10 декабря 2018
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Славой Жижек, Словения
8 июля 2015 г.
версия для печати

Для Европы это шанс пробудиться

Пер. с англ. Ильи Хаськовича. Оригинальная статья опубликована в британском издании NewStatesman от 6.07.2015

Неожиданно уверенное НЕТ на греческом референдуме было историческим голосованием, образцом решения в безвыходной ситуации. Их НЕТ было НЕТ еврократам, которые каждый день доказывают, что они неспособны вытащить Европу из болота инерции. Это было НЕТ тому, что бывает обычно. Это был выбор в пользу подлинного политического видения, против странной комбинации холодной технократии и горячих расистских штампов о ленивых расточительных греках

Неожиданно уверенное НЕТ на греческом референдуме было историческим голосованием, образцом решения в безвыходной ситуации. В своих работах я часто использую хорошо известный анекдот времен последнего десятилетия существования Советского Союза о хотевшем эмигрировать из страны еврее Рабиновиче. Бюрократ из эмиграционной службы спрашивет его “Почему”. “Есть две причины, — отвечает Рабинович, — Первая состоит в том, что я боюсь, что коммунисты потеряют власть в Советском Союзе, а новая власть свалит вину за все их преступления на нас, евреев, и здесь снова будут еврейские погромы”.

“Но! — прерывает его бюрократ,- это совершенно невероятно (полный нонсенс). В Советском Союзе ничего не может измениться и власть коммунистов будет всегда!”.

“Вот,- спокойно реагирует Рабинович,- это и есть моя вторая причина”.

Мне рассказывали новую версию этого анекдота, которая сейчас ходит по Афинам.

Молодой грек приходит в консульство Австралии в Афинах и просит рабочую визу.

“Почему вы хотите уехать из Греции?”- спрашивает его сотрудник консульства.

“По двум причинам, — отвечает грек, — Во-первых, меня беспокоит, что Греция может выйти из ЕС, что приведет к еще большей бедности и хаосу”.

“Но! — прерывает его сотрудник консульства,- это совершенно невероятно (полный нонсенс). Греция останется в составе ЕС и подчинится требованиям финансовой дисциплины”.

“Вот,- спокойно реагирует грек,- это и есть моя вторая причина”.

Перефразируя Сталина, оба выбора хуже?

Настал момент выйти за рамки дебатов о возможных просчетах и ошибках греческого правительства. Ставки сейчас слишком высоки.

То, что компромиссная формула, во время длительных переговоров между Грецией и чиновниками ЕС, каждый раз ускользает в последний момент – симптоматично само по себе, поскольку в действительности дело не в актуальных финансовых вопросах – тут расхождения минимальны. ЕС обычно упрекает греков, в том, что они обсуждают ситуацию только в общих чертах, давая лишь туманные обещания без конкретных деталей, а Греция обвиняет ЕС в попытках контролировать даже мельчайшие детали и наложить на греков еще более тяжелые обязательства, нежели те, что предлагались предыдущим правительствам. Но за этими взаимными препирательствами таится гораздо более глубокий конфликт. Греческий премьер-минстр Алексис Ципрас недавно заметил, что если бы он встретился с Ангелой Меркель один на один за обедом, они бы нашли формулу за два часа. С его точки зрения, он и Меркель – два политика, чьи разногласия являются политическими, в противоположность технократическим администраторами, таким как глава Еврогруппы Йерун Дейссельблум. Если и есть во всей этой истории знаковый плохой парень, то это Дейссельблум, чей девиз: “Если я обращу внимание на идеологическую сторону вещей, я ничего не добьюсь”.

Это подводит нас к сути происходящего. Ципрас и Янис Варуфакис, быший министр финансов, который подал 6 июля в отставку, ведут переговоры так, как будто они часть открытого политического процесса принятия решений, в конечном счете “идеологических” (основаных на нормативных предпочтениях), хотя технократы из ЕС общаются так, как будто всё дело в деталях мер регулирования.

