22 октября 2017
Метки

"Гордость России"













Новости сайта

Получайте свежие материалы сайта себе на почту





















Александр Голобородько
19 января 2004 г.
версия для печати

Модерн

Будучи одной из важнейших категорий социально-философского анализа, «модерн» имеет чрезвычайно широкую область возможных трактовок, интерпретаций и даже исторических границ. Более того, предметные области, описываемые с помощью этого понятия, тоже могут быть совершенно различными.

В силу этой расплывчатости, употребление данного термина зачастую носит произвольный характер и всякий раз зависит от контекста и конкретных исследовательских задач. Чаще всего этим контекстом служит восходящая к Веберу концепция модернизации как рационализации общественного устройства, «расколдовывания мира», автономизации субъектов и т.п. На наш взгляд, подобный подход имеет один существенный недостаток: он задает картину модернизации с точки зрении самого Модерна, изнутри его собственных установок. Так, например, истолкование модернизации как увеличения личной и общественной свободы является не ложным, но по сути бессмысленным: Модерн приносит не освобождение, а специфическую проблему различения свободы и несвободы, никогда ранее на ставившуюся в таком виде. Иными словами, Модерн не просто усиливает те или иные черты в облике эпохи, а меняет этот облик целиком. Разумеется, этот переворот не происходит в одночасье: определенные тенденции, готовящие его, накапливаются в ходе истории на протяжении веков. Однако, перемещение их из социальной периферии в центр и соединение в одной точке производят необратимый эффект смещения смыслов, после которого любые силы (в том числе, выступающие под анти-модернистским флагом), оказываются вовлечены в игру по новым правилам. Такой точкой и оказывается Французская революция (о том, почему в этом качестве не может быть рассмотрена предшествовавшая ей Английская революция, будет сказано ниже). Тотальный характер трансформации социального порядка, вызванной Революцией, отметил уже Алексис де Токвилль, констатировавший: «Французская революция имела своей целью не только изменение прежнего правления, но и уничтожение старой формы общества». И он же указывает на парадоксальный процесс превращения Революции из классового предприятия во всеобщий политический код эпохи, когда «те, кто наиболее чужд и враждебен» Революции – европейские государи — «предаются революционному делу с неослабеваемой энергией, а если и встречают на своем пути какие-либо препятствия, то заимствуют у Революции ее приемы и принципы». Оказываясь проницательнее большинства своих современников, Токвилль осознает, что подлинными революционерами могут быть не только те, кто свергает королевскую власть от имени народа, но и сами властители, которые «перемешивают чины, уравнивают сословия, подменяют аристократов чиновниками, местные вольности — единообразием законов, разнородные власти — единством правительства». Таким образом, революция оказывается универсальной метафорой новой системы социальных отношений и практик. Здесь уже намечается та перспектива «институализации» революции, кульминацию которой в конце XX в. фиксирует Ю. Хабермас, заметивший, что «революция сама стала традицией».

Еще один немаловажный аспект концепта модернизации состоит в том, что последняя истолковывается в духе «технического» и «морального» прогресса, превращаясь в естественный, универсальный и, по сути, безграничный процесс. Для того же, чтобы, напротив, высветить культурно-историческую «эксклюзивность» данного явления, нужно отстраниться от самоистолкования Модерна и попытаться понять его через «другое» — через ту систему мировосприятия, которую он вытесняет и которой отказывает в самостоятельной значимости, трактуя ее как этап «недоразвитости». Отчасти здесь можно провести параллель с озвученным Мишелем Фуко желанием «написать историю границ... с помощью которых культура отклоняет то, что считает лежащим за своими пределами" — заменив «культуру» на «Модерн», который, впрочем, действительно претендовал на аппроприацию культурной сферы, присвоение себе эталона «культурности» [1].

