27 июня 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Олег Кулик
11 декабря 2012 г.
версия для печати

Так создавались все боги

Наша империя вновь восстает из пепла на основе каких-то идеологических парадоксов: коктейль из нефти, крови коммунистических идей и «опиума» РПЦ. Восстановление духовности представляют как фундамент бюрократической государственности. Вчера под звездой маршировали, сегодня с крестом стоят, а завтра с фашистским крестом будут бегать за ближним. Никаким «комфортным» способом внимание на бесовскую ситуацию не обратишь.

«Война»

Участники «Войны» до того, как стать акционистами, планировали стать закройщиками модной одежды. Они прекрасно разбирались в пошиве штанов и политике, и их запредельно интересовал медиаэффект, поэтому актов современного искусства они, по сути, не произвели. Они стали промежуточной стадией между 90-ми и 2010-м. Все их партизанские акты относились в основном к современной политике, на чем они и настаивают, в отличие от следующего этапа — поколения Pussy, которые довольно образованные ребята, увлеченно изучают современное искусство и жаждут посвятить себя художественному творчеству. «Война» может стать андеграундным супербрендом и шить модные шмотки, которые будут слегка натирать в паху.

Pussy

Искусство — это то, что рамируется, что остается, эстетического в нем больше, чем этического, так как это то, что хранит культурную память и способно «воскресить» содержание в других, новых условиях. Это гербарий, ДНК духа в памяти человека. Пусси занимаются именно современным искусством, проанализировав авангард 20-х годов, 60-е и акционизм 90-х годов ХХ века, они выработали очень интересный образ: с одной стороны, анонимный, а с другой — яркий и простой, абсолютное воплощение идей Малевича, механического театра Татлина, вплоть до опытов американских минималистов. Pussy Riot, как эмансипированные современные крестьяне, как раз врезались в раму «иконы», озорно внеся в это элемент современного политического активизма и феминизма. Никто не придал большого значения тому, что девочки выдали не горизонтальный посыл, они ломают прежде всего стереотип современного искусства и обращаются не к обществу, а напрямую к Богородице — это сильнейший вертикальный выстрел! И высшая сила их услышала, страна вздрогнула и проснулась. Девочки обратились не к уму людей, они неожиданно прошли через их сердца, где таится настоящая Сила — она не живет в облатках, иконах, поклонах и атрибутах, это не йога на службе просветляющегося сознания. Девочки из Pussy Riot — новый образ России, чистые цвета, раскрепощенные тела и анонимный лик, как у «всех нас», у безгласого народа, который видит в Богородице заступницу всех беззащитных и униженных. В общем, гром грянул — все их услышали, мир увидел РПЦ и нашу власть такими, какими они являются. Мультики с Pussy Riot, плакаты, майки, спины звезд — весь мир в курсе. Мир понимает, что Pussy — это мощный жест, и они очень сильные художники.

Ситуация

Надо быть темным человеком, чтобы не понять истинный смысл этой акции и желание всех этих «сочувствующих» представить их порыв глупостью. Но чего удивительного в стране, где золотоволосый Ильич, который подтирался Евангелием, лежит в самом ее сердце вместо зарытой могилы, а все вокруг молятся Богу. Вчера под звездой маршировали, сегодня с крестом стоят, а завтра с фашистским крестом будут бегать за ближним. Так что никаким другим, «комфортным» способом внимание на бесовскую ситуацию не обратишь. Высшая сила спасет Россию в очередной раз, так как жертва девочек принята, и жестокий суд над художниками это утвердил.