Когда греки отвергают такой подход и поднимают более фундаментальные политические вопросы, их обвиняют во лжи, в стремлении избежать конкретных решений и т.д. И совершенно ясно, что правда здесь на стороне греков: отказ от этой “идеологической стороны”, пропагандируемый Дейссельблумом, сам есть идеология в чистом виде. Эти маски (обманчиво выставляемые) сугубо экспертных регулятивных мер успешно базируются на фундаменте политико-идеологических решений.

В контексте этой ассиметрии диалог между Ципрасом и Варуфакисом и их партнерами из ЕС часто изображается как диалог между молодым студентом, который хочет серьезного обсуждения основных вопросов, и высокомерным профессором, который презрительно игнорирует эти вопросы и заваливает студента на технических деталях (“Вы некорректно это сформулировали”, “Вы не учли регулирование”). Или даже как диалог между жертвой изнасилования, которая отчаянно сообщает о том, что с ней произошло, и полицейским, постоянно прерывающим ее уточнением различных формальностей. Этот переход от настоящей политики к нейтральному экспертному администрированию характеризует весь наш политический процесс. Борьба, которая сейчас ведется, идет за европейскую экономическую и политическую Leitkultur (ведущую культуру). Власти ЕС стоят за технократический статус-кво, который десятилетия по инерции хранил Европу.

В своих “Заметках к определению понятия культура” великий консерватор Т.С.Эллиот заметил, что бывают моменты, когда выбор есть только между ересью и неверием, когда единственным способом сохранить религию живой становится сектантский раскол, отделение от трупа большой церкви”. Именно такова наша позиция сегодня в том, что касается Европы: только новая “ересь” (представленная в данный момент “Сиризой”) может спасти то, что стоит спасать из Европейского наследия: демократию, веру в людей, равноправную солидарность.

******

Нам в Западной Европе нравится смотреть на Грецию так, как будто мы посторонние наблюдатели, которые с сочувствием и состраданием следят за бедственным положением нищающей нации. Столь удобная точка зрения основывается на роковых иллюзиях – то, что происходит в последние недели в Греции касается нас всех, будущее Европы – такова Ставка. Так что когда мы читаем о Греции, мы всегда должны иметь в виду, что, как говорится в старой пословице: de te fabula narrator (Басня сказывается о тебе).

Идеал проявляется постепенно из реакции европейского истеблишмента на греческий референдум, лучше всего этот идеал высказан в заголовке колонки Гидеона Рехмана в Financial Times “Слабейшее звено Еврозоны – это избиратели”.

В этом идеальном мире Европа избавляется от “слабейшего звена” и эксперты получают власть самостоятельно вводить необходимые экономические меры – если же выборы все-таки происходят, то их функция состоит лишь в том, чтобы подтвердить консенсус экспертов. Проблема в том, что эта политика экспертов основывается на фикции “продления и притворства” (продлевать период возврата, но делать вид, что в конечном итоге все долги будут все-таки оплачены).

Почему эта фикция такая прочная? Не только потому, что это фикция делает более приемлемым увеличение заимствований для немецких избирателей и также не только потому, что списание долгов Греции может вызвать аналогичные требования в Португалии, Ирландии, Испании. Причина в том, что власть имущие не хотят, чтобы долг был погашен полностью. Заимодавцы и владельцы долговых обязательств упрекают страны-должники в том, что они не чувствуют свою вину, эти страны упрекают в чувстве невиновности. Их давление прекрасно вписывается в то, что психоаналитики называют “Суперэго”: парадокс Суперэго состоит в том что, как говорил Фрейд, чем больше мы подчиняемся предъявляемым нам требованиям, тем более виновными мы себя чувствуем.

Представьте порочного учителя, которые дает своим ученикам всё более трудные задания, а затем садистски усмехается, видя их панику и страх. Подлинная цель одалживания денег не в том, чтобы получить эти деньги обратно с прибылью, а в неограниченном продлении срока возврата долга, который держит должника в постоянной зависимости и подчинении. Для большинства должников, поскольку есть должники и должники. Не только Греция, но и США не в состоянии даже теоретически выплатить свои долги, как это теперь уже публично признано. Так что есть должники, у которых есть возможность шантажировать своих кредиторов тем, что им нельзя позволить разориться (крупные банки), должники, которые могут контролировать условия погашения своих долгов (США), и, наконец, есть должники, которыми можно помыкать и которых можно унижать (Греция).