Еще один источник представления о непреходящей актуальности Модерна содержится в самом этом термине, отсылающем к современности, острому и непосредственному переживанию настоящего момента. Неотъемлемым компонентом этого переживания является установка разрыва: с прошлым, с непосредственными предшественниками, с традицией. Как отмечает исследователь политического модернизма М. Федорова, «понятие “modernus” (современный) в латыни употреблялось уже с V в.н.э., а в известном французском словаре Petit Robert его определение мы находим уже в середине XIV в. Во всех контекстах термин “современность” (modernity, modernité) был общим понятием для описания определенного исторического периода, характеризуемого специфическими социокультурными дифференциациями». Как указание на этот же дифференцирующий момент, Федорова приводит цитату Койре : “Современным (moderne) можно быть в любую эпоху, если говоришь на языке своих современников, но несколько отличном от языка твоих учителей”. Этот же аспект понятия подчеркивает и Ю. Хабермас, отмечая, что «люди считали себя «современными» (modern) и в эпоху Карла Великого, и в XII веке, и в эпоху Просвещения, т.е. всякий раз, как в Европе через обновленное отношение к древним формировалось сознание той или иной новой эпохи». Здесь, однако, возникает вопрос: если «модерность» в подобном смысле является «общим местом» человеческого отношения к истории, то на каком основании Модерн выделяется как особая эпоха, некая исключительная социо-культурная формация? Не является ли само понятие «модернистский» применительно к социальной сфере по сути тавтологическим – ведь «современность» в широком смысле есть свойство, равно присущее любому общественному состоянию (и также равно ускользающее от каждого из них)? Направление поиска ответов на эти вопросы нам указывает тот же Хабермас, отмечая, что настоящий, «чистый» Модерн, окончательно порывающий с ориентацией на образцы прошлого, начинается «лишь с возникновением идеалов совершенства, характерных для французского Просвещения, лишь с инспирированным современной наукой представлением о бесконечном прогрессе познания и о продвижении к лучшему с социальной и моральной точек зрения». Характерно, что внедрение в общественное сознания концепции прогресса как позитивного движения по заданной Разумом колее истории теснейшим образом связано с трансформацией понятия «революция».


[1] Отсюда вытекает определенный «расизм» Модерна – он все цивилизационные явления, лежащие за пределами магистрального пути западной рациональности, он истолковывает как варварство и предназначает к «просветительской колонизации». Поэтому является неслучайной связь между открытием антропологией XX века целого мира самоценных «архаических» культур и пост-структуралистской критикой установок Модерна, о которой еще пойдет речь ниже.

Все статьи с этой меткой:
13 декабря 2016 г. | Правый взгляд | Сергей Эрлих
Три нарратива коллективной памяти

В обыденной речи «история» и «память» часто рассматриваются в качестве синонимов. В действительности- это два разных взгляда на прошлое. История — поиск истины о прошлом. Память — формирование идентичности посредством примеров из прошлого. Если в обществе отсутствует представление об идентичности, то оно разваливается. Поэтому все общества уделяют много внимания формированию коллективной памяти


6 января 2016 г. | Книжная справа | Наталья Никитична Козлова (1946-2002)
Гендер и вхождение в модерн

Феминистские тексты часто читают так, как будто сказанное там относится ко всем временам и всем культурам. Однако, голос первых феминисток был вполне определенно локализован социально. Отсутствие вовлеченности в "мужские" практики позволило им не разделять те ментальные предпосылки, которые выступают условием участия мужчин в больших социальных играх...


17 июля 2015 г. | Правый взгляд | Андрей Ашкеров
Муза воспитательной власти

Смерть Екатерины Юрьевны Гениевой обошли вниманием многие средства массовой информации, и совершенно незаслуженно. Многолетняя руководительница Библиотеки иностранной литературы, в меру своего понимания, была настоящим командором просвещения и последним рыцарем воспитательной власти. Застань она в живых наркома Луначарского, он наверняка включил бы её в число своих особенно патронируемых муз


20 марта 2015 г. | Слева направо Справа | Независимая газета
Сердце тьмы, или Травматическая инклюзия

Возможность универсальной деструкции человеческого космоса также присутствует в списке траекторий исторического сюжета. - Александр Неклесса публикует расширенный текст доклада на конференции «Арабский кризис: новые вызовы», секция «Феномен «Исламского государства»: природа, тенденции, перспективы развития». Институт Африки РАН, НИУ «Высшая школа экономики»


