16 июня 2019
Правый взгляд

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Александр Елисеев
19 сентября 2006 г.
версия для печати

Время консерваторов

Русской общественности предложены «Императивы национального возрождения». Это политический манифест русских консерваторов – программный документ, с которого может начаться совершенно новая эпоха в российской политике. И бояться громких слов не нужно – речь идет о возможности действительно масштабных сдвигов

Русской общественности предложены «Императивы национального возрождения». Это политический манифест русских консерваторов – программный документ, с которого может начаться совершенно новая эпоха в российской политике. И бояться громких слов не нужно – речь идет о возможности действительно масштабных сдвигов.

Политическое формирование русского национального консерватизма затянулось до неприличия. Ни в 90-е годы прошлого века, ни в первые годы века нынешнего в стране так и не возникло политической силы, стоящей на позициях традиционного, правого консерватизма. Хотя сами правые были, играя большую роль в политической публицистике. И здесь достаточно назвать такие имена, как Игорь Шафаревич, Михаил Назаров , Олег Платонов, Наталья Нарочницкая, Андрей Савельев и т. д. Но, повторюсь, как политической силы консерваторов не было.

Причин тому несколько. Одна из них – события 1993 года, которые резко изменили политическую ситуацию в стране. До разгона и расстрела парламента была возможность консолидации некоммунистических, но в то же время державно-патриотических сил. Собственно говоря, эти силы и контролировали Верховный Совет, к ним принадлежал и популярный тогда вице-президент Александр Руцкой. Оппозиция тогда была единой – «право-левой», но то был тактический альянс антиельцинских сил. И после отстранения от власти Ельцина внутри бывшей оппозиции неизбежно произошло бы размежевание. Такие ее вожди, как Сергей Бабурин , Михаил Астафьев, Игорь Константинов, Виктор Аксючиц и т. д. неизбежно заняли бы национально-консервативные позиции, вступив политическую дуэль с лево-коммунистическими силами. Очевидно, что в стране тогда возникло бы что-то вроде двухпартийной системы: правые консерваторы оппонировали бы левым державникам.

Но страна пошла по другому пути. Верховный Совет и стоящие за ним силы были разгромлены. Они не получили возможности принять участие в декабрьских выборах 1993 года. А на их месте оказалась Компартия РФ Геннадия Зюганова, который в октябре призвал людей сидеть дома и не выходить на поддержку парламента. Поэтому КПРФ не подверглась разгрому и получила возможность создать крупную фракцию в Думе. Она и стала патриотической оппозицией ельцинскому режиму. Но только речь уже шла о левом патриотизме, который принял форму умеренного национал-коммунизма. Вместо противостояния левых и правых, которое было бы весьма органично, возник дуализм левых и либералов.

И в этом дуализме консерваторам места практически не нашлось. На протяжении всех 90-х годов коммунисты пытались встроить их в систему созданного ими «Народно-патриотического союза», в котором правые неизбежно должны были играть за левых, выполнять их политическую волю и мобилизовать на их поддержку свих сторонников. И некоторые державники, на первых порах, поддержали НПСР, смирив свои политические амбиции в целях противостояния общему противнику – ельцинизму.

Однако никакого реального противостояния так и не получилось. КПРФ его всего лишь имитировало, продолжая линию, взятую в октябре 1993 года. Зато она сохраняла свое лидерство в патриотическом движении, и очень многие вполне даже антикоммунистически настроенные патриоты видели в ней определенный противовес совсем уже беспочвенному и прозападному либерализму режима.

Между тем, и сам режим потихоньку эволюционировал. Ельцинизм стал уже опасен даже ему, ибо он поставил на грань распада саму Федерацию. В 1999 году региональные лидеры объединились в блок «Отечество-Вся Россия», победа которого стала бы началом конфедерализации и распада страны. Последним звонком власти стало нападение чеченских сепаратистов на Дагестан.

