23 октября 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Владимир Карпец
13 июля 2006 г.
версия для печати

Постмодерн, катехон и "ось зла"

Вопрос о катехоне в эпоху постмодерна – постэкклезиастическую - приобретает сегодня исключительное значение. Сегодня катехон – это ось зла. Настоящего, с точки зрения современного мира, зла. Того, которое не берет в расчет все «чисто человеческое» – «качество жизни», ее комфорт и ее саму, опираясь лишь на себя самое как на чистый принцип

Проведенные на днях испытания северо-корейских ракет, способных – несмотря на частичный неуспех корейцев в чисто военном отношении и даже инцидент в окрестностях российского порта Находка – поражать цели дальнего радиуса, в том числе и на территории США, как и ранее, испытания этой же страной собственного ядерного оружия, не говоря уже обо всех перипетиях «иранского дела», на самом деле свидетельствует не только о фактическом прекращении действия Договора о нераспространении ядерного оружия, но уже и о «конце конца» международного права как такового. Началом этого конца было крушение – вслед за концом двухполярного мира – всей тегеранско-ялтинской системы международных договоров, далее, кульминацией – в виде событий в бывшей Югославии, когда был открыто, средь бела дня, нарушен фундаментальный принцип невмешательства во внутренние дела государств, что вообще привело к перверсивному доминированию прав человека над остальными принципами международного права и вот теперь речь идет о фактическом упразднении – самоупразднении – всей системы jus gentium – прав народов. Рухнула не только «ялтинско-ооновская» система, рухнуло все международное право эпохи модерна – начиная с Гоббса и Гроция – впрочем, нам ли, сторонникам имперского и царского принципов, жалеть об этом, но ведь рухнула она совсем не так, как хотелось бы нам?... Во всяком случае, сегодня впору закрывать соответствующие факультеты и отделения в МГУ, МГИМО и ВДШ – исполнилась, на самом деле, мечта юристов «ленинской школы» Петра Стучки и Евгения Паушканиса. Впрочем, такой конец был изначально заложен в правовой системе модерна, и мы еще когда-нибудь к этому вернемся.

Так или иначе, в этих условиях политика как Ирана, так и Северной Кореи не подлежит и не может подлежать никакой правовой оценке, хотя бы потому, что для такой оценки отсутствуют критерии: «больной скончался, не оставив завещания». Единственная реакция на события – панически-истероидная. Так в Брюсселе один из сотрудников аппарата НАТО заявил: «Динозавры-коммунисты из Северной Кореи своими испытаниями баллистических ракет заставляют весь цивилизованный мир реагировать на это с ужасом». МИД России также был вынужден высказать «озабоченность» происшедшим, но обострять ситуацию российская дипломатия явно не стремится и правильно делает.

Впрочем, со сдержанной и взвешенной позицией официальной российской дипломатии резко контрастировали комментарии местных СМИ, прежде всего, 4-го канала ТВ, лица ведущих которого – в том числе женского пола – уже давно – по крайней мере, несколько лет – так не напоминали съемку сквозь «рыбий глаз». Вполне естественно: представилась возможность, не вступая в явное противоречие с официальной российской позицией, выразить, наконец, солидарность с западной демократией и осудить «сталинизм».

Интересный аспект ужаса перед Северной Кореей проявился в статье Евгения Гильбо «Россия на перепутье-24. Путин и дети» ( www.analysisclub.ru 03.07.06). Оказывается, некоторые стороны сексуальных отношений, которые в советскую эпоху «считались извращениями», а начиная уже с 70-х годов стали приняты как норма – заметим, речь не идет о гомосексуализме и иных подобных явных вещах – в Китае и Северной Корее «по-прежнему полагают извращенными». Ужас испытывают те, кого это непосредственно касается. Разумеется, в подробности входить не будем – читайте Григория Климова. Заметим, однако: о наших современниках-«россиянах» – увы, о нас всех! – это говорит очень много.

