24 марта 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Вячеслав Бакланов
8 апреля 2013 г.
версия для печати

Нациостроительство в Российской Федерации

Актуальность строительства единой нации расколотого российского общества сегодня как никогда высока и требует к себе не только немедленного государственного вмешательства, но и усилий всего общества. Поскольку в нынешних условиях тотального недоверия между государством и обществом без привлечения общественных усилий эту генеральную проблему российского бытия не решить

нации РФБольшинство споров о формировании единой нации в РФ, как в академической, так и широкой общественной среде, ведутся на политико-символическом «фронте» конкурирующих между собой этнонациональных идентичностей. Здесь ведется острая и порой непримиримая борьба между сторонниками формирования единой нации на основе государственного, или гражданского национализма (Малахов, Тишков и т.д.) и сторонниками различных вариантов этнокультурного национализма (Сергеев, Соловей и др.). По мнению первых, все попытки построить единую нацию на основе отказа от понятия «российская культура» в пользу понятия «русская культура» неприемлемы. По словам Владимира Малахова, слово «русский» «окончательно и бесповоротно этнизировано». «Нерусские (в частности, жители Северного Кавказа) уже никогда не согласятся назваться русскими –сколь бы их ни убеждали в сверхэтническом значении, которое это прилагательное имело до 1917 г»[1]. Представители этой либеральной точки зрения выступают в пользу формирования исключительно «российской» поликультурной и гражданской нации. Собственно говоря, эта точка зрения поддерживается российскими властями, закрепившими еще в 1993 году в предисловии к Конституции РФ термин «многонациональный российский народ».

Совсем иные точки зрения в нациоведческой литературе и публицистике у сторонников этнокультурной модели формирования единой нации на основе этнонима «русской нации». Их позиция проста: Россия, в которой проживает свыше 80-81% этнических русских, должна обрести четкую национальную идентичность на базе русского этноса, культуры и языка. На практике это означает отказ от национально-территориального деления страны и формирование политической нации на русской культурной основе. «Россиянство» как нежизнеспособный этноним ими категорически отвергается. Критике подвергается и концепт «многонационального российского народа». В действительности же, Россия, по мнению Сергея Баранова, — страна одной нации плюс национальные меньшинства. А по мнению Н. Ракитянского, за термином «россияне» стоит социально-мировоззренческий и политический заказ господствующей в России либеральной элиты, которая своевольно исключает признание тождественности России интересам государствообразующего русского народа [2]. О всеобщей борьбе (но исключительно легальными средствами) за русское национальное и демократическое государство призывает публицист и бывший главный редактор журнала «Москва» Сергей Сергеев [3]. Еще более радикальной точки зрения придерживается Валерий Соловей: «Россия может быть только государством русского народа или ее не будет вовсе»[4], — таков его категорический вывод.

Таким образом, сторонники этнокультурной модели выступают за строительство не российской, а русской политической нации. Однако в таком случае за рамками ее неизбежно оказываются многие нерусские народы России, которые просто не захотят русифицироваться. Отсюда со всей очевидностью вытекает, что у представителей многих этносов при решении строительства единой нации возникнет отторжение от нациостроительства, что в условиях тотальной ксенофобии в обществе может вызвать настоящую межэтническую и межрелигиозную войну. К тому же в русскоязычной части российского общества все более популярным является лозунг: «Хватит кормить Кавказ», который фактически предполагает отделение от России ряда республик Северного Кавказа, чье население не вписывается в формирование интегральной нации на базе общих культурных ценностей и установок. В радикально настроенном националистическом движении «Русского марша» тема отделения Северного Кавказа занимает одно из первых мест.

Действительно, сегодня Северный Кавказ представляет собой самый «проблемный» регион в плане интеграции в общероссийское политическое и культурное пространство. Именно здесь в ближайшем будущем и будет решаться судьба единства страны на базе объединения народов и культур в единую русскую/российскую нацию.