Вот тогда внутри режима и произошло своеобразное «переформатирование». Кремль выдвинул нового лидера, который предотвратил распад Федерации, укрепил центральную вертикаль и произвел поворот общественного мнения в пользу патриотизма. Сейчас не столь важно, насколько официальная державная риторика соответствует конкретным делам. (Думается, любое категоричное суждение было бы сейчас поспешным). Но факт остается фактом – патриотизм стал официальным курсом власти.

В этих условиях КПРФ почувствовала угрозу своей монополии на патриотизм. Собственно, она уже перестала быть нужной режиму. В 90-е годы коммунисты стягивали к себе патриотов всех мастей, играя роль «удобной» оппозиции. Но при Путине власть сама стала делать акцент на патриотизме, после чего КПРФ стала лишней. Поэтому в Думе третьего созыва коммунисты утратили контроль над почти всеми ключевыми комитетами, что является серьезной потерей для парламентской партии.

И, судя по всему, у коммунистических вождей сдали нервы. Стала просачиваться информация об их контактах с олигархами. В качестве спонсоров КПРФ называли Михаила Смоленского и даже Владимира Гусинского. Настоящим политическим скандалом стала публикация в прокоммунистической газете «Завтра» интервью с Борисом Березовским. И совсем уж грандиозный удар по имиджу партии нанесли ее контакты с людьми из ЮКОСа (дело дошло до того, что они оказались в избирательных списках КПРФ – вместе с другими представителями крупного бизнеса).

После этого многие избиратели отвернулись от КПРФ – в сторону вовремя подоспевшей «Родины». И, что характерно, на первых порах она позиционировала себя как державно-патриотическая партия, внимательная к социальной проблематике, но вовсе не склонная (несмотря на подчеркнутый антиолигархизм) к левизне. По сути, это было возрождением духа 1991-1993 годов, когда в патриотическом движении лидировали или консерваторы, или политики, близкие к консерватизму. (Сам Рогозин в 90-е годы находился где-то между национал-либерализмом и национал-консерватизмом.) И особенно показательным было присутствие в блоке «Родина» таких твердых консерваторов-традиционалистов, как Александр Чуев, Наталья Нарочницкая, Андрей Савельев и др. Все это давало надежду на то, что «Родина» станет правоконсервативной силой.

Однако, этой надежде не было суждено сбыться. «Родина» пошла по левому пути, позиционируя себя как социал-демократическую силу (чего стоят одна только заявка на вступление в Социнтерн!) Таким образом, правая альтернатива так и не возникла. Но при всем этом, «Родина» сделала благое дело – она ликвидировала монополию КПРФ на патриотизм. Выяснилось, что патриотический избиратель может с успехом поддержать патриотов некоммунистического толка. И теперь необходим следующий шаг – создание патриотической силы, которая стояла бы не только на некоммунистических, но и на правых, консервативных и традиционалистских позициях. И среди действующих политиков, находящихся во власти (законодательной), есть те, которые этот шаг готовы сделать.

«Императивы национального возрождения» подписаны Сергеем Бабуриным , вице-спикером Госдумы и лидером партии «Народная воля». Кстати сказать, Бабурин стоял у истоков блока «Родина» (не путать с рогозинской партией) и, можно сказать, что он продолжает ее настоящие традиции, не связанные с социал-демократией или «антииммигрантским» популизмом (ролик об очистке улиц).

И это уже высокий уровень. С этого уровня можно проводить успешную консолидацию разных политических сил вокруг правоконсервативных ценностей. А эти ценности в сжатом виде сформулированы в «Императивах». И надо сказать, что сформулированы они довольно-таки удачно. Здесь нет слезливых причитаний о том, как плохо живется в стране – эти причитания порядком уже надоели, они далеки от конструктива (к тому же надо думать и том, чтобы привлечь тех, кому живется неплохо и даже хорошо).

Документ лишен привычной для патриотов зацикленности на социальных проблемах. На первый план вынесены положения национально-государственного порядка. Причем эти положения достаточно масштабны, они созданы на стыке геополитики, истории и философии. Возьмем хотя бы вот это место: «Россия играет ключевую роль в мировой истории. Государство, веками обеспечивавшее справедливый мировой порядок, имеет свой самостоятельный геополитический проект: это Восточно-Христианская цивилизация. Вписывание России в рамки иных геополитических образований неприемлемо».

