19 января 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Бражников
21 марта 2012 г.
версия для печати

Глазами скифа

Выступление на I скифском семинаре в Центре Льва Гумилёва 2 июня 2011 года

Скифство осознаётся и реализуется в очень короткий период времени, пока длится революционный хаос, но дальше опять всё ложится на дно, и скифство опять уходит под спуд. Русские скифы понимают, что европейская версия христианства, за которой худо-бедно плетётся Россия, неизбежно отказывается от христианства скифского.

Для меня скифство – это очень личная тема, я бы сказал даже такая пра-личная, потому что слово «скиф» меня интересовало, сколько я себя помню, с очень глубокого детства. Мне было лет пять-шесть, я подошёл к папе и спросил: «Папа, что значит «скиф?» Не помню, что он ответил, но ответ был не очень точный, поэтому я остался неудовлетворён. Потом я узнал, что есть такая баскетбольная, что ли, команда – СКИФ, был очень обрадован, потому что это давало какую-то надежду, что можно узнать об этом, но надежда тут же обрушилась, потому что это была простая аббревиатура: «Спортивный клуб имени Фрунзе». Аббревиатура оказалась наводящей на ложный след, хотя, даже если взять Фрунзе и его переход через Сиваш, всё равно здесь какая-то рифма со скифством идёт, вибрация некая ощущается, почему вдруг спортивный клуб назвался именно так – СКИФ, имени Фрунзе, а не кого-то ещё? Недаром большевики Фрунзе зарезали, а потом канонизировали. Есть памятники Фрунзе, на них образ у него вполне скифский, бородатый, – только шапки не хватает. Кстати, шапка скифская называлась скуфья, и вид у неё был не такой, как у той шапочки, которую носят сегодня священники и монахи. Старообрядческая скуфейка ближе к оригиналу, в оригинале же у этой шапки острый конец и меховая оторочка. Такие колпаки можно было ещё увидеть у крестьян веке в 17-м.

Конечно, слово «скиф» совершенно магическое, оно не русское, но оно говорит носителю русского языка какие-то вещи, которые понятны на очень глубоком уровне. Собственно говоря, я всю жизнь пытался всё это как-то понимать, пока наконец не приступил к фундаментальному исследованию скифства и не провёл этимологический анализ слова «скиф», тогда я понял, что, во-первых, слова «скиф» и «скит» родственны, несмотря на то, что, большинство, наверное, увидит здесь простое совпадение. Первым Тредиаковский написал о том, что «скиф» происходит от слова «скитаться», «скит». Но, в сущности, что такое вообще слово «скиф», «скютес» – это просто греческая запись какого-то арийского слова, в греческом языке нет больше ни одного слова с этим корнем, кроме слова σκυθρον, то есть «угрюмый», что, видимо, было производным от σκυθης, как некая такая метонимия. «Угрюмый, как скиф». Геродот записал это слово, как он слышал, учитывая, что фонетика там была совершенно другая, половина согласных в греческом и скифском вообще не совпадает, и что это было за слово изначально? Но, наверное, я думаю, это примерно было выяснено к тому времени, – но то, что слова «скиф», «скит», «скитничать», «скитаться» и прочие действительно они вышли из одного гнезда, вполне возможно. Тредиаковский объяснил по-простому: почему скифы? – они же скитались, они же вели кочевой образ жизни, а это, собственно, и есть – скитаться. Я не исключаю даже, что у слов ск-итаться и ск-акать общая основа, это самое ск- — такое же, как в слове «скиф», которое вернулось к нам, описав круг, спустя столетия или даже пару тысячелетий. В тюркских языках, кстати, есть слово с похожим корнем, неприличное. Когда носители его произносят (я слышал от казахов), они сокращают его и звучит оно примерно так же – ск. Или [сък], если фонетически транскрибировать. Мне кажется, в этом звуке слышится щёлканье кнута, цоканье копыт, свист сабли, рассекающей воздух, или, в крайнем случае, это звук, с которым только что ск-ошенная трава ложится за землю. Все ассоциации, как видим, – скифские.

