19 августа 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Дмитрий Данилов
12 апреля 2014 г.
версия для печати

Два - ноль

Почему мы мучаемся, а они порхают? Почему мы зубами цепляемся за 14-е или 16-е место, а они играючи вспрыгивают на пьедестал, пусть и не на верхнюю его ступеньку? Почему главный кагэбэшный клуб, который может волевым решением затащить в свои ряды любого игрока, в который каждый год приходят новые хорошие, с именем, футболисты, влачит жалкое существование. А в Спартак приходит бывший динамовский тренер Бесков, набирает никому не известных пареньков и дядек из Красноярска и Костромы, и через два года они становятся чемпионами. Почему так? Почему?

Игроки в бело-голубой форме вяло возятся с мячом в центре поля, перевод мяча на фланг, при приеме мяча крайний полузащитник спотыкается о собственную ногу, но все же сохраняет мяч, медленное продвижение вперед, попытки дриблинга, навес в штрафную (при выполнении навеса полузащитник поскальзывается и падает), вялая толкотня в штрафной, тычок головой по мячу куда-то в сторону небес, удар от ворот. Счет 0:1 не в пользу команды в бело-голубой форме.

Игроки в красно-белой форме бесчисленными точными короткими передачами в одно касание запутывают оборону соперника, «стеночка», «забегание», кинжальный прострел, мяч легким касанием несильно, но точно отправляется в нижний угол ворот. Счет 2:0 в пользу команды в красно-белой форме.

Как же мы им завидовали.

Мы – болельщики Динамо. Им – Спартаку (и его болельщикам, конечно).

Я проникся симпатией к московскому Динамо в глубоком отрочестве, в начале 80-х. Мой первый поход на стадион выпал на игру Динамо с Нистру (безнадежным аутсайдером), Динамо проигрывало по ходу матча и вырвало победу в страшных муках и судорогах (хотя все остальные громили молдаван, как правило, легко и с крупным счетом). Что-то особенное было в этом сочетании великого динамовского прошлого, красоты огромного легендарного стадиона с бело-голубыми трибунами и жалкой, мучительной, неказистой игры, жалкого положения великого клуба. Очень я радовался, когда Николай Латыш затолкал таки мяч в молдавские ворота, и Динамо победило со счетом 2:1. (Возникновение этой странной симпатии подробно описано мной в повести «Дом десять».)

Я не был «фанатом», и вообще футбол никогда не занимал главного места среди моих интересов, но я пристально следил за процессом – смотрел телевизионные трансляции, читал скудную тогда спортивную прессу и, конечно, ходил на футбол.

Очень быстро выявился главный неприятель и объект лютой зависти. Конечно, Спартак.

Неприязнь была, можно сказать, исторической – клубы отчаянно конкурировали еще с 30-х годов, а фанаты начали враждовать где-то с конца 70-х (собственно, только тогда они стали появляться в СССР как класс).

А вот зависть объяснялась тем, что Спартаку все давалось как-то слишком, возмутительно легко.

В этом смысле наши клубы были противоположностями. Динамо постоянно боролось за выживание в Высшей лиге (и при этом до сих пор осталось единственным российским клубом, который ни разу из этой самой Высшей лиги не вылетал, в отличие от того же Спартака). Победы были редкими и доставались в результате лютой борьбы на грани человеческих возможностей или случайных ошибок соперника. Каждая такая победа воспринималась как какое-то редкое чудо, как нечто аномальное. А ничьи и поражения были нашей обычной, унылой реальностью. Играло Динамо крайне коряво, хотя всегда комплектовалось хорошими футболистами – приходя в Динамо, они словно бы по команде разучивались играть. Три подряд точных паса были редкой роскошью. Красиво забитый гол – роскошью редчайшей. Победный матч, проведенный в атаке, – сверхъестественным явлением. В общем, Динамо тяжело билось и тяжело работало, и плоды этих работ и битв были скудными.

На этом унылом сером (бело-голубом) фоне Спартак был счастливчиком, баловнем красно-белой судьбы. Правда, в каком-то смысле они тоже были неудачниками – долго не могли стать чемпионами, были «вечно вторыми» то за киевлянами, то за новыми выскочками – минским Динамо, Днепром и Зенитом. Но по сравнению с нашими непрекращающимися провалами, с изнурительной борьбой за выживание спартаковское бытие было безоблачным. И дело не только и не столько в занятых местах (в конце концов, в 1986-м Динамо вдруг взяло и заняло второе место, до победы не хватило одного очка; в 1987-м благополучно возвратились, аки псы на свою блевотину, на десятое место). Главное – Спартак играл и побеждал очень легко, возмутительно, отвратительно легко.

