое преувеличено. Взять хотя бы крепостное право, которое у нас изображают чуть ли не рабством на манер «афро-американского». Между тем, оно, как известно, вовсе не было тотальным. Архангельская область вообще не знала крепостничества, Вологодская – почти не знала (за исключением южных районов). По 5-й ревизии (1796 г.) крепостных в России было 5 700 465 душ мужского пола (53 %), тогда как государственных крестьян насчитывалось 5 миллионов душ. И в дальнейшем количество первых только снижалось. Многие крепостные перешли в другие сословия, в 1816 – 1856 гг. таковых было миллион человек. И уже в 1857 году крепостных крестьян было всего лишь 34 %. Помещики охотно позволяли своим крепостным заниматься разного рода прибыльным бизнесом. И многие из них становились весьма богатыми людьми.

Что же до государственных крестьян, то их положение почти не отличалось от положения свободных. При этом оброк у них был в два раза ниже, чем у крепостных. И положение этой категории постоянно улучшалось – так в ходе реформы П. Д. Киселева государственные крестьяне получили возможность бесплатно пользоваться медицинской помощью.

Или взять, например, тему немецкого засилья. Здесь всё то же преувеличено донельзя. Притчей во языцех стала пресловутая «бироновщина», однако, вот занятный факт – во время нее тайный сыск в России возглавлял русский аристократ князь А. И. Ушаков. Кабинет-министром был князь Черкасский, генерал-прокуророром князь Трубецкой. Как-то вот и не похоже на засилье. Да, русские государи усиливали «немецкий элемент», но делали это в противовес русской аристократии, которая не прочь была бы и ограничить власть самодержцев. Так что здесь, скорее, социальный момент.

Многое преувеличено, а многое – печальная правда. Но вот что характерно – «ужасы царизма» совпали с вестернизацией России, за которую так ратуют нацдемы. Сами они при этом отмечают, что настоящей вестернизации и не было, а было нечто пародийное, скорее азиатское, чем европейское. Да вот только почему-то вестернизация у нас всегда заканчивается не так. Не так было в 1917 году, не так получилось в 1991 году. А почему мы должны быть уверенными, что на этот раз получится так? Вот этого нам не объясняют, зато бодренько призывают бежать к тем же грабелькам — уже в четвертый раз. Нет уж, увольте. Лучше уж мы вернемся на свою историческую дорогу.

Г-н Крылов сделал названием своей статьи цитату из «Повести временных лет»: «Земля наша велика и обильна». Это место из летописи любят использовать разного рода русофобы, с удовольствием продолжающие: «А порядку в ней нет». Дескать, когда еще эти русские имели проблемы с порядком! Между тем, ПВЛ повествует о династическом кризисе – Северная Русь впала в смуту именно потому, что пресеклась линия князя Гостомысла («Иоакимовская летопись»). Кстати, в некоторых вариантах так и пишется – «а нарядника в ней нет». И кризис был преодолен, когда в земли ильменских словен прибыл князь Рюрик – внук Гостомысла. Сразу же был восстановлен и порядок, а через несколько лет Северная и Южная Русь объединились в единое Государство («Державу Рюриковичей»). Вот и у нас все образуется тогда, когда во главе страны станет нарядник — Хозяин всей Земли Русской. А земля наша станет еще обильнее и краше.


Прикреплённый файл:

 krylov.jpg, 28 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

10 августа 13:39, Посетитель сайта:

Есть ощущение опасности. Слишком много делателей хаоса, слишком много врагов, внешних и внутренних. Но сдаваться нельзя. В меру сил, конечно, нужно действовать, но еще более нужны индивидуальные и коллективные молитвы Богу о спасении России. Богу возможно все. Уважаемый Александр, призываю Вас использовать все доступные Вам возможности для призыва к индивидуальным и коллективным молитвам о России, не ради нас, грешных, но ради избранных Божьих, которые в стране были и, будем надеяться, есть и будут.


18 августа 09:18, Скимен:

Вообще-то - НАРЯДНИКА, "сильного патриархального лидера", мы теперь почти ежечасно зрим по телевизору.

Так что, если верить автору, в марте 2012 - "все у нас образуется".



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019