Сегодня Северный Кавказ вполне претендует на то чтобы считаться российским «внутренним Востоком». Здесь, процессы демодернизации и возвращения архаики, зашли так далеко, что фактически привели к созданию «иного» цивилизационно-культурного пространства и анклава страны, находящегося вне правового общероссийского и государственного поля. В самой России большинство россиян воспринимают Северный Кавказ, как «чужую территорию». Да и сами местные жители Северного Кавказа не чувствуют, что живут в России. Когда они едут в Москву, Краснодар, Петербург, то обычно в таких случаях говорят: «поехали в Россию». Такое положение вещей во многом объясняется массовым исходом оттуда русского населения, служившего не только проводником культуры Модерна в наиболее архаичный регион страны, но и являющегося основным культурным агентом Русской цивилизации, вовлекающим регион в общероссийское пространство. Уход русских из региона привел к тотальной этнизации республиканских элит во всех республиках Северного Кавказа. Впрочем, сегодня этнократические элиты, из представителей «титульных» этносов сформированы во всех национальных республиках России. А это в свою очередь, напрямую влияет на сепаратизм и ставит под угрозу территориальную целостность многоэтничной страны.

Очевидно, что Северный Кавказ, неуклонно уходит из культурного и правового пространства страны, и в силу тотальной коррумпированности местных элит превращается в главный внутренний фактор нестабильности всей страны. Сегодня там идет настоящая гражданская война под религиозно-идеологическими знаменами ваххабизма (или салафизма – версия исламского сектантства). Напомним, что целью ваххабитского джихада, является вооруженная борьба со всеми «неверными», «многобожниками», «лицемерами», включая «неправильно» верующих мусульман (к ним можно даже отнести людей не одетых в соответствии с ваххабитской принятой одеждой и прической-В.Б.) [5]. Местное население, особенно молодежь, лишенное работы и живущее в условиях редких даже по российским меркам тотальной коррупции и произвола правоохранительных органов, уходит в горы, чтобы под зеленым знаменем ислама (ваххабитской версии) восстановить так ценимую на Кавказе справедливость. Бездействие Кремля, который «откупается» от решения давно наболевшей проблемы тем, что направляет туда финансовые средства, которые там «лихо разворовываются», приводит к выплескиванию кавказского терроризма в глубь страны, в Москву и другие города. К тому же на фоне депопуляции коренного русского населения и массового притока, по большей части нелегального, мигрантов с Юга, который так травмирует российское массовое сознание [6], теракты, совершаемые уроженцами с Кавказа, еще больше ожесточают коренное населения европейской части страны. Это, в свою очередь, приводит к стремительному нарастанию межнациональных конфликтов. События на Манежной площади (до этого была Кондопога) в декабре 2010 года стали кульминацией годами не решаемых и загоняемых вовнутрь межнациональных противоречий. Это событие, имеющее прямое отношение к проблеме Кавказа, показало всему обществу, что нужно срочно что-то делать с проблемным регионом. Век колониальных империй прошел, и XX век это хорошо продемонстрировал. Северный Кавказ в силу проживания монотитульных этносов и почти отсутствия там (в республиках Дагестан, Ингушетии, Чечне) населения из других российских регионов, напоминает «внутреннюю колонию» России. Причем колонию особого рода, живущую на дотации федерального Центра.

Что дальше делать? Продолжать удерживать регион преимущественно силой (за счет огромной вооруженной северокавказской группировки российской армии) и посылать туда «вагоны денег» для их распределения «по карманам» местных элит? Это, во-первых, расточительно, а во-вторых, накаляет социальную обстановку на и Северном Кавказе и в стране. Уже сегодня для борьбы с засильем «южан» в стране (особенно в столице) в массовом порядке формируются националистические, экстремистские молодежные организации фашистского толка. Это крайне дестабилизирует обстановку во всей стране и угрожает установлением нацистского режима в стране, победившей фашизм. Важно на сегодня уяснить два момента. Первый: федеральная политика Кремля в отношении Северного Кавказа на сегодняшний день полностью провалилась. Второй момент: без разграничения сросшейся на Кавказе власти и бизнеса, устранения тотальной властной коррупции, а также без проживания там русского населения России Кавказ не удержать.