В игре Спартака обычно не было борьбы и труда. Это была вот именно игра в чистом виде – люди играли и получали удовольствие. Постоянные атаки, круговерть коротких быстрых передач, длинные комбинации, от чередования которых соперник дурел, тупел и терял концентрацию. Это было какое-то изящное порхание (недоброжелатели называли спартаковский футбол «балетом»), красивое, приятное на глаз, но вот эта сверхъестественная легкость вызывала у меня не восхищение, а возмущение и зависть.

Почему мы мучаемся, а они порхают? Почему мы зубами цепляемся за 14-е или 16-е место, а они играючи вспрыгивают на пьедестал, пусть и не на верхнюю его ступеньку? Почему главный кагэбэшный клуб, который может волевым решением затащить в свои ряды любого игрока, в который каждый год приходят новые хорошие, с именем, футболисты, влачит жалкое существование. А в Спартак приходит бывший динамовский тренер Бесков, набирает никому не известных пареньков и дядек из Красноярска и Костромы, и через два года они становятся чемпионами. Почему так? Почему?

Честно говоря, я до сих пор этого не понимаю.

Особенно сильные приступы зависти вызывали спартаковские победы над середняками или аутсайдерами. Если Динамо предстояло играть дома и тем более в гостях с каким-нибудь, условно говоря, Нефтчи, можно было ожидать чего угодно, только не легкой, уверенной победы. И всегда была высока вероятность провала. И если вдруг имела место уверенная победа (пару раз в году такое случалось), это воспринималось как упавшее с бело-голубых небес чудо. Когда Спартаку предстояло играть с Металлистом или Кайратом, можно было заранее записывать ему в таблицу два очка (осечки случались, тоже пару раз в году, но общей тенденции они не отменяли).

Любимый счет у них был 2:0. Именно так чаще всего заканчивались игры Спартака с клубами из нижней части турнирной таблицы. Легкое порхание по полю, мяч все время у Спартака, бесконечные ажурные комбинации, стеночки и забегания. Первый гол забивался минуте на двадцатой, второй – в начале или середине второго тайма. Игра сделана, сомнений в победе нет, все хорошо, можно махать красно-белыми флагами и кричать ма-ла-цы. Могли бы сделать и 5:0, и больше, но зачем напрягаться, не нужно напрягаться, можно сыграть вполноги, спокойно победить на классе.

Вот эти многочисленные 2:0, признаться, бесили больше всего. Все им на блюдечке, а нам костьми приходится ложиться, и все равно толку никакого.

Кстати, Динамо постоянно ложилось костьми в самом прямом смысле – в играх с сильными соперниками главным технико-тактическим действием в арсенале команды был подкат, иногда создавалось впечатление, что команда играет лежа. Оборона, оборона, оборона, невидимые окопы и траншеи на зеленом поле, отбиваемся, отбиваемся, изнурительно отбиваемся. А у Спартака как будто и не было обороны вовсе. Неприкосновенность ворот достигалась не собственно оборонительными действиями, а постоянным контролем мяча и давлением на ворота соперников. Как известно, лучшая защита – это нападение, и к Спартаку 80-х это относилось в полной мере.

Справедливости ради надо сказать, что Днепр, Минск и особенно Киев частенько наказывали Спартак за вот эту легкость, ажурность и несклонность к построению бетонной обороны, но это уже несколько другая история. Это уже была не наша зависть, а их, спартаковская. Да, победному, чемпионскому Киеву они завидовали до судорог.

Если рассуждать логически, главным объектом зависти по идее должен был быть не Спартак, а как раз киевское Динамо – оно было несравнимо успешнее Спартака и во внутреннем первенстве, и на европейской сцене. Но к киевлянам зависти не было. Потому что они не порхали, а тоже, как и мы, работали и бились, только делали это раз в сто лучше. В их игре не было специфической спартаковской легкости, она напоминала, скорее, некий паровой каток, только очень скоростной. Киевляне подавляли соперника, буквально затаптывали его, и в этом затаптывании было какое-то боевое, батальное величие, и тут была не зависть, а спокойное признание этого величия.

В Спартаке-то величия никакого не было. Были только легкость и ощущение, что все дается им даром, на белом блюдечке с красной каемочкой.

А мы хлебаем из нашей грязно-серо-синей выщербленной миски, бывшей когда-то давно бело-голубой.

У них сплошное бодрое, веселое и легкое 2:0.

А у нас – 0:0, 0:1, 0:0, 0:2, 1:1, 1:2, 0:0, 0:3, 0:5, и изредка, в виде сюрприза – какое-нибудь жалкое 1:0, гол забит на 89-й минуте с пенальти, соперник полтора тайма играл вдевятером.