Это поэтическое сближение – «скитаюсь», «скиталец», «скитающийся» и «скиф» – в XIX веке стало общим местом романтической культуры. Как написал, допустим, Батюшков в письме с фронта, из Германии, что, мол, я чувствую здесь себя одиноко и скитаюсь, как скиф. То есть «скиф» становится в 19 веке вообще ключевой метафорой для русского, причём, для русского за границей, поскольку в 17-18 веке западно-европейцы начинают себя очень плотно вписывать в античный контекст, говорят, что они прямые потомки и наследники греко-римской классической цивилизации, соответственно Россия как бы относится к тому, что Геродот описывал как Скифию, Гиперборею и так далее. И Россию просто «вчитывают» в этот историософский текст как Cкифию, и наши просвещенные дворяне эту игру принимают – но игра эта велась по чужим правилам. Вообще есть ощущение, что с середины (а может, и с начала) XVII века Россия, глобально, играет по чужим правилам, начиная с антитурецких коалиций, планов захвата Константинополя и прочее – это всё уже была чужая игра. И по правилам этой игры скифы – это дикие, непросвещенные люди, варвары. Но вдруг происходит Французская революция, потом наполеоновские войны, и диким становится быть модно. Это ведь так романтично! И в этот момент чужая игра неожиданно оборачивается своей: становится вдруг ясно, что да, скифы мы! То есть, мы на самом деле скифы – вот в чём фокус! Тут нужен был опыт Отечественной войны, реальная угроза идентичности от нашествия двунадесяти языков. Поэты это поняли сразу – Батюшков, Войейков, Гнедич, Грибоедов, Пушкин, Лермонтов и так далее – не менее двух десятков поэтов первого и второго ряда. И это острое осознание своей идентичности продолжается вплоть до того, что у любимого Иановым-Разумником Герцена и Аполлона Григорьева начинается буквальное отождествление себя со скифом.

Что такое скиф? Скиф – это тот, кто, конечно, чувствует себя чужим на Западе. Это прекрасно описывает в своих стихах Аполлон Майков, для которого в 40-ые годы Европа представляет собой вполне целостный культурный мир, но это культурный мир, в котором русский ощущает себя чужим неизбежно, он может им восхищаться, любоваться, но есть некие совершенно другие, более сильные и реальные вещи, к которым он принадлежит. Вот эти другие вещи, которые, в принципе, невыразимы, – это такой исторический опыт, опыт возвышенного – по Канту, который невозможно описать словами, Майков описывает словами своего лирического героя, скифа. То есть русскость начинает пониматься через скифство – это восхищение и одновременно любовь-ненависть к Европе, ощущение себя в ней чужим и трудно выразимое желание одновременно слиться и раствориться в этой культуре и тут же полностью разрушить её, уничтожить, чтобы вообще её не было, – вся гамма этих ощущений начинает проигрываться в душах образованных русских людей. Действительно, это очень мощная революционная энергия, Герцен раскрывает это, он пишет, что я, как скиф, с радостью вижу, как кончается старый мир, и наше призвание – возвещать ему его близкую кончину. Русский скиф – вестник апокалипсиса. Русские скифы не просто против Европы, они против буржуазно-христианской Европы. То есть они понимают, что та версия христианства, которую приняла Европа и за которой худо-бедно плетётся Россия, плетётся неизбежно, и в силу своей вполне европейской династии, и в силу других причин, и в силу церкви тоже, которая всё равно неизбежно отказывается от скифского христианства, зёрна которого мы видим – Андрей Рублёв, несомненно, скифский автор, и Есенин очень точен, когда говорит, что мы скифы, принявшие Византию глазами Андрея Рублёва. Византия, то есть православие, принимаются скифскими глазами Андрея Рублёва – это тройная или четверная метафора, описывающая корень (или, если угодно, код) русской идентичности: все три или четыре слова – и скифы, и Андрей Рублёв, и Византия, и глаза – всё очень точно, всё стоит на своём месте, как в известной уваровской триаде. Но только тут ещё интересней, поскольку – что такое «народность»? Пустое переводное слово, о смысле которого спорили весь XIX век. Из-за этих споров бесконечных народники и проиграли марксистам, которые, как правильно заметил Павел Зарифуллин, просто сели на гребень волны этой народности и поехали на нём. И что такое «православие»? Свод правил и соборных постановлений? А если конкретно? «Троица» Андрея Рублёва – это православие, то есть скифское христианство. Только так это становится понятным. Мы, скифы, так видим Бога. Или нам, скифам, Бог открывается таким. Понятно, что это русское православие, православие, принятое скифами от апостола Андрея. А что такое самодержавие, царство – этого скифам (тем более тем, которые назывались царскими) объяснять не надо.

