21 апреля 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Игорь Бекшаев
29 марта 2012 г.
версия для печати

Метанойя

Эгалитарное, анархическое сознание себя проявило вдруг очень сильно. В оппозиции и вправду оказалось почти всё говорящее население сыпящейся империи. Те, кто нашел себе нишу в охранительстве, уже отдают себе отчет, что им надолго теперь придется отучиться говорить больше пятнадцати слов зараз.

"Хорошая работа"

Наши бабушки и дедушки свято верили, что «наверхах» сидят самые умные, самые работящие и самые честные люди, которые только вообще возможны в этом мире. Их внучики из сегодняшних «охранителей», конечно, не могут эту мысль высказать прямо, потому что смешно заявить, что Путин или Медведев и весь тамошний легион — это такие высшие существа, бытие которых вообще умом объяснить крайне тяжело.

Но чтобы как-то обосновать восседание «наверхах» людей столь средних способностей и столь беспринципных, им остается лишь фыркать в сторону подкрадывающихся снизу людишек, объявляя их ни меньше ни больше как тупыми и негодяями. Если тупыми оттенить «верха», то «верха» станут выглядеть, если не по-бабушкиному, то хотя бы "разумными" и "компетентными". Речевка "кто, если не Путин" об этом и говорит.

Революционное «счастье» в том, что наш народ политически сильно неопытен, и в общем-то до него еще до конца не дошло, что в любых общественных протестных движениях речь может идти даже не о замене дракона на дракона (и прочих сказочных сюжетах), а об обычном трудоустройстве, которое в данном случае называется "вхождение в элиту". Толпы, выходящие на улицу, всего лишь трудоустраивают персонажей, которые им по разным причинам нравятся. Это широкий жест такой — устроить хорошего человека на хорошую работу, не случайно же в Америке выбирают Рейгана или Шварценегера. Считается, что это работа хорошая.

Счастье наше, революционное, что у нашего народа еще от тех самых бабушек осталась вера, что трудоустроившийся с их помощью политический любимец, о них потом не забудет. Поэтому бурление, то есть "политическая нестабильность" в сегодняшних условиях может оказаться тем самым «авосем», который вынесет наружу какого-нибудь выдающегося и не кровожадного эгалитария.

При этом очевидно, что нынешнее охранительство эстетически, в первую очередь, не выдерживает сравнения со всеми предыдущими охранительствами. Некий опросник некоего центра показал, что люди стесняются говорить, что голосовали за Путина. Им неудобно в этом признаться. Это же до чего, бедолаги, доведены. До какого разрыва. С открытой душой в современной России может позволить себе жить только такие граждане как Кирилл Фролов, а остальные сторонники режима, по сути, находятся в подполье и лишь имеют маленького внутреннего Фролова для вылазок. И, хотя их никто не осуждает, как невозможно же осуждать меньшинства за то, что они такие есть, они все равно чувствуют себя в современном обществе — чужими. Их не понимают, над ними по-доброму посмеиваются, и они огрызаются, щетинятся, ерошатся, обзывают всех тупыми, делают вид, что знают некую политическую тайну, в которую вхожи лишь немногие избранные, и всё больше отчуждаются. Они лихорадочно ищут подтверждения своему избранничеству в каких-нибудь малозначительных, ничтожнейших фактах из суетного бытия своих противников, и с жадностью смотрят в рот охранителям из шестого звена обслуги в надежде на то, что хотя бы кто-нибудь из них скажет хоть что-нибудь «адекватное». Трудно жить в конфликте со здравым смыслом, а еще труднее самой обслуге понимать, что такие вот немногие сторонники есть будущая – да и уже настоящая – фронда. Что у коровы современной российской государственности есть пятая нога, которая только и ждет, что остальные усохнут не вынеся с нею рассинхронизации, и что в самом скором времени российской государственности останется только и делать «гигантские скачки и прорывы» на этой единственной выжившей в бурях грядущих обломов конечности.