«Ужас цивилизованного мира» перед маленькой азиатской страной, которую населяют «динозавры», явно не соразмерен самой этой стране. Следовательно, речь идет о чем-то серьезном, настолько серьезном, что оно способно «перекрыть» все, о чем пишут мировые СМИ, а, самое главное, что обсуждают официальные лица.

Ужас этот носит не политический и даже не геополитический характер. Он экзистенциальный, более того – метафизический.

Религиозный, добавим к этому, помня, что северокорейский Президент Ким Чен Ир объявил о строительстве в центре Пхеньяна православного храма и о желательности распространения в своей стране Православия: в связи с этим говорят о возможности будущей равной апостолом и даже великокняжеской миссии «основателя династии Ким». (См. об этом нашу статью «Купель Востока» ). На вопрос одного из комментаторов к статье А.Тронова и А.Лукьянова на apn «Что хорошего можно ожидать от коммунизма в любом его виде?» можно задать контрвопрос – хрестоматийный – «Что может быть доброго от Назарета?»

Ким Чен Ир и его страна вступили в войну не только против США. Врагом их сегодня оказывается весь современный мир, причем северокорейцы готовы – вместо России, да, да – поднять против него православное восстание, сновидчески предугаданное Митрополитом Лениградским и Ладожским Иоанном, повторившим вслед за «героем сербского народа» Радованом Караджичем эту формулу Юлиуса Эволы. (См. «Элементы», № 4, 1993, с. 18-19). Сегодня эстафета этого восстания, «преданного Россией», как прямо сказал Владыка, перешла к Стражу Врат Востока, северокорейскому вождю чучхэ. Православного – в будущем – чучхэ, вполне типологически соответствующему третьей составляющей знаменитой «уваровской триады» – «народности», но также и являющей сверхвосточный полюс сверхъюгозападной (испаноамериканской) «теологии освобождения»?

Не означает ли все это необходимости для нас радикального переосмысления вопроса о катехоне («Удерживающем ныне») из Второго Послания св. Апостола Павла к Солуняном? Речь идет о катехоне в условиях исторического Постмодерна.

Напомним: эпоха постмодерна наступила только потому, что «на рубеже миллениума» ожидавшееся Второе и Славное Пришествие Христово не состоялось, как не состоялось оно и в 1492 году, в связи с окончанием Пасхалии и метаисторической «подменой» его открытием «Нового света» (ср. «новая земля и новое небо») и соответственным началом эпохи модерна, когда при этом на Северо-Востоке, в Московской Руси, явилось наследовавшее Византии катехоническое царство – Третий Рим, «удерживающий» мир в течение двух столетий и павший в эпоху раскола, сохранив при этом формы Православного Царства, все более несовместимые с буржуазно-революционным и просвещенческим «модерном» Евроатлантики, проникавшим и в Россию. Предсказание священноинока Филофея о том, что «четвертому Риму не бывать» на внешне-видимом уровне не совпало с падением монархии в России и мученической гибелью Царской Семьи.

На самом деле к судьбе Православной монархии вполне относится – по крайней мере, в значительной степени – эсхатология старообрядческого Спасова согласия о том, что «Церковь ушла на небо»: на самом деле «на небо» ушло Царство, являющееся, согласно Номоканону и Русской Кормчей, неотъемлемой составной частью Церкви, впрочем, не касающейся прямо таинств. Собственно, таинства и доселе пребывают, и только они вместе с необходимой преемственностью иерархии и сохраняются до конца времен, а все остальное «уходит на небо» или «растворяется». Царство «уходит на небо», «растворяется» же нечто иное – обезсмысливаемый постмодерном «христианский гуманизм».