Русскую Революцию многие значимые русские писатели пытаются понять через аналогию с великим переселением народов, через образ «новых варваров» – новых скифов или гуннов. Можно упомянуть в этой связи Замятина, который пытается трилогию про Атиллу создать. Замятин, на мой взгляд, конечно, не слишком глубоко на это дело смотрит, но, во всяком случае, у него Атилла – владыка Великой Скифии, и себя гунны называют скифами и выкрикивают такие заумные футуристические слова, вроде Ао! и – Зырчь! Зырчь! То есть, Замятину, с одной стороны, нравятся эти смешные дикари, как молодой народ, но с другой – как европеец он всё же эту дикость осуждает.

Вообще с молодыми народами давно связывали надежды на обновление христианской цивилизации. Только, на взгляд европейски образованного человека конца XIX века, откуда им взяться, этим молодым народам? Разве китайцы придут с востока? Так думал, в частности, Владимир Соловьёв, и его эта перспектива пугала. И вдруг свойства молодого народа обнаруживаются у русских, и они совершают свою великую революцию. Это произошло, конечно, неслучайно: «молодость», как и скифство, как и Византия, и Андрей Рублёв, — всё это входит в код русской идентичности. «Мы – новы и свежи; мы – непричастны преступлениям старой Европы; перед нами разыгрывается ее странная, таинственная драма, разгадка которой, быть может, таится в глубине русского духа» — так говорил Фауст, персонаж алхимического романа князя Владимира Одоевского «Русские ночи». Вдумаемся: только с момента крещения Руси прошло уже 9 веков, если не касаться более древней истории, а для Одоевского мы всё ещё «новы и свежи»! Тем не менее, это так. Мы не то, чтобы новы, но мы, скифы, всегда готовы к радикальному обновлению. Так мы приняли Византию, скифскими глазами прочитав Евангелие, где сказано: последние станут первыми. Это про нас! – поразились скифы и в числе их русские летописцы. И вошли в воды крещения – уже второй раз, так как первое андреево крещение, уже было чем-то заслонено, чем – история об этом умалчивает. Да, мы народ одиннадцатого часа (это тоже по Евангелию, притча о хозяине виноградника). Работать нам осталось только час, а плату мы получим такую же, как все остальные народы, которые пахали все двенадцать часов. Потому что Бог нас, скифов, любит и такими. Да – и чёрненькими, и пьяненькими – как у Достоевского. Потому как видеть Божий мир глазами Андрея Рублёва и при этом жить в мире, по его законам, как все другие люди и народы живут, — это почти непереносимо. Поневоле начнёшь скитаться и пить – чего уж там. Но «час» ещё можно потерпеть. А когда этот последний двенадцатый час начинает растягиваться – нам становится скучно в истории, как теперь при Путине, и мы хотим снова радикального обновления. И готовы к любой революции. Это поразило Розанова в 1917 году: надо же, пишет он, русские приняли социализм, как будто в баню сходили и окатились новой водой. Так и есть.