Заимодавцы и владельцы долговых обязательств упрекают Сиризу в том, что она не чувствует свою вину, ее упрекают в чувстве невиновности. Вот почему истеблишмент ЕС так тревожит правительство Сиризы: оно признает свой долг, но без чувства вины. Оно избавилось от давления Суперэго. Варуфакис персонифицировал такую позицию в отношениях с Брюсселем: он полностью признал весь долг и признал совершенно разумным, что, поскольку политика ЕС очевидно не работает, должен быть найден другой вариант решения.

Парадоксально, но с точки зрения Ципраса и Варуфакиса, что они подчеркивали неоднократно, правительство Сиризы это – единственный шанс для кредиторов получить обратно хотя бы часть своих денег. Варуфакис сам удивлялся тайне того, почему банки вливали деньги в Грецию, зная, как на самом деле обстоят дела – Греция никогда не имела бы такой огромной задолженности без попустительства западного истеблишмента. Правительство Сиризы прекрасно понимает, что главная угроза исходит не из Брюсселя – она находится в Греции, это – коррумпированное государство. В чем бюрократию ЕС можно обвинить, так это в том, что, критикуя Грецию за коррупцию и неэффективность, она в то же время активно поддерживает политическую силу (Новая Демократическая партия), которая воплощает эту коррупцию и неэффективность.

Правительство Сиризы настроено именно на то, чтобы сломать эту преграду — посмотрите программное заявление Варуфакиса (опубликовано в the Guardian), которое показывает конечные стратегические цели правительства Сиризы:

«Выход Греков или португальцев или итальянцев из еврозоны привел бы вскоре к фрагментации европейского капитализма, погрузив в серьезную рецессию весь регион к востоку от Рейна и к северу от Альп, в то время как остальная Европа оказалась бы в тисках ужасной стагфляции. Кто, как вы думаете, выиграет от такого развития событий? Прогрессивная левая воскреснет, как Феникс из пепла разрушенных европейских учреждений? Или это будет Золотая Заря фашистов, разного рода неофашистов, ксенофобов и прочих? У меня нет сомнений в том, для какой из этих сил будет наилучшим вариантом дезинтеграция Европы. Я, например, не готов дуть свежий ветер в паруса этой постмодернисткой версии 30-х. Если это значит, что мы непоследовательные марксисты, которые должны спасать европейский капитализм от самого себя, пусть будет так. Не из любви к европейскому капитализму, еврозоне, Брюсселю или Европейскому центральному Банку, а лишь потому, что мы хотим минимализировать ненужные человеческие потери от этого кризиса».

Финансовая политика Сиризы максимально следовала этим руководящим принципам: никакого дефицита, жесткая дисциплина, увеличение денег, полученных от налогов. Некоторые немецкие СМИ недавно изображали Варуфакиса как психбольного, живущего в своей собственной вселенной, отличной от нашей – но разве он так уж радикален?

Что действительно задевает в Варуфакисе – это не его радикализм, а его рациональная прагматическая сдержанность: если присмотреться к предложениям Сиризы внимательнее, то нельзя не заметить, что когда-то они были частью общей социал-демократической повестки дня (в 1960-е в Швеции программа правительства была намного радикальнее). Это печальное знамение нашего времени, что вы можете принадлежать к «левым радикалам», выступая за подобные меры — знамение мрачных времен, но также и шанс для левых занять пространство, которое десятилетия назад считалось умеренным левым центром.

