20 сентября 2017
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Яна Бражникова
20 апреля 2013 г.
версия для печати

В ожидании Бога

Господь идет пригородный поезд, Режет рельсы, как алмаз

БГ

Защитникам Бога надо бы держаться подальше от Него. Бог — это электропоезд, вырывающийся из туннеля. Он везет только тех, кто не переступает за ограничительную линию у края платформы; остальных сносит не глядя. Разница между первыми и вторыми — условна. Верующие уверены, что за ограничительную линию у края перешли не они, неверующие убеждены в обратном. Поезд же видит лишь линию, а не тех, кого она разделяет…

духовная скрепаНаверное, женщины, маркирующие себя как женщины, — невыносимы. Особенно они невыносимы для тех, кто, оставаясь женщиной, внешне предстает в качестве мужчины, кто скрывает, а не приоткрывает свое женское ожидание. Он (она) отстаивает сакральный центр, духовный стержень, духовную скрепу, «мускулинные» ценности Истины, Вечности, Иерархии. Однако несложно заметить, что в основе этого стояния лежит женское ожидание. Вот он (Он) придет, воздвигнет вертикаль, рассеет горизонталь, укрепит навеки — а я отдохну у него на плече, мне больше не надо будет ни о чем беспокоиться. Об этом мечтает скрытая женщина, стесняющаяся себя как женщины, тяготящаяся своей заботой… воплощенная в современном отечественном «консерваторе»…

Скрытая женщина живет в ожидании Бога. Только он – настоящий Он, стержень и скрепа. Любой другой «Он» — частичен, на время, пока Тот самый не явится. Путин, Квачков, Макашов, Дугин, Смирнов, Охлобыстин, Белов… — у Бога много имен. Каждое из них обещает : "мы отдохнем"! (Когда сделаем грязную работу)...

Наверное, прав С. Жижек в своем предположении о том, что " Бог воскрес в Освенциме". Воскрес, а не умер, как думалось раньше: "Что, если конечный адресат библейской заповеди "Не убий" есть сам бог (Яхве), и мы, хрупкие люди, суть его ближние, предоставленные божественной ярости? ... Вспомните историю из Талмуда о двух рабби, обсуждающих богословский вопрос; тот, кто проигрывает в споре, взывает к богу, дабы тот явился и сам разрешил спор, но когда бог и правда является, другой рабби возражает, что работа творения уже давно завешена, так что богу теперь больше сказать нечего и надлежит удалиться, что тот и делает. В этом смысле Освенцимэто как если бы бог вернулся с катастрофическими последствиями. Настоящий кошмар наступает не тогда, когда мы оставлены богом, но когда бог оказывается слишком близко к нам" [1]. О том же самом, но с другой стороны, писал в свое время Ж. Батай, обращая внимание на связь иудейской рациональности с Освенцимом.

Прав и В. Голышев, заметивший, что голос, бесконечно апеллирующий к Богу, негодующий по поводу оскорбления Его святынь, не может промолвить Христова имени: язык не повернется.

"Религиозная" карта сегодня разыгрывается так: "верующие против неверующих" (и наоборот). Потому Христу в ней нет места — как нет места скрещению, встрече, хиазму. И верующих, и неверующих охраняет теперь новый Закон: он карает как за " осквернение святыни", так и за принуждение к религии, за нарушение "свободы совести".

Ничего нового в этом нет — христианство незаконно по определению, так как именно оно нарушает границу, отделяющую " верующих" от "неверующих".

Защитникам Бога надо бы держаться подальше от Него. Бог — это электропоезд, вырывающийся из туннеля. Он везет только тех, кто не переступает за ограничительную линию у края платформы; остальных сносит не глядя. Разница между первыми и вторыми — условна. Верующие уверены, что за ограничительную линию у края перешли не они, неверующие убеждены в обратном. Поезд же видит лишь линию, а не тех, кого она разделяет…

Если вдруг "верующему" случится столкнуться с Богом, он уж не станет качать права от Его лица, не станет так запросто рассуждать о том, что Ему нужно и приятно, а что — недопустимо и грешно пред лицеем Его.

