23 октября 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Илья Будрайтскис
20 мая 2015 г.
версия для печати

Экономика конфликта. Кому выгодна необъявленная война?

На Украине задержаны милиционеры ЛНР, которых украинские правоохранительные органы называют действующими служащими ГРУ, а министерство обороны РФ — бывшими служащими неопределенных подразделений. Стоит в очередной раз поговорить о мировой практике участия регулярных частей в конфликтах, схожих с украинским

Нашему современному националистичному сознанию свойственно рисовать конфликты как противостояние четко оформленных сторон, как правило наций/государств, и в любых действиях прозревать реализацию воли этих государств и их лидеров. В реальности действия, совершаемые по приказу, дополняются целым сонмом действий, совершаемых людьми по их собственным причинам, и зачастую для конфликтов того рода, что протекает на Украине, именно «своевольные» действия являются определяющими.

Армия и своеволие в человеческой культуре представляются как вещи противоположные. Причины такого противопоставления понятны — идеальная армия действует согласно единому рациональному плану, нацеленному на реализацию четких и общих для всей армии целей. За этой идеальной картинкой не стоит упускать из вида реального положения дел — армия скомпонована из людей, обладающих автономной волей, личными интересами и самостоятельными целями. Как бы армия ни старалась выхолостить эту автономию, приказ и устав никогда не будут составлять всю полноту мотивационной картины военнослужащих, по крайней мере, пока военнослужащих не заменят роботами.

Общий факт своеволия военнослужащих в принципе и командиров в частности имеет очень конкретные воплощения. Мы хорошо знаем о таком факте своеволия, как коррупция — сговор администраторов и командиров, направленный на личное обогащение за счет государственных ресурсов, особенно на закупках и других точках распределения материальных ресурсов. Ровно такой же процесс наблюдается не только в хозяйственной деятельности, но и непосредственно в боевой. Экономика конфликта создаёт спрос на ресурсы, находящиеся в ведении командиров, которые обладают (в определенных пределах) свободой распоряжаться ими.

Воспользуется ли какой-либо конкретный командир этой ситуацией в личных целях, зависит от многих факторов, включая качество учета и контроля, мировоззрение самого командира, его материальное положение, готовность окружающих сотрудничать с ним в негласной аренде государственных активов в зоне конфликта. Там, где учет разложен, командиры живут не по средствам и не действует кодекс чести офицера — например, в африканских странах — такая аренда повсеместна. Она же в значительной степени определяет характер нескончаемой вялотекущей войны в Демократической Республике Конго. Но даже в странах, где структурные особенности в целом не располагают к своевольной деятельности, конкретные личные обстоятельства вполне могут подтолкнуть командира к участию в ней. Само наличие экономической мотивации переводит вопрос из разряда «может ли такое быть?» в разряд «кто именно воспользуется создавшейся возможностью?». Для яркой иллюстрации подверженности военных даже «развитых» стран частному обогащению достаточно обратиться к хорошо изученному американскому опыту во Вьетнаме.

Какие мотивации предлагает командиру части и его солдатам, особенно контрактникам, ситуация на востоке Украины? За участие войск готовы платить, причем средства вполне могут идти и от государства в конечном счёте, как в случае с прощенным долгом Малофеева в размере $500 миллионов. Идеологический контекст происходящего также представляет «отпуск» войск на Украину скорее национальным подвигом, чем преступлением. Имеющаяся система учета позволяет командирам прикрыть негласную наемническую деятельность формально — увольнения задним числом было общепринятым и повсеместным и до событий на Украине. Прикрытие «на бумаге» частной корыстной деятельности, дополняющей зарплату, в современной России является просто базовым навыком управленца. Для самих контрактников «отпуск» является неплохой подработкой в той профессиональной деятельности, что они и так избрали для себя.

В итоге обстановка для предприимчивого командира более чем благоприятная. Каковы риски? В худшем случае в часть может приехать внезапная проверка, пересчитать всех наличествующих военнослужащих и обнаружить недостачу. В реальности же проверок численности состава такого рода просто не существует. Другой риск связан с массовой и вылезшей на публику единовременной гибелью «отпускников» — событие, имевшее место в предыдущем году в случае псковских десантников, Главная военная прокуратура рассмотрела обращение о гибели 25 военнослужащих, признала этот факт, как и то, что они были действующими служащими, но решила, что оснований для дальнейшей проверки нет. Конкретных причин такого решения мы не узнаем, но оно само является сообщением о невысоком риске негласной предпринимательской деятельности, прямым указанием, что можно найти способ объяснить не только отсутствие, но и гибель служащих.

История вполне однозначно показывает нам, что командиры регулярных частей могут и пользуются возможностями личного обогащения, когда таковые им предоставляются. В зависимости от ситуации, это может воплощаться и в прямом участии подчиненных командирам войск в приграничных конфликтах. В мировой практике эти случаи задокументированы, и вопрос преимущественно в том, предоставляет ли современная российско-украинская ситуация благодатную почву для такого участия. Навскидку, факторов, которые бы ставили непреодолимые преграды для негласного наемничества, не видно. Нелегальность и неуставность такой деятельности сама по себе ничего не значит — наркотрафик тоже нелегален, но это не мешает нам периодически обнаруживать сотрудников ФСКН, умерших в сауне от передозы героина.

В принципе, если главковерх и МО РФ отдают себе отчет в происходящем, они должны понимать, что наличие практик такого наемничества вероятнее его отсутствия. Собственно, и политически именно такое участие военнослужащих РФ в конфликте на Украине несколько удобнее. Если у командиров и так образуется мотивация поучаствовать в поддержке повстанческих группировок арендой своего состава и экипировки, то совершенно нет необходимости выдавать им прямой приказ об отправке сил куда бы-то ни было. Достаточно показательно не обращать внимания на сомнительные факты такого рода. Для дополнительного удобства, конечно, можно провести учения где-то вблизи конфликтного театра.

Думая о высокой политике и противостоянии государств, не стоит забывать и о личных мотивациях людей. Отбросив их, сложно составить картину происходящего, даже близко похожую на реальную.


Прикреплённый файл:

 polite.jpg, 26 Kb

Смотрите также в интернете:

r-e-e-d.com/economy-of-conflict/


Оставить свой отзыв о прочитанном


Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019