Пикантности в ситуацию добавляет то, что в оппозиции и вправду оказалось почти всё говорящее население сыпящейся империи. Те, кто нашел себе нишу в охранительстве, уже отдают себе отчет, что им надолго теперь придется отучиться говорить больше пятнадцати слов зараз. Уже начался — а в ближайшее время и вовсе усилится — массовый, если можно так сказать, отток юзеров-охранителей из ЖЖ в твиттер и фейсбук, в эти отвечающие глубокомысленной немногословности сервисы, где можно с чистой совестью сказать «пару слов» и не прибавлять третьего, потому что больше просто не влезет — «а не очень-то и хотелось». Такая аскеза отвечает запросам времени. Да уже и сейчас в моду вошли древние перлы по типу «болтать, не мешки ворочать», «жизнь прожить, не болото перейти» и подобные им выражения готовности собственной немоты: «вот», «так», «началось», «ну, будем», «а вот еще заведение ссылка» и пр.

Кремль, не имея ни поддержки, ни даже надежного оружия, уже в скором времени начнет заново убалтывать говорящую часть населения. Старая пропаганда, показала слабую эффективность. Перед новой пропагандой теперь будут ставиться две цели. Не допустить резкой смены так называемых «элит» (то есть организовать преемственность) и не проморгать появление и набирание популярности возможных эгалитариев. С элитами проще. В очередь в элиту сейчас встала такая прорва бездельников, что выбрать из них десяток податливых на уговоры прохиндеев серьезного труда не составит. Сварить лёгкий диетичный бульон из пушистых «националистов», либералов и розовых, выражающих готовность продвинуться по политике к Олимпу, для Кремля не сложно. Труднее придется с появляющимися эгалитариями, упёртыми («не политиками»), которые не бьются за место в элите, то есть ведут себя как «потенциальные диктаторы». Пока на них не нашлось в Кремле антибиотиков.

Какие бы конспирологические теории вокруг них Кремль ни свивал, но пока таковые есть из более-менее заметных Удальцов и Навальный, причем второй даже больше, несмотря на то, что в политике побывал, и в элиту нос тоже в свое время сунул. Неуживчивость обоих с «большими политиками», закидываемые про них сплетни, что это «проект Медведева», верчение вокруг них вертлявых с вопросами «Who is?», неразборчивость в связях, и, наконец, само их поведение, отвечающее скорее вкусу «бесплодных мечтателей» — говорит о том, что даже более-менее (и все более) заметные эгалитарии «в палитре» вполне себе имеются. Стояний в фонтане и проектов типа «заглушить теле-вещание» достаточно, чтобы понять насколько эти ребята наивны, а, следовательно, не нацелены на «демократические методы». Самородки, как говорится. Ну, в пределах допустимого, естественно. Не случайно от них нос воротят «профессионалы», или иначе «тёртые в политике». Чекистам тоже с такими договориться сложнее. Но, правда, легче переиграть операцией трест. Ибо слишком наивны и не имеют своей контрразведки. Но и это только возможные ласточки.

Не политики

Многим русским по сию пору всё еще свойственно эгалитарное, не политическое мышление. В каком-то смысле это единственный всерьез положительный рецидив советской власти. Хорош и может быть эффективен он еще и тем, что «затрагивает низы», или даже «имеет большой спрос в низах» — вот так. Низы у нас, известно, либо монархисты с хоругвями (элитарии), либо «совки с носилками» (эгалитарии). От какой-то части последних может быть толк, когда они разуверятся в эгалитарности лично Путина (только этим – демонстрируемой «свойскостью», которой имитирует эгалитарность — он им и мил, как хоругвям он мил своей «православностью», да и РПЦ, которая холит как свою, так и его элитарность, отторгает его от немых «совков с лопатами» всё больше).

Это, конечно, всего лишь мечта — создать вновь государство, свободное от элит как внешних, так и внутренних. Но эта мечта осуществимая. Было же ведь? – Было. «Через одно место», но было. Это куда круче, чем создать бравославное царство с царем. И спрос на мечту по-прежнему есть в народе.

Итак, российский политический спектр правильнее не делить на «националистов» или «либералов», или даже демократов, а весь целиком считать неделимой шоблой, крысами в одной бочке, выясняющими кто из них больше элита. Интерес для меня лично представляют только эгалитарии. Явление редкое, даже по российским меркам, а уж тем более в мире. Хотя лично я же в итоге после всего шухера готов смириться и с этой как её – демократией. Ну, то есть, чтобы элита тутошних тупоголовых, жадных и развратных слушалась элиту тамошних тупоголовых, жадных и развратных, а не изображала бы из себя выразителя народных чаяний. Чтоб сказали, допустим, Путину – «Марш в ВТО, смерд!», и чтобы как цуцик бежал в ВТО, да и вообще куда скажут. А не изображал из себя выразителя гласа народа, торгуясь за то, сколько ему отстегнут от сделки. Одним словом – чтоб сидел на зарплате. Населению это обойдется гораздо дешевле.