К вашему берегу корабли да барки, а к нашему берегу говно да палки.

Это я описываю эмоции, которые имели место в отрочестве и юности, в 80-е годы прошлого века.

С тех пор многое изменилось. По мере взросления значимость футбола, и так не первостепенная, значительно снизилась. Хотя по-прежнему слежу за процессом, теперь уже, в основном, по телевизору и через ставшую чрезвычайно обильной спортивную прессу. Спартак пережил триумфальные 90-е, когда в слабеньком чемпионате России у него практически не было конкурентов. Смотреть на это было еще более противно, чем на те, советских времен, бодренькие победы со счетом 2:0 над металлистами и пахтакорами. Динамо продолжало свое прозябание, правда, за выживание уже не боролось, по большей части бессмысленно болтаясь в середине турнирной таблицы и изредка, с перепугу, занимая призовые места.

Потом наступили нулевые, Спартак заметно сник, у него появились сильные соперники, чемпионства красно-белые не видят уже больше десяти лет. Чехарда невразумительных тренеров и игроков, утрата той самой «спартаковской игры» – легкой, ажурной, со стеночками и забеганиями. Так что, по идее, зависть должна бы смениться злорадством.

Но нет, все равно какой-то след былой сильной зависти остался.

Потому что все равно, даже сейчас, в своем не лучшем положении, Спартак регулярно выдает свои фирменные легкие победы, в том числе и со счетом 2:0. Посреди всех трудностей – возьмет, да и приложит какую-нибудь Волгу, или Краснодар. Легко и ненапряжно. Первый гол минуте на двадцатой, второй – в начале или середине второго тайма. И никаких сомнений в победе.

А у Динамо так до сих пор не получается. Вернее, бывает, но очень, очень редко. Хотя дело сейчас обстоит не так безнадежно, как в 80-е, команда иногда играет ярко и даже может разгромить тот же Спартак, но это все равно какие-то достаточно редкие исключения (проблески случались и в беспросветные 80-е).

Да и с результатами у Спартака пока по-прежнему гораздо лучше обстоят дела.

Так что зависть в какой-то степени сохраняется. Просто она естественным образом утихла, ушла с переднего плана, утратила болезненность и актуальность. Так, прорывается иногда при ознакомлении с результатами очередного тура: опять эти <…> выиграли, а наши <…>, конечно, продули, ну ё-моё, ох…

Динамо, конечно, рано или поздно станет чемпионом. И я точно знаю, как это будет.

Все будет решаться в последнем туре. Динамо будет играть дома с кем-нибудь из середняков или аутсайдеров, с какими-нибудь условными Крыльями Советов (Самара). Для чемпионства достаточно будет сыграть вничью.

Динамо будет пытаться давить, Крылья – огрызаться.

В середине первого тайма в ворота Крыльев будет назначен пенальти, Динамо не забьет.

В конце первого тайма Крылья забьют в одной из редких контратак.

В начале второго тайма у Динамо кого-нибудь удалят.

Динамо все равно будет пытаться давить, делать безадресные и бессмысленные навесы в штрафную.

У Крыльев будет пара-тройка выходов один на один, не забьют чудом.

Минуте на 80-й удалят кого-нибудь из Крыльев.

На 85-й минуте Динамо затолкает мяч в самарские ворота после нелепой сутолоки в штрафной.

Судья добавит к основному времени восемь минут.

На 4-й добавленной минуте у Динамо еще кого-нибудь удалят.

На 7-й добавленной минуте нападающий Крыльев попадет в штангу.

На 8-й добавленной минуте в ворота Динамо будет назначен пенальти, пенальтист Крыльев попадет в перекладину.

Игра продлится не восемь, а двенадцать лишних минут.

Матч закончится со счетом 1:1, Динамо станет чемпионом, а Крылья вылетят из Премьер-лиги.

Трибуны будут орать, но сдержанно (все-таки у Динамо не так много болельщиков, как у некоторых других московских клубов), и кто-нибудь из пожилых, советско-пролетарского вида болельщиков обязательно прослезится – потому что очень долго, многие десятилетия, пришлось ждать этого события.

В это же время Спартак будет бороться за пятое место (попадание в Лигу Европы). Для достижения цели нужно будет обыграть на выезде какую-нибудь условную Волгу (Нижний Новгород) с разницей в два мяча.

И Спартак обыграет Волгу со счетом 2:0. Легко и спокойно, без перенапряжения сил. Первый гол минуте на двадцатой, второй – в начале или в середине второго тайма.

И мы опять будем им завидовать.


Прикреплённый файл:

 sp-din.jpg, 19 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019