Акционизм

Это способ выражения, форма современного искусства, которое делается быстро и непосредственно, это молния, часто дикий поступок, в котором мысль трезвого ума и смелого сердца бьются в темном мареве бешено меняющегося мира. Акционизм неразрывно связан с реальностью, это только здесь и сейчас: ночью одно решение, утром уже может быть другое и так далее. Поэтому наш акционизм 90-х — это такое полуюродство, обращение больше к императивам, одинокий крик в пустыне. Мы работали на развале идеологии, великая империя материалистов на крови рушится за одно мгновение — как это переварить и понять? Все исчезло, будто и не было, как дым. Вот жили себе в системе, где все предсказуемо и полная изоляция, а потом вдруг пиши что хочешь, говори что хочешь и нет никаких институций, даже те, что были, разрушены. Были, конечно, квазиинституты, художественный андеграунд, но они тоже испарились. Все способные ребята уехали на Запад, в 90-е в России остались одни неудачники.

90-е никогда не повторятся

Москва зажглась бесконечными палатками с ликерной радугой, а на вершине их — король Амаретто. Кто была эта новая публика? Мир несся в тартарары. Единственный шанс произвести разумную перестройку больного организма был бездарно и агрессивно отброшен — наивную страну соблазнил пьяный медведь Ельцин: бери суверенитету столько, сколько можешь унести. И понесли... Оставалась только животная рефлексия на происходящее — твое тело. Зубы, руки, кровь, крик, слух — я с этими вещами как художник и работал, встал на четвереньки, вел себя как потерявший все человеческое изгой. Настоящее выпустило на наши улицы динозавров больших и маленьких, которые гонялись друг за другом и жрали, — это был парк юрского периода с дикарями, измученными идеологией и завистью. Как адекватно отражать это время? Встать на четвереньки и кусать людей за ноги. Художник в 90-е будто вышел из летаргического сна и почувствовал дикую свободу, это было страшно и прекрасно одновременно. Стало понятно, что в нашей стране человек «дышит вольно» и абсолютно освобожден от нормальных человеческих качеств — заботы о ближнем, любви, ответственности, авторитетности. Как говорил солнцеподобный профессор Пятигорский: «Проблема России — это не коррупция, не глупость, не дороги и дураки, не хамство и не чиновничий произвол, а лишь всякая х...». И вот на фоне этой х... забегал оживший вдруг человечек, который сходил с ума от оголтелой свободы, бешено наслаждался тем, что вообще живой. Что есть удивительный и непостижимый мир гигантского мегаполиса, где для тебя всегда найдется уголок, есть на окраинах природа, есть существа, шкурки, которые можно погладить и погреться, хавка, водичка — что еще живому надо? Теперь, правда, и эти ценные ресурсы подзажали и заморозили люди с чистыми руками и леденящими глазками, и мы опять оказались в режиме выдавливания национальной идеи через одно место, но власть, в общем, не виновата в том, что она такая, — просто лицо нашего народа таково, что отращивает одну и ту же кровавую бороду, сколько его ни подбривай западными «джилеттами».

Мы

Наша империя вновь и вновь восстает из пепла на основе каких-то идеологических парадоксов. Восстановление духовности представляют как фундамент бюрократической государственности, а как же свобода человека, его достоинства и благополучия? Или уже почти воплощенный сценарий — коктейль из нефти, крови коммунистических идей и «опиума» РПЦ. Сама же соглашательская церковь сейчас ведет чистого молодого человека по пути мессии, как и более 2 тыс. лет назад. Сначала из его юродского жеста сделают акт мученичества, потом придадут облик святости, прочтут странные слова как пророчество и в конце обнаружат, что это был Мессия и упадут на колени. Если в 90-х был идеологический вакуум и разгул физических, витальных сил человека, то сейчас идет идеологическая заморозка и одновременно размораживание множества мелких насекомых-монстров — мистических, спиритуалистических, коммунистических, религиозных, государственных, почвеннических (чего стоят только одни казаки в полковничьих погонах на Тверской). У всех вдруг появились какие-то могучие телеги о том, как нам обустроить Россию. И все эти части зигзагообразной вертикали предлагают какие-то диковинные схемы.