Тем, кстати, скорее всего и кончится. Рано или поздно. Не, ну привлекут сейчас «националистов», сейчас самое время начать запугивать запад. Но уж какие-то они очень неказистые, националисты эти. Да и мало их реально, повторю. Если «размечтаться» и представить себе будущую элиту в виде Холмогорова и Крылова, то это означает только то, что Путина уже сейчас любой школьник может прогнать просто пинком. Путин хотя бы относительно умело косит под эгалитария, а про холеные лица «националистов» даже этого не скажешь. А скажешь только то, что они просят, чтобы их начали усиленно откармливать и чесать на ночь пятки и больше ничего им не надо. «Совки с носилками» этого не снесут.

Итак, спросим себя – долго ли этот охранительный кисель с новыми задачами для пропаганды будет удерживать распад империи? Я скажу, что не знаю.

Именно поэтому мне всё более интересно, как будут вести себя немногие эгалитарии. Хотелось бы появления более решительных. Реальных, упертых охранителей, то есть тех, которые знают, что они охраняют со своей фигой в кармане, сейчас на самом деле очень немного. Процент им дают немые «совки с носилками», или как пропаганда велит называть: «живые люди, трудяги, не знающие интернета». В их же проценте и монархисты с хоругвями, но этих кредо: «всегда», поэтому неудивительно, — они вообще всегда. Данный святой союз меча и орала будет держаться в тисках пропаганды еще довольно долго, но явно не так долго, чтобы у них была возможность чувствовать себя расслаблено. Путинская «элита» вынуждена сейчас воевать уже на два фронта. На одном фронте придется сдерживать быстрое наступление голодных альтернативных элитариев, а на другом не проморгать появление «народных героев», настоящей головной боли для современных режимов. «Закулиса» пока слабо намекает, что даже с такими ей работать проще, чем с вконец разболтавшимся кремлем, накрыв пока улицу всю без разбора своей волосатой лапой, и присвоив ей оранжевый уровень опасности для Путина и грозя последнему арабской весной голосом Маккейна.

Охранители и махновцы

«Выходка» Pussy Riot показала, что охранители и махновцы в России поделены примерно поровну. Проблема пока в том, что эстетически эгалитарии все еще тоже совсем не оформлены и слабо ориентированы. Показателем этого служит обязательная оговорка что «выступление» — дерьмо, но наказания не заслуживает. Плакатный характер выступления очевиден, но эстетически таковым не узнан, а, значит, у революции еще все впереди. И сама она впереди, если не согласится прежде на аборт в Даниловском.

Пока все, что происходит, остается довольно интересным. Охранительные средства донесения информации нервничают, чувствуя свою неуверенность. «Линии» им никто не даст за неимением, предложат эту линию создать, понадеявшись на хромую козу. Одна из задач козе, как говорилось в начале, уболтать говорящую часть населения, потому что безмолвная пока удовлетворяется возле телевизора. Но безмолвная молчит, и никто не знает, что она думает, даже Левада и Избирком, подумавшие на этот год снова за нее.

Наблюдать за пробуждением прогрессивного эгалитарного сознания наперекор слепым инстинктам, следовать повсюду за поводырем – самое интересное в любых социальных движениях. Апофеозом охранительства является паникёрское брезгливое нытьё самых безвольных граждан про «95% в России тупых». Стонущие, конечно, отчасти правы. Процент большой. Тем интереснее наблюдать за процессом эволюционирования в обществе. И, главное, за осознанными желаниями людей. Исстонавшиеся по большому проценту, медленно, но верно погружаются в процент, растворяются в нем, дополняя. Но из процента выплывают другие, отмываются, и уже не собираются в процент возвращаться. Собственно, это и есть – метанойя.