Но, возможно, что бесконечные повторения того, как умеренна политика Сиризы, прямо как старая добрая социал-демократия, каким-то образом и сработают; если мы будем повторять это достаточно часто, еврократы окончательно осознают, что мы не опасны и это нам поможет. Эффективная Сириза опасна, она представляет угрозу для нынешней ориентации ЕС — сегодняшний глобальный капитализм не может позволить себе вернуться к старому социальному государству.

Так что есть что-то лицемерное в заявлениях о скромности того, что хочет Сириза: она успешно хочет того, что невозможно в координатах существующей глобальной системы. Нужно будет сделать серьезный стратегический выбор: если придет время сбросить маски умеренности и открыто выступить за значительно более серьезные изменения, чтобы обеспечить хотя бы скромный рост?

Многие критики греческого референдума утверждают, что это был случай откровенной демагогической спекуляции, с усмешкой заявляя, что неясно, о чем был референдум. Темой референдума не были выбор евро или драхмы и судьба Греции в ЕС: греческое правительство неоднократно подчеркивало свое желание остаться и в Евросоюзе и в Еврозоне. Снова критики автоматически переводят ключевой политический вопрос, поднятый на референдуме, в административное решение о конкретных экономических мерах.

В интервью агентству «Bloomberg» 2-го июля Варуфакис ясно обозначил подлинные ставки референдума. Выбор был между продолжением политики ЕС последних лет, поставившей Грецию на грань краха — фикции “продления и притворства” (продлевать период возврата, но делать вид, что в конечном итоге все долги будут все-таки оплачены) и новым реалистичным началом, где нельзя будет больше полагаться на фикции подобного рода и можно будет составить конкретный план того, как начать реальное восстановление греческой экономики.

Без такого плана кризис будет снова и снова воспроизводить сам себя. В этот же самый день даже МВФ признал, что Греции нужны масштабные облегчения долгового бремени, что можно было создать «пространство для дыхания» и запустить экономику (там предложили объявить 20-летний мораторий на выплаты по долговым обязательствам).

«Нет» на греческом референдуме было значительно больше, чем просто выбор между двумя разными подходами к экономическому кризису. Греческий народ оказал героическое сопротивление отвратительной кампании, мобилизовавшей страх и самые низменные инстинкты самосохранения. Он увидел насквозь грубые манипуляции противников, представлявших референдум как выбор между евро и драхмой, между Грецией в составе Европы и тем, что они назвали «Grexit» (Greece+exit).

Их НЕТ было НЕТ еврократам, которые каждый день доказывают, что они неспособны вытащить Европу из болота инерции. Это было НЕТ тому, чтобы всё было как обычно, отчаянный крик, оповещающий нас о том, что в это раз всё не пойдет обычным путем. Это был выбор в пользу подлинного политического видения, против странной комбинации холодной технократии и горячих расистских штампов о ленивых расточительных греках. Это была редкая победа принципов над эгоизмом и разрушительным в конечном счете оппортунизмом. Это НЕТ было победой ДА полного осознания кризиса в Европе, ДА, необходимого для нового начала.

Теперь должен действовать ЕС. Будет ли возможно пробуждение от самодовольной инерции и понимание знака надежды, поданного греческим народом? Или он обрушит свой гнев на Грецию для того, чтобы можно было продолжать оставаться в догматическом сне.


Прикреплённый файл:

 awaken.jpg, 47 Kb

Смотрите также в интернете:

www.newstatesman.com/politics/2015/07/Slavoj-Zizek-greece-chance-europe-awaken


Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

12 июля 11:24, Alexander:

Сколько хрени понаписано и все переврано. Не может страна жульничать и подделывать отчетность, нанимая для этого, тех самых ушлых евреев из Goldman Sachs, чтобы попасть в EMU. Не может страна вечно жить в долг. Не может ни одна страна потреблять больше , чем имеешь. Рано или поздно наступает конец празднику жизни. Греция- убогая, отсталая страна, с архаичной экономикой и системой управления, где более 70% трудоспособного населения работает в госсекторе. Где на протяжении десятилетий у власти были марксисты, которые и привели страну к этой катастрофе. Собственно, греки получили то, что заслужили. А теперь время платить по счетам.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2018