14 июля 2014 г. | Правый взгляд | Илья Бражников
Реквием по Латиноамериканской мечте

В мире, где не осталось идей, кроме строительства богатой и успешной нации, где все нравственные вопросы регулирует немецкая этика, устав, регламент и декларации, где даже Иисус Христос в чёрном ночном воздухе Рио окрашен красно-коричневыми цветами, — одним словом, где даже Сам Бог – Немец, — в этом мире немцы обречены на победы


27 ноября 2013 г. | Правый взгляд | Андрей Хоров, Екатеринбург
Вскрывая Просвещение

Всё действие Церкви есть эмуляция средневековых конструкций на мышление человека Нового времени. Кто замечает эту инверсию монастырских скитов в общество уникальных личностей? Свершившаяся победа примата индивидуальности перевела святоотеческий подход в сложную внутренне-несогласованную систему типа «кастанедовщины»


26 апреля 2013 г. | Правый взгляд | Илья и Яна Бражниковы
Кощеева смерть, или Кукла отечественного консерватизма

Почему консерваторы не могут понять интеллектуалов, а интеллектуалы – консерваторов? – задается вопросом Борис Вадимович Межуев в своей полемической статье «Богохульство оптом и в розницу» (Известия, 23.04.13). Находясь в «далекой Скандинавии», цивилизации победившей «антимускулинности», автор выступил против кощунств и богохульства, которые якобы проникают в Россию через западных интеллектуалов, современное искусство и карнавальную культуру, призывающую «расслабиться» и посмеяться над Богом


30 января 2013 г. | Опыты | ПРАВАЯ.RU
Актуальность священного

Стенограмма V-го, расширенного, собрания Общества Христианского Просвещения с участием Л. Нерсесяна, Д. Ахтырского, В. Голышева, Р. Багдасарова, И. и Я. Бражниковых, И. Хаськовича, А.К. Флорковской, В.П. Головиной, В. Венедиктова, И. Морозова, Д. Энтео, В. Рибаса, Н. Уваровой, М. Баранова,Р. Зайцева.


2 июля 2012 г. | Правый взгляд | Яна Бражникова
Рождение Личности

Личность «пущена на поток», мы живем в режиме перепроизводства личного. Язык маркетинга, «блогосфера» и социальные сети, желтая пресса и ток-шоу - в равной степени гипостазируют личность – в том числе там, где ее еще нет или в принципе не может быть - в младенце, в архаическом сознании, в техническом объекте, в корпорации. Письмо становится тотальным...


20 июня 2012 г. | Дневники | Василина Орлова, Остин, США
Тоталитария

По отношению к нынешнему «кровавому режиму», слово «тоталитаризм» режет ухо. Россия в общем-то блуждает между тоталитаризмом и тоталитарией. Если бы в стране был нормальный олдскульный тоталитаризм, с ним было бы понятно, как иметь дело. С тоталитарией ничего понятного. Всюду происходят схватки симулятивного модерна и постмодернистской апелляции к традиции.


14 июня 2012 г. | Правый взгляд | Протоиерей Димитрий Назаров
Поколение Постмодерна

Только постмодерн способен адекватно выразить идею духовного Сопротивления, не профанируя её. Мы верим, что постмодерн станет духовным и эстетическим прорывом за пределы глобалистской «матрицы» манипуляции массовым сознанием. Основной задачей постмодерна сегодня становится расширение «дозволенных» границ дискурса. Отсюда – и парадокс постмодерна: он продолжает оставаться «не ко двору» при любых «режимах»


17 мая 2012 г. | Правый взгляд | Яна Бражникова
Мистическое соучастие и божественное социальное

Взаимная сопричастность, связывающая для первобытного сознания явления, предметы, знаки и людей, представляет социальный опыт как причастие непрозрачной и несводимой к индивидуальному представлению общности. Этот вещный, мистический опыт социального не является лишь прерогативой древнего общества, но определяет специфику социального как такового.