Возвращаюсь к любимой цитате – как можно было не принять Византию, если скифы возвращаются оттуда и говорят: где мы были, мы не знаем – на небе или на земле. Понятно, что люди с таким восприятием, чувством возвышенного, какое было у скифов, и какое, опять же, описывают античные историки, утверждая, что скифы – самые благородные и справедливые из всех племён, поскольку они никогда не занимаются торговлей, соответственно, у них невозможен обман, то есть, в их мире всё делается по совершенно другим понятиям, — так вот, такие люди всегда открыты возвышенному опыту истории, что бы он ни нёс, даже войну, беды и разруху. Потому что в этом опыте мы, скифы, узнаём Божественное посещение.

Скифство осознаётся и реализуется в очень короткий период времени, пока длится революционный хаос, по сути, все в этой взболтанной жидкости пытаются поймать какие-то крупицы скифского золота, и, в общем, что-то складывается – у кого-то лучше, у кого-то хуже – но дальше опять всё ложится на дно, и скифство опять уходит под спуд. В этом я вижу, с одной стороны, очень мощный потенциал, поскольку мы всё-таки живём в культуре, главный фактор которой – выговаривание, вербализация, тематизация, и если скифство становится темой – а что мы сейчас делаем? мы тематизируем скифство, — но пока ещё до умертвения темы далеко, мы ещё в начале пути, мы ещё можем на этом пути чего-то добиться. Но тематизация – действительно очень серьёзная опасность – мы систематизируем, но скифство может уйти сквозь наши культурные сети и вернуться на своё таинственное дно. Почему мне в шесть лет было интересно, что такое скиф? Откуда это шло? Явно, что не от культуры. Был, конечно, ещё велосипед «Скиф». Но почему велосипед – не что-нибудь! – назвали этим словом?

И поэтому в этом смысле я очень оптимистично смотрю на скифство, конечно, оно не может кончиться, хотя, некая такая горькая мысль присутствует. Есть ощущение, конечно, что в те годы – условно между 1917-ым и и 1925-ым – был выпущен какой-то пар, после этого мощного взрыва всё-таки шло достаточно долгое остывание, энтропия какая-то, она шла, она продолжается, в общем-то, и есть горькое ощущение, что всё это кончилось, и скифская будёновка... Кстати, это чисто скифский мистический сюжет: Васнецов в лесу в этой буденовке гулял и разрабатывал её для русской армии, следуя, собственно, здоровым патриотическим установкам «Общества возрождения художественной Руси», куда входили, помимо него, архиепископы и епископы, князья Путятин и Ширинский-Шихматов, графы Бобринский и Апраксин, академики Соболевский и Рерих, дети славянофилов Хомякова и Самарина и многие другие – последний цвет Российской империи – и где скифство должно было возродиться мирным путём. Они поддерживали у императорской Четы увлечение русской стариной и направляли её в эстетически правильное русло, насколько могли. Из поэтов Клюев, Есенин, Ремизов участвовали в программах этого общества, они проводили вечера поэтическо-музыкально-живописные на именинах Императрицы и так далее. Это были 1915-16-е годы, будущее, которого не случилось, в котором, конечно, я вижу зёрна совершенно новой культуры, где скиф Есенин предстал бы как царский поэт, а не как поэт анархии. Мы видим Есенина преимущественно как поэта анархии, а он ещё и царский поэт, в этом революционном хаосе он потерял свою царственность, стал просто певцом анархии, сгорел таким образом. А тут он выступал, читал свои стихи в образе Ивана Царевича… а скифы кто были? скифы были пастухи и цари. За ними закреплено два таких ключевых культурных архетипа, и в итоге всё скифство как-то ушло в пастухи, царское выпало, большевики всё это огрубили, а эсеры, конечно, выражали скифство более правильно, более точно. И будёновка соединилась всё-таки с красноармейцами, но если сравнивать, допустим, Махно и Будённого, то первый – чистый скиф, «изобретатель» видоизменённой скифской колесницы — тачанки, а второй – просто кавалерист, «гусар». Будённый – тоже скиф, конечно, но это скиф мужиковатый, несколько ограниченный… В принципе, образ тоже позитивный, великолепно, кстати, сыгран в «Неуловимых мстителях» — прекрасный там образ Будённого, который ранним утром умывается из ведра и вытирается рушником. Тоже фильм скифский абсолютно… Четыре красных всадника в будёновках на фоне солнца… – там много скифского и поэтому, конечно, фильм невероятно захватывающий, настоящий истерн, именно такой, каким должен был бы быть. Всё у нас движется быстро и интенсивно, и — в никуда. Но в подсознание двух поколений скифство вбито большими железными гвоздями и невыбиваемо ничем.

