18 ноября 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Владимир Карпец
3 апреля 2006 г.
версия для печати

Купель Востока

В открытой печати открыто обсуждается вопрос, еще вчера относимый к области чистой фантастики. Северная Корея может стать православной. Если это действительно так, то вся послевоенная история этой страны выглядит как пролог к уникальному и действительно судьбоносному событию: рождению православного монархического государства на крайнем Востоке Великого Евразийского континента

В открытой печати не менее открыто обсуждается вопрос, еще вчера относимый к области чистой фантастики. Газета «Завтра» (март-апрель 2006, № 13) в своем «Табло» указывает: «Интерес Ким Чен Ира к внедрению Православия в КНДР обусловлен не только его стремлением к объединению страны на новой идеологической основе и к весьма экстравагантному для современного политика позиционированием себя в качестве потенциального святого-крестителя целой страны. Согласно активно циркулирующим в дипломатических кругах слухам, предполагаемый «зеленый свет» Пхеньяна для миссионерской деятельности Православной Церкви одновременно является пробным шаром Пекина, пущенным в том же направлении. Отмечается, что возникновение полуторамиллиардного «православного Китая» способно резко изменить геостратегические перспективы мирового развития».

Об «интересе» Ким Чен Ира на самом деле известно уже давно: несколько лет назад при посещении России северокорейский лидер заявил о том, что собирается строить в центре Пхеньяна православный храм. Если это действительно так, то вся послевоенная история этой страны выглядит как пролог к уникальному и действительно судьбоносному событию: рождению православного монархического государства на крайнем Востоке Великого Евразийского континента: готовый выступить с миссией «равного апостолом» Верховный правитель Северной Кореи, получивший свою власть по наследству и соответственно должный так же ее и передать, основав тем самым «династию Ким», будет опираться на спаянный достигнутой еще при его отце железной дисциплиной народ и противостоящий Западу – на основе «идей чучхэ» – национальной самобытности. Знаменитая формула графа Уварова «Православие – Самодержавие – Народность» найдет свое воплощение не в расхристанной в буквальном смысле этого слова – гуляющей на католическое Рождество и 8 марта – «эрэфии», но в маленькой стране «оси зла», которой смертельно – наряду с Ираном – боятся Соединенные Штаты. «Православие – Самодержавие – Чучхэ»?

Нет сомнения, если в «сердце вождя» – будущего «равного апостолам царя» – которое, по словам Псалмопевца, «в руце Божией», уже свершился переворот, то крещение его народа будет осуществлено мирно, поголовно и без сопротивления, каким оно в идеале и должно быть и каким наша Начальная летопись рисует крещение киевлян. Нет сомнения, что в этом случае Православие в соединении с ни в чем не противоречащими ему «идеями чучхэ» станет единой и единственной верой корейцев. «Тоталитарная дрессура», которая более полувека осуществлялась в этой стране, сделала невозможной возникновение многоверной «химеры» (по выражению Льва Гумилева), погубившей сначала Хазарский каганат, а затем Золотую Орду. Более того, свершится то, что на самом деле должно было свершиться, – но не свершилось – в Советском Союзе – преодоление и преображение коммунизма без крушения государства.

Только в этом случае становится понятным, почему на самом деле так боятся Соединенные Штаты маленькой азиатской страны, которой, возможно, ныне уготовано место полюса православного сопротивления современному миру, ранее предназначенное России. Кормчая в Корее будет исполняться от буквы до буквы. Это свершится на крайнем Востоке.

«Восток имя Ему» – поет Церковь о Спасителе мира.

Своими глазами мы реально увидим новых людей, новый народ, горящий огнем веры, преображенный и ходящий во Христе Воскресшем, – весь от Князя до рыбака и сборщика риса. Народ, который явит чудо нестяжания и послушания, жертвенности и молитвы.

Означает ли это, что на наших глазах рождается Четвертый Рим? По слову священноинока Филофея Псковского, этого быть не может. Однако образование в Корее полноценной православной государственности будет означать и то, что Православный Великий Князь этой страны должен быть помазан и на Царство. «Един ты есть по всей земли християном Царь», как писал тот же старец Филофей. То же самое ранее говорилось в византийском Номоканоне (в русской Кормчей) об Императоре. Если бы не слова Филофея Псковского, которые мы воспринимаем безусловно, можно было бы пользоваться старой формулой франкского хрониста Адсо (IX в.) о Roma mobilis – «движущемся Риме». Однако, согласно Филофею, Рим остановил свое движение.