Блез Паскаль, к примеру. Он тоже, как считается, " защищал веру", пропагандировал "христианскую религию" — после того, как " обратился", стал " верующим", " пришел к Богу". Но дело было не так. Не он "пришел к Богу", а Бог бросился прямо на него. Произошло это, когда кони понесли его прямо к пропасти, как несут сегодня ноги наших " верующих" к "ограничительной линии у края платформы".

Часов с десяти с половиной и до половины первого ночи

ОГОНЬ

- так он записал историю своего столкновения с Богом. (Эту записку он повесил на грудь и носил, не снимая. С ней и умер.)

"Апология христианской религии" [2], которую Паскаль писал вплоть до смерти — точнее, которую он и не собирался " заканчивать", так как закончить ее невозможно — вся сплошь предупреждение всем " верующим": не верьте ничему, что может стать основанием, даже если это — сам Разум. И — не отвлекайтесь. Не вовлекайтесь в "чувства верующих" — в любой момент за вашей спиной может наступить Бог и разверзнуться пропасть.

Я нарочно говорю о Паскале, а не Ефреме Сирине или Феофане Затворнике, так как именно от него ведет свою историю такое изобретение, как "чувство верующих" — аберрация его читателей, европейских просветителей, посредством которой и было переписано позже православие.

Многие из тех, кто сегодня стал называть себя "верующими" (а раньше предпочитали понятие "воцерковленные") — из тех, кто сегодня понибратствует с Богом, защищая его права и не подозревая даже чисто интуитивно, кого он адвокатирует, — делает это из лучших чувств. Из чувства лучшего.

В самом деле: почему православные не имеют права чувствовать себя комфортно? В том числе во время Великого поста... Чем они хуже гомосексуалистов, также отстаивающих свои права? Сегодня, как справедливо заметил В. Путин, гомосексуалисты в России успешно продвигаются по карьерной лестнице; то же можно сказать и о "православных": маркер "верующего" способствует продвижению, однозначно. Отсутствие такового порождает подозрения.

Какая разница между " откровением" FEMEN, оголивших свои тезисы перед Путиным и Меркель — и печально известным панк-молебном "Богородице Дево, Путина прогони!"? Какая разница между православными активистами, требующими поставки размером в 200 храмовых единиц не позже Пасхи 2013, чтобы всем хватило места для праздничной молитвы — и теми, кто не смог помолиться в пустующем храме, чье подношение было вышвырнуто в помойку? Между воцерковленными предпринимателями, славящими Бога акциями типа «ПостНо – вкусно», не взирая на «Rolex» и прочие искушения, — и тем акробатом, что хотел тайно отблагодарить Бога, но не имел ничего, кроме своих акробатических номеров [3]?

Формально – никакой. Структурно они делают одно и то же, «защищают одни и те же духовные ценности», как теперь принято формулировать. (Вот потому-то и нет смысла в подобных формулах, они могут означать все что угодно). Но: здесь проходит линия. «Ограничительная линия» у края платформы: нельзя, нельзя за нее заходить!

Человеку необходимо придерживаться линии. Необходимо держаться за Стержень, за Скрепу, следить за разметкой на дороге, следить, чтобы кони не понесли. Потому что кони не обращают внимания на ограничительную линию у края платформы; зачуют: «Бог близко» — и вперед!!!

Человеку свойственно искать опоры, прочерчивать предел, это – основа цивилизации, культуры, понимания. Иначе – все плывет, начинается беснование, одержимость, бесконечная масленица… Вера зиждется на уверенности, на твердом духовном основании, так ведь? Так, так – это снова Паскаль: «Человеку свойственно искать уверенности: он горит желанием найти твердое основание, чтобы воздвигнуть на нем башню, которая поднимется в бесконечность, но это основание рушится и земля разверзается, обнажая бездны.»