…Говорить на эту тему я могу очень долго, и даже бесконечно, поэтому умолкаю.


Прикреплённый файл:

 rublev1.jpg, 19 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

22 марта 13:27, Посетитель сайта:

Большевики - скифы????!!!!

Нет, они скорее гунны - дикие, уродливые, безжалостные и беззконные. Тьма земли. Безбожники, космополиты и сатанисты.


22 марта 18:38, Александр:

Был не только велосипед "Скиф", но и гигантский космический аппарат военного назначения, совершивший на излете Советского Союза единственный неудачный полет. Его судьба и облик очень символичны в контексте поднятой темы. Подробности вот здесь: http://www.buran.ru/htm/36-3.htm

А если серьезно, написано глубоко и убедительно, большое спасибо за статью


23 марта 13:08, Владимир:

"Ты за большевиков али за коммунистов?"

"Недаром большевики Фрунзе зарезали, а потом канонизировали."

Не вполне очевидно, если вспомнить: 1) вопрос комиссара Фурманова, заданный им Чапаеву; 2) не "канонизированную" историю тех лет, а одну из версий, в которой коммунисты-интернационалисты и большевики-государственники были вполне различимы даже при очень плохом зрении.


23 марта 13:12, Владимир:

автору

"Четыре красных всадника в будёновках на фоне солнца… – там много скифского и поэтому, конечно, фильм невероятно захватывающий, настоящий истерн..."

Отлично подобранные слова. И уму, и сердцу. Спасибо.


23 марта 16:16, Константин:

О словах

Товарищ Бражников, насчёт лингвистики: не в свою залезли. Что общего между σκυθης 'скиф' и σκητις/σκητη 'скит, пустынь'? Тредьяковский, конечно, очень авторитенет сегодня. Хотя бы в словарь удосужились поглядеть. Не нужно уподобляться Задорнову.

О "скакании". См. Срезневского: "Ср. ... др.-сканд. skaga - выскакивать, выступать; древневерхненемецкое scehan. scah; лит. skastu... лат. scatere" (т. III, стб. 378).

Да, и никаких этимологических еров (сък-) там нет и быть не может.


26 марта 01:37, ИБ:

Господину Константину

Спасибо за сравнение с Задорновым.

Не сочтите за нескромность, но словари - для меня пройденный этап.

Речь шла о том, что "скит" не заимствовано из греческого, где, естественно, σκυθης 'скиф' и σκητις/σκητη - разные слова.

Не вызывающая вопросов славянская форма этого же слова (основа *(s)keit-, -d- (kh-) - "щит" (что скит и щит - одно и то же, надеюсь, понимаете? Общее значение защиты, укрытия)

Что касается скакания, то тут много интересного.

известны 2 и-е. праформы: *(s)keud и *skek-

первая в германских языках дает *skiut-a- vb., *skiut-a- adj., *skut-ja- adj., *skaut=, *skut-a- n.

а вторая - в ностратике дает:

Altaic: *sāki

Uralic: *ćäkće

Kartvelian: *sḳin-

Dravidian: *so-k-

Персы скифов называли саками, но здесь же и самоназвание саксов, скорее всего.

употребленный ер же мой не этимологический отнюдь, а фонетический. можно так записать: с'к. Это вас больше устроит? )


26 марта 01:45, ИБ:

Владимиру

С общим пафосом согласен. Блок говорил: настоящий большевизм в деревне. Но вопрос, кто зарезал Фрунзе остается открытым. В тот момент, вроде бы, он был за Троцкого, т.е. за "коммунистов".


