20 ноября 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Владимир Карпец
27 июля 2006 г.
версия для печати

Демократия - угроза суверенитету

Сегодня тот, кто выступает против «огосударствления экономики» в любой ее форме, фактически выступает против русской идентичности как таковой

Первый вице-премьер Дмитрий Медведев, считающийся одним из основных преемников Владимира Путина, в интервью журналу «Эксперт» подверг резкой критике теорию т.н. «суверенной демократии», все более становящуюся идеологическим оружием руководства России.

Как известно, само понятие «суверенная демократия» было выдвинуто заместителем главы президентской администрации Владиславом Сурковым. Сурков в последние несколько лет фактически был идеологом этой администрации, играющей сегодня в государстве примерно ту же роль, какую играл в свое время ЦК КПСС. Не входя в формальные, «земские» государственные структуры, партия фактически является среди них всем, осуществляя политическую власть. Не случайно именно в недрах администрации и именно Сурковым была разработана идея «партийного государства», где «Единой России» отводилась – разумеется, в очень смягченном виде – роль, которую играла КПСС в СССР.

Что такое «суверенная демократия»? Называя вещи своими именами, можно сказать, что это примерно то же самое, что «реальный социализм». То есть, известный в свое время концепт «советского Победоносцева» – Михаила Суслова. Формально, не разрывая с идеями «отцов-основателей» – в случае СССР с марксистами, в случае РФ – с правозащитниками и «героями» 1991 года, оба эти концепта фактически сводили и сводят их на нет. Они осуществляют пусть до чрезвычайности умеренную, но детоксикацию. «Реальный социализм» – это не социализм Ленина и Троцкого, возвращение к которому после смерти Сталина было провозглашено Хрущевым, равно как и «суверенная демократия» – не демократия Сахарова и Бурбулиса. И то, и другое – очень ограниченная, но все же русификация и этатизация изначально антироссийских и антигосударственных идей, внедренных в качестве вируса в русский государственный организм. Не будем забывать – горбачевская перестройка, приведшая к гибели страны, начиналась с лозунга «Больше социализма, больше демократии!»

На наш взгляд, бытующие утверждения о том, что сурковский концепт есть чуть ли не «российское чучхе» – явное преувеличение, тем более, что в основных своих посылках Владислав Сурков в целом принадлежит, безусловно, к демократической среде. Тому свидетельство – педалирование «антифашизма» в созданном Сурковым движении «Наши», его принципиальный, нерефлективный республиканизм вполне вписывается в общий контекст «идей 1991 года». В то же время мне хотелось бы, как человеку, не чуждому изящной словесности, отметить, что стихотворение Владислава Суркова о комете, опубликованное в прошлом году в «Новой газете», нельзя назвать абсолютно графоманским. Но дело, конечно, не в стихах, хотя на глубинном уровне политика, поэзия, философия и эзотерика (не в смысле оккультизма, а несколько в ином) связаны гораздо глубже, чем это может показаться. И эти стихи свидетельствуют о том, что Сурков, конечно, «весь там», но «чуть-чуть и не там».

В своей статье «Первый вице-премьер вышел за рамки» с подзаголовком «Дмитрий Медведев вмешался в идеологию» Александра Самарина («Независимая газета», 25.07.06) пишет:

«Первый вице-премьер Дмитрий Медведев сделал несколько заявлений, явно выпадающих из его обычной тематики. Второй человек в правительстве, главная задача которого – реализация президентских нацпроектов, вступил в заочную полемику с кремлевской элитой. В интервью журналу «Эксперт» Медведев впервые – за время пребывания на правительственном посту – подробно высказался на идеологическую тему. Особенное неприятие у него вызвал термин «суверенная демократия».

Напомним: в преддверии саммита G8 это понятие обрело статус официальной кремлевской идеологии. Медведев назвал «суверенную демократию» далеко не идеальным термином и отметил его «странный привкус». После чего дал понять, что является приверженцем традиционной демократии. Первый вице-премьер объяснил неприятие верностью юридическим принципам, трактующим госсуверенитет без привязки к основам политической жизни. Еще меньше ему понравился «суверенитет» в приложении к экономическим реалиям: «Ни вы, ни … не являемся приверженцами идеи огосударствления экономики».

Высказывания Медведева звучат критикой в адрес непосредственного творца теории «суверенной демократии» – заместителя главы президентской администрации Владислава Суркова. Заметим: в «табели о рангах» пост первого вице-премьера правительства, конечно, выше должности замглавы администрации Путина. Однако известно, что самые важные политические решения принимаются сегодня не в Думе, не в Совфеде и не в правительстве, а именно в администрации президента, а Сурков – фигура более влиятельная, чем его непосредственный начальник Сергей Собянин. О чем свидетельствуют и опросы экспертов. Медведев, словно оправдывая некие витающие в воздухе ожидания общества, сделал еще один шаг в сторону формирования образа преемника на основе своей персоны. Первым был его выход из тени на телеэкран после перехода в правительство. И тогда, часто мелькая в новостях в непрерывной череде провинциальных сюжетов, он концентрировался исключительно на том, что ему поручено. То есть на реализации президентской социально-экономической программы. Любопытное совпадение: вчера же другой первый вице – Государственной Думы – Олег Морозов тоже позволил себе без особого пиетета высказаться в адрес вышеупомянутой теории».