Это означает, что православная Корея – «младшая дочь Церкви» – должна войти в Русско-Евразийскую Империю Конца таким же образом, каким королевство (точнее, Royaume – царство) Хлодвига Великого – «старшая дочь Церкви» – вошло в Римско-Византийскую Империю Начала. Мы должны помнить, что Империя Начала и Империя Конца есть одна и та же Империя. При этом если королевство Хлодвига было ее крайней западной точкой, то «княжество Ким» станет крайней восточной. Постольку, поскольку изначальные сакрально-географические конфигурации существуют вне времени в Царствии ему же «несть конца», согласно старорусскому прочтению Символа веры, то онтологически крайний запад и крайний восток сходятся, образуя одно и то же Regnum Sanctum внутри Imperium Ultimum. Центром же Imperium Ultimum объективно все равно остается Москва – град Ивана Калиты. Ибо «калита» на самом деле означает «Чаша».

В контексте всего сказанного возвращение Русского Царя как Императора Конца становится неотменимой неизбежностью. Неизбежностью, неизбежной именно потому, что она невозможна, но неотменима.

В политическом аспекте проблемы это означает необходимость действия в соответствии с получаемым нами ныне последним предупреждением. Иными словами, зачатие и рождение «младшей дочери Церкви» должно сопровождаться свершением Русского Православного Консервативного Прорыва.

Если этот прорыв сегодня возглавит Президент Путин – тем лучше: мы пойдем за ним и с ним вместе. Если нет, мы все равно пойдем, ибо не властны не пойти.

Будущее пребывание «царства» или «великого княжества» Корейского в составе Империи возможно было бы в виде «священного протектората» по аналогии с первым вариантом Российско-грузинского Георгиевского трактата, то есть, с сохранением за правящей династией именования Царей с представлением тех или иных инсигний (как тому же Хлодвигу или Владимиру Мономаху). Но сейчас об этом говорить рано.

В любом случае на данный момент совершенно очевидно, что для политического аспекта Православия иной идеологии, кроме евразийства – причем, в конечном счете, трансцендентального, надисторического евразийства – нет и быть не может.

С точки зрения уже практической Русской Православной Церкви в этой ситуации следует срочно подготовить и предоставить образующимся в Северной Корее православным общинам священников, обезпечить новообразующуюся Церковь богослужебной литературой и утварью. Северная Корея – как раз тот случай, когда миссионерство (лучше сказать «православное просвещение») абсолютно необходимо. Вопрос, однако, в том, какое Православие следует проповедовать и распространять в Корее русским просветителям. Совершенно очевидно, что речь может в этом случае идти о строго уставном богослужении – вполне соответствующем корейскому умострою – без каких-либо сокращений, о строгом унисонном пении, погружательном крещении, канонической исповеди и иконописи и т.д. Из литературы распространению подлежать должны труды Святых Отцов. Для внутренне созерцательного (при внешней дисциплине) человека Востока творения, например, святых Дионисия Ареопагита, Григория Богослова, Григория Нисского, Григория Паламы просто могут быть сразу и во мгновение восприняты как свое. Без святоотеческих подлинников Православие в Корее будет воспринято как «христианство Запада» и не найдет глубокого отклика.

В то же время все то, что так характерно для северо-корейского народа, – «священная бедность», восторженный общенародный труд, безпрекословная преданность вождю, неприятие «духовного антихриста» в форме цивилизации Запада и в то же время готовность к усвоению всех новейших достижений науки, техники и медицины – подлежит воцерковлению и преображению в лучах Спасовых.

Однако, если бы все происходило в Корее и только в Корее, дело обстояло бы просто, а именно – так и только так, как изложено выше. Однако за собственно Кореей стоит истинное могущество, вторая на сегодняшний день мировая сверхдержава – Китай, до сих пор всегда изгонявший со своей территории всех проповедников христианства, приходивших из стран Запада, – католических и протестантских.

Китай внимательно присматривается к Православию. Безусловно видит в нем радикальное отличие от западных ветвей христианской религии. Более того, видит, что Православие вообще не религия, а онтология. Однако для Китая онтология – это не все.

