19 января 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Александр Елисеев
9 октября 2012 г.
версия для печати

Солнечная Славия и Скифская традиция

Было бы совершенно неверным «отделять» этногенез славян от этногенеза индо-иранцев, ведь все эти три этноса принадлежат к одной «зоне» — «Сатэм». Славяне, склавины, сакалиба, сколоты — всё это этнонимы, которые, так или иначе, раскрывают древнейшее имя – «скифы», делая упор именно на его солнечном измерении

1. Скифская прародина славян

В 1-2 тыс. до н. э. наши далёкие предки (протославяне, праславяне) именовали себя сколотами или венедами. Само имя «славяне» («словене») возникает гораздо позже – уже в 1 тыс. н. э., и связано оно с Подунавьем (в частности – с той же самой Фракией.) В этом плане особенно ценную информацию сообщает нам «Повесть временных лет»: «По разрушении же столпа и по разделении народов взяли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама — южные страны, Иафетовы же взяли запад и северные страны. От этих же 70 и 2 язык произошел и народ славянский, от племени Иафета — так называемые норики, которые и есть славяне. Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по земле и прозвались именами своими от мест, на которых сели».

Многие историки (О. Н. Трубачев и др.) видят в этом указание на прародину славян, утверждая, что она находилась в Подунавье. Между тем, из текста этого вовсе не следует. Летописец сообщает о том, что славяне спустя «много лет сели по Дунаю», то есть они уже существовали задолго до появления в землях Подунавья. ПВЛ отмечает факт расселения славян в Подунавье, не указывая на то, где они собственно возникли. При этом «Иоакимовская летопись» как раз обращает внимание на более ранние времена. В ней утверждается, что «Славен с братом Скифом, ведя многие войны на востоке, идя к западу, многие земли у Черного моря и Дуная себе покорили». Здесь четко указывается на то, что братья шли к Дунаю с востока. Таким образом, этногенез славян связан с древнейшими днепровско-донецкими культурами — Среднестоговской и Ямской, с Великой Скифией.

Вообще было бы совершенно неверным «отделять» этногенез славян от этногенеза индо-иранцев, ведь все эти три этноса принадлежат к одной «зоне» — «Сатэм». Направление древнейших миграций шло, в основном, с востока на запад. Среднестоговцы, люди князя Славена, киммерийцы (тирасы-фракийцы) и славяне-сколоты – все они двигались с земель Великой Скифии – во Фракию. А вот мощная миграция в обратном направлении произошла уже в 1-2 в. н. э., когда выходцы из Фракии образовали высокоразвитую Черняховскую культуру. Именно эту, «обратную» волну и зафиксировала «Повесть временных лет». Очевидно, что для автора этногенетического рассказа она играла важнейшую роль в истории Руси и других родственных ей славянских стран. Их общность, по его мнению, окончательно сформировалась именно в Подунавье (Иллирии, Фракии, Паннонии), поэтому славяне и отождествлялись с «нориками».

В этом автор-«славянофил» следовал за мощной дунайской, южнославянской традиций, которую еще можно назвать «кирилло-мефодиевской». Известно, что сам этноним «славяне» происходит от старославянского «словѣнє». А литературный «старославянский» язык был создан просветителями Кириллом и Мефодием на базе корсунского наречия. Он-то и стал общим для всех наших предков. И вместе с ним общим стал и этноним – «славяне».

2. «Деславянизация» венедов – с последующей «славянизацией»

Мы гордимся этим великим именем, который созвучен «славе» и «слову». Тем не менее, надо иметь в виду, что наши предки использовали в качестве общего этнонима более древнее слово – «венеды» («венеты»). На это прямо указывает историк Иордан (6 в.) в своей «Истории гетов»: «Начиная от места рождения реки Вистулы [Висла], на безмерных пространствах расположилось многолюдное племя венетов. Хотя их наименования теперь меняются соответственно различным родам и местностям, все же преимущественно они называются склавенами и антами. Склавены живут от города Новиетуна [в Словении] и озера именуемого Мурсианским до Данастра и на север до Висклы [то же, что Вистула]; вместо городов у них болота и леса. Анты же – сильнейшее из обоих [племён] – распространяются от Данастра до Данапра, там, где Понтийское море образует излучину; эти реки удалены одна от другой на расстояние многих переходов. Эти [венеты], как мы уже рассказывали в начале нашего изложения, — именно при перечислении племён, — происходят от одного корня и ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов».