Переход от премодерна к модерну, а затем от модерна к постмодерну в своем прочитанном в МГУ весной 2006 года курсе Постфилософии Александр Дугин связывает со сменой исторических парадигм, определяемых нечеловеческим – сверхчеловеческим – волением «радикального субъекта». В премодерне это воление совпадало и сливалось с религиозно-имперской реальностью (вызывая при этом разделение на креационизм и манифестационизм, Запад и Восток и т.д.), затем в выросшем из креационизма модерне занял периферическую позицию (крайне правую, ультрамонархическую или еще более правую или же крайне левую, революционную, а иногда соединил в себе то и другое), и, наконец, в постмодерне становится полновластным и единственным – по мере дегенерации людей – господином «постистории», последовательно отменяя всё. Интересно, что первоначально предпоследняя лекция о действии «радикального субъекта» в постистории была анонсирована как «Онтология антихриста», однако затем тема антихриста «исчезла» как из анонса, так и из самой лекции. Дугин тем самым дал понять нетождественность метафизической фигуры «радикального субъекта» и историко-онтологической – антихриста, каковой является сугубо вторичным и столь же радикально отменяемым последним историческим действием. В этом случае не отождествляется ли «радикальный субъект» со св.Архангелом Михаилом – или, что отчасти то же самое, Мелхиседеком – а, следовательно, и с той исторической фигурой, которая в православной традиции именуется Последним Царем? Во всяком случае, Александр Дугин ушел от того, чего от него «ждали многие» и что легко примирило бы его с «религиозным конформизмом».

Явление Последнего Царя, «видимых воплощений» которого, то есть, представителей «первой царской расы», первые, еще православные римские епископы в обращениях именовали “Melkhosedek noster”, царя «по чину Мелхиседекову», «по чину Хлодвига», «по чину Рюрика» не имеет, однако, уже никакого отношения к той реальности, которая перестала быть катехонической на грани последнего «несвершения Второго Пришествия», когда после распада СССР наступила эпоха постмодерна. Напомним, 1999 года ждали вполне серьезно, и вовсе не только одержимые легковерием. То же самое имело место и в 1492.

И все же «четвертому не быть». Как можно примирить это с тем, что мы все еще есть? «Я понял, что Апокалипсис уже позади», – написал еще в 1980-е годы Жан Парвулеско в своем романе «Португальская служанка». Нечто подобное приходилось слышать и автору этих строк от людей, обладающих известной духовной чуткостью.

В частности, нечто подобное высказывал автору этих строк «лесной житель» Веков К.А. (г. Гусь-Хрустальный), который говорил, что Последний Царь из предсказаний духовника Царской Семьи еп. Феофана Полтавского, тезоименитый и – шире – единоименный св. Иосифу Аримафейскому – уже спас Россию, не успев короновать сына Василия, а «мощный союз всех славян и единое народное море» уже существовало в истории как Варшавский договор. При этом, говоря об антихристе, Климент Александрович, скорее, склонялся к безпоповско-старообрядческому его пониманию, не исключая, впрочем, и «беззаконного» от колена Данова, в котором он, вслед за русским историком первой половины XIX века А.Ф.Вельтманом, был склонен видеть, скорее, династию датских королей, чем исчезнувшее когда-то еврейское колено.

Не совпадая, однако, как мы обнаруживаем, с фигурой исторического антихриста, должного увенчать собой «новый мировой порядок», совпадает ли в этом случае фигура радикального субъекта – или Последнего Царя как его проявления – с историко-онтологическим катехоном? Пытаясь ответить на этот вопрос, вернемся к тому, что сказано о катехоне в самом Втором Послании к Солуняном (цитируем по Острожскому переводу с греческой Септуагинты, используемом в старом русском обряде): «Молим же вы, братие, о пришествии Господа нашего Исуса Христа, и о нашем снитии о Нем, яко не скоро подвизатися вам от оума, ни оужасатися, ниже духом, ниже словом ни посланием яко от нас посланным, яко оубо настоит день Христов, да никтоже вас прельстит ни по единому же образу, яко аще не приидет отступление преже, и открыется человек беззаконию, сын погибели, противник, и превозносяйся паче всякаго глаголемаго Бога или чтилища якоже ему сести в Церкви Божии аки Богу, показуя себя яко Бог есть. Не помните ли яко еще живый оу вас глаголах вам; и ныне одержащее весте, явитися ему в свое ему время тайна бо уже деется беззаконию. Точию держай ныне дондеже от среды будет, и тогда явится беззаконный, егоже Господь Исус Христос убиет духом уст своих, и оупразднит явлением Пришествия Своего». (Сол., II, 2).