Будучи осколком древних – прадревних – океанических цивилизаций Южного полушария, собственно китайцы (народ «хань»), в отличие от бореальных народов Северного Китая – монголов, уйгуров, чжурчженей, да и корейцев – сохраняют прапамять о «несуществующем». Конфуцианство, «фацзя» (китайский легизм), а в ХХ веке национал-демократия (у Суть Ятсена и партии Гоминдан) и коммунизм – все это лишь внешние проявления, манифестации дэ – бытия, в свою очередь манифестирующего Дао, включающее в себя как бытие, так и небытие. Именно то, что на Западе называют «даосизмом», есть подлинное, глубинное сознание Китая. Поэтому Китай остается глубинным образом погруженным в самого себя при приятии любой идеологии и религии, более того, соглашается с любой онтологией, ибо глубинно Китай не делает различий между онтологиями. В то же время, стремясь к неподвижности, он оказывается вынужденным к экспансии взрывным характером рождаемости (сегодня его население составляет уже полтора миллиарда человек), и эта экспансия становится геополитическим «Большим китайским проектом», Рах Sinica, явленным, разумеется, в категории дэ, не в метафизике, а в онтологии. Причем онтология приемлема любая. На онтологическом уровне Китай может принять Православие, как прежде принял «марксизм-ленинизм», но это всегда будет «Православие плюс», как и прежде – и до сих пор – коммунистическая идеология воспринимается в Китае как «марксизм-ленинизм и идеи Мао Цзедуна», причем под «идеями Мао Цзедуна» разумеются не столько высказывания «Председателя» (пресловутая «красная книжка»), сколько скрываемое этими высказываниями «сверхнебытие» (намеки на которое мы, впрочем, может встретить и в Православии у святых Дионисия Ареопагита и Максима Исповедника). Иными словами, Православие для Китая будет, прежде всего, языком, на котором он собирается разговаривать с главным своим стратегическим партнером – и одновременно главным эсхатологическим противником – Россией, в точной аналогии с языком марксизма в отношении СССР (той же Россией).

На самом деле китайское Православие может лишь по форме напоминать авраамичесакое христианство Запада – и России в той мере, в какой она пронизана его излучениями – а по сути оно будет чем-то совершенно иным. Ибо Бог Авраама, Исаака и Иакова, Сущий, «Сый», Чистое Бытие для полуторамиллиардных потомков тихоокеанского «чего-то», «Желтого Предка» Чжуанцзы есть лишь проявление – истинное, но не единственное – Неименуемого. Строго говоря, китайцы могут стать православными, но никогда не станут христианами. Как никогда не были и коммунистами. Китай – иное. Радикально иное.

На данный момент все это, однако, ничего не меняет: если Китай, как и Северная Корея, открывает ворота Православию, Россия и Русская Церковь обязана сделать все, чтобы это Православие было русским – с русским священством и епископатом со всеми вытекающими отсюда церковными (и не только) последствиями. Но для этого сама Россия, в которой сегодня невозможно добиться даже преподавания государствообразующей религии в школах, а православные политики заносятся в черные списки задуманной вначале как подобие Земского собора, а затем превращенной в сборище чандал (актеров, танцоров, юмористов) Общественной палаты, должна совершить то срочное и окончательное самоопределение и самопреодоление, о котором уже говорилось в связи с «царством Корейским». Выбора здесь нет, а промедление смерти подобно. В противном случае китайцы придут к нам как «Христово воинство», уничтожающее человеческий мусор, а, точнее, делающее незримое ничто зримым. Не апокалиптические ли «прузи» (саранча)?

Только что прошедший государственный визит Президента Путина в сопровождении невиданной по числу членов делегации в Китай и нервная реакция на это в США – именно ко времени этого визита была приурочена публикация в журнале Foreign Affairs статьи о возможности и безнаказанности американского ядерного удара по России и Китаюотчетливо свидетельствует о складывающейся у нас на глазах Евразийской Империи Конца, хотя на данный момент в очертаниях, несколько отличающихся от намеченных Карлом Хаусхофером и трансцендентально спроецированных в книге Жана Парвулеско «Путин и Евразийская Империя». В частности, Парвулеско вообще указывал, что Китай в силу его океанического происхождения (кроме северных областей, Синцзяня и Манчжурии) вообще не принадлежить к великоконтинентальному сообществу. Если Жан Парвулеско прав – а он в свете сказанного нами о потенциальном китайском «православии без христианства» все-таки прав – то что означает безусловно начинающееся сегодня российско-китайское евразийское имперостроительство без Европы, то есть, без Западной Евразии? Не уготована ли Европа все-таки для Ислама, как мы о том уже неоднократно писали? Не исчезнет ли Ватикан? Будущее, причем, недалекое, покажет.

А пока что именно китайский фактор оказывается тем, что делает объективно неизбежным русское – и в том числе православное – пробуждение на всех уровнях. В этом мы вполне согласны с аналитиками газеты «Завтра», вообще-то всегда крайне оппозиционной к Владимиру Путину, но в данном случае преодолевающей «заведомость» своей позиции, Александром Нагорным и Владимиром Коньковым: «Казалось бы, чего могут опасаться янки? Кремль если и не полностью подконтролен «вашингтонскому обкому», то, во всяком случае, вполне управляем, на ключевых постах в правительстве и естественных монополиях находятся надежные и проверенные «агенты влияния», которые всячески будут профанировать и спускать на тормозах любых начинания российских властей, противоречащие и даже просто не соответствующие интересам США <…> Но «логика вещей», «логика обстоятельств» гораздо сильнее «логики интересов». И реальный рост мощи «красного Китая» на фоне явного торможения обремененной «глобальным лидерством» Америки способен привести к хорошо известному в истории явлению «отвязывания агентуры». («Завтра», в том же №). Это может иметь отношение ко всем составляющим российской власти, которые, если не «отвяжутся», уйдут в никуда, по самой логике обстоятельств.

