21 апреля 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Андрей Хоров, Екатеринбург
17 апреля 2014 г.
версия для печати

Кто споёт нам Песнь Льда и Пламени?

Человечество распробовало XX век на вкус и узрело, что плод сей хоть и не приятен, зато дарует познание добра и зла. Теперь-то мы точно знаем кто тут орки, а кто эльфы, где Мордор, а где Элинор. Конечно, всяк человек ложь, даже конь ложь во спасение, но кто теперь посмеет предать истину? Кто из людей присягнет Саурону, когда Добро опознано и расшифровано?

В этот привычный нам мир самоочевидностей, в эту словно живую рукопись Дж.Р.Р. Толкина, в новом XXI веке вторгаются герои и сюжеты нового мира, вышедшего из-под руки – почти тезоименитого – Дж.Р.Р. Мартина. Мир, в котором смерть внезапна для главных героев, а ничтожные персонажи становятся владыками мира. Никаких авторских слов и позиций внешнего наблюдателя, никакой абсолютной истории и чаемой предсказуемости. Всё есть только точка зрения – point of view (POV) того или иного персонажа. Эта особенность Саги в киносериале исчезает напрочь, где остается выпуклой только основа романа – сама игра престолов, разрушающая конспирологические и этические схемы, поработившие человеческие умы.

Вместо метафизической битвы Добра и Зла старого фэнтези на поле боя выходит Человек как животное политическое. Политическое потому, что живет он с другими людьми и действует среди "поли-"- множества подобных себе. Действия его целесообразны, так как сохраняют жизнь и избавляют от смерти. Красная Свадьба или Белая Свадьба – всякая подлость и коварство имеют оправдание для победителя. Ведь если бы он не сыграл, то сыграли бы им.

Ланнистеры, Фреи, Тиреллы идут на преступления, чтобы элементарно выжить…и, как следствие, приобрести большую власть. Достичь могущества можно и честной политтехнологией, как покойный Джон Аррен – конструктор и Десница пост-Таргариеновского Вестероса. Можно, как он, играть в длинную, воспитывая будущих бунтарей Неда Старка и Роберта Баратеона, медленно подготавливая почву для смены власти.

Правила игры престолов весьма изменчивы, но только два персонажа – Варис и Мизинец – их создают под себя, по лекалам, в нашем мире известным под именами Гоббса и Макиавелли. Тихий евнух Варис создавал политическое единство Вестероса еще для Эйериса Безумного, скрепляя порядок и мир в королевстве сетью тайных осведомителей. Лорд Питер Бейлиш сеет интриги и хаос, чтобы дать шанс проявиться своей искусности-virtu. Именно он нажимает спусковой крючок для начала романа. Варис и Бейлиш формулируют два полюса игры престолов – единство и множество, порядок и хаос, мир и война. Однако игра не движется сама по себе, она увлекательна и увлекает только тогда, когда люди отдают себя ей полностью.

Побудителем человека к политическому действию, к выходу за пределы своего Дома, является месть. Эталон мести сформулирован в песне "the Rains of Castamere" – лозунге Ланнистеров, где, по слову Макиавелли, платить долг предлагается только так, чтобы его не смогли вернуть. Именно человеческие чувства задают политический драйв – месть требует полного уничтожения врага, а значит, и объединения собственного Дома.

Однако человек подвержен и худшим слабостям. Прежде всего слабости человеколюбия – аполитичного разлагающего действия. Сегодня нам кажется, имеет ли смысл человечество, если оно движимо только машинерией власти? Может, именно ростки внезапной доброты оправдывают его существование? Или, как показал Балабанов, человеческое просто то, что нельзя вытравить в мире сем? Как бы ни был враждебен обезлюдевший мир к уничтожившему его человеку, достаточно сказать "я тоже хочу счастья, как и вы", чтобы пройти сквозь него. Или может слабость Неда Старка, предупреждающего Серсею об опасности, или жалость Давоса, спасающего бастарда, материнская любовь и детская привязанность, — может быть, всё это только побочный продукт игр престолов? К сожалению, нет.

Чем менее политичен поступок, чем больше в нем человечности, тем сильнее он раскручивает маховик бесчеловечных игр. Ненависть есть дизель политического, но жалость или любовь – искра зажигания для запуска новых цепочек жестоких и непредсказуемых событий. Так, Эйерис Безумный сжигал рыцаря, а его сына привязывал кожаной удавкой напротив. Пытаясь спасти горящего отца, бедняга удавливал самого себя. Но Мартин не читает морали "не делай добра, не будет и зла". Напротив, человек не сможет не дать слабины – влюбиться в чужую невесту, как Рейегар, или стараться восстановить справедливость, как Старк. Впрочем, когда, как не сегодня, мы знаем, что восторг и эйфория многих, как и ненависть и страх остальных, нужны лишь для катализации политического эффекта, самого по себе ничтожного? Благодаря человеческому-слишком-человеческому политическая беспощадность просто набирает мощь, подпитывается энергией, выделяемой аполитичными эмоциями.

Вероятно, люди бы уничтожили сами себя, разворачивая свои игры, снабжая их ненавистью и любовью. Но разве для того создан этот мир? По крайней мере, в мире Мартина незаметно, но неуклонно действует возмездие. Кто строго по закону и без рассуждения отрубил голову, сам лишится головы — также строго по закону. Чья рука толкнет ребенка, тот лишится руки. Мать, пожелавшая смерти младенцу, сама будет рыдать над своими детьми. Нарушивший древние законы будет убит в своем доме. Предатель будет предан, а жестокого ждет жестокая кара.

Хрупкое равновесие между жизнью и смертью не под силу соблюдать людям. Только двое знают о тайных силах, хранящих мир. Яген Кхар, незаслуженно спасенный с двумя уродами, незаметно сохраняет баланс – если у Красного бога забрали три жизни, он их должен вернуть. Мелиссандра, напротив, подкармливает Рглора жертвами и вовлекает в людские дела древнюю магию, чем смещает центр тяжести мироздания, дестабилизирует его. Но миру увядающей магии нужны живые люди для других целей. Надо сеять жар в сердцах, вынашивающих Драконов. Надо остужать людские умы, набирая их туловища в армию Иных.

В этом мире одни лишь люди сочатся леденящей ненавистью и источают испепеляющую любовь. Их горячность и отмороженность раскручивают игру престолов, вовлекают в неё всех прочих, пробуждают древние стихии, наполняют их силой жизни и дыханием смерти. Человеческие сострадание и неприязнь заставляют шагать Белых Ходоков и вылупляться из яиц Драконов. Приворотные травы и геральдические звери соединяются воедино, расцветают голубые розы человеческих тайн, всё больше голосов вовлекается в Песнь Льда и Пламени. Чтобы звучала Песнь всё громче, на всю Вселенную. Чтобы Лёд и Пламя – в чудищах, богах и сердцах людских – столкнулись в решающей битве в последний час мира сего...

Выдумка! – скажем мы – в нашем-то мире, в реальном!, нет ничего общего между Светом и Тьмой! Истина и Добро восторжествуют всегда! По крайней мере наступит время, когда… ? Только когда раскрутится мир до бешеных скоростей, и Армагеддон сепарирует святость от порока, ненависть от любви, жизнь от смерти. А до того дня, когда солнечный жар поглотит космический хлад, мы можем, так или иначе, лишь приближать их неизбежную встречу, чтобы уже наконец спеть Песнь – одну на всех.


Прикреплённый файл:

 deineris.jpg, 24 Kb



Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019