Происшедшее наводит еще на одну интересную мысль. Вопреки ставке Владислава Суркова на «Единую Россию», единоросс Олег Морозов, всегда более других однопартийцев «держащий нос по ветру», встал на сторону Дмитрия Медведева. Аналогичную позицию высказали и другие руководящие работники партии. Это говорит о многом, даже очень о многом. Почти обо всем.

Постараемся уточнить. «Единая Россия» – партия чиновников (что не хорошо и не плохо). Чиновник всегда чувствует конъюнктуру лучше, чем кто-либо иной. «Единой России» была фактически – и не только Сурковым, но и самим Президентом Путиным – предложена власть. Власть в условиях «суверенной демократии». Подобная власти КПСС в условиях «реального социализма». Она от нее фактически отказывается. Это выглядит, как бегство — не будем уточнять кого — с тонущего корабля. Или это самоупразднение «Единой России»? Вообще-то это звучит зловеще. Корабль тонет?

Далее, Дмитрий Медведев говорит: «Демократия – абсолютно фундаментальная вещь, и ее можно противопоставлять только тоталитарным и диктаторским режимам».

Вам все это ничего не напоминает?

Не говоря уже о том, что есть такое понятие, как идолопоклонство. Идолов святой Владимир сбросил в Днепр. Чем «демократия» отличается от Перуна? Господа, да Перун же лучше! Он симпатичный, свой в доску (в буквальном смысле слова)! А, может быть, вместо Перуна – Статуя Свободы?

Газета «Ведомости» в редакционном комментарии с удовлетворением особо выделяет Новый Регион – Политика и отмечает, что, возможно, в российской политике возникло настоящее идеологическое противостояние. В другом материале на эту же тему те же «Ведомости» указывают, что «Медведев» хотел бы приобрести имидж самостоятельного либерального политика. Замгендиректора Центра политических технологий Алексей Макаренко особо указывает: «Население с телеэкранов уже увидело Медведева, решающего вопросы газификации села и проблемы бюджетников. А рассуждения о демократии – послание элитным группам Запада и экспертному сообществу России. Медведев хочет показать, что в экономике он еще больший либерал, чем в политике».

В связи с последним «Независимая газета» (25.07.06) прямо пишет: «Еще меньше ему понравился термин «суверенитет» в приложении к экономическим реалиям: «Ни вы, ни я… не является приверженцами идеи огосударствления экономики».

Получается, Медведеву не нравится экономическая суверенность России?

Высказывание Медведева по вопросам экономики (что подтверждает постоянно ходящие слухи о его связи с группой Кудрина-Грефа-Зурабова) помимо всего прочего, перечеркивает всю его предыдущую деятельность – и с газификацией села и с помощью бюджетникам (элементы социального государства).

Удивительно в связи с этим то, что Дмитрий Медведев столь уверенно здесь говорит за всех. Тем не менее, это, скорее всего, самый тревожный факт. Ибо тот, кто выступает против «огосударствления экономики» – будь то в форме «тяглового государства» Московской Руси, в форме протекционизма Российской Империи до реформ Александра II или в форме «экономических основ социализма в СССР», выступает против русской идентичности как таковой. Такой недоброжелатель России, как Ричард Пайпс, указывает на то, что препятствием к развитию частной собственности у нас является сама «российская географии» и «климат». Пайпс – очень точный автор, однако, именно таких надо обязательно читать, но только с точностью до наоборот. На эти слова Ричарда Пайпса недавно, кстати, обратил внимание такой предельно далекий от социалистических идей автор, как монархист и антикоммунист Сергей Фомин в своей новой книге «Царская стража». Многие, хотя и не все, идеи Фомина нам близки. Я бы также хотел отослать всех желающих к книге Ричарда Пайпса «Собственность и свобода» в прекрасном переводе Демида Васильева (М., 2000). Повторяю, правильно там все, но с точностью до наоборот.

Если вернуться к полемике Медведев-Сурков, то можно заметить, что она выглядит еще более зловещей в связи с тем, что оппонентом Владислава Суркова и единомышленником Дмитрия Медведева по вопросу о «суверенной демократии» выступает не кто иной, как всеми любимый Анатолий Чубайс. В своей статье «Суверенная демократия против демократии» заместитель главного редактора газеты «Известия» Андрей Колесников обращает внимание на то, что одним из главных противников понятия «суверенная демократия» является Анатолий Чубайс. Колесников с иронией или вполне серьезно пишет: «Вся проблема в том, что суверенитету России угрожает враг – внешний и внутренний». Известный своей изворотливостью Чубайс на это отвечает: «Суверенная демократия и ее любители должны понимать, что у нее есть один фундаментальный изъян: вы фундаментальные идеи суверенной демократии никогда не сможете перенести на другие демократии».