Казалось бы, указание довольно-таки чёткое и не вызывающее сомнений. Между тем, славяно-скептики интерпретировали его в своей обычной уничижающей манере. Дескать, венеды изначально никакими славянами не были, представляя собой кельтов, иллирийцев или какой-то особый, «вымерший» народ (придуман даже какой-то невнятный этнос «северных иллирийцев»). Этот народ и был, в конечном итоге, поглощен славянами, в результате чего славян стали называть его именем.

Допустим, что это было так, история знает подобные примеры. Так, перуанцы и мексиканцы называются именно индейскими именами, хотя эти этносы возникли в результате экспансии испанцев. Но ведь самих испанцев никто не называет мексиканцами, перуанцами и даже индейцами. Спрашивается, зачем же было называть именем поглощенных венедов всех славян? Еще какая-то логика была бы в том, если бы так называли только западную ветвь, которая якобы «поглотила» венедов. Но ведь Иордан называет ими всех славян – даже и тех, кто жил на Днепре («Данапре»). И по сию пору эстонцы именуют русских – «vene» («вене»), а финны – «venaja» («венайя»). Это что же — всё в память о тех самых «неславянских» венедах, которых поглотили славяне? Вот же супернарод – непонятно только, как они поддались славянам! Почему славяне растворили их в себе, а не они славян? Безусловно, всё это попахивает абсурдом, однако, чётко вписывается в старую схему, по которой славяне должны заимствовать всё – даже свои имена.

Не может быть никакой речи о «славянизации», такие процессы весьма сложны и занимают очень долгое время, которого у гипотетических «неславянских» венедов просто не было. «Относительно эпохи «Великого переселения народов» у нас имеются точные свидетельства, что народы Центральной Европы в это время были уже славянскими, — отмечают Н. Васильева и Ю. Петухов.- Так, один из наиболее авторитетных историков западных славян, Гельмольд (XII в.), прямо утверждал, что известные из источников IV–VI вв. «вандалы», «герулы» и другие есть просто древние названия западных славян-винулов-венетов, гаволян и т. д. В раннем Средневековье, по крайней мере к VII–VIII вв. н. э., вся Центральная Европа (бассейн Дуная, Вислы, Одера, Эльбы) была полностью славяноязычной. Невозможно предположить, чтобы языковое замещение совершилось сравнительно «недавно», в эпоху Великого переселения народов. Реально такого рода процессы растягиваются на тысячи лет. В самом деле, когда славянские языки Германии стали замещаться собственно «германскими», то этот процесс, начавшийся в VII–VIII вв., полностью завершился только в XVII столетии (а вытеснение английским языком кельтских на Британских островах продолжалось с V в. н. э. по XIX в.)» («Евразийская империя скифов».)

3. Славяне и Великая Сарматия

Это логика, а можно еще и обратиться к фактам, которые содержатся в письменных источниках. А согласно им, венеды обитали не только к западу, но и к востоку от Вислы. Так, Птолемей (1 в. н. э.) отмечал, что «многочисленные» венеды «заселяют Сарматию». Это совершенно расходится с утверждением, согласно которому балтийские венеды изначально селились между Вислой и Одером. Нет, они там обитали, но все-таки находились и намного восточнее, причем входили в состав Сарматии. Иначе говоря, их этнический массив охватывал и Подонье, и Приазовье.

Безусловно, Птолемей имел в виду не какую-то там «географическую общность», как это может показаться славяно-скептикам. Ему эта «общность» была бы совершенно неинтересна. Помимо сарматов и венедов в Сарматию входили еще певкины и бастарны – что-то должно было объединять все эти разные народы, не география же? Нет, Птолемей имел в виду именно этнополитическое образование, которое возникло в результате экспансии славяно-иранского народа сарматов. (Точно также Геродот писал не о территории, населяемой скифами, но о скифском государстве.)