РПЦ же со своей задачей превращения «совков с носилками» в «монархистов с хоругвями» – не справляется. Пересчитавшись у пояска, РПЦ просчиталась с «Pussy». Грубо просчиталась. Сначала все по очереди из лакеев, а потом и сам Патриарх проговорили, что от православных они такого не ожидали. Горько им. Патриарх даже лицом показал как ему горько. Горько- горько, закричали охранители, но их никто не поцеловал. Шутовство оказалось эстетически притягательней ареста девчонок и даже предлагавшейся взамен из гуманности и большого ума прилюдной порки. Эгалитарность, чапаевщина, махновщина и стенькоразиновщина неожиданно обнаружились в простом народе – при том что повод был и в самом деле ничтожным.

Это значит, что призрак бродит и по России. Призрак эгалитарного сознания.

Нет, не коммунизма еще, конечно. Но уже – анархии. Выражается он по отношении к власть предержащим пока одной, но достаточной фразой – «а какого хрена»?. Где-то глубоко пока внутри, уже очень многие люди видят само существование «правителей» как нечто очень неприличное. Неестественное.

Вы заметили, как ведет себя простой народ, когда выбивается в начальники? – Он начинает вести себя как положено – неприлично. По свински даже. Если тракторист становится председателем колхоза, он вдруг и сразу начинает вести себя как в ночном кабаке – разворовывает колхоз за две недели. «Пропивает» его в пыль, быстро и бесцеремонно, хапая так скоро, как только вообще можно, чтобы успеть выхватить и вынести по возможности всё, пока по рукам не дали. А прочие в оцепенении наблюдают за этим, и не дают по рукам. Так, если мы помним, проходила приватизация в России. Одни прямо из под других выдергивали мебель, а те, притихнув, только моргали и рты разевали. Это говорит о чем? – Что люди делятся очень просто – на приличных и неприличных, и неприличные составляют ту самую элиту. Или стремятся в элиту. Это же — деление на монархистов с хоругвями и совков с носилками. На элитариев и эгалитариев. И элитариев в России было всегда больше. Потому что злобная зависть к начальству это проявление того же самого элитаризма: «если бы я был президентом…».

Итак, эгалитарное, анархическое сознание себя проявило вдруг очень сильно. Для «назгулов» и «орков» самым страшным является не их низкое положение в иерархии, а уничтожение кольца. Орк будет терпеть над собой сто начальников и фрондировать, но если почует, что нависла угроза самой власти, он прекратит всякие распри. Поэтому Кремль сейчас «приступил к консолидации». Поэтому ярые вчера еще антипутинисты резко сделались охранителями. Кольцо где-то уже близко к вулкану. Призрак эгалитаризма неслышно крадется по пустошам России.


Прикреплённый файл:

 metanoya.jpg, 33 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

29 марта 05:34, Анатолий1:

хорошая статья

Отчасти согласен. \"Pussy Riot\" сделали \"хорошую работу\" за Путина и \"Патриарха\". То есть это они, по всем законам логики\", должны за \"девчонок\" (мля...) выступить у алтаря. Поэтому на них и лежит некий отблеск юродства (в том, традиционном, понимании).

Но никакого разделения на \"махновцев\" и \"охранителей\" их выходка не показала. Разделение по-прежнему одно - 5% \"политиков\" и 95% \"безмолвных\", которые \"ДОЛЖНЫ\" что-то там \"ОСОЗНАТЬ\", стать наконец \"гражданским обществом\", \"патриотами\" и т.п.

Вспомнился анекдот: два человека попадают в глубокую яму. Один спокойно присел на корточки, другой беспрырывно ходит от стенки к стенке со словами \"Надо что-то делать, надо что-то делать!\". Первый, наблюдая за ним произносит: \"Ну ты и неугомонный, тебе и здесь надо что-то делать\".

Первый - это и есть 95%.

А 5% рано или поздно обслужат сами себя, и Удальцов с Навальным в их числе. А вот, допустим, мой приятель, Эдя Бабанаков, отчаянный драчун и хулиган, живёт прикровенно, вдалеке от софитов, так сказать... Но он существует реально, \"бемолствует\", но каким-то звериным чутьём постигает точный смысл происходящего.


14 апреля 13:13, Патриция:

метанойа

Не все ли равно, что на дворе, если все равно разворовывают - при социализме и сейчас?



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019