Следует иметь в виду, что раскрытые нами по мере сил онтологические измерения имеют также отчетливые военно-политические проекции, о которых следует сказать хотя бы кратко.

Секретарь Союза военных китаеведов П.А.Гваськов в своей статье «История будущего в ракурсе чужих проектов» ( www.analysclub.ru от 03.07.2005) пишет: «Китай и США делят сферы влияния с 1979 года. После визита Дэн Сяопина в Вашингтон и китайского «контрудара в целях самообороны» по Вьетнаму появилось полусекретное (в США о нем не сообщалось) китайско-американское соглашение «О стратегической координации» <…> В 1999 году соглашение было пролонгировано Б.Клинтоном. Китай последовательно требует от США убраться из Евразии. США же считает Россию и все постсоветское пространство своей добычей. Именно «недвижный Китай» на волне американского триумфа 1991-1993 гг. сохранил единство России, ибо расчленение России есть лишение Китая стратегического тыла. В борьбе за Россию Китай неизбежно предпримет меры пресечения экспансии США на российский Дальний Восток. Следует ожидать, что Китай вскоре открыто заговорит об американской угрозе России и на этом фоне начнутся китайско-американские переговоры о разграничении сфер влияния на Дальнем Востоке».

И далее: «В 2007 году Китай из невидимого центра силы перейдет в видимый и в противостоянии США объявит о своих амбициях на сферы влияния».

Таким образом, очевидно, что Китай является тактическим союзником России в настоящее время и – парадоксально – стратегическим противником и одновременно союзником в отдаленной перспективе в имперском единстве. Такого парадокса, такого соединения несоединимого мировая история еще не знала. Причем примерно к 2015 году, тогда же, когда по расчетам военных – если, конечно, не будут предприняты срочные меры, вплоть до самых крайних, типа общенациональной мобилизации и выхода из всех «договоренностей» с США о «взаимном контроле» под предлогом надуманной, а, точнее, спровоцированной Западом, угрозы «международного исламского терроризма» – придут в упадок все средства ядерной защиты России, США смогут осуществить на нас военное нападение, а Китай от «тихого проникновения» перейти к военным действиям. На самом деле только отказ от либеральной демократии как государственного устройства и всеобщая мобилизация людей, ресурсов и сил – причем, уже сейчас, только сейчас – дает России возможность пройти сквозь «роковой» 2015 год и реально осуществить соединение несоединимого, о котором было только что сказано, как Знак Конца. Сáмого Конца.

А пока что нормализацию – разумеется, относительную – на Дальнем Востоке П.А.Гваськов видит следующим образом: «Наиболее серьезные территориальные претензии к России выдвигает Япония. Отказ Японии от территориальных претензий к России был бы достойным выходом из положения. Для этого Японии можно предложить ассиметричный обмен. А именно: отказ от территориальных претензий увязать с обязательством Японии стать ядерной державой. При этом – именно от России принять ядерные боеголовки, техническую помощь по их обслуживанию и двойной контроль над ядерными силами Японии. Превращение Японии в ядерную державу гармонизирует ядерную проблему КНДР: создает треугольник Китай-Япония-Корея. Объявленный весной 2005 года ядерный статус Северной Кореи, бывшей колонии, это «потеря лица» Японии, почти такая же, как уничтожение суверенитета России от двойного контроля. С другой стороны, ядерный статус КНДР – это проблема США, теряющих контроль над обстановкой как минимум в Северо-Восточной Азии и, прежде всего, над состоянием духа в Южной Корее и Японии. Ядерный статус Японии вырвет ее из-под плотной опеки США, что позволит строить с Японией, как с полноправным субъектом мировой политики, треугольники гармонии <…> Финансирование создания инфраструктуры коридора, а заодно и модернизации Японией всего портового хозяйства и российских железных дорог на Дальнем Востоке (объемом примерно $200 млрд.) можно поставить условием к принятию Японией от России статуса ядерной державы. <…> Затягивание в рамках ВТО капиталов Японии и Китая на территорию российского Дальнего Востока обезпечит финансово-экономическое выдавливание США из Евразии (не обернется ли тем самым ВТО, западная ловушка для России, ловушкой для самих Соединенных Штатов и Евросоюза, и не потому ли Владимир Путин все же держит «главного лоббиста» ВТО Германа Грефа на его посту? – В.К.). А это закрепит за Сибирью и Дальним Востоком России статус стратегического тыла Китая и Японии в их противостоянии США и, следовательно, вывод России из-под прямых ударов, ведь тыл – не фронт. В противном случае Россия неизбежно превратится в «театр военных действий» между США и Китаем».