Как говорил Бердяев: «Да знаете ли вы, что такое Россия? Это ледяная пустыня, по которой бродит лихой человек!» Не случайно Бакунин и эта анархистская туса зародились так мощно в России, где всегда была тяга к людям, живущим одним духом, юродивым, неприкаянным безумным святым и отшельникам. Но если посмотреть в историю, общество само выращивает себе власть, какую хочет, а механизм любой власти осуществляется только через частную собственность. Если же отменить частную собственность, то у власти исчезнет всякая основа для законного существования, и она станет кровопийцей. В России всегда это понимали, поэтому именно здесь, как ни странно, может зародиться новая форма организации общества по примеру древних мессианских общин (из которой вышли и Иоанн, и Иисус) — сакральная демократия, где собственность общая и поэтому реализуема тотальная справедливость. У нас как нигде может быть оценена высшая справедливость. И вернувший себе незамутненный взгляд и прежнюю чувствительность посттехнологический, пропитанный новейшими гаджетами новый Век ждет ее.

Бог

Разумеется, нынешняя власть атеистична в своей основе, что не так уж и плохо в современном механистическом мире. Верхушка этой власти вообще инфернальна и реализует инфракрасную магию вавилонского образца. Pussy Riot просто бесстрашно ткнули в глаз черту, обратились за помощью к Богородице — они коснулись этой экзистенциальной тайны русской души, сознающей, что справедливость есть только на небе! Так разверзнитесь же небеса и свершите свой правый суд! Армия сатаны поднялась против трех девочек-матерей и вдруг впала в ужас: «Как это возможно, поворачивать высшую силу против нас?! Как можно нас разделять? Мы ее представители на земле! Не сметь поднимать сакральные покрова с наших остекленевших и омертвевших глаз!»

И все таки самое тяжелое для Pussy — это та полуинтеллигенция, которая пытается их защищать и для этого делает из девочек идиоток. Этим людям сложно разобраться, оставаясь в черно-белой логике сиюминутного политиканства, что Pussy не марионетки от политики в чужих руках и ими руководили не закулисные интриганы или желание прославиться, а логика всего современного искусства. Они не знают, не понимают искусства так же, как и власть, против которой эта полуинтеллигенция так горячо настроена. Они не понимают, как можно говорить с Создателем на равных. А девочки-панки знают как, только это знание дает энергию действовать и понимать, а познание добра и зла через освобождающее действие и есть путь к животворящей вере.

Институты

Деятельность пустынников и харизматиков от веры, благодаря которым выжила святая церковь в период гонений, всегда была овеяна «хозяйственным» подходом. Вот эти самые хозяйственники вылезали из тени чистой веры в жирные времена и начинали устраивать торговые ряды вокруг учредительной жертвы. И тогда начиналось время зон, вместо коммун частная собственность, паханы, иерархия, дележка и сирый, окормляемый народ, которому под страхом изгнания запрещено подходить к вертикали познания. А пустынников забывали в пустыне или в крайнем случае сжигали. Это было и есть. Когда заканчивается живая религиозность, начинается ритуальная религия, и далее поклонение мертвой материи, капитализму и дорогим изображениям Бога, а не самому живому Богу, который только и успел сказать, где его найти: «Я там, где двое любят друг друга».

Нужно понимать современную логику, которая выросла из истории мирового искусства и утвердила всей своей многовековой работой, что современное искусство не облизывает сапоги хорошего вкуса — оно есть посильное обнаружение любой фальши, бутафории или лицемерия. Искусство видит красоту только в преодолении страхов и яростном пародировании Лукавого (главное, в самом себе) и приоткрывает главную тайну человечества — служение временному и быстротекущему и есть служение Богу, а служение чему-то священному и неизменному есть злая иллюзия. Намерения Системы или Вертикали опереться на что-то условное как на нечто вечное несостоятельны. Вот уж настоящее бесовство— желать временное сделать вечным! Современное искусство не воюет ни с кем, оно смотрит на жизнь через зеркало объемного художественного образа и не позволяет себя оболванить придуманными верами и витиеватыми правдами. По мере сил и способностей искусство трансформирует «веры» в образы-резонаторы прямого, ясного взгляда на реальность и ее возможности. Сейчас, похоже, только современное искусство способно действенно повлиять на нашу жизнь — даже главные иерархи церкви объявили, что будут делать православные перфомансы. Пока в России мощи лукавого дедульки принимают подношения под окнами верховного правителя, сам правитель оборачивается белым лебедем, а в ХХС по странным обстоятельствам нет эха, материал для художественных поступков не иссякнет.