Однако легко спрогнозировать ситуацию в случае ухода России с Северного Кавказа. В этом случае Кавказ ожидает полный распад государственности и тотальная гражданская война «всех против всех»: войны межэтнические, межклановые, межрелигиозные… «Сомализация» Кавказа приведет к тому, что конфликты в виде нападений вооруженных формирований на пограничные с Северным Кавказом южнорусские земли Ставрополья станут обычной практикой. России неизбежно придется наводить на Кавказе «порядок» военной силой, защищая своих граждан или выполняя миротворческую миссию по просьбе самого населения Северного Кавказа. Сценарий, что и говорить, кошмарный для жителей Кавказа и крайне негативный для самой России.

Значит, на сегодня у России есть только один путь: всеми средствами и, в первую очередь, социально-экономическими и просветительскими интегрировать Кавказ в общероссийское правовое и культурное пространство. Жестко пресекать там произвол местных кланов и стремиться транслировать туда светскую культуру высокого Просвещения. Северный Кавказ сегодня является тем цивилизационным вызовом для России, где в зависимости от его решения будет решаться судьба всего российского социокультурного пространства в его нынешних границах. Не удержать (это уже не актуально), а оцивилизовать Северный Кавказ в соответствии с европейскими политическими и экономическими практиками и привести его в единое общероссийское пространство. Если это не получится (ближайшие 7-10 лет покажут), то это будет означать, что Россия окончательно выберет европейскую модель модернизации и будет избавляться от всех азиатских регионов, мешающих ей на этом пути. Однако этот вариант может привести к разрушительным геополитическим последствиям, с трудно прогнозируемым сценарием.

Наиболее продуктивной идеей для формирования единой нации на российском культурном пространстве является, на наш взгляд, идея строительства политической и общекультурной нации на базе русского языка и русской культуры. Игнорировать факт наличия в стране подавляющего большинства представителей русского этноса было бы несправедливо, неправильно и опасно в свете продолжающейся радикализации русского национализма. Без благополучного сохранения и плодотворного развития стержня и каркаса российского многоэтнического общества – русского народа – Россия просто не сохранится. Это непреложный и необсуждаемый факт. За политкорректным термином «россияне» нет исторической перспективы, поскольку русские в массе своей его не принимают. И, как показал негативный советский опыт (тогда был отказ даже от самоназвания «Россия»), сознательный или бессознательный отказ от «русскости» и политика обезличивания русского национального кода рано или поздно чревата крахом. Однако это отнюдь не должно привести к узкоэтнической ассимиляционной политике по русификации многочисленных народов России. Всеобщая этнонационализация всей страны на базе исключительно одного русского этноса крайне опасна для сохранения мира и процветания на всем пространстве России.

Испокон веков русский народ, культура и язык вбирали в себя и плодотворно заимствовали духовные основы и практики из многочисленных культур народов необъятной России. Собственно, это происходит и сейчас. Сама русская культура являла собой пример необыкновенной восприимчивости к другим культурам. Однако и русская культура не всеядна и не всегда способна к «перевариванию» других культур. Да и этого не требуется – в конце концов у каждого народа всегда есть право на исторический выбор: объединяться с русским народом или нет. Распад СССР и уход из общероссийского пространства многих территорий и республик служит примером и такого решения проблемы.