Быть может, таким образом удастся избежать и гибельного для России проникновения Китая в Сибирь и ее захвата? Или же Россия и Китай просто образуют единое имперское пространство – включающее в себя также Индию – в рамках Третьего Рима у последней грани видимой истории?

В любом случае если Северная Корея как мощный духовный центр Православия на Востоке Евразии (восстановленное Regnum Sanctum) станет духовным лидером треугольника Корея-Китай-Япония, при том, что Китай также начнет принимать православное просвещение из России, а в Японии уже есть дочерняя по отношению к РПЦ автокефальная Японская Православная Церковь, то можно будет говорить о России как о военном тыле «азиатского треугольника» – в противостоянии США со стороны Тихого Океана – и в то же время как о духовном – а в случае восстановления власти Православного Белого Царя (как всегда называли Русского Царя и японцы, и китайцы, и монголы) – и политическом, имперском центре всей Азии, то есть, восточной части Великого Континента. Повторим, над западной его частью – если она вообще сохранится – тогда скорее всего будет развеваться зеленое знамя Ислама. Шанс «большого голлизма», по-видимому, упущен. Хотя невидимо «старшая дочь Церкви», конечно, существует в неподвижной эонической конфигурации континентов, готовая всплыть, но уже на преображенной, «новой земле», под «новым небом».

Преподобный Серафим Вырицкий, иеросхимонах: «Восток будет креститься в России. Весь мир небесный и те, кто на земле, понимают это, молятся о просвещении Востока».

Эти слова чаще всего применяют к России побежденной, «захваченной Китаем», что, конечно, существует как «близкая политическая возможность», но является ли эта возможность безусловностью? Это зависит от того, что внутренне, в сердце важнее для нас: Христос исторический или Христос Воскресший, «Царь Иудейский» или Царь Славы? Запад или Восток?

Аристоклий Афонский, иеросхимонах: «Конец будет через Китай. Какой-то необычный взрыв будет, и явится чудо Божие. И будет жизнь совсем другая на земле, но не на очень долго». (1918 г.).





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

3 апреля 14:44, Кирилл Фролов:

ПРАВОСЛАВНОЕ КРЕЩЕНИЕ СЕВЕРНОЙ КОРЕИ-ЭТО ШАНС ДЛЯ РОССИИ ЗАКРЕПИТЬСЯ В КЛЮЧЕМ АЗИАТСКО_ТИХООКЕАНСКОМ

Я полностью подерживаю идею Православного Крещения Северной Кореи и напомню, как этот процесс начался.

КИМ ЧИН ИР был приведен ПОЛПРЕДОМ ПУЛИКОВСКИМ в кафедральный собор Хабаровска и, ПОДОБНО СВЯТОМУ РАВНОАПОСТОЛЬНОМУ КНЯЗЮ ВЛАДИМИРУ, был потрясен и НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО принял решение о СТРОИТЕЛЬСТВЕ СВЯТО ТРОИЦКОГО СОБОРА В ПХЕНЬЯНЕ.

Но бесы не спят. Нынешний полпред КАМИЛЬ ИЦХАКОВ буквально насаждает радикальный ислам в Дальневосточном приволжсколм округе. Он строит мечети там, где их никогда не было- в Благовещенске, Южно-Сахалинске, Якутске, Магадане. Он создает там ислам с нуля. Это-стратегическая угроза планам экспансии русского Православия на Дальнем Востоке России и Азиатско-Тихоокеанском регионе. Вторая угроза- это протестанты. Лидер харизматов Ряховский, член Общественной Палаты, является там членом КОМИСИИ ПО ДАЛЬНЕМУ ВОСТОКУ. Очевидно, что если РУСКИЙ ДАЛЬНИЙ ВОСТОК СТАНЕТ ИСЛАМСКИМ ИЛИ ПРОТЕСТАНТСКИМ, план КРЕЩЕНИЯ КОРЕИ будет подорван.

Ислам и пртестантизм ведут осознанную, стратегическую экспансию на Дальнем Востоке. ПОЭТОМУ, для того, чтобы сохранить русский восток в ПРАВОСЛАВИИ и осуществить ПЛАН КРЕЩЕНИЯ КОРЕИ, необходима массированная православная экспансия на Дальнем Востоке, в том числе, для молодежи, с привлечением внятных для нее фигур, так, как Кинчев . К соржалению, церковнославянский там уже никто не понимает. НА Сахалине уже более 300 протестантских организаций, и только 45 приходов РПЦ.

Православная экспансия на Дальнем Востоке и крещение Кореи-это стратегическая задача ЦЕРКВИ И ГОСУДАРСТВА.