Показательно, что германцы ориентировались на сарматов, признавая их политическое могущество. Кстати, в этом сарматы наследовали скифо-славянам: «Из сообщений античных источников можно понять, что во времена могущества скифов их политическое влияние распространялось на Германию. Само понятие «Германии» как самостоятельной этнокультурной области стало использоваться в античной литературе только в римские времена, а в середине I тыс. до н. э. считалось, что Скифия простирается «от Ирана до Кельтики», причем граница проходит где-то в Южной Прибалтике (по Гекатею Милетскому). Если учесть, что античная «Кельтика» начиналась в бассейне Рейна и простиралась до побережья Атлантики, очевидно, что западные границы скифского влияния проходили примерно по Эльбе и включали территорию современной Восточной Германии (клады скифских вещей обнаружены именно здесь). Для поздней античности имеются источники, говорящие о тесной политической связи Великой Скифии и Германии и о прямом вмешательстве скифов-сарматов в дела Центральной Европы. Тацит утверждает, что некий Ванний, правитель свебов (середина I в. н. э.), изгнанный из своей земли (между Одером и Эльбой), пытался вернуть власть, опираясь на «свою» пехоту и сарматскую конницу. Сарматы поддерживали Ванния как правителя Свебии, он их вполне устраивал. С другой стороны, во время гражданской войны в Риме 69 г. н. э. народы севера — сарматы и восточные германцы — объединили свои усилия против ослабевшего врага. Как сообщает тот же Тацит: «Племена сарматов и свебов объединяются против нас, растет слава даков, ударом отвечающих Риму на каждый удар…» («Евразийская империя скифов»)

Сарматы сокрушили великое Сколотское царство, но образовали на его руинах некое мощное государственно-политическое образования. И славяне-сколоты вошли в его состав. Точно также, много веков спустя, монголы пройдутся огненным вихрем по русским землям, включив часть из них в свою «монголосферу». Накопив сил и найдя в себе волю к единству, русские вырвались из этой сферы, включив значительную ее часть в состав новой великой державы, наследующей Сколотии. В 1 тыс. н. э. славяне возродят ее величие, создав Киевскую Русь, которая включит в себя и сарматский (шире – иранский) элемент. Но это будет позже, а в рассматриваемый период они входили в состав Великой Сарматии.

На близость венедов к сарматам указывает римский историк Тацит, живший в 1 в. н. э. Он, кстати, еще указывает на склонность сарматов к смешению, чем еще раз подтверждает их происхождение от двух разных народов. Выше указывалось, что этими народами были славяне и иранцы. Правда, историк колеблется – отнести ли венедов к сарматам или же германцам. Даже более того, венеды «скорее должны быть отнесены к германцам, поскольку и дома строят, и носят {большие] щиты, и имеют преимущества в тренированности и быстроте пехоты – это всё отличает их от сарматов, живущих в повозке и на коне». Но ведь понятно, что Тацит исходит из кочевого образа жизни сарматов, который просто должен был отличаться от славян, бывших земледельцами, по преимуществу.

Что же касается сходства с германцами, то здесь нужно всегда иметь в виду следующее. Германцы в 1 тыс. до н. э. поглотили множество кельтских племен. Что же касается кельтов, то они были тесно смешаны со скифами. Как сообщает Плутарх, «некоторые утверждали, будто земля кельтов так велика и обширна, что от Внешнего моря и самых северных областей обитаемого мира простирается на восток до Мэотиды (Азовского моря) и граничит со Скифией Понтийской. Здесь кельты и скифы смешиваются, и отсюда начинается их передвижение». Понятно, что народ, живший у реки Вислы, а также имевшей своих родичей к западу от неё, просто должен был бы походить на «германцев».

«Само понятие «Германии» как самостоятельной этнокультурной области стало использоваться в античной литературе только в римские времена, а в середине I тыс. до н. э. считалось, что Скифия простирается «от Ирана до Кельтики», причем граница проходит где-то в Южной Прибалтике (по Гекатею Милетскому), - указывают Н. Васильева и Ю. Петухов. - Если учесть, что античная «Кельтика» начиналась в бассейне Рейна и простиралась до побережья Атлантики, очевидно, что западные границы скифского влияния проходили примерно по Эльбе и включали территорию современной Восточной Германии (клады скифских вещей обнаружены именно здесь)». («Евразийская империя скифов»)

4. Два славянских проекта

Считается, что изначально единые венеды (праславяне) разделились на славян западных (собственно венедов), южных (склавинов) и восточных (антов). При этом имя последних упорно этимологизируют на базе неславянских языков, предпочитая иранские языки. Многие славяно-скептики склоняются к тому, что анты, вообще, не были славянами, привычно игнорируя прямые указания письменных источников. Однако же, многое говорит за то, что «анты» — это видоизмененный этноним «венеты». Так, польский топонимист С. Роспонд сопоставил три этнонима: «венеты», «анты» и «вятичи» и пришёл к выводу о том, что они должны быть возведены к обще­индоевропейскому корню «ven». ( Р. А. Агеева. «Страны и народы: происхождение названий»).