Юродство

Подлинный Художник может быть недоумком, но он часто видит мир таким, какой он есть, и создает образ его синкретически. Предъявляет его как предсказание — в этом есть логика искусства, исследуя которую нетрудно понять, что вокруг много изобразителей всяких состояний, дизайнеров вещного мира и мало настоящих художников, которые могут видеть. Видеть и поэтому четко действовать через образы. Вот это и есть сегодняшние харизматики, которые наследуют жизнь духа и оставляют людям его отпечатки.

Как действует юродивый — любыми способами пытается включить новое, полное дыхание у окружающих его людей. Вначале он говорит: вы же все чистые, святые в душе, вы можете жить, как Он! Взывает к сильным эмоциям и распутывает, очищает раздвоенное сознание современников. Если люди перестают слышать его голос, как голос свыше, святой гаснет и переодевается в юродивого, разрывает на себе одежды, сбрасывает ненужную маску респектабельности и кидает камни в иконы с криком «идите все в задницу!». И вот тут-то все в едином порыве вдыхают полной грудью и вскрикивают: «Бей его!» — и бросаются на него, и разрывают в едином порыве священного энтузиазма. Потом люди задумаются: что же мы раньше не чувствовали такого единодушия, такого дружеского плеча, чуть ли не любви друг к другу, до того как распяли этого треклятого козла-акциониста? И забыв, с чего все началось, повесят убиенное тело на гвоздь и начнут разыгрывать спектакль под названием «религия», воспроизводя тот удивительный момент, когда в обществе, как вспышка молнии, засиял прилив энтузиазма и общности, который они однажды пережили благодаря помутнению рассудка и выплеснувшейся злобе и ненависти. Так создавались все боги.

Пророки

Мавроматти сказал «я не сын бога» и прибил себя спиной к публике и лицом к кресту — это был странный жест выворачивания страданий наизнанку, которые не были показухой. Ему реально пробили руки, пока он смотрел не мигая на ХХС. Художники почувствовали какой-то общий национальный надлом 90-х, попытались его выразить и преодолеть, обратившись к ясным образам и символам, объединяющим людей и одновременно зовущим к покаянию. Что-то в 90-е у них не сработало, не получилось говорить с миром понятно, на равных. Страна не приняла современное искусство всерьез. И все-таки результат у них есть, но от противного — даже официальная статистика РПЦ, между прочим, говорит о том, что число верующих после акций Мавроматти, Тер-Оганьяна и Пусси резко увеличивалось. Прихожан становилось больше, так что им будут ставить памятники за то, что они вернули веру в России, пусть и такую корявую. Василия Блаженного ведь тоже разорвали обеспокоенные товарищи, когда он бросил камень в икону Богоматери, разбил, а там оказался намалеванный черт. Кажущаяся неадекватность художника — дикость для нормального человека, но он часто оказывается прав. Художники как никто сегодня чувствуют, что настоящее бессмертие внутри нас и путь к нему лежит через драйв и бесстрашие.


Прикреплённый файл:

 kulik.jpg, 15 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

14 декабря 14:01, Teoslav:

Всяк кулик свое болото хвалит

Абсурдизм в искусстве - следствие духовного одичания людей в период перерождения мифологического христианства в ноохристианство, пророчицами которого явились девы Pussy Riot: http://teoslav.livejournal.com/10323.html



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019