Поэтому ИЦХАКОВ ДОЛЖЕН БЫТЬ НЕМЕДЛЕННО ОТСТАВЛЕН, сектантская экспансия остановлена. Должна быть создана нефолрмальная церковно-государственная група по православной мисии на русском Дальнем Востоке, Китае, Японии и Северной Кореи. У СЕВЕРНОЙ КОРЕИ ТОЛЬКО ОДИН ВЫБОР-либо протестантизм, который доминирует в Южной Корее, а это -АМЕРИКАНСКАЯ КОЛОНИЗАЦИЯ. ЛИбо-ПРАВОСЛАВИЕ. А ПРАВОСЛАВНОЕ КРЕЩЕНИЕ СЕВЕРНОЙ КОРЕИ-ЭТО ШАНС ДЛЯ РОССИИ ЗАКРЕПИТЬСЯ В КЛЮЧЕМ АЗИАТСКО_ТИХООКЕАНСКОМ РЕГИОНЕ, ПЕРЕЖИВАЮЩЕМ БУРНЫЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ


3 апреля 15:16, Любопытный:

Идеи великого еврокитайского гуманиста Хольма ван Зайчика - в жизнь!

А если серьезно, то от открывающихся перспектив дух захватывает!


4 апреля 00:27, Константин Белик:

Решимость

Святой Серафим, отвечая на вопрос о том, почему сейчас нет таких великих подвижников как в древности, говорил, что Божья Благодать та же, что и раньше - просто в людях решимости не хватает. Любой, если будет иметь решимость, может стать святым, как и в древности.

Тоже можно сказать и о миссии: в древности миссионерам удавалось обращать не только отдельных людей, но целые народы. Это возможно и сейчас - нужна лишь решимость, а Благодати ныне не меньше чем в апостольские времена.

Только проповедуя, следует думать не о геополитике, а о Христовой Истине, не во имя России проповедовать, но во Имя Христа - лишь тогда возможна победа. А прочее приложится.


4 апреля 13:54, Владимир Вереснев:

Imperium Ultimum: от Гипербореи до Северной Кореи?

А если ещё серьёзнее, то кроме "интереса" Ким Чен Ира и его желания построить в Пхеньяне православный храм, - всё остальное есть мираж, привидевшийся уважаемому мною автору в большой евразийской пустыне. Мираж, спору нет, впечатляющий (и дух, признаюсь, ещё как захватывает !), но - и только. Совсем недавно один из наших дальневосточных архиереев (кажется, владыка Марк Хабаровский) свидетельствовал, что за последние несколько лет НИ ОДНОГО китайца, перебравшегося в Приморье (а их там, как известно, уже десятки тысяч), не удалось привлечь к Православной церкви и привести ко крещению. Впрочем, если бы, конечно, за дело взялись единоверцы... (жаль, что по малочисленности своей, видно, не взялись пока; зато уже вот к корейцам присматриваются...).

Мне очень по душе чаяния уважаемого Владимира Игоревича, но прекрасная утопия не даёт пока сколь-нибудь серьёзных поводов стать реальностью. Более того, подумалось даже: а не страшно ли, когда народ целыми десятилетиями КАК ЕДИНАЯ ДУША повиновался мановению руки своих коммунистических вождей (а кто может сказать: за страх больше, нежели за совесть?), вдруг - как по новой команде - точно так же начнёт "исполнять" Православие?! Представьте себе такое вот "чучхэ" : "Православие - или смерть!" Страшно, согласитесь... Владимир Игоревич, однако, смотрит в корейское будущее с непреклонным оптимизмом. Мне кажется - с безосновательным.

Впрочем, всё, воистину, в руце Божией.


4 апреля 23:13, Вершинин Владимир:

Вот именно: "Православие - или смерть!"

Владимир Вереснев: Представьте себе такое вот «чучхэ»: «Православие - или смерть!» Страшно, согласитесь...

Не соглашусь, но имея в виду не корейцев, а Русских. Св. Александр Невский сохранил душу народа - Православие - под защитой империи Чингисхана. Ведь в то время Православный, по сути дела, означала Русский, то есть было этнической, поведенческой доминантой. Вспомним также роль именно Православия в том, что на Куликово поле вышли рязанцы, москвичи, владимирцы, псковитяне…, а с Куликова поля они вернулись Русскими (точнее - Великороссами). А.Блок, «На поле Куликовом»:

В степном дыму сверкнёт СВЯТОЕ знамя

И ханской сабли сталь…

После того, как Русский народ духовно «покинул» коммунистическую идеологию, этническая история, так сказать, повторяется. И снова - формула Филофея «Москва - Третий Рим», но, в современных условиях, как последнего прибежища первохристиантсва вообще.