Действительно, имеется промежуточная форма, которая указывает на это. В арабских источниках земля славян-вятичей именуется страной Вантит. Причём, арабские авторы располагают этих славян у неких Венендерских гор. «Общепризнано, что имя вятичей (*Vetitji) восходит к этнониму Veneti, - пишет С. Назин. - Вятичи же были «от ляхов». Кроме того, одним из значений слова лях (*Lexъ), является значение «знатный человек», nobilis. Как ни вспомнить в связи этим название новгородского нобилитета – «вятшие люди» того же корня *vet – что и в имени вятичей. Этимология латинского Veneti… одним из значений также имеет «благородство, знатность»… Выстраиваются надежные ряды: Veneti – вятшие – nobilis – ляхи и Veneti – вятичи – ляхи… В свете вышеизложенного очевидной становится связь Áνται и Veneti. Учитывая этимологическую связь этнонимов Veneti и вятичи можно с уверенностью утверждать, что слово Áνται не является иранизмом, но напротив, представляет собой греческую передачу их собственного самоназвания, образованного из славянского корня *vet. Тождество Áνται и Veneti подтверждается и сообщением Иордана о победе готов над Anti и казни их короля по имени Boz. За свою победу готский король удостоился имени Винитария, где корневое Vinith – восходит к имени Veneti, а само имя переводится как потрошитель Венетов». («Венеты и анты»)

Получается, что «анты» — это просто один из вариантов этнонима венеды, а не новое имя, возникшее где-то в начале 1 тыс. до н. э. То есть, карта славяно-скептиков, которые так любят деславянизировать славянские имена, опять оказывается битой.

Правда, несостоятельной оказалась и гипотеза об изначальном разделении славян на три ветви – западную, восточную и южную. Изначально все-таки было две ветви – Иордан четко указывает на «дуализм» – склавины и анты. Некогда единые венеды пережили какой-то «раскол», который привёл к созданию двух этнополитических традиций. При этом анты сохранили прежний этноним – венеды, хотя и видоизменили его – да так, что «дезориентировали» этим многих историков. А славяне, жившие на территории Польши и Германии, обошлись вообще без модификаций, продолжая именовать себя именно венедами. Характерно, что Иордан в одном месте сообщает о разделении на две ветви – склавинов и антов, а в другом – на три, прибавляя к двум указанным образованиям еще и венедов. Казалось бы, здесь имеет место быть некоторое противоречие, но всё легко становится на свои места, если признать, что «венеды» и «анты» – один этноним. Его носители сохранили древнее имя, тогда как потомки сколотов «стали» склавинами, славянами.

Вот только стоит ли считать это имя совершенно новым? Этноним «склавины», отождествляемый с именем славян, близок к этнониму «сколоты». Кстати, арабы называли славян «сакалиба» («саклаба»), что только усиливает этимологическую связь между славянами-склавинами и сколотами. Правда, в академической среде распространено мнение, согласно которому «склавины» и «сакалиба» — это всего лишь искаженное имя славян. Дескать, для византийцев, говорящих на греческом языке, было непривычным сочетание «сл» — вот они и «разбавили» его буквой «к». Арабы же узнали о славянах только от византийцев, вот они и заимствовали «греческое» название.

Объяснение это весьма надуманное, и натяжки здесь просто бросаются в глаза. Историк П. Золин, не ограничивающий себе узкими рамками славяно-скептицизма, вполне резонно заметил: «Непонятно, для чего грекам надо было вставлять в слово «склавин» букву «к», когда собственно этот этноним был негреческого происхождения?... Предположим, что греки по неудобству произношения вставили между «с» и «л» буку «к». Но почему Иордан, так хорошо знакомый со склавинами, сохранил букву «к» после «с», а не передал его как «slaveni». Если бы последняя форма была первичной, то она одинаково должна была бы влиять на слуховое восприятие как греков, так и латинян». («Сакалибы как полиэтнос»)

То есть, сочетание «ск» характерно не только для греков, но и для латиноязычных авторов – поэтому ни о каком греческом искажении речи быть не может. Да и арабы, которые писали о сакалиба, отлично знали славян, живших на Волге как минимум с 4 в., когда сформировалась недавно открытая славянская именьковская культура. Получается, что этноним склавины (сакалиба) находится в родстве с этнонимом славяне, однако последний возник не в результате какой-то вставки букв у иностранных авторов, но в ходе некоей внутренней эволюции. «Склавины» — это некая переходная форма, ведущая к «славянам». И само движение идёт от сколотов и скифов.