29 марта 23:19, Петро:

о Фрунзе

1) вопрос о том - за кого был Фрунзе, т.е за Сталина или Троцкого остается открытым до сих пор.

2) саки и саксы вряд ли одно и тоже... Греки, в частности Аристотель, называл саками племена, которые населяли Среднюю Азию (Современный Узбекистан - сердце его между реками Сырдарья (древнее название Окс) и Амударья (древ.название Яксарат), что впоследствии арабы, принесшие в 8 веке ислам, назовут Мавераунарх, что в переводе с арабского означает Междуречье, между двумя реками), а также Хорезм (Хорезмская область Узбекистана), часть Юга Киргизии, предгорья Памира, некоторую часть Горного Бадахшана (граница между Таджикистаном и Афганистаном). Такое название среднеазиатские племена - получили во время похода на Мараканду (Самарканд) Александр Великого Македонского , царя (327 год до н.э.)(известного в арабо-персидской традиции как Искандер Двурогий. Саки делились на три группы: 1)саки тиграхауда (носили колпаки, остроконечный шапки, что носили, кстати, славяне в 12 веке, если верить Анатолию Яну "Чингизхан"); 2) саки хаумварака; 3) саки тиай-тара-дарайа (третья группа по мнению некоторых историков востоковедов, в частности академика Бартольда и Пугаченковой прямая ветвь - жителей Таджикистана "беловолосых", что Ницше называл "белокурая бестия", ариев. Факт, что в предгорьях Памира живут люди, говорящие на форси, с белой кожей, голубыми глазами, светлые (непохожие на тех, которых привыкли видеть с веником и лопатой на улицах Москвы), также Бартольд предполагает, что они "дарайа" дарийцы -арийцы, т.е. прямые выходцы из Ахеминдского царства персов (царь Династия дариев), возможно дарийцы. По третьей версии, они действительно скифы, праславяне, или имеющие отношение к славянским племенам. Но промежуток времени очень большой, почти тысячелетие - между 3 веком до н.э. и 7 н.э. Возможно арабы вытеснили некоторые племена, и они пришли через казахские степи непосредственно на европейскую часть России, и влились в славянские племена. Но называать их саксами, только по созвучию - фонетическому явлению вставки - "протезе", вряд ли научно. Спасибо.


30 марта 03:38, ИБ:

Петро.

И вам спасибо )

Может быть, вам знакома книга Абаева "Скифо-европейские изоглоссы" (на мой взгляд, лучшее что есть по теме). В ней он весьма убедительно показывает, что скифо-германские контакты имели место в два разных исторических периода. Первый относится ещё ко времени общеарийского единства (II тыс. до н.э.) и с III в. до н.э. вплоть до "великого переселения народов".

Согласно Плинию, саксы жили на Эльбе вместе с другими племенами, в т.ч. кимврами, в которых сегодня признают киммерийцев, вытесненных из Сев. Причерноморья. Оттуда же пришли и саки.

На этой точке зрения стоит и Тёрнер: "Саксы являлись германцами или тевтонами, то есть готским или скифским племенем; из различных же засвидетельствованных скифских племен, саки (Σακαι или Sacae), являются народом, от которых происхождение саксов можно предположить с наименьшей вероятной ошибкой . Слово саки-суна (Sakai-suna), или сыны саков, сокращенное до саксун (Saksun), по звучанию сопоставимо со словом саксон (Saxon) и кажется разумной этимологией слова сакс... То, что некоторые ответвления этого народа действительно назывались сака-суны (Saka-suna), очевидно из Плиния, ибо он говорит, что саки, обосновавшиеся в Армении, звались сакассанами (Sacassani) (32), что есть не что иное как сака-суны, записанное человеком, не понимающим смысл сложных слов. Да и Сакасена (33) – имя, которое они дали занятой ими части Армении, звучит почти также как Саксония. Важно также отметить, что Птолемей упоминает скифское племя, произошедшее от саков, именем саксоны (Saxones)."

http://britanniae.ru/reconstr/sharon_turner/sharon-turner_2_01.htm

Думаю, всё это убедительно.