5 апреля 00:07, Александр:

К.Ицхаков

Полностью согласен с К.Фроловым.Не может мусульманин в стране с православными корнями,курираовать такой большой регион.Тем более,что именно русские православные миссионеры в 18 и 19 веках положили столько сил на просвящение и развитие этого края.


5 апреля 00:49, Русский:

Исламский Запад, желтый Восток... Причем Вереснев прав - никаких объективных предпосылок к обращению в Православие восточных народов, прежде всего, Китая, не наблюдается. Выводы Карпца, как обычно, великолепны, изящны, захватывающи, но - фантастичны. Судя по всему, иафетическим народам не останется места под солнцем... Но четвертому Риму не быти! Воистину, конец света близок. Но близко и Славное Второе Пришествие Христово!


5 апреля 11:55, Андрэ:

Град Китеж и голубой цветок

Эх, романтика, романтика!

"Обычно, кто из верующих не умеет философски и диалектически-догматически мыслить, тот занимается "толкованием Апокалипсиса", ибо мечтать всегда было легче, чем мыслить" (А. Лосев).

Кажется, Алексей Федорович, очень точно отразил стиль мышления, подобный авторскому.

Хорошо, что в Корее будет православный храм, даже замечательно, но из этого еще ничего не следует.

Особенно, не следует старообрядческая (единоверческая)абсолютная корейская монархия в составе Российско-Евразийской Империи.

А вот миссия даже среди русского населения, не говоря уже о дальневосточных китайцах очень страдает - тут никакой фантастики, вполне насущная и серьезная проблема.

Говорить же о том, что Христова Истина выше России гг-м монархистам почти бесполезно, и Церковь (Православие) превращается у них в придаток, атрибут Империи, в инструмент геополитики.

Византия уже погибла от того, что за их миссией среди языческих народов стояли имперские замыслы (достаточно вспомнить сербо- и болгаровизантийские войны). Греки и Русь долго рассматривали как свою колонию (по крайней мере, духовную).

Если и станут азиатские страны православными, чего бы очень хотелось, но чего не смогли даже апостолы (или не дошли), то будут они совершенно самостоятельны, а не в составе каких-либо империй.

Хотя о возможном "Православии плюс" в Китае (думаю, и не только в нем)в статье верно замечено: Восток - дело тонкое!

А "Православие - или смерть!" - это уже кошмарный сон. "Стройными рядами в Царство Небесное - шагом (бегом)марш!" Тут как-то проблемно со свободой христианской.

Впрочем, на все воля Божья!


6 апреля 12:59, Владимир Вереснев:

Владимиру Вершинину

Всё, что у Вас сказано о русских - верно, и с этим я целиком согласен. Но при чём же здесь то, что я говорю о корейцах? Неужели мне нужно пояснять сказанное, как мне кажется, достаточно ясно?


6 апреля 14:08, Посетитель сайта:

Уважаемый Владимир Игоревич!

Сильная статья и красивая. Но я не стал бы так романтизировать "идею чучхе" в ее реальном воплощении. Конечно, Ким Чен Иру могла - вполне всерьез - прийти в голову такая идея. Я почти не сомневаюсь и в том, что в этом случае "всеобщее крещение" Всея Княжества Ким пройдет организованно и без проблем. Вполне вероятно также то, что подавляющее большинство северокорейцев воспримет новую веру искренне. Но вот - адекватно ли? Тоталитарная идеология - вряд ли лучшая "матрица" для самой свободной веры на свете. То, что в этом случае возникнет, будет напоминать, скорее, еще одну самобытную христианскую ересь, нежели идеальное Православие. Хотя с точки зрения геополитики это, наверное, не так существенно...

И еще один маленький штрих: мне кажется, если автор любит свою страну, он (при всем критическом отношении к ее нынешнему состоянию) не будет называть ее "расхристанной эрэфией". Некий сын Ноя тоже как-то обличал своего "расхристанного" отца. И вроде бы вполне заслуженно. Как звали этого сына?

Верно. Вот не надо бы нам быть такими по отношению к собственному Отечеству.

С уважением - Сергей.


6 апреля 15:20, Люмпен:

Православие в Корее

Идея безусловно хорошая и нужная, только вот насколько реальная? Хотя выбирать не приходится. Иначе просто Китай, ислам и Американский протестантизм разорвут Российский Дальний Восток. Однако, как мне кажется, рассматривать Россию, как некий тыл Китая по меньшей мере некорректно. А вот Северная Коремя таким тылом могла бы стать именно для России. То, что не удалось в коммунистические времена и в ходе войны 1950-53 гг., может получиться на новой идеологической основе?

А вообще о. Андрей Кураев еще лет 7 назад говорил, что будущие миссионеры должны знать восточные языки.