Вот любопытное описание какой-то «реликтовой» славянской группы, проживавшей в Италии, данное В. Макушевым в книге «О славянах Молизского графства в Южной Италии» (1870г.): « ... Мы стали предметом всеобщего любопытства и внимания: дети, старики, молодежь, женщины — все население толпилось около нас и ловило каждое наше слово, радуясь, что мы говорим на их языке. «Наша крвь», «наш взик», «наша челедь», «братья наши» слышалось со всех сторон. Они слышали, что мы говорим на из языке, что мы понимаем их; следовательно мы не чужие им, мы однокровные и одноязычные с ними братья, мы их люди. Таким образом у Молизских славян, как у древних наших предков, понятие о языке и народности сливаемо воедино. Позднейшего происхождения слова народ у них не существует. Но кто же эти братья их? — Скiавуни (итальянское Schiavoni); подсказывают им их соседи, Итальянцы».

Здесь налицо созвучие не только имени сколотов, но и этнониму скифов. Кстати, еще одно скифское имя – «саки» — из той же самой этимологической цепочки. Перед нами встаёт картина грандиозной преемственности, величественного процесса передачи древнейшего сакрального имени сквозь века и тысячелетия.

5. Солярное скифство

Этноним славяне (словене, склавины) теснейшим образом связан с солнечной, «сколотской» темой. Любопытно, что в польском языке солнце — słońce, в верхнелужицком — słonco, в чешское — slunce. (Наблюдение сделано ЖЖ-блогером drfaust_spb.) То есть, налицо созвучие «славянам», «слову» и «славе». «Звуковое» сходство свидетельствует здесь о символическом выражении одной и той же сущности. «Слава» и «слово» звучат практически одинаково, да и смысл лежит на поверхности. Слово доносит славу, выступая как молва. Сама же слава есть атрибут солярности. Впрочем, можно сказать и наоборот: «…Солнце – сосредоточие славы. Солнце сияет; слава представляется такой же светлой и сияющей, как оно… Нам свойственно желание славы, стремление жить как Солнце, растрачивая свои блага и свою жизнь». (Ж. Батай. «Проклятая часть»)

Но и слово находится в «контексте» солярности. Так, образ Христа (Логоса, Слова, Царя Славы) «раскрывается» через образ Солнца: «Носители слова Божия имеют солнце своим символом, пишет архимандрит Никифор. — Истинная Церковь в Откровении Иоанна изображается облеченною в солнце (От 12:1). Праведники, возрожденные словом Божиим, воссияют некогда, как солнце, в царствии Отца их (Мф 13:43, сн. Дан 12:2, Ис 30:26, Суд 5:31). 6) Но истинное солнце, истинный свет, коего видимое нами солнце служит только слабым отблеском, есть Вечное Слово, Господь, Христос. Лицо Его сияет как солнце в силе Своей (От 1:16). Он есть Солнце правды (Мал. 4:2), истинный свет (Ин 1:9), пришедший в мир, чтобы отделить свет от тьмы, чтобы служить светом миру (Ин 3:19, 8:12, 9:5) и все просвещает, — Он свет невечерний, вечный, незаходимый» (От 21:23, 22:5)». («Библейская энциклопедия»)

Вот почему празднование Рождества совпадает с «языческим» (на самом деле изначально гиперборейским) Зимним Солнцестоянием, днём Коляды у русичей, празднование которого нашло отголосок в «колядках» (ср. с «коло» и «сколотами»). Христос действительно родился тогда, когда мы празднуем его Рождение, что бы ни говорили разного рода «авраамисты». Что же до «язычества», то оно предвосхищало многое вещи, сочетая в себе как паганистские заблуждения, так и протохристианские прозрения. Достаточно взять хотя бы образ Даждьбога (Колаксая) – Солнечного Царя. Русская летописная традиция особенно подчеркивает момент его сыновства – он сын Сварога (Таргитая). Наши далекие предки еще в доскифскую эпоху хранили память об Отце и его солнечном Сыне. Поэтому праславяне и назывались сколотами. Поэтому и славяне – славные, солнечные. Поэтому же и русичи – «внуки Дажьдьбоговы», потомки Солнце-Кесаря.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что «славяне», «склавины», «сакалиба», «сколоты» — всё это этнонимы, которые, так или иначе, раскрывают древнейшее имя – «скифы», делая упор именно на его солнечном измерении.


Прикреплённый файл:

 sclav.jpeg, 30 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019