30 марта 18:58, Константин:

Товарищу Илье

Не очень понятно Ваше высокомерие по отношению к словарям. Неужели Тредьяковский для Вас - настоящий этап, а словари Вы уже "прошли"?

Что "скитъ" в древнерусском есть заимствование, видно хотя бы из сравнения русских переводов (скажем, Синайского патерика) с греческими оригиналами. А, например, в Скитском патерике переводчик даже заменяет "εις τον μοναστηριον" на "в скитъ" (ВМЧ. Декабрь, 31 день. М., 1914. Стб. ВФКВ). Насколько мне известно, это слово отсутствует в корпусе старославянских текстов и появлятся в русской письменности в связи с переводом памятников, связанных с монашеством. Соответственно, единственным зафиксированное значение этого слова в древнерусской книжности - это "монастырь, пустынь" и т.д., причём книжники знали о превращении имени собтсвенного (Скитская пустынь в Египте) в нарицательное. "Скит", родственный "щиту" (ср. scutum), МОГ существовать в древнерусском языке, но в источниках ничего подобного НЕТ. Если же я неправ - прошу указать такие источники.

///что скит и щит - одно и то же, надеюсь, понимаете //

А "скитаться" значит заслоняться щитом?

Далее. Откуда Вы берёте ер в корне скок-/скак-, я всё же не понимаю. Так, старославянскому этот корень известен только без редуцированной.

/// употребленный ер же мой не этимологический отнюдь, а фонетический ////

Не понял. То есть, этимологически его там нет, а фонетически - есть?

Так бы и говорили - это литературный приём, призванный в романтическом духе связать с'качучих с'кифов в с'куфейках.

P.S. Если уж копируете откуда-нибудь справки, будьте добросовестны и воспроизводите также и вопросительные знаки составителей.


30 марта 22:21, ИБ:

Гусь свинье не товарищ

Константин, Вы зачем спорите, что хотите доказать?

Мы методологически с Вами на разных позициях. Словари, письменные источники, ирония над "ненаучностью" - все эти маски мне хорошо знакомы. Но мне это неинтересно, как и вопросительные знаки составителей. Мне интересен смысл, внутренняя форма слова. Я мог бы изъясниться подробнее, но это потребует слишком много времени и места. Но "непротиворечивой" картины, которую хотите Вы, всё равно не получится.

Всё, что вы пишете, правильно. Критика принимается. Тредиаковский - устаревший олух, щиты не скачут, ера в корне скок нет, всё это "литературный приём". Вам - пятёрка и только одно пожелание. Если хотите что-то понять, предположите, что это может быть так, даже если это кажется фантастическим и этого нет в "источниках". Отнеситесь и ко мне как к "источнику", пока не разобрались, о чём этот источник Вам сообщает.


3 апреля 22:46, shiageorgia:

Если русские такие скифы, и такие "новые и свежие", пусть примут Ислам в виде шиизма. Это и будет доказательством их "новизны и свежести". А то бесконечно мусолить почивших в бозе Византию и идею "Третьего Рима" становится немного скучно.


4 апреля 11:32, ИБ:

А почему именно ислам? В чём тут новизна? Шиитский ислам исторически возникает раньше русского православия. И, главное, зачем при общности эсхатологии шиизма и православия (махди, даджал и т.д.)? Не лучше ли быть в союзе против мирового зла - но каждый таким, как он есть, каким его Бог сделал?


5 апреля 02:36, shiageorgia:

А почему именно ислам? В чём тут новизна? Шиитский ислам исторически возникает раньше русского православия. И, главное, зачем при общности эсхатологии шиизма и православия (махди, даджал и т.д.)? Не лучше ли быть в союзе против мирового зла - но каждый таким, как он есть, каким его Бог сделал?>>>>

Союз против мирового зла, конечно, хорош. Но он получается слишком уж тактическим. Эсхатология шиизма совсем другая. Каждый верующий шиит буквально каждый день произносит в молитве - да ускорит Аллах приход Махди (А). Произносят ли православные такие слова? Наоборот, в православных кругах мы видим идею "катехона" - вроде бы императора, который отодвигает приход Антихриста и тем самым, блокирует эсхатологическую перспективу. Что само по себе довольно парадоксально.