С уважением всем,

люмпен


6 апреля 15:29, Н. Ганина:

Беловодье

Поиск места, где Кормчая будет исполняться от буквы до буквы, уже описан (см. Мельникова-Печерского, "В лесах"). Тогда странники вернулись и сообщили, что не нашли сокровенной земли на Востоке.

Православие и Китай - тема двоякая: с одной стороны, святые мученики земли Хин, убиенные за Православие (сюда же - известное пророчество о "стадионе"), с другой - китайцы, которые больше почитали православные святыни (в частности, свт. Николая Чудотворца), чем некоторые эмигранты. Что ж - как Бог даст.


6 апреля 16:58, Андрей:

Торгануть с Японией и отдать ей Курилы, получив за это возможность дать ей ядерное оружие! Какие то уродливые торги получаются: возьмите вот это, а теперь в придачу и это!

Покупатель подумает: хорошо, однако, с Россией торговать! Попрошу-ка я еще землицы русской, теперь можно весь Сахалин и Приморский край. Ведь ядерный "аргумент"- же они нам подарили. Теперь уж точно отдадут то, что мы попросим. (Сны сахалинского русского парня)


6 апреля 21:18, Вершинин Владимир:

Владимир Вереснев: «Неужели мне нужно пояснять сказанное, как мне кажется, достаточно ясно?»

Конечно, ясно. Но почему страшно? Для кого представляет опасность корейское «чучхэ» «Православие – или смерть!», если оно станет «чучхэ» и для Русских? Видимо, такую «наведённую» пассионарность и имел в виду Карпец. Но тогда справедливо то, в чём Вы со мной согласны.


7 апреля 00:29, Посетитель сайта:

хотелось бы сначала видеть Россию православной,а православная Россия мощная держава в правде Господней.и второе :у России нет друзей в этом мире ,есть только армия и флот.


7 апреля 14:13, Редактор:

Fantasy

Несомненно то, что Владимир Игоревич Карпец, почётный меровингофил и заслуженный единоверец, является одним из грандиознейших политсказочников нашего времени. Несомненно и то, что уважаемому Владимиру Игоревичу необходим продолжительный курс лечения. Господи, спаси Россию от интеллигенции! Подобные сказочники 19 в. сделали всё (неосознанно, естественно, - они в принципе редко находятся в сознании) для осуществления еврейских планов по разрушению Самодержавной Монархии. С 1960-х такие же "идеалисты-альтруисты" составили костяк всевозможных маргинальных оппозиционных групп, приведших в конце концов к уничтожению и другой имперский проект. Сейчас они категорически не желают видеть русской реальности, пребывая, как обычно, в умозрительном Беловодье.

Может быть, и зря я так обрушился на господина Карпеца. В данном случае его изыскания действительно грандиозны, и вроде бы не носят вредоносного характера. Да, миссионерская работа крайне важна - как внутри России, так и за её пределами. Да, 100-200 тыс. корейцев вполне могут принять Православную Веру. Но как только я читаю о "трансцендентальном, надисторическом евразийстве" и о другой подобной псевдотрадиционалистской чуши - всё, стоп. Это уже диагноз. Перманентный дугинизм. На основе одного-единственного факта о строительстве Православного Храма в Пхеньяне г-н Карпец выстраивает умопомрачительные теории, в которых правда перемешана с вымыслом, Православие с отнюдь не православным неоевразийством, зачатки аналитики с абсолютным бредом. Владимир Игоревич, неужели больше нечем заняться? Существуют реальная политика, реальные расклады, реальная работа по противодействию жидовскому игу. На мой взгляд, гораздо больший вклад в нашу победу внесут полуграмотные скины, нежели высокоинтеллектуальные теоретики-сказочники.

Недавно обрадовался, услышав о "Манифесте русского консерватизма". Однако, потом увидел под ним подписи В. Карпеца и А. Малера. Блин, и это, оказывается, интеллигентская лажа. Национальному движению нужны свои психиатры, которые очистят его ряды от шизанутых болтунов. Или продолжение "пикейно-жилетовой" клубной практики 1990-х, - или мощное, хорошо структурированное, чётко нацеленное на победу Православно-Консервативное Сопротивление.

А Православная Корея - это, конечно же, замечательно. Дай Бог!


2 мая 00:46, Вопрос:

Редактору, а чем Вам не нравится Дугин?


21 января 19:36, Ляксандор:

Вєсь сайтъ благолєпньій

Ісполаті вам, братія, за сайт сєй зєло ісконньій!

Здєсь у нас в праклятой Малороссіи і нє усльішишь слов такіх благолєпньіх.

Луччє вьі, ісконники русскія, падумалі бьі, как ізвесті в Малороссіи бєндєровцєв паганьіх, а жидокорєйцьі подождут і так.

Слава Путєну! Смєрть жидамъ!



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019