Здесь есть несколько очень важных моментов. Если в Синодальном (как и в Елизаветинском XVIII в., используемом в «никонианском» богослужении, составленном на основе Геннадиевского, переведенного с латинской Вульгаты) тексте сказано открыется человек беззакония, т.е. антихрист (он же беззаконный), то в Септуагинте – и Острожском древлеправославном переводе с греческого – эти вещи разделены. Беззаконный – антихрист, как и у никониан. Но открыется человек беззаконию означает, на самом деле, радикальное переворачивание, перверсию человека как такового, ту самую «тайну последних людей», о которых у Фридриха Ницше говорил Заратустра (проблему «последних людей» подробно разбирает в своих лекциях по Постфилософии и Дугин). Об этом же писал и Рене Генон, когда указывал на «отворение яйца снизу» после его закупоривания внеспиритуальным модерном. Тем самым «апостол языков» в своем едва ли не самом таинственном послании, «Послании о Великом Возвращении», дает законченную формулу постмодерна – «открыется человек беззаконию». И только потом явится сам беззаконный как предельная концентрация постмодерна, его «сворачивание», являющееся одновременно и радикальным субъектом, и пародией на него («философское море», в котором он родится, уже существует в виде расширенного до «безпредельных пределов» концепта «потомков Христа», к которым американские конспирологи от Трейси Тваймэна до Дэвида Айка уже относят даже «44-х американских президентов»).

Вопрос о катехоне в эпоху постмодерна – постэкклезиастическую (хотя в ее самом конце должны быть явлены и Последняя Церковь, и Последний Царь – явлены на мгновение) – приобретает сегодня исключительное значение. Впервые «блеснувшее» в марте 1917 года в явлении иконы Божией Матери Державной – когда «деникинцы» отказались нести впереди своего добровольческого воинства Ее иконы и Царские портреты, не Она ли Сама повела на них красных (то есть, по значению слова, русских)? – и озарившее собой оставшийся Третьим Римом Советский Союз (восстановивший в 1943 году даже «симфонию властей»), катехоническое сияние резко померкло в 1991 году, и мир начал погружаться в сумерки «последних людей». Безсмысленность в данном эоне всех неомонархических проектов, как и неоклерикализма, очевидна. Лишь тайные сгустки воли спецслужб и сверхсекретных кланов способны этими последними людьми манипулировать. И так будет все дальше и дальше. Все чернее и чернее. До последней черноты. Без всяких «Великих князей Георгиев».

Святой Иоанн Златоуст отождествлял «катехон» с Римским Царством, и это легло в основу сначала византийской, а затем и русской историософии. Сегодня дело обстоит иначе. Чтобы понять, как, вновь обратимся к Апостолу, который не дает никакой религиозной или нравственной оценки катехонической реальности. И это естественно: живший на самой грани «доконстантинова» и «константинова» эонов, Златоустый лишь обобщал опыт дохристианской и часто антихристианской Римской Империи в восприятии первых христиан, воспринимавших ее катехонически вне отношения к ним, по сути, «по ту сторону добра и зла». Империя удерживала от прихода «беззаконного» и при Нероне, и при Диоклетиане, как бы ни искали некоторые из христиан (аналогичные сегодняшним апологетам «просто христианства») в имени Нерона Число Зверя. Катехон – прежде всего, структура и порыв – «кристаллическая решетка» и одновременно «железный марш». Катехон как Православный Царь перестал существовать в 1666-67 годах, когда была проклята вся предыдущая святость, а в 1917 лишь «обвалилась штукатурка» (хотя сами Царственные Мученики святы), и обнажился советский остов – такой же железно-кристаллический, как и Римская Империя. И тогда все становится предельно ясно. Сегодня катехон – это все, что так или иначе противостоит «новому мировому порядку» и непрерывно рождающему его постмодерну. Катехоническая реальность сегодня разделена, и ее воплощают «мировые партизаны» – Слободан Милошевич, Радован Караджич, Саддам Хусейн, Ахмадинеджад, Уго Чавес, Александр Лукашенко, Ким Чен Ир. Словом, все те, кого американцы включают в ось зла, прилагая все усилия для того, чтобы эту ось демонтировать. Многих из них уже здесь нет, впрочем, они больше, чем есть. Политические и религиозные взгляды этих людей не имеют уже никакого значения – да, да, и религиозные тоже – тем более, что сегодня сама по себе религиозность все более превращается в пародию, оставляя место лишь для глубочайшей апофазы (из которой, когда все кончится, все совсем кончится, и восстанет и Последняя Церковь, и Последний Царь). Сегодня катехон – это ось зла. Настоящего, с точки зрения современного мира, зла. Того, которое не берет в расчет все «чисто человеческое» – «качество жизни», ее комфорт и ее саму, опираясь лишь на себя самое как на чистый принцип. Ось зла без всякой надежды.