В то же время манифест не обходит вниманием и социальные вопросы, что крайне ценно для всех творческих консерваторов. «Государство Российское – это социально-представительное государство с сильной и преемственной Верховной властью. Власть священна для каждого и всецело ответственна за каждого. Власть – не привилегия и не инструмент обогащения. Это служение не за страх, а за совесть». Сразу же вспоминаются труды выдающегося русского консерватора Льва Тихомирова , выдвигавшего идеал социальной монархии, в которой все социальные группы имели бы свое представительство в общенациональном собрании. Любопытно, что сам Тихомиров некогда был одним из лидеров левацкой «Народной воли» (отказавшись от ее революционных идеалов, он так и не отказался от социальных требований). А сейчас это название носит партия русских государственников-патриотов во главе с Бабуриным. То есть эволюционирует (как раньше эволюционировал Тихомиров) само понятие «народная воля», оно наполняется имперским и консервативным, правым содержанием.

Не забыт чрезвычайно важный русский вопрос, манифест выдвигает жесткое требование: «Русский народ, создавший и защитивший на протяжении столетий Российскую государственность, в силу этого имеет первенство чести в семье братских народов России, где неприемлемы проявления ксенофобии, шовинизма, расизма».

Как заметно, в манифесте учтено все, и каждый важнейший фрагмент национального бытия имеет свое достойное место. Изложено все это кратко (что называется, «без воды») и красивым языком. «Императивы» вполне подходят на роль долгожданного правого манифеста.





Оставить свой отзыв о прочитанном


Предыдущие отзывы посетителей сайта:

20 сентября 02:32, Владимир Викторович:

Может быть кому-то язык манифеста и кажется красивым, а изложение кратким, но после его прочтения в голове одни вопросы.

Предлагаю авторам собраться ещё раз и, вместо манифеста русских консерваторов, сочинить манифест русских националистов.

Хочу предложить некоторые цели для внесения в манифест.

1. Россия - не должна быть правопреемницей СССР в области национальной политики.

Развал СССР привёл к образованию национальных государств во всех бывших союзных республиках, за исключением России. Таким образом Россия оказалась в "хвосте" национально-освободительного движения, что является неприемлимым и подлежит изменению.

Цель русских националистов № 1 провозгласить Россию, 80% населения которой - русские, мононациональным государством, единым и неделимым.

2. Цель № 2 конституционно провозгласить русский народ государствообразующим народом России. Остальные коренные народы России при этом получают конституционный статус малых народов с правом национально-культурных автономий.

Особый статус русского народа должен повлечь его преобладание в органах государственной власти.

3. Цель № 3 Провозглашение Православия государственной религией России.

4. Цель № 4 При обретении Русского национального государства всячески способствовать органичному преобразованию его в Православную Монархию.


20 сентября 15:09, Александр Виниченко:

Ни в коем случае консерватизм не дожен переродиться в национализм! Национализм во многом противоположен консерватизму, что берет начало еще во времена Французской революции, когда национализм сформировался как позиция революционного большинства.

Оппозиция консерватизм-национализм = Оппозиции Государство (Империя)- нация. Недаром многие националисты выступают сегодня против консервативных, имперских ценностей.

Не вижу особого смысла и разделе народов России на большого и малых. На смену нынешнему федеративному устройству должно придти унитарное с отменой выделения административно-территориальных единиц по национальному признаку. Это более эффективное решение.

Третье. Ни в коем случае нельзя возвращаться к статусу Православия как государственной религии. Это удет вредно, в первую очередь, для Церкви. Статус наибольшего благоприятствования - да, Православия как основа государственной идеологии - да. Но не государственная религия! Иначе креститься начнут не ради спасения, а ради карьеры.



Ваше мнение об этом материале:

— Ваше имя
— Ваш email
— Тема отзыва

Ваш отзыв (заполняется обязательно):

Введите текст показанный на картинке:

Правая.ru


Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2019