Энергетика шиизма совсем другая, на мой взгляд, она идеально соответствует энергетике и возможностям русских, которые в потенциале огромны, а при православии, извините, но как-то чахнут.

Про то, что "каким Бог сделал", это немножко напоминает пресловутую "религию предков", как аргумент. Кстати, если говорить о персах, то они сменили несколько религий, прежде чем прийти к шиизму - зороастризм, маздакизм, манихейство, ислам суннитского толка, суфизм, и наконец, шиизм.

Если вспомнить древнюю "пару" - Иран и Туран, то скифы, или их близкие родственники, как раз и есть Туран, может настало время, чтобы вслед за Ираном, и Туран пришел к этому? Аллах знает лучше. Извините, если что-то показалось неучтивым к православию.


5 апреля 05:22, ИБ:

"Катехонизм" закончился 2 марта 1917 года. Теперь речь может идти только о грядущем Царе, который даст бой антихристу. И это, как говорил мне один выдающийся шиит, и будет Махди.

Что касается молитв, то молитву о наступлении Царства (со всеми вытекающими) христианин произносит несколько раз в день ("Да приидет Царствие Твое!")


5 апреля 13:57, shiageorgia:

Приход Иисуса (А) ожидаем и в Исламе, но это не будет Махди (А).

К сожалению, в сознании большинства православных \"катехонизм\" и монархизм не закончился и продолжается в виде путинизма и т.д.

И молитв 95% из них вообще не произносят, а только раз в году заходят в церковь и пальцами туда-сюда...

К тому же, непонятно, какую роль во всем этом будет играть официальная православная Церковь. Мне кажется, если кто-то не признает Исуса (А), то это будет в первую очередь церковники. )


6 апреля 22:02, ИБ:

Я и не говорил что Исус - Махди. Махди - царь и пророк.

Не думаю, что Вы можете судить о том, сколько и как молятся русские люди. Исламскую молитву тоже можно представить в утрированном виде - но я воздержусь. В остальном (насчет путинизма и церковников) могу с Вами согласиться.


7 апреля 01:16, shiageorgia:

К сожалению, православие (или официальная церковь) является сейчас самым эффективным механизмом порабощения народа, снижения пассионарности, и выпускания всей революционной энергии в свисток. Церковь аккумулирует почти всех антизападно настроенных людей, говорит им вроде правильные слова, но... в решающий момент предает и оставляет у разбитого корыта. В результате происходит фрустрация, ходьба по замкнутому кругу и дальнейшее снижение пассионарности.

Сама по себе естественная тяга человека идти за Вождем, не находя выхода, превращается в путинизм и прочие измы.

Шиитская эсхатология дает направление этой энергии, так как Махди (А) для нас жив и сейчас, то есть, мы можем идти за ним, а не ждать, когда он придет через сто или тысячу лет. И это наконец высвободило "пассионарность" и стремление людей подчиняться Вождю, но не самозванному вождю типа Гитлера и пр., (хотя бы и Сталина, несмотря на его заслуги), а настоящему Господину, установленному Богом.


21 мая 16:12, ттт:

Недаром большевики Фрунзе зарезали, а потом канонизировали

Миф № 58. Сталин виновен в смерти выдающегося советского военачальника М.В. Фрунзе.

http://www.e-reading.org.ua/chapter.php/99198/5/Martirosyan_2_Stalin_i_repressii_1920-h___1930-h_gg..html


15 июня 09:35, Миша:

О Неуловимых мстителях

Четыре всадника на фоне кровавого рассвета скорее заставляют вспомнить сюжет Иоанна Богослова....



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019