Очевидно, что существующее славянское ментальное и культурно-языковое притяжение между русскими, белорусами и украинцами легче всего объединяет их в единую общность, даже несмотря на государственные границы и суверенитет трех республик. Однако эта проблема может и должна решаться в будущем исключительно при добровольном согласии всех трех народов. Пока же и украинцы, и белорусы, проживающие на территории России, достаточно органично «вливаются» в русскую нацию и вполне осознанно идентифицируют себя «русскими». Почти то же самое можно сказать и о ряде финно-угорских народов России – корелы, коми, мордва, чуваши, марийцы, удмурты и т.д. Эти народы настолько сильно связаны с русской культурой, что составляют с ней общее культурное пространство. Крупные неправославные народы поволжского региона – татары, башкиры, калмыки – вошли в состав России давно, их судьбы исторически переплелись с русским народом и русской культурой, так что каких-то особых проблем во взаимоотношениях между этими народами нет. Это и естественно, поскольку нахождение их вместе в одном политическом и культурном пространстве России возможно лишь в том случае, что в качестве цементирующей и консолидирующей основы для взаимодействия этих народов между собой выступает русский народ и русская культура.

Но, фактически все более «русифицируясь», тем не менее, нерусские народы России не отказываются от своих этнонимов, «татарин», «чуваш», «калмык» и т.д. Их этническая культура нисколько не препятствует формированию общерусской нации, которая формируется, хотя и на многоэтничной основе, но при подавляющем преимуществе русской культуры. Это общемировая практика. В конце концов, будучи за границей, все нерусские граждане РФ добровольно позиционируют себя как «русские». Точно так же, как мы считаем всех граждан европейских стран в зависимости от страны их прибытия, «французами», немцами», «англичанами». Причем независимо от их этнической принадлежности.

Другое дело, что споры вокруг этнонима «русский» или «российский» пока можно оставить в покое, «не буди лихо, пока оно тихо». Время для этого еще не пришло. Однако для будущего строительства единой нации, прежнее сохранение в Конституции концепта «многонациональный российский народ» совершенно бессмысленно и крайне вредно и в дальнейшем он должен быть заменен на термин «общерусский/ая народ/нация» (как вариант).

Уже сегодня на первый план должны выступить объединительные практики и реальная «работа» по строительству общерусской нации, в которую, как ручейки, вольются другие этносы и этничности, не растворяясь в ней при этом и сохраняя свой язык и свои культурные особенности. Только тогда общий идентификационный маркер «русский» и из уст этнического татарина, и этнического мордвина не вызовет горячих споров и социокультурных расколов, поскольку главным определяющим фактором в русской идентичности будет выступать степень овладения русской культурой и языком, а не принцип «крови». Со временем подчеркивание своей этничности у большинства российских народов может все более уступать принадлежности к единой нации. Но это возможно лишь при непрекращающейся консолидированной и созидательной работе всех практик: политической, социальной, культурной и т.д. Тогда и только тогда на свет может появиться обновленная общерусская нация, опирающаяся на новые победы и достижения — нация исторических свершений. И тогда мы сможем заявить о завершении формирования единой и положительной общенациональной идентичности для всех граждан России: верхов и низов, атеистов, православных и мусульман, русских и нерусских и т.д.


[1] В.С. Малахов. Национальная культура в эпоху глобализации//Россия в диалоге культур.-М.: Наука,2010. С.47.

[2] См. Н.М. Ракитянский. Понятия сознания и менталитета в контексте политической психологии//Вестник Московского университета Серия 12 Политические науки №6. 2011. С.101.

[3] Сергей Сергеев. Нация и демократия//Пришествие нации? «СКИМЕНЪ», 2010. С.221-223.

[4] В.Д. Соловей. Кровь и почва русской истории. М. Изд-во Русский Мiръ 2008. С.472.

[5] Игнатенко А. А. Правоверность, доказываемая ненавистью. Ваххабизм в изложении его сторонников./Игнатенко А.А. Ислам и политика: Сборник статей. М.: Институт религии и политики, 2004. С.122.


Прикреплённый файл:

 Нации в РФ, 34 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019