В политико-онтологическом смысле ось зла – это те страны, где человек не открылся беззаконию, где умереть и убить считается лучшим, чем растлить и подвергнуться растлению. Где «геноновское яйцо» еще не разбилось снизу. Где рожают детей и трудятся принудительно, в поте лица своего, неся бремя труда как прародительское проклятие – не снятое. Вот это-то «затворение человека беззаконию» – от беззакония – современный мир и считает «экстремизмом» и «терроризмом». Экстремизм это то, что напоминает обезьяне о том, что она когда-то была человеком.

«Разводя» всех нас тем, что корейская ракета во время учений случайно упала возле порта Находка, в статье с характерным, «приблатненным» названием «Северная Корея “берет на понт”» некто Александр Храмчихин стенает: «Поэтому жителям востока России, а в перспективе и Казахстана, остается только надеяться на то, что северокорейские инженеры просто не смогут создать сколько-нибудь надежную ракету. Или что режим в Пхеньяне рухнет под грузом социально-экономических проблем».

Как же им всем хочется «корейского 1991 года»…

Как же они боятся нормальных людей





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

13 июля 19:32, chiram:

Ув. Владимир Игоревич! Я слышал, у Вас есть страница в ЖЖ. Не сообщите ли ее точный адрес?


13 июля 19:35, chiram:

Вдогонку

Я, собственно, хотел высказать кое-какие соображения на тему Монархии, которая, кая я понимаю, Вас очень интересуют, а также по поводу семейства кентских, к которому Вы, насколько мне известно, весьма неравнодушны:)))


13 июля 22:10, Г.К.:

Будь АД человеком более начитанным - он бы, возможно, прочел лекцию о "иконографии" Антихриста и обязательно упомянул бы о "царственном черном младенце" К.Малевича.

_____

Всем советую перечитать первые главы Воспоминаний кн.Н.Д. Жевахова и текст И.Картавцевой "Вокруг Кремля с Державной" в сборнике С.Фомина, посвященном Державной иконе...

Вековым - эоново...

Sapienti - sat!


14 июля 01:45, Владислав:

Осторожно

Да - вот она псевдохристианская, даже более того, псевдостарообрядческая мешанина. Сплошное мудрствование лукавое ни о чём, с попыткой выставить за переосмысление настоящего, прошлого и будущего. Вот такая демагогия привела в своё время к ереси жидовствующих. Дольше один шаг - и чистый каббализм с его иудейским содержанием. Осторожно, В.К., не поддавайтесь внутреннему голосу - он от беса, он Вас обманывает.


14 июля 13:49, В.К.:

Сhiram'y.Страницы в ЖЖ у меня нет. Если кто-то что-то от моего имени пишет - его дело, впрочем, увы ему.Г.К. Вы абсолютно уверены, что "царственный черный младенец" у Малевича имеет прямое отношение к антихристу? Я - нет.Владиславу.Ересь жидовствующих - дрянь,но есть еще одна дрянь - ересь латинствующих (просто христианство,как они сами говорят, - не хочу никого называть, а то опять пойдет помойка) Осторожно. Владислав, не пиоддавайтесь.