Наши исторические корни забыты, наши духовные основания поколеблены. Мы плывем! Плывем в поисках ограничительной линии, предполагая, что где-то здесь она должна быть – наша скрепа, наш стержень. Она позволит нам отделить одно от другого – несмотря на то, что все сливается, все так похоже. Формальная логика шепчет: да это одно и то же! И все же мы стремимся к тверди. Мы сможем понять, где имеет место быть «препятствование богослужению», а где «принуждение к религиозным действиям», где – молитва, а где – кощунство.

Нет, не сможете, — говорит Паскаль. Я уже пробовал – математически невозможно: «Мы плывем по просторной середине реки, всегда неуверенные и неустойчивые, движимые из конца в конец. Предел, к которому мы надеемся пристать, чтобы утвердиться в нем, колеблется и покидает нас; если мы пытаемся за ним следовать, он ускользает от нашего захвата и вечно убегает. Ничто не становится надежным основанием… не будем же искать никакой уверенности и прочности». Это и есть апология христианской религии.

Однако в ожидании Бога эта неуверенность почти невыносима; особенно для депутатов. Они, как кони, тоньше чувствуют его приближение – и потому ищут надежную опору. У государства не так уж много скрепов, — заметил один из них, — хотя бы ими необходимо воспользоваться.

Как женщина после развода не хочет показаться оставленной, хочет показать, что она справится, мобилизует все имеющиеся в ее распоряжении возможности, что она сильная (и в этом смысле вообще не совсем женщина, а скорее мужчина-консерватор), — так и депутаты призывают Бога вернуться, что расставить все точки над i, чтобы скрепить текучую повседневность духовными скрепами вечности. «Ничто не останавливается» (Паскаль), — это досадно. Но в наших силах заключить течение времени. Или, по крайней мере тех, кто не противится этому течению.

Отчего-то анекдоты всегда сбываются. Бог вернется — по призыву депутатов и первого рабби. Желаю всем нам угадать, с какой стороны от ограничительной линии вам находиться в этот момент. Ну и …второго рабби нам в помощь, разумеется.


[1] Жижек С. Год невозможного (Искусство мечтать опасно). М., Европа, 2012. Стр. 107-108

[2] Опубликована в виде фрагментов под заголовком «Мысли».

[3] Об этой молитве акробата, описанной Яковом Друскиным, напомнила К. Чухров в своем исследовании поэтики А. Введенского: http://www.nlobooks.ru/node/2417


Прикреплённый файл:

 zhvachka-1.jpg, 27 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

21 апреля 12:22, Teoslav:

Не зря же сказано: жене же учити не повелеваю, ниже владети мужем, но быти в безмолвии (1 Тим 2, 12)


23 апреля 17:57, Правая.ру:

Теослав. Вы кому это говорите? Себе?


23 апреля 19:09, Teoslav:

Правая ру. Каков принцип отбора авторов?


25 апреля 10:30, Правая.ру:

"Теослав", авторы здесь не обсуждаются, обсуждаются их тексты. Вы должны были прочитать это в правилах при регистрации. Первое предупреждение. После второго будет бан.


26 апреля 23:48, Teoslav:

Вопрос был о принципе отбора автора, материала.

А банами авторов своих пугайте. Типа начальника РЖД.


30 апреля 21:57, Правая.ру:

Мы не пугаем, а делаем предупреждение, почувствуйте разницу. Принцип отбора авторов не обсуждается ни с авторами, ни с читателями ни в одной редакции.


19 мая 18:54, вася99:

Автор запутался

Автор запутался, с начало надо ответить зачем Я здесь, затем зачем ему нужен БОГ.

Для себя я решил, что я здесь чтоб учится, а религии это инструмент.

И что у Бога ты хотел спросить.

И это не край платформы, просто темные силы приходят к верующим, как хищник на водопой. Человек как бы готов принести себя в жертву, а различить откуда сила очень сложно, так как для человека это высшая сила.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2017