13 января 2012 г. | Слева направо Справа | Александр Елисеев
Погром мировой промышленности

Западная индустрия рушится, погребая под своими развалинами некогда блистающий Модерн. Такое впечатление, что по Европе и Америке, да и по всему миру, прошелся этакий всемирный Батый. Этот «Батый» - транснациональный капитал, и ему наплевать на интересы любого государства – будь оно хоть трижды капиталистическим.


18 октября 2011 г. | Книжная справа | Карл Маркс (1818 - 1883)
Немецкая идеология

В прямую противоположность немецкой философии, спускающейся с неба на землю, мы здесь поднимаемся с земли на небо, т. е. исходим не из того, чтo люди представляют себе и не из воображаемых, представляемых людей, чтобы от них прийти к подлинным людям. Прекращаются фразы о сознании, их место должно занять действительное знание.


9 октября 2011 г. | Опыты | Никита Крестьянинов
Границы морального разума

Правила морали устанавливаются на основе разума и вытекают из природы официального, серьезного мира. Тем самым и «ценностные ориентиры» отличаются от мира амбивалентного и традиционного, где смысл включен в мгновение. Границы и правила морали обеспечивают длительность, без которых не было бы возможным осуществление операций.


29 сентября 2011 г. | Книжная справа | Эдмунд Гуссерль (1859-1938)
Возрождение картезианских размышлений

Раздробленность современной философии и ее бесплодные усилия заставляют нас задуматься. Тоска по жизнеспособной философии приводила в новейшие времена к разнообразным ренессансам. Не будет ли единственно плодотворным только тот Ренессанс, который вновь пробудит картезианские «Размышления» — не для того, чтобы просто воспроизвести их, но чтобы прежде всего раскрыть глубочайший смысл их радикализма в возвращении к ego cogito?


6 сентября 2011 г. | Правый взгляд | Марина Зырянова
Обитель Контроля

В отличие от других современных сериалов, которые могут смотреться с любой серии и в любом порядке, «Интерны» имеют-таки разворачивающийся внутренний сюжет. Впрочем, с фабулой самой телеэпопеи и перипетиями, которые претерпевают ее герои, этот сюжет связан лишь косвенно. Ясно, что ключевой интригой «Интернов» является приближение «Доктрины77» (10 сентября), а главная миссия доктора Быкова – создать беспрецедентный пиар последней


2 сентября 2011 г. | Книжная справа | Мераб Мамардашвили
О необходимости иррациональных выражений

С точки зрения научного знания превращенная форма является воспроизведением предмета в виде представления о нем. Но в исторической действительности такое «представление» является реальной силой, частью самого исторического движения. Очагом и реальной движущей силой истории, т.е. «объективным событием», «фактом»,а не представлением...


27 августа 2011 г. | Правые люди Имена | Яна Бражникова
Шарль Пьер Бодлер (1821 -1867)

Бодлера знают как денди, транжира, гашешиста, сифилитика, сплинера, фланера и алкоголика. Мол, тем-то он и нравится подросткам. Некоторые полагают, что стихи он начал писать лишь когда получил доступ к наследству и, соответственно, к беззаботной жизни. Однако, его тексты и дневники говорят об обратном. Бодлер – персонификация Модерна, близкого к его полному воплощению, к его совершенству


27 августа 2011 г. | Правый взгляд | Андрей Хоров, Екатеринбург
Тачечный олигарх и Тень инновации

Тачки-2 дают ответ, зачем анимационному олигарху поддерживать рисковую инновацию. Возможно,он также подскажет нам зачем электромобиль собственного производства лидеру «Правого дела»?


3 мая 2011 г. | Правый взгляд | Яна Бражникова
Сделать возможность возможной

Все мы, как поет неподражаемая Вера Брежнева, «знаем пароль и видим ориентир». Однако, в отличие от Веры, мы начисто лишены Возможности – все невозможно, все заранее абортировано, все стерилизовано. Политическим существам отведена роль наблюдателей за приключениями деполитизированной Мощи, которая, оторвавшись от собственного основания – политии – развивается бесцельно и одиноко.