При этом Чубайс, разумеется, не преминул использовать даже здесь любезную либеральному сердцу антифашистскую риторику. По этому поводу Андрей Колесников не преминул высказаться: «Чубайс утверждает, что предлагаемая консерваторами дилемма, которую мы позволили себе определить как “суверенная демократия”, или “оранжевая революция” – ложная. Новым историческим выбором будет фашизм или нормальное общество».

Неоднократно приходилось говорить о том, что сама постановка вопроса о фашизме для России абсолютно неадекватна. Фашизм – исторический феномен Италии 20-30-х годов, кстати, для этой страны и в то время не столь уж нежизнеспособный. В Германии был национал-социализм – это явление совершенно иное. Объединял их только военно-политический союз, в котором Адольф Гитлер вел себя как слон в посудной лавке, чем и вверг европейские народы в пагубу и войну и тем послужил общему врагу для всех – и немцев, и итальянцев, и русских. В то время от Максима Литвинова и Леона Блюма до Ильи Эренбурга, которые все вместе и называли себя «антифашистами», ибо употреблять слово «социализм» в негативном смысле им было нельзя. Они все были социалистами или коммунистами. Но именно наследники их дела – дела «антифашизма» и «антитоталитаризма», дела «фундаментальной демократии» и угрохали Советский Союз, бомбили Югославию, спалили Ирак и сейчас готовятся к войне против Ирана и Северной Кореи (которая, в свою очередь, сейчас готовится к принятию Святого Крещения).

Выводы Андрея Колесникова наводят на весьма интересные мысли. Своим солидарным с Чубайсом выступлением Дмитрий Медведев фактически присоединился к заведомо антироссийскому, враждебному всей нашей культуре и цивилизации стану «профессиональных антифа». Речь идет далеко не о «простых разборках» в Кремле. Речь идет о судьбе самого Кремля. Не «кремлевки», а Кремля, заложенного при святом Данииле. Здесь Суркову урок: поменьше бы прежде боролся против несуществующего «русского фашизма». За что боролся, на то и напоролся.

Но все дело в том, что Дмитрий Медведев сегодня открыто выступил в качестве политического дублера Михаила Касьянова, от «идей» которого интервью Медведева не отличается ничем; равно как и его «социальные инициативы» ничем не отличаются от демонстративных заигрываний Касьянова с коммунистами. То, что перед нами почти открыто провозглашенный преемник президента Путина, выглядит довольно зловеще. Ведь «фундаментальная демократия», которую сегодня требуют от России в ущерб ее суверенитету Соединенные Штаты и послушная им Европа, означает, в частности, децентрализацию управления регионами. А это последнее, в свою очередь, неизбежно влечет за собой распад России. Это — самоупразднение. Увы, так и только так.

Неужели чиновники-«единороссы» вновь, как и до них деятели КПСС, хотят конвертировать власть в собственность и, как писала Ахматова, «бросить землю на растерзание врагам»? Впрочем, остается надежда: не идет ли речь о некоей «маскировке», при которой Дмитрию Медведеву отдана роль «доброго следователя» в глазах Запада и одновременно «злого следователя» в глазах русских? Не ведет ли Владимир Путин прежнюю брежневскую политику «двуглавого орла», о которой нам неоднократно приходилось писать? Напомним, в свое время на переговорах по СОИ напротив Генри Киссинджера рядом с Леонидом Брежневым сидел не кто иной, как маршал Николай Огарков. То есть — теоретик и разработчик альтернативной линии «русской партии» на постепенной переход руководящих позиций в стране от КПСС к руководству Вооруженных Сил, чего как раз больше всего боялись американцы. Огаркова представили Западу как поборника разоружения. На Западе кое-кто это понял и прямо писал об «огарковской маскировке». Но это уже история.

Так или иначе, сегодня безусловно стоит принять одну вещь. Как бы ни относиться к Владиславу Суркову лично (что касается меня, он по самым разным причинам совсем не «герой моего романа»), его стоит поддерживать всячески и любыми средствами. Sine qua non.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

2 августа 12:57, Михаил Маркитанов:

О демократии как угрозе суверенитету

Честно говоря, саму статью понял архиплохо - вероятно, потому что мало знаком с "исходным материалом". Но постановку проблемы приветствую обеими руками. Я сам долго думал о том, что демократия на иудейско-американский манер - лучшее прикрытие для оккупации (почему - готов пояснить). Рад, что такие умные головы, как В.Карпец (с которым, впрочем, у меня больше оснований для несогласия), разделяют мои опасения.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019