14 июля 15:22, Г.К.:

О Малевиче и супрематистах

читайте у Шифферса - сомнений станет меньше!

;)))


14 июля 16:13, В.К.:

Владиславу и прочим

Прошу всех, милостивые государи, успокоиться; я не еврей нигде и ни с какой стороны. Была, правда, по маме прабабушка Анна Яковлевна Иванова, из Шуи, черная, как смоль, как вороново крыло ( для тех. кто понимает), но она была старообрядка ( многое во мне от нее, я это знаю. Так что не тзудитесь - в Третьем Рейхе у менявсе было бы нормально.А если серьезно, то все гораздо тстрашнее, чем у Нилуса и Никона ( Рождественского), поверьте. "Жиды", вообще, это "мировая мелочь", слепни, клопы,но не более.Всех нас на них "разводят",чисто конкретно.Думайте


16 июля 00:32, В.К.:

Г.К.

Шифферса буду читать и думать - лю.блю. как и Вас ( толкователей-идиотов прошу отдыхать - я , скорее, многогрешный, "бабник," А это так, в переносном смысле


16 июля 12:45, Дмитрий:

Так. Или иначе?

Вас интересно читать -- за оригинальность-парадоксальность, даже если часто все вместе если не разваливается, то стоит шатко-валко. Вот здесь при всем антиамериканизме катехон определяется не изнутри, но скорее снаружи -- так, как американцы обозначили "ось зла".

"Изнутри" же Вы определяете катехон так: "Сегодня катехон – это все, что _так или иначе_ противостоит «новому мировому порядку» и непрерывно рождающему его постмодерну." "Так" -- это перечисленные Вами «мировые партизаны» (а почему Фиделя не включили? И китайцев?). А иначе?

А "иначе" -- это, возможно, "педофилы" в понимании процитированного Вами, тоже оригинала, Евгения Гильбо («Россия на перепутье-24. Путин и дети»). Извините, если это звучит оскорбительно (если Гильбо не прочитать), но Ваша аргументация это позволяет. Ведь "катехоническая реальность сегодня разделена", "Политические и религиозные взгляды этих людей не имеют уже никакого значения", "Сегодня катехон – это ось зла. Настоящего, с точки зрения современного мира, зла. Того, которое не берет в расчет все «чисто человеческое» – «качество жизни», ее комфорт и ее саму, опираясь лишь на себя самое как на чистый принцип. Ось зла без всякой надежды."

Для американцев предельное зло, это мировые и домашние "партизаны" ("экстремисты") -- террористы и педофилы, _так или иначе_ противостоящие «новому мировому порядку».

Считать ли их всех частью катехонической реальности (которой не дано никакой религиозной или нравственной оценки)?


16 июля 21:06, B.K.:

Дмитрию

Вас понял,Вы - хороший человек,педофилов, как и голубых - мочить , (двух мнений быть не может),однако в отнрошениях с женщинами - все сложнее. Читайте Эволу, Вейнингера (еврей, но умный),скоро выйдет в моем переводе " Португальская служанка " Жана Парвулеско - про это самое. но не так , как у идиотов. Респект.


17 июля 16:09, Sаввака:

Розанова, батенька, Розанова...


18 июля 11:02, посетитель сайта:

Может и неуместно будет вовсе. Но…

Приснился мне сегодня Владимир Игоревич, и говорит: «черный серп и молот – это знамя грядущей русской имперской революции». Прям так и сказал.


18 июля 17:57, Не-чуждопосетитель:

Отчего же?

Вполне уместно!

У Владимира Игоревича и палиндром на это дело готов:

молотсерп -читай наоборот!

ВОТ ЧЕМ кончится в России, как мы хорошо помним, а

вовсе не Майклом никаким.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019