18 ноября 2010 г. | Правый взгляд | Рустем Вахитов, Уфа
Жеглов против Шарапова

За двумя персонажами братьев Вайнеров стояли два мировоззрения. Одно было присуще русскому традиционному обществу и сохранялось в толще советских людей. Другое прямо вытекало из западного модернизма и было достоянием либеральной интеллигенции


21 октября 2010 г. | Правый взгляд | Максим Борозенец
От археомодерна к археократии. Часть I

Соотношение таких реалий, как «традиция» и «модерн» давно уже волнует многих правых интеллектуалов. Вначале у них появляется соблазн резко противопоставить одно другому, бескомпромиссно встав на сторону «традиции». Но потом приходит понимание того, что всё гораздо сложнее, чем кажется на первый, и даже второй взгляд


16 октября 2010 г. | Правый взгляд | Яна Бражникова
Модерн против Модерна

Мы отказываемся от практики традиционного пользования модерном, каковая была характерна для всех дренируемых, модернизируемых поколений. Мы не принимаем его как нечто данное готовое, «внешнее», «враждебное» или «волшебное». В любом случае – овеществленное. Прежде всего потому, что мы тот самый модерн и есть. Мы тотально дренированы, модернизированы, и это дает нам уникальный доступ к тому, кто нас дренировал


16 октября 2010 г. | Книжная справа | Мишель Фуко (1926-1984)
Что такое Просвещение?

Я не знаю, станем ли мы когда-нибудь совершеннолетними. Ибо в нашем опыте многие вещи убеждают нас, что историческое событие Просвещения совершеннолетними нас не сделало и что мы ими до сих пор не являемся


12 октября 2010 г. | Правый взгляд | Яна Бражникова
Авангард и традиция в ситуации Постмодерна. Тезисы III-V

Традиция полностью закрыта от настоящего: все традиционные формы «схвачены» модернистской оптикой. Мы описываем и мыслим Традицию языком и категориями модерна. Традиционное сознание не знает тех противоположностей, в которых их описывает диалектика просвещения: время-вечность, личность-общество, внутреннее-внешнее, естественное-искусственное, сакральное-профанное


8 октября 2010 г. | Правый взгляд | Яна Бражникова
Авангард и традиция в ситуации Постмодерна. Тезисы I-II.

Становится очевидным, что истина – то, что не подлежит разоблачению. Истина не спрятана и потому не может быть «найдена». Ситуация постсовременности — это «антидетектив». Всё происходит в событии, в про-явленности, которая и есть своеобразная «трансцендентность». И история совершается именно потому, что ничего не скрыто


20 сентября 2010 г. | Правый взгляд | Андрей Хоров, Екатеринбург
Издержки модернизации, или Средневековье наизнанку

Риторика модернизации неизбежна, но результаты её прямо противоположны заявляемым. Вместо гражданского общества, в любом случае мы обретаем себя среди безликих масс и её «излишков» в виде множества разнородных элит, эксплуатирующих или паразитирующих на достижениях Модерна. Чем интенсивнее будет модернизация общества, тем дальше мы окажемся от её целей


24 марта 2010 г. | Книжная справа | Маршалл Маклюэн (1911-1980)
Ситуация глобальной деревни

Новая электронная взаимозависимость возвращает мир к ситуации глобальной деревни... Человеческий род теперь существует в условиях «глобальной деревни». Мы живем в едином тесном пространстве, оглашающемся звуком племенных барабанов. Вот почему сегодняшний интерес к «примитиву» так же банален, как озабоченность девятнадцатого века «прогрессом»...


1 марта 2010 г. | Правый взгляд | Максим Борозенец
Просветление после «Просвещения»

Изучение генезиса современного, безбожного мира по-прежнему является одной из главных задач, стоящих перед традиционалистами. И здесь надо всегда иметь в виду, что Модерн был не просто отрицанием Традиции, но пародией на нее. Важнейшим этапом ликвидации традиционного общества стало превращение науки в новую «церковь»


5 февраля 2010 г. | Правый взгляд | Яна Бражникова
Плоть времени

После рекордно пасмурной осени, грозившей глобальным затемнением, массовыми депрессиями и расстрелами снежных облаков, московская зима поражает своей каноничностью и хрестоматийностью: сугробы и морозы, каких не припомнишь с начала 90-х, «мороз и солнце» в рождественский и крещенский сочельники… и начало «масленой» недели, похоже, будет ничем не хуже


10 ноября 2009 г. | Правый взгляд | Андрей Хоров, Екатеринбург
Симуляция инновации, или Как сломать велосипед?

Когда уходят великие, в душах и блогах начинает звучать скрип многоочитых колес, сквозь новостные сводки взирают огненные керубы. Постепенно славословия и эпитафии нарастают, только для того, чтобы заглушить глухую боль самооставленности перед неведомой пастью Будущего. С уходом патриарха Алексия II и В. Л. Гинзбурга ушла эпоха, где «структуры» еще имели человеческое лицо


4 октября 2009 г. | Книжная справа | Жан-Франсуа Лиотар
Ответ на вопрос: что такое постмодерн?

Наконец, должно быть ясно следующее: нам надле­жит не поставлять реальность, но изобретать намеки на то мыслимое, которое не может быть представлено... Мы дорого заплатили за ностальгию по целому и единому, по при­мирению понятийного и чувственного, по прозрачному и коммуникабельному опыту. За всеобщим пожелани­ем расслабиться и успокоиться мы слышим хриплый го­лос желания снова начать террор, довершить фантазм, мечту о том, чтобы охватить и стиснуть в своих объяти­ях реальность. Ответ на это такой: война целому, будем свидетельствовать о непредставимом, активизировать распри, спасать честь имени


3 октября 2009 г. | Жесты | Яна Бражникова
По следам "бесславных ублюдков"

Ибо Освенцим легитимирует святое дело «еврейской мести», ибо бейсбольные биты сегодня выдают там же, где и сроки за недостаточный пиетет по отношению к Холокосту. Ибо в общественных палатах труждаются все те же потомки апачей, каждый из которых должен добыть не менее сотни фашистских скальпов


31 декабря 2006 г. | Правый взгляд | Илья и Яна Бражниковы
Православие и Постмодерн: иллюзии и перспективы

Ренессанс традиционной религиозности мысли, общества и культуры — это и есть Постмодерн, каким он должен быть в России. И если у европейских аналитиков Постмодерна мы не наблюдаем аналогичного религиозного ренессанса — то лишь потому, что там Модерн зашел гораздо дальше, и с христианской традицией дело обстоит значительно хуже


23 июня 2006 г. | Правое слово | Аркадий Малер-Матьязов
Конец Постмодерна?

Вся история человечества сводится к противостоянию Традиции и Модерна, но для многих современных интеллектуалов к этой враждующей паре подключается третий самостоятельный участник – Постмодерн. Ситуация осложняется тем, что как бы они не относились к Постмодерну, они уже в нем находятся и вынуждены действовать по его правилам


2 августа 2005 г. | Правый взгляд | Александр Голобородько
Постмодерн против Революции

Для носителя мятежного духа Модерна постмодернизм представляет из себя ничто иное, как теоретическое алиби тотального консумеризма и экспансии зрелищ, составляющих суть современного общества. Больше чем алиби: полное оправдание этого порядка и утверждение его безальтернативности – а альтернативу подобный тип политического мышления представляет только в форме Революции


25 января 2005 г. | Правый взгляд | Яна Бражникова
Постмодерн как возвращение к традиции

В отечественной аналитике – как и в частных разговорах - понятия «традиция», «модерн» и «постмодерн» чаще всего употребляются в оценочном, идеологическом и случайном значении, что лишний раз доказывает, что давно уже всем надоевший вопрос «что такое постмодерн?» не снят с повестки дня...





Получайте свежие материалы сайта себе на почту
Rambler's Top100 Яндекс цитирования
Использование материалов допустимо только с согласия авторов pravaya@yandex.ru, с обязательной гиперссылкой на сайт Правая.ru.
